Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
19:07
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Рубикон
Рубикон (RuЬico) – речка, впадающая в Адриатическое море; отделяла в древности Цизальпийскую Галлию от собственной Италии; прославлена переходом через нее Цезаря при начале междоусобной войны.
Рубини
Рубини (Giovanni-Baltista Rubini) – знаменитый итальянский тенор (1795 – 1854). В 1816 – 17 гг. имел блестящий успех в Риме, в опере Россини «Gazza ladra». В 1825 году выступил впервые в Париже. Прелесть его голоса, стиль, редкая элегантность в колоратуре обеспечили его успех. Критики того времени, отзываясь о его пении назвали его «королем теноров». В особенности Р. был неподражаем в операх Беллини. В 1843 г. Р. совершил вместе с Листом концертное путешествие по Голландии и Германии; в 1844 г. пел в Петербурге вместе с Тамбурин и ВиардоГарсиа. Написал "12 lecons de chant moderne pour tenor ou soprano (Пар., 1839), несколько песней и дуэтов. См. Locatelli, «Cenni biografici sulla straordinaria carriera teatrale percossa da G. B. Rubini» (Милан, 1844). Жена P., француженка, урожд. Шомель (1794 – 1874), также имела успех как певица (под фамилией Комелли). Н. С.
Рубинштейн Антон Григорьевич
Рубинштейн (Антон Григорьевич) – русский композитор и виртуоз, один из величайших пианистов XIX ст. Род. 16-го ноября 1829 г. в селе Вихватинец, в Бесарабии. Учился сначала у матери, затем у Виллуана, ученика Фильда. По словам P., Виллуан был для него другом и вторым отцом. Девяти лет Р. уже выступил публично в Москве, в 1840 г. – в Париже, где поразил таких авторитетов, как Обер, Шопен, Лист; последний назвал его наследником своей игры. Концертное его турне в Англии, Нидерландах, Швеции, Германии было блестящее. В Бреславле Р. исполнил свое первое сочинение для фортепиано: «Ундина». В 1841 г. Р. играл в Вене. С 1844 до 1849 г. Р. жил за границей, где наставниками его были знаменитые контрапунктист День и композитор Мейербер. Чрезвычайно тепло относился к молодому Р. Мендельсон. Вернувшись в Петербург, он сделался заведующим музыкой при дворе великой княгини Елены Павловны. К этому времени относятся серия его фортепианных пьес и опера «Дмитрий Донской». 1854 – 1858 гг. Р. провел заграницей, концертируя в Голландии, Германии, Франции, Англии, Италии. В конце 50-х годов во дворце вел. кн. Елены Павловны были устроены музыкальные классы, в которых преподавали Лешетицкий и Венявский и устраивались концерты под управлением P., при участии хора любителей. В 1859 г. P., при содействии друзей и под покровительством великой княгини Елены Павловны, основал русское музыкальное общество. В 1862 г. была открыта «Музыкальная школа», в 1873 г., получившая название консерватории. P., назначенный директором ее, пожелал держать экзамен на диплом свободного художника этой школы и считался первым, который получил его. С 1867 г. Р. предался опять концертной и усиленной композиторской деятельности. Особенно блестящим успехом сопровождалась его поездка в Америку в 1872 г. До 1887 г. Р. жил то заграницей, то в России. С 1887 до 1891 г. вновь был директором спб. консерватории. К этому времени относятся его публичные музыкальные лекции (числом 32, с сентября 1888 по апрель 1889 г.). Помимо гениальной передачи фортепианных произведений авторов всех национальностей, начиная с XVI ст. и кончая современными, Р. дал на этих лекциях прекрасный очерк исторического развития музыки, записанный со слов самого лектора и изданный С. Кавос-Дехтяревой. Другая запись издана Ц. А. Кюи, под заглавием: «История литературы фортепианной музыки» (СПб., 1889). В этот же период времени возникли, по инициативе Р." общедоступные концерты. Упомянутым лекциям предшествовали в 1885 – 86 г. исторические концерты, данные Р. в Петербурге и Москве, затем в Вене, Берлине, Лондоне, Париже, Лейпциге, Дрездене, Брюсселе. В 1889 г. торжественно отпразднован в С.-Петербурге полувековой юбилей артистической деятельности Р. Покинув консерваторию, Р. опять жил то заграницей, то в России. Скончался в Петергофе 8 ноября 1894 г. и похоронен в АлександроНевской лавре. Как виртуоз-пианист, он не имел соперников. Техника пальцев и вообще развитие рук было для Р. только средством, орудием, но не целью. Индивидуальное глубокое понимание исполняемого, чудное, разнообразное туше, полнейшая естественность и непринужденность исполнения лежали в основе игры этого необычайного пианиста. Сам Р. говорил в своей ст. «Русская музыка» («Век», 1861): «воспроизведение – это второе творение. Обладающий этой способностью сумеет представить прекрасным сочинение посредственное, придав ему оттенки собственного изображения; даже в творениях великого композитора он найдет эффекты, на которые тот или забыл указать, или о которых не думал». Страсть к сочинению охватила P., когда ему было 11 лет. Несмотря на недостаточную оценку композиторского дарования Р. публикою и, отчасти, критикою, он упорно и много работал почти во всех родах музыкального искусства. Число его сочинений достигло 119, не считая 12 опер и немалого количества фортепианных вещей и романсов, не помеченных как opus. Для фортепиано написано Р. 50 произведений, в том числе 4 фортепианных концерта с оркестром и фантазия с оркестром; затем идут 26 произведений для концертного пения, сольного и хорового, 20 произведений в области камерной музыки (сонаты со скрипкой, квартеты, квинтеты и пр.), 14 произведений для оркестра (6 симфоний, музыкально-характеристические картины «Иоанн Грозный», «Дон Кихот», «Фауст», увертюры «Антоний и Клеопатра», концертная увертюра, торжественная увертюра, драматическая симфония, музыкальная картина «Россия», написанная для открытия выставки в Москве в 1882 г. и пр.). Кроме того им написаны концерты для скрипки и для виолончели с оркестром, 4 духовных оперы (оратории): «Потерянный рай», «Вавилонская башня», «Моисей», «Христос» и одна библейская сцена в 5 картинах – «Суламифь», 13 опер: "Дмитрий Донской или «Куликовская битва» – 1849 г. (3 действия), «Хаджи Абрек» (1 дейст.), «Сибирские охотники» (1 дейст.), «Фомка-дурачок» (1 дейст.), «Демон» (3 дейст.) – 1875 г., «Фераморс» (3 дейст.), «Купец Калашников» (3 дейст.) – 1880 г., «Дети степей» (4 дейст.), «Маккавеи» (3 дейст.), 1875 г., «Нерон» (4 дейст.) – 1877 г., «Попугай» (1 дейст.), «У разбойников» (1 дейст.), «Горюша» (4 дейст.), 1889 г., и балет «Виноградная лоза». Многие оперы Р. давались за границей: «Моисей» – в Праге в 1892 г., «Нерон» – в Нью-Йорке, Гамбурге, Вене, Антверпене, «Демон» – в Лейпциге, Лондоне, «Дети степей» – в Праге, Дрездене, «Маккавеи» – в Берлине, «Фераморс» – в Дрездене, Вене, Берлине, Кенигсберге, Данциге, «Христос» – в Бремене (1895). В Зап. Европе Р. пользовался таким же вниманием, если не большим, как и в России. На добрые дела Р. пожертвовал много десятков тысяч, с помощью своих благотворительных концертов. Для молодых композиторов и пианистов он устраивал через каждые пять лет конкурсы в разных музыкальных центрах Европы, на проценты с капитала, предназначенного им для этой цели. Первый конкурс был в СПб., под председательством P., в 1890 г., второй – в Берлине, в 1895 г. Педагогическая деятельность не была любимым занятием P.; тем не менее из его школы вышли Кросс, Терминская, Познанская, Якимовская, Кашперова, Голлидэй. Как дирижер, Р. был глубокими истолкователем исполняемых им авторов и, в первые годы существования концертов русского музыкального общества, пропагандистом всего прекрасного в музыке. Главные литературные труды P.: «Русское искусство» («Век», 1861), автобиография, изданная М. И. Семеновским в 1889 г. и переведенная на немецкий язык («Anton Rubinstein's Eriunerungen», Лпц.; 1893) и «Музыка и ее представители» (1891; перев. на многие иностранные языки). См. «А. Г. P.», биографический очерк и музыкальные лекции, С. КавосДехтяревой (СПб., 1895); "Антон Григорьевич P. " (заметки к его биографии, д-ра М Б. Р – га. СПб., 1889: там же, 2 издание); «Антон Григорьевич P.» (в воспоминаниях Лароша, 1889, ib.); Emil Naumann, «Illustrate Musikgeschichte» (Б. и Штутг.); B. C. Баскин, «Русские композиторы. А. Г. P.» (М., 1886); К. Галлер, в №№ 721, 722, 723 «Всемирной Иллюстрации» за 1882 г.; Albert Wolff, «La Gloriole» («Memoires d'un paristen», U., 1888), "Предстоящий 50-летний юбилей артистической деятельности А. Г. P. « („Царь-Колокол“): „К 50-летнему юбилею А. Г. P.“, Don Mequez (Одесса 1889); А. Г. P.» (биографический очерк Н. М. Лиссовского, «Музыкальный Календарь-Альманах», СПб., 1890); Riemen, «ОрегаHandbuch» (Лпц., 1884); Zabel, «Anton Rubinstein. Ein Kunsterleben» (Лпц., 1891); «Anton Rubinstein», в английском журнале «Review of Reviews» (№ 15, дек. 1894, Л.); «А. Г. P.», статья В. С. Баскина («Наблюдатель», март, 1895); М. А. Давидова, «Воспоминания о А. Г. P.» (СПб., 1899). Н. С.
Рубинштейн Николай Григорьевич
Рубинштейн (Николай Григорьевич) – брат предыдущего, пианист-виртуоз (1835-1881). Семи лет уже концертировал вместе с братом. Учился в Берлине у Куллака игре на фортепиано и у Дена теории музыки, затем занимался у Виллуана. Окончив курс в университет, Р. в 1860 г. стал во главе московского отделения русского музыкального общества, а в 1866 г. сделался директором вновь учрежденной моск. консерватории, с которой не расставался до самой смерти и для которой очень много сделал. Р. был выдающимся педагогом по игре на фортепиано, прекрасным капельмейстером и мощным, перворазрядным пианистом-художником. За границей Р. концертировал редко: в 1872 г. он играл в Вене, в 1872 г. организовал русские концерты на всемирной выставке в Париже, являясь первым серьезным пропагандистом русской музыки во Франции. В этих концертах Р. выступал дирижером и пианистом. Содействие молодым, начинающим талантам было его страстью; можно сказать с уверенностью, что в композиторской карьере П. И. Чайковского Р. играл немаловажную роль. Популярность Р. в Москве и вообще в России, не только как музыканта, но и как филантропа, была очень велика. Сбор с концертов, данных им в конце 70-х годов в 33 городах России, был пожертвован им в пользу Красного креста. Р. сочинял мало, исключительно для фортепиано. По смерти Р. издан был московской фирмой Юргенсона альбом, в который вошли вей фортепианные сочинения Р.
Н. С.
Рубль
Рубль – в древности означал заклепку; так Ян Вышатич, посланный великим князем в 1071 г. на Белоозеро для истребления волхвов, рублем заклепал рот у одного волхва. В IV в. Р. является единицею ценности. Эти Р. были серебряные слитки в виде брусков, весом до полуфунта каждый: такие слитки находятся во многих минцкабинетах. Арабский путешественник XIV в. Ибн Батута определял ценность Р. в 5 арабских унций. В 1389 г. св. Киприан, митрополит киевский, задолжавший в Царьграде тысячу старых новгородских P., обязался уплатить этот долг белками, «полагая белки добрые тысячу по пяти рублев» следовательно, на Р. шло 200 белок. В купчей Киприанова, современника новгородского игумена Луки, значится уже другая система: «семь рублев, а по сту белки за P.»; итак, в XIV же веке явились новые Р. в половину старых. В XV и XVI в. новгородский Р. слагался из 216 новгородских, а московский из 200 московских денег или 100 новгородок, так что был почти вдвое меньше Р. новгородского. В XVII в. различие это исчезло или, точнее, исчез новгородский счет. При царе Алексее Михайловиче, в 1655 г., сделана была попытка изготовления Р. талерной величины. Постоянная чеканка Р. началась с 1704 г., сначала с перерывами. В 1726 и 1771 г. изготовлялись Р. медные: в Екатеринбург, при Екатерине I, четырехугольные и на Сестрорецком заводе, при Екатерине II, круглые; но подобное предприятие не могло иметь хода. Московский серебряный Р. сделался всероссийским и до реформ 1890-х гг. оставался в Poccии монетною единицею. По исследованию Заблоцкого, серебряная копейка Алексея Михайловича весила 10 долей, следовательно, вес Р. XVII в. надо принять в 1000 долей; вес же современного серебряного P., согласно монетному уставу 1885 г., составляет 450 долей (чистого серебра 405 долей). Таким образом, по весу Р. XVII в. равняется 2,22 современного. Что касается содержат чистого серебра, то, по данным Прозоровского, проба московских денег XVII в. была в 851/6 зол., т. е. на 1000 частей приходилось чистого серебра 887, а по монетному уставу 1885 г. серебряная полноценная монета содержит в себе 900 частей чистого серебра и сто частей меди. Следовательно, по содержанию чистого металла, Р. XVII в. равняется 2,19 современного. Попытку определить по хлебным ценам меновую стоимость старинного Р. сравнительно с кредитным Р. начала 1880-х гг. сделал В О. Ключевский, в исследовании: «Русский рубль XVI – XVIII вв. в его отношении к нынешнему» (М., 1884). Он приходит к следующим выводам.
Р. 1500 г. стоил не менее 100 руб. кредитных.
Р. 1501 – 1550 гг. равнялся 73 – 83 Р. кред. "
1551 – 1600 " " 60 – 74 " " "
1601 – 1612 " " 12 " " "
1613 – 1636 " " 14 " " "
1651 – 1700 " " 17 " " "
1701 – 1725 " " 9 " " "
1730 – 1740 " " 10 " " " 1
741 – 1750 " " 9 " "
В общем, В. О. Ключевский склоняется к мысли, что полученные им цифры скорее ниже действительности, т. е. что меновая стоимость старинного Р. была еще выше. Он упустил из виду, однако, обесценение серебра, наступившее с средины 1860-х гг., и это заставляет думать, что меновая стоимость старинного Р. была ниже им исчисленной. Хотя серебряный Р. сохранял значение монетной единицы, но наряду с ним обращались сначала ассигнационный Р., а впоследствии кредитный, стоимость которого определялась тем, что в международных платежах золотой Р. (т. е. 1/10 империала) вытеснил серебряный. Для упрочения нашей валюты министерство финансов сначала приняло меры к закреплению курса кредитного Р. на уровне 662/3 коп. золотом; затем указами 3 янв., 29 авг. и 14 ноября 1897 г. монетною единицею признан был P., равный 1/15 империала и содержащий, следовательно, чистого золота 17,424 долей. Указом 27 марта 1898 г. серебряным Р. придано значение лишь разменной монеты.
Руднев Михаил Матвеевич
Руднев (Михаил Матвеевич) – проф. (1837 – 78); получил первоначальное воспитание в духовной семинарии, а специальное медицинское в медико-хирургической академии; по окончании курса (1860) оставлен при академии на 3 года для усовершенствования. Главным предметом его изучения была в то время только что народившаяся в академии в виде самостоятельного предмета патологическая анатомия. Первым серьезным трудом его была работа «О бугорках и бугорковидных образованиях на серозных оболочках», в 1863 г. представленная в форме докторской диссертации, имевшая важное значение в учении о бугорчатке. За границей занимался у Вирхова (его работы сделаны совместно с Кюне и Максом Шульце). Его важные химические и микроскопические исследования над амилоидным веществом, напечатаны в «Архиве» Вирхова в 1865 г. К этому же времени относятся его микроскопические исследования «О развили патологической кости», на рус. и англ. яз., «О новообразованиях в печени и почках при вторичном сифилисе», «Об опухолях костей, сальника и т. д.». Р. в это время ввел осмиеву кислоту, как микрохимический реагент, давший многое для гистологической техники. Работа Р. об эпидермоидальном слое кожи лягушки напечатана в «Архиве» Макса Шульце и познакомила с причудливыми формами клеточек кожного эпителия. По приезде в Петербург Р. был избран прозектором при кафедре патологической анатомии. Благодаря его энергии и настойчивости преподавание патологической анатомии в академии достигло высокой степени совершенства. В этот же период времени Р. отдался научно-публицистической деятельности и напечатал: «О трихинах в России», которых он первый наблюдал. «Об эндемическом воспалении мозговых оболочек», «О тифе, господствовавшем в Петербурге в 1869 г.» и пр. Лето 1866 г., когда в Петербурге появилась холера, Р. провел над патологоанатомическим и микроскопическим изучением холерных трупов, результатом которого была его работа: «Патологическая анатомия холеры, господствовавшей в Петербурге детом 1866 г.». В 1867 г. Р. был избран ординарным профессором. В 1870 г. стад издавать специальный «Журнал для Патологической Анатомии, Гистологии и Клинической Медицины», в котором сам много работал. В 1873 г. он издал «Метод судебномедицинского исследования мертвых тел» и приступил к изданию собственного учебника по общей патологии, воспроизводя в нем лекции, читанные на женских врачебных курсах. В этот же период времени он напечатал: «О сифилитических стриктурах желудка», «О собачьем бешенстве», в котором описал еще не описанные изменения почек, и «Общую гистологию раковых образований». Не будучи выдающимся лектором, P., тем не менее, привлекал массу учеников своим необычайно ясным, отчетливым, так сказать, деловитым изложением предмета, демонстративностью лекций, умелым подбором фактов и широким научным обобщением их. Главная заслуга его, как преподавателя, заключалась в его образцовом руководительстве учащихся. Не менее ценно было его руководство занятиями врачей, в громадном числе являвшихся к нему в лабораторию для писания диссертаций. Будучи обременен массой занятий, читая лекции студентам-медикам, врачам, студентам ветеринарного института, слушательницам женских врачебных курсов, руководя лично практическими занятиями их, Р. находил еще время для множества собственных работ, которые все отличались оригинальностью и новизной. В ряду других крупных общественных заслуг Р. нужно отнести его энергическое содействие медицинскому образованию русских женщин. В числе его учеников числятся такие выдающиеся проф., как Виноградов, Ивановский, Крылов, Любимов, Оболенский, Усков, покойный Строганов и мн. друг.
Рулетка
Рулетка (франц. roulette) – азартная игра, прозванная так по прибору, с помощью которого она производится; это – вращающийся круг, по которому катится костяной шарик. Вместе с Rouge et noir, P. – наиболее употребительная игра в публичных игорных домах.
Руль
Руль – На деревянных судах Р. обыкновенно делается составным: из длинного бруса (назыв. рудерписом), входящего в корпус судна через отверстие, назыв. гельмпортом; к рудерпису прикрепляются деревянные брусья, составляющие перо руля; к верхней части рудерписа (голове руля) прикреплен румпель (рычаг для поворачивания руля). Р. наваливается на ахтерштевень на петлях), при чем для того, чтобы он не уклонялся далее определенных пределов (30° – 40° по каждую сторону диаметральной плоскости), на руле или штевне делаются стопора из кусков углового железа. Для большей крепости головная часть Р. у деревянных судов делается вся металлическая, перо же оставляется деревянным. На железных судах Р. состоит из рамы, кованой или литой, покрытой листами железа (или меди, если судно ею обшито); если обшивка листами с двух cторон, то внутри рама забирается деревянными брусьями (гаками). Для того, чтобы не потерять P., если он отскочит с петель, к перу прикрепляется обух и к нему привешиваются цепи (сорлинь), другим концом прикрепленные к борту. Об относительной величине руля судят по отношению его площади к величине диаметральной плоскости судна. На судах парусных и тихоходных Р. делается узким, чтобы не замедлять ход судна (около 1/40 диаметр. пл.); на паровых судах площадь делается большая (до 1/30); при этом на больших судах относительная площадь руля менее, чем на малых. Для уменьшения силы, потребной для вращательного движения P., последний делается иногда балансирным, т. е. делают перо по обе стороны оси вращения, при чем здесь площадь делается больше передней, для того, чтобы P., предоставленный самому себе, приходил в диаметральную плоскость. Неудобство этого Р. состоит в его тяжести так как он закреплен лишь в двух точках внизу, у киля и у гельмпорта, и следовательно должен быть прочнее. Для увеличения поворотливости иногда делают отверстия в пере P.; часто употребляется также Р. носовой, в дополнение к кормовому (у миноносцев); иногда делают двойной Р. (т. е. с пером из двух параллельных плоскостей, Р. Жосселя) или же два Р. кормовых, расположенных один за другим, у бездейдвудных катеров Байта и т. д.
Р. Л-н.
Рулье
Рулье (Карл) – русский зоолог и доктор медицины (1814 – 58). Родители его французского происхождения. Кончил курс в московской медико-хирургической академии. Состоял адъюнктом при академии, а потом проф. зоологии в моск. унив. Был первым директором комитета акклиматизации животных и растений и издавал при Обществе Испытателей Природы первый естественноисторический популярный журнал в России: «Вестник естественных наук», в котором поместил ряд талантливых статей. Р. был даровитым представителем биологического направления в геологии и одним из сторонников трансформизма в России. Будучи многосторонним ученым, он оставил исследования по зоологии, палеонтологии и геологии. После него осталось несколько учеников, занимавших кафедры в московском университете. Главнейшие работы P.: «Aegoceros Pallasii, ein neuer russischer Zweihufer» («Bull. de la Soc. de Mos.», 1841), «Les principales variations de Terebratula acuta, dans l'Oolithe de Moscou» (ib, 1944), несколько статей по геологии и палеонтологии окрестностей Москвы (iЬ., 1846 – 48 и 49) и др. Биография Р. составлена его учеником А. Богдановым (в "Известиях Mocк. Общ. Люб. Естествознания).
Румелия
Румелия (Rumili, т. е. страна ромеев, греков) – в прежние времена так называлась провинция Европейской Турции, заключавшая в себе древнюю Фракию и часть Македонии; наместник и командующий войсками Р. назывался беглербегом и имел резиденцию в Софии. В 1836 г. резиденция наместника Р. была перенесена в Монастырь, самая же область была ограничена западно-македонскими и албанскими землями. Название провинции Р. исчезло после административных реформ 1864 г. : в настоящее время оно обыкновенно употребляется для обозначения принадлежащей еще Турции части Фракии. В 1878 г. была образована провинция Восточная Румелия, из земель Сливненского и Филиппопольского санджаков, с придачею двух каз Адрианопольского; эти земли, по Сан-стефанскому договору, должны были войти в состав Болгарии, но берлинским конгрессом из них образована была автономная турецкая провинция, которая, находясь под непосредственною военною и политическою властью султана, состояла в управлении особого генерал-губернатора из христиан, назначаемого султаном с согласия держав. После переворота 18 сент. 1885 г. Восточная Р. фактически объединена с Болгарией. В 1896 г., когда Порта признала принца Фердинанда болгарским князем, она одновременно с этим назначила его генерал-губернатором Вост. Р. По берлинскому трактату, Вост. Р. обнимая область верхней Марицы и Тунджи была ограничена с С Балканами, с В Черным морем, с 3 водоразделом Марицы и Искера, а с Ю полосою, проведенною с запада на восток между 41°36' и 42°12' сев. широты. По турецко-болгарскому соглашению от 1 марта 1886 г. Турции возвращены оба прилегающие к южной границе округа Кырджали (около 850 кв. км.) и Рупчос (1150 кв. км.), которые удерживаются Турцией до тех пор, пока управление Вост. Р. и Болгарией будет сосредоточено в одном лице. Географический и исторический очерк Вост. Р.
Румянцев Николай Петрович
Румянцев (Николай Петрович, 1754 – 1826) – старший сын графа П. А. Р. Задунайского. Образование, вместе с братом своим Сергеем Петровичем он получил первоначально самое поверхностное; в 1772 – 1773 г. находился при дворе Екатерины II, а затем вместе с бар. Гриммом отправился заграницу и там слушал лекции в лейденском университете, потом путешествовал по Италии. В 1799 г. был назначен чрезвычайным и полномочным министром при германском сейме и ревностно старался усилить влияние России на германские дела. Свободное время он посвящал изучению французской, немецкой и английской литератур, наукам политическим, историческим и библиографии. При Павле I гр. Р. был возведен в сенаторы, при Александре I был сделан министром коммерции и в звании этом очень заботился об улучшении водных сообщений в России, о развитии промышленности и торговли с Азией. В 1807 г Р. был назначен министром иностран. дел, а в 1809 г. возведен в канцлеры. Вступление Наполеона в Россию так потрясло Румянцева, что с ним сделался апоплексический ударь, и он, навсегда потерял слух. По окончании войны с Наполеоном, Р. отправил на свой счет экспедицию на корабле «Рюрик», под начальством капитана Коцебу (1815 – 1818), для отыскания северовост. морского проезда. Он принимал участие и в других подобных предприятиях (Гагемейстера, Корсаковского, Устинова и т. п.). Особенно много сделал он для отечественной истории. Не говоря уже о том богатом книжном собрании, которое составило основу Р. музея и которое Р. не щадя средств, составлял в течение очень долгого времени, вокруг Р. группировались и его материальной поддержкой пользовались многие из современных ему ученых: Бантыш-Каменский, Строев, Калайдович, Кеппен, Круг, Френ, Востоков, Григорович, Арцыбашев, митр. Евгений, Карамзин и др. На его средства напечатан целый ряд изданий. Главнейшее из них – «Собрание Государственных Грамот и Договоров». Проф. В. С. Иконников перечисляет 27 подобных изданий. Ср. В. С. Иконников, «Опыт русской историографии» (т. I, кн. I, гл. V; там же указана и подробная литература о Н. П. P.). Н. В.
Румянцев-Задунайский Петр Александрович
Румянцев-Задунайский (Петр Александрович) – граф, фельдмаршал (1725-96). Учителем его, когда он вмеcте с отцом жил в Малороссии, был местный педагог Тимофей Михайлович Сенютович, проходивший курс сначала в черниговском «коллегиуме», а затем изучавший «в иностранных землях разные языки». В 1740 г. мы встречаем Р. уже за границей, в Берлине, где он не столько учился, сколько ведь разгульную и буйную жизнь. Известность Р. приобрел в семилетнюю войну. Он начальствовал кавалерией в битве при Гросс-Егерсдорфе и pешил дело; принимал участие в кампании 1758 г.; участвовал в кунерсдорфской битве, принудил Кольберг к сдаче и своими успехами возбудил зависть фельдмаршала А. Б. Бутурлина. При Петре III Р. пользовался особым расположением императора. Когда вступила на престол императрица Екатерина II, P., предполагая, что его карьера кончена, подал прошение об отставке. Екатерина удержала его на службе, и в 1764 г., после увольнения от должности гетмана Разумовского, назначила генерал-губернатором Малороссии, дав ему обширную инструкцию, по которой Р. должен был способствовать более тесному соединению Малороссии с Россией в отношении административном. В 1765 г. Р. прибыл в Малороссию и, объехав ее, предложил малороссийской коллегии произвести «генеральную опись» Малороссии. Так возникла знаменитая Р. опись. В 1767 г. была созвана в Москве комиссия для составления уложения. Различные классы малорусского народа также должны был послать в нее своих представителей. Политика Екатерины II, которую проводил P., заставляла опасаться, что в комиссии могут быть заявлены просьбы о сохранении малорусских привилегий; поэтому Р. тщательно следил за выборами и составлением наказов, вмешивался в них и требовал суровых мер, как это было, напр., при выборе депутата от шляхетства в г. Нежине. В 1768 г., когда вспыхнула турецкая война, Р. назначен был командующим второй армией, которая призвана была только охранять рус. границы от набегов крымских татар. Но вскоре имп. Екатерина, недовольная медлительностью кн. А. М. Голицына , командовавшего действующею армией, и не зная, что ему удалось уже разбить турок и овладеть Хотином и Яссами, назначила на его место Р.
Несмотря на свои сравнительно слабые силы и недостаток продовольствия, Р. решил действовать наступательно. Первая решительная битва произошла 7 июля 1770 г. при Лapге, где Р. с 25-тысячным войском разбил 80-тыс. турецко-татарский корпус. Еще более прославила имя Р. победа, одержанная им 21 июля над вдесятеро сильнейшим неприятелем при Кагуле и вознесшая Р. в ряд первых полководцев XVIII в. После этой победы Р. шел по пятам неприятеля и последовательно занял Измаил, Килию, Аккерман, Браилов, Исакчу, Бендеры. В 1771 г. Р. перенес военные действия на Дунай, а в 1773 г., приказав Салтыкову осадить Рущук и послав к Шумле Каменского и Суворова, сам осадил Силистрию, но, несмотря на неоднократные частичные победы, не мог овладеть этою крепостью, так же как и Варною, вследствие чего отвел армию на лев. берег Дуная. В 1774 г. Р. с 50-тыс. войском выступил против 150-тыс. турец. армии, которая, избегая битвы, сосредоточилась на высотах у Шумлы. Р. с частью своего войска обошел турец. стан и отрезал визирю сообщение с Адрианополем, что вызвало в турец. армия такую панику, что визирь принял все мирные условия. Так заключен был кучук-кайнарджийский, доставивший Р. фельдмаршальский жезл, наименование Задунайского и др. награды. Императрица увековечила победы Р. памятниками-обелисками в Царском Селе и в СПб. и предлагала Р. «въехать в Москву на триумфальной колеснице сквозь торжественные ворота», но он отказался. После турецкой войны Р. снова возвратился в Малороссию и подготовлял постепенно введение в ней общерусских порядков, что и совершилось в 1782 г., с распространением на Малороссию учреждения о губерниях. Пребывание Р. в Малороссии способствовало соединению в его руках громадных земельных богатств, которые отчасти были приобретены путем покупки, отчасти путем пожалования. Умер в деревне и в одиночестве. См. Сакович, «Исторический обзор деятельности гр. Р. с 1775 по 1780»; Д. Масловский, "Ларго-Кагульская операция гр. П. A. P. " (материалы для биoгpaфии гр. П. А. Р.-Задунайского, «Киев. Старина» 1895, т. 48); А. М. Лазаревский, «По поводу ста лет от смерти гр. П. A. P.» («Киевская Старина», 1896, т. 55). Ср. Турецкие войны России. В 1811 г. издан анонимный сборник «анекдотов, объясняющих дух фельдмаршала P.». В ней приводятся факты, свидетельствующие, что знаменитый полководец живо чувствовал все ужасы войны. Те же черты Р. засвидетельствовал и Державин в относящейся к Р. строфе оды «Водопад»:

Блажен, когда стремясь за славою
Он пользу общую хранил,
Был милосерд в войне кровавой
И самых жизнь врагов щадил;
Благословен средь поздних веков
Да будет друг сей человеков.

Н. В.
Руно
Руно – снятый шерстяной покров овцы, вес которого различен, в зависимости от величины, количества кожных складок, от степени оброслости частей тела, а главное – от густоты шерсти. Так, по исследованиям Натузиуса, у простых овец на один кв. мм. кожи приходится от 7 до 30 волосков, между тем у мериносовых от 29 до 88 шерстинок. Р. мериносовой овцы состоит из небольших столбиков или пучочков шерсти, называемых штапелями, из которых каждый, в свою очередь, состоит из небольших косичек шерсти. От правильности, мелкости извитков и длины косичек зависит назначение руна для окончательной утилизации; так Р. с мелко извитыми и короткими косичками поступает на выделку материй «с ворсом» – сукон и драпов, почему такое руно и известно под именем «суконного». Р. с крупными и плоскими извитками идет на безворсные материи, и так как такое Р. перед выделкой чешется на гребнях, то и называется «гребенным» или «камвольным», а материи, получаемые от ее, «камвольными». Неправильно извитая или неблагородная шерсть состоит из конических косичек и других форм и поступает на выделку грубых материй. «Благородная» шерсть состоит из правильно извитых, в виде цилиндрика, косичек. На различиых частях тела Р. не одинакового качества: на боках, лопатке и спине лучшая шерсть и, при выборе племенных овец, определяют качество последних по тонине руна, т. е. по мелкости извитков косичек, в области лопатки и боков, при этом достоинство P., находящегося в этих местах, служит исходной точкой в определении «уровненности» руна, которая желательна для фабриканта, так как дает возможность получить из Р. более тонких сортов шерсти, чем грубых. Неправильная извитость Р. показывает на малую густоту его и носит название «маркитности и нитки» – как то, так и другое составляют порок P., потому что оно непригодно для фабрикации хороших материй (ср. Н. Н. Кулешов, «Овцеводство»). Я.П.
Русалка
Русалка – по русским народным поверьям речная дева. В Малороссии и в Галиции есть три рода представлений о русалках. По одним представлениям русалки отожествляются с мавками, по другим – с Мелюзиной и называются мелюзинами, по третьим – с дикими женами, вилами сербов и болгар, мамунами поляков. В малорусских сказках в Р. обращаются умершие девицы и дети, преимущественно утопленницы. Р. живут в воде, а на троицких святках – в лесах и на полях. Они имеют вид маленьких девoчeк, очень бледных, с зелеными волосами и длинными руками; иногда обращаются в белок, крыс, лягушек. Любят качаться на деревьях; нападают на людей и защекочивают их до смерти. Оберегают от них любисток и полынь. В некоторых местах Малороссии различают русалок полевых (=полудницы) и лесных (фаляроны, войска фараона, погибшие в Чермном море). В Вел. и Мал. Poccии существуют русальные песни, которые поют на троицыну неделю. Говорят, что русалок из умерших некрещеных мальчиков (а не девочек) можно крестить чтением над ними 12 глав Евангелия или раздачей детям сорока крестиков. На представлениях о Р. отразились поверья, связанные с русалиями, древние классические представления о душах умерших. В одной великорусской песне поется: «русалка царица, красная девица, не загуби душки, не дай удавиться, а мы тебе кланяемся». В малорусской песне русалки называются земляночками. Поверья и сказки о Р. быстро исчезают, даже в Малороссии; мужчины совсем уже не признают их, и хранительницами сказок о Р. служат ныне исключительно женщины. В истории развития литературно-поэтических образов Р. занимает видное место. Особенно любили изображать Р. поэты-романтики, напр. Жуковский и, под его влиянием, Пушкин и Шевченко. Повсеместно в Малороссии и Великороссии распространено поверье, что водяные красавицы-Р. по ночам выходят из воды, садятся на траву и расчесывают свои косы (у Чубинского I, 207; у Афанасьева, в «Поэтич. воззр.» и др.). Поверьем этим часто пользовались художники и поэты, напр. Шевченко (в стих. «Утоплена»). Это поверье встречается у многих народов, стоящих на весьма низкой ступени культурного развития, напр. у лопарей.
Литература. Афанасьев, «Поэтич. воззр. слав.»; Веселовский, «Розыск. в обл. рус. дух. стих.» (1891, XV); Hanush Machal, «Nakres slov. bajeslovi» (115 – 119); Сумцов, «Культур. пережив.» (параграф8); Иванов, в V т. «Сборн. харьк. истор. филол. общ.» (67-74); «Этнограф. Обозрение» (I, 61, II, 76; VII, 31, 37; IX 125, 154; ХIII, 213; XVII, 82; XX, 163; XXVI, 2; XXVIII, 91, XXX, 162, 294); Чубинский, «Tруды этногр. ст. эксп.» (I, 207); Садовников, «Сказки и предания Самарского края» (387); «Живая Старина» (II, 59); «Wisia» (1890, стр. 240, 255); «Сборник материалов для изучения Кавказа» (XVII, отд. 3).
Н. Сумцов.
Русская Правда
Русская Правда – так наз. памятник древнего русского нрава, открытый В. Н. Татищевым в 1738 г. в списке Новгородской летописи, писанном в конце XV в. Татищев списал этот памятник и представил его в Академию Наук, снабдив переводом и примечаниями. Затем был открыт еще целый ряд списков Р. Правды, в новгородских летописях, чих книгах, юридических сборниках и др. Теперь их известно более 50. Издана была Р. Правда впервые только в 1767 г., Авг. Шлецером, по рукописи Татищева, под загл. «Правда Русская, данная в XI в. от вел. князей Ярослава Владимировича и сына его Изяслава Ярославича». Еще раньше, в 1756 г., Струбе-деПьермонт издал исследование о Р. Правде по-русски и по-французски («Слово о начале и переменах российских законов» – «Discourse sur l'origine et les changements des lois russiennes»). Списки P. Правды различаются между собою не только по памятникам, в которых они находятся, но также по времени написания рукописи (от XIII до XVII в.), по заглавиям, по полноте текста и по порядку размещения статей. Калачев разделил списки Р. Правды на 4 фамилии, по месту их нахождения, но теперь более принято деление их на три редакции: краткую (самую древнюю), пространную и сокращенную из пространной (самую позднюю). Первая сложилась в XI в., вторая в XII в., третья – в XIII в. Списков 1-й редакции известно всего четыре (образцом их может служить список академический), списков 2-й редакции – гораздо больше (образцами могут служить синодальный, Пушкинский, Троицкий и Карамзинский), списков З-й редакции – немного (образцом может служить список кн. Оболенского). Новейшие издания Р. Правды: Калачова (1886 г.) и Владимирского-Буданова (в «Хрестоматии по ист. рус. права», вып. 1). Исследования о Р. Правде, кроме упомянутой выше книги Струбе-де-Пьермонта: Rakowiecki, «Prawda Ruska..» (Варшава, 1820 – 1822); Ewers, «Das alteste Recht der Russen» (Дерпт, 1826; рус. перев. СПб., 1835); Tobien, «Die Prawda Russkaja» (1844); Дубенский, «Русские достопамятности» (ч. II, М., 1843); Каченовский, «Мой взгляд на Р. Правду» («Вест. Европы», 1828, 13 – 15 и «Уч. Зап. Моск. Ун.», 1835); Попов, «Р. Правда в отношении к уголовному праву» (М., 1841); Ланге, «исследование об уголовном праве Р. Правды» («Архив Калачова» 1859); Калачов, «Предварительные юридические сведения для полного объяснения Р Правды» (М., 1846; 2-е изд., 1885); Леонтович, «Р. Правда и Литовский Статут» («Киев. Ун. Изв»., 1865); Грицько, «Участие общины в суде по Р. Правде и разбор соч. Ланге» («Арх. Калачова», 1860 – 61, 5); Дювернуа, «Источники права и суд в древней России» (М., 1869); Мрочек-Дроздовский, «Исследование о Р. Правде» (М., 1885): Сергеевич, «Р. Правда и ее списки» («Ж. М. Н. Пр.», 1899, 1). Е. К.
Р. Правда, как юридический памятник – является важнейшим источником для изучения нашего древнего права. Вопросы о способах ее составления, об источниках, которыми пользовались составители, о системе и общем характере ее содержания не находят согласного решения. Первый вопрос сводится к тому, есть ли Р. Правда сборник официальный или частный. Древние писатели приписывали Р. Правду, даже в позднейшей пространной редакции, Ярославу Владимировичу, называя ее уставом или судебником этого князя и даже приурочивая ее издание к 1016 г., когда Ярослав, награждая новгородцев за оказанную помощь, дал им, будто бы, этот устав. Позднейшие исследователи (Татищев, Карамзин, Эверс, Тобин, Ланге, Леонтович, Мрочек-Дроздовский, Шершеневич, отчасти и другие) стоят на той же почве, различая лишь в двух редакциях Правды три последовательных официальных сборника: Правду Ярослава, дополнения и переработку его сыновей и Мономахову Правду. Противоположное мнение, разделяемое большинством современных исследователей, считает Р. Правду частным сборником, составленным сначала (первая половина краткой редакции) в конце Х в. или в начале XI в. и постепенно дополняемым и перерабатываемым вплоть до половины XIII в. (третья редакция, сокращенная из пространной). Это мнение следует признать правильным. Если отбросить неосновательный измышления старинных писателей и придуманные ими неудачно названия всего памятника, то в подкрепление официального происхождения Р. Правды не останется никаких доводов. Первые 17 статей краткой редакции имеют заголовок «Правда Роськая» и не содержат никаких указаний на какого-либо князя, Затем стоит заголовок: «Правда уставлена Руськой земли, егда ся совокупил Изяслав, Всеволод, Святослав». Но этот заголовок имеет отношение не более как к трем следующим за ним статьям, потому что в ст. 21 изложен устав одного Изяслава, а в ст. 42 о судебных пошлинах сказано: «То ти урок Ярославль». Значить, во 2-ой половине изложены разные уставы, и она не является результатом совместного законодательства Ярославичей. Это подтверждается и тем, что в нее не вошли постановления Ярославичей, известные из пространной редакции (Тр. сп., ст. 2 и 58). Наоборот, труд частного лица вскрывается из сопоставления, напр., ст. 2 и 28, 20 и 38. Ст. 28 является буквальным повторением начала ст. 2; очевидно составитель, заметив, что это правило уже записано, не счел нужным дописывать его вторично. Ст. 20 разрешает убийство вора на месте преступления, но излагает это правило казуистично, применительно к вору-огнищанину; ст. 38 говорит вообще об убийстве татя, захваченного на месте преступления, и ставит некоторые ограничения этого права. При наличности ст. 38-й, ст. 20-ая оказывается совершенно излишней; если рассматривать Р. Правду, как законодательный сборник; частный же составитель мог записать и частное судебное решение, и общее правило. Относительно пространной редакции даже исследователи, признающие официальное происхождение Правды, склоняются к мысли, что она представляет собою позднейшую частную переработку (Шершеневич). Стоит только прочесть ст. 2, где рассказывается, что после Ярослава сыновья его съехались снова, отменили убиение за голову, ввели выкуп, а все остальное оставили в том же виде, как было при Ярославе, – чтобы убедиться, что мы имеем здесь дело с рассказом бытописателя, а не с официальной редакцией закона. Таковы же статьи 7, 48 и 58 (Тр. сп.). Составитель пространной редакции – был ли это один человек, как предполагают некоторые (Сергеевич), или последовательно несколько, – несомненно имел перед собой краткую редакцию, из которой кое-что брал целиком, но чаще изменял и перерабатывал; так, все казуистические нормы здесь обобщены, сходные сгруппированы в одну и т. д. Главный труд заключался в дополнениях, что явствует из сопоставления 42 статей краткой Правды с 115 пространной. Мнения об источниках Правды так же расходятся. Старые исследователи – Струбе де Пьермонт и Шлецер – обратили внимание на сходство постановлений Правды с нормами датского и шведского права и отсюда заключили, что содержание Правды заимствовано из северных законов, принесенных к нам варягами. Но Эверс доказал, что сборники скандинавского права моложе Правды и, стало быть, не могли служить источниками последней. С своей стороны Эверс полагал, также основываясь на замеченных им сходствах что источниками Правды послужили варварские законы салических и рипуарских франков. В настоящее время никто этих взглядов не разделяет. Сравнительное изучение права указало сходные юридические институты у таких народов, которые вели совершенно изолированную жизнь и не могли ничего один у другого позаимствовать. Сходство юридических институтов находит свое объяснение в одинаковых условиях быта, переживаемых различными народами на соответствующих ступенях развития. По общепринятому мнению, Р. Правда возникла на почве местных, национальных источников, хотя и не исключительно. Первым по объему и важности источником является обычное право. Такие институты, как месть, выкуп, суд послухов, холопство, устранение сестер от наследства и т. п. у всех народов возникают обычным путем и не могут быть заимствованы или созданы творческой деятельностью законодателя; это самые древние институты обычного права. Вторым источником, гораздо менее обильным, служили княжеские уставы. Об этом можно заключить только на основании прямых указаний самой Правды. Поклон или покон вирный назван уроком Ярослава; ему же приписано постановление об убийстве холопа за нанесение удара свободному мужу. Совместной деятельности Ярославичей приписывается возвышениe виры за убийство огнищанина и княжого подъездного, отмена убиения за голову и введение выкупов, а также замена устава Ярослава об убийстве холопа денежным штрафом. Наконец, постановление о процентах названо уставом Владимира Мономаха. Других указаний на уставную деятельность князей в Р. Правде нет. Но и приведенные ссылки не доказывают, что уставами создавалось новое право; напр., введение Ярославичами выкупов было восстановлением старого обычая. Третий источник Правды составляли судебные решения. Некоторые из них занесены в Правду во всей их конкретной форме: напр., за убийство старого конюха у стада назначена вира в 80 гривен, «яко уставил Изяслав в своем конюсе, его же убил Дорогобудьцы». Другие сохранили только некоторые подробности судебного случая; так, в статьях о краже скота упоминается в одном случае о 18 ворах, в другом о 10, которые «Одину овцу украле». В пространной Правде все эти решения обобщены: там идет речь о плате за убийство конюшего, о наказании за кражу, когда было много воров. Подобные сопоставления естественно вызывают предположение, что и ряд других норм взяты составителями Правды из судебных решений, которые занесены туда уже в обобщенной форме. Наконец, четвертым источником было чужеземное, византийское право, которое проникло к нам вместе с принятием христианства и несомненно не только применялось в церковных судах, но влияло и на практику судов гражданских. Решения судов на основании норм византийского права, приспособленных к условиям древнерусского быта, также заносятся в Правду. Статьи Правды о самовольном пользовании чужим конем, об убийcтве вора на месте преступления почти буквально заимствованы из соответственных правил Закона Судного людям. Весьма вероятно, что в пространной Правде заимствования еще шире. Некоторые постановления о наследстве, статьи об опеке очень напоминают правила Эклоги. Они не тожественны, но, может быть, именно потому, что взяты составителем не прямо из Эклоги, а из судебной практики, которая могла и отступать от буквального текста византийских норм.
Многие из исследователей ставят и решают в положительном смысле вопрос о системе Р. Правды. Такая система усматривается уже в древнейшей ее редакции. Тобин, напр., указывал, что здесь изложены преступления в порядке их важности: убийство, побои и увечья, различного рода обиды, нарушения прав собственности, правила о возвращении украденного и проступки холопов. Соответственно этим рубрикам Правда дополнена и Ярославичами. Пространная редакция составлена подобно краткой: в 1-ой части переработаны систематически обе половины краткой, а во 2-й находятся дополнения Мономаха, изложенные в той же системе. С несущественными изменениями система Тобина принимается и некоторыми другими исследователями(Ланге, Мрочек-Дроздовский). При ближайшем рассмотрении нельзя заметить, однако, даже указанного порядка в распределении статей. Вслед за убийством идет речь о кровавых и синих знаках, затем об ударах батогом, жердью и пр., о нанесении удара необнаженным мечем, и уже дальше говорится о причинении увечий. Дополнения не соответствуют и этому порядку: чтобы подогнать их под эту схему, исследователи вынуждены прибегнуть к шаткому предположению, что Правда дополнялась в несколько приемов. Но если бы указанный порядок и существовал, то он не соответствовал бы понятию о системе права. К Р. Правде может быть целиком применено мнение Мэна о классификации предметов в древнейших сборниках права. Руководящей идеей древних компиляторов являются не закон, не право, не санкция, не различие между положительным и естественным правом, между лицами и вещами, а правосудие и его органы. Перед их глазами стоит один всеобщий факт, что люди спорят между собой – и они собирают правила, по которым эти споры должны обсуждаться и прекращаться без насилия и кровопролития. Вся классификация сводится к распределению предметов тяжб или споров; самые нормы права формулируются как руководство для суда, когда он будет призван к разбору тяжб. Порядок занесения тяжебных дел в сборники определяется или важностью самых споров, или же тем, как часто они возникают в данном общественном быту.
Содержание Р. Правды не легко поддается общей характеристике. Обыкновенно исследователи ограничиваются или указанием на преобладающий характер норм (напр. уголовных, в краткой редакции), или подробно перечисляют, сколько статей относится к уголовному праву, сколько – к гражданскому процессу, или наконец предлагают еще более детальный подсчет статей, относящихся к убийству, увечьям, ранам, кражам и пр. (см. систематический указатель статей в "Христ. " Влад.Буданова). Из такого подсчета еще более явствует, что древняя Правда является почти исключительно уголовным сборником, а значительную часть дополнений пространной Правды составляют нормы гражданского права. Но такой подсчет имеет весьма относительное значение, так как: 1) самое деление на статьи есть уже прием интерпретации, который может оказаться неправильным, ибо подлинный текст памятника на статьи не разделен; 2) некоторые статьи можно отнести в разные отделы: убийство холопа можно рассматривать как убийство и как истребление чужого имущества; статья о кровавом или синем человеке говорит о ранах и побоях и, вместе с тем, заключает ряд процессуальных правил; 3) самое распределение статей по указанным рубрикам привносит нечто чуждое памятнику, которому совершенно неизвестно деление на право публичное и частное, материальное и процессуальное. Если принять во внимание вышеуказанную руководящую цель – дать правила для прекращения споров, то нужно будет признать, что Р. Правда – по преимуществу процессуальный сборник. В нем мало говорится о судебной организации (упоминаются только князь и судьи, как органы суда, и княж двор, как место суда), но это объясняется в значительной мере тем, что в то время многие споры кончались без участия суда силами заинтересованных. Р. Правда открывается статьей, установляющей месть за убийство; но это месть не по приговору суда, а по инициативе потерпевших. Истец, после заклича в своем миру, может, взять свою вещь у каждого; без наличности этих условий должен быть применен свод, но и при своде права владельца восстановляются без участия суда. Вора можно убить на месте преступления, если его не удастся связать или удержать до света. Эти правила и целый ряд им подобных представляют собою лишь до некоторой степени упорядоченное и ограниченное самоуправство, и притом ограниченное не столько обязательным вмешательством суда, сколько обычными правилами и конкретным формализмом, в виде ли произнесения определенных слов, или привлечения в указанном числе послухов, или заключения сделки на торгу и пр. С этой точки зрения могут быть рассматриваемы многие постановления Правды, который и составляют основную почву этого памятника. Разъяснение отдельных постановлений и в настоящее время вызывает много разногласий.
М. Д.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 6 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close