Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
19:08
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Рыцарство
Рыцарство. – P., как военное и землевладельческое сословие, возникло у франков в связи с переходом, в VIII в., от народного пешего войска к конному войску вассалов. Подвергшись воздействию церкви и поэзии, оно выработало нравственный и эстетический идеал воина, а в эпоху крестовых походов, под влиянием возникших тогда духовно-рыцарских орденов, замкнулось в наследственную аристократию, сознававшую себя международным военным орденом. Усиление государственной власти, перевес пехоты над конницей, изобретение огнестрельного оружия, создание постоянного войска превратили феодальное рыцарство, к концу средних веков, в политическое сословие нетитулованной знати. – Еще в VII в. у франков преобладает пешее войско свободных, а на конях являются только дружинники короля (антрустионы); но затем от вестготов, в связи с нападениями арабов, проникает и во франкское государство конный строй. Так как свободным крестьянам было не под силу нести конную службу в отдаленных походах, то Каролингам, для создания конницы, пришлось опираться на сеньорат, на отношение между сеньором и его зависимыми людьми. Потребность во всадниках вызвала при Карле Мартелле и его сыновьях раздачу церковных земель на условиях прекария. Карл Мартелл раздавал церковные земли своим дружинникам (газиндам) и требовал от них конной службы. Затем на тех же условиях стали раздаваться и коронные земли, как бенефиции. С VIII в. для состояния газиндов является имя вассов, вассалов. Свободный, но, по недостатку собственности, неспособный к несению конной службы человек мог, как вассал, получить бенефиций или, как поселенец (Hintersasse) – участок оброчной земли. Наделение оброчной землей преследовало хозяйственные цели, раздача бенефиций – военные. В вассальные отношения становились отчасти свободные люди, отчасти несвободные. Свободный становился вассалом путем коммендации (mаnibus incites se tradit) и приносил своему сеньору присягу на верность (per sacramenitum fidelitas promittitur). В конце VIII в. присяга на верность требуется и от несвободных (servi), которые получали бенефиции или должности (ministeria) или становились вассалами. Карл Вел. еще применял в своих войнах пехоту; Людовик I и Карл II собирали в поход только конницу. В 865 г. от владельца 12 гуф земли требовалась кольчуга или чешуйчатый панцирь, т. е. принадлежности тяжелой конницы; легкая конница должна была являться с копьем, щитом, мечом и луком. Везде ниже панцирных рыцарей свободного состояния (milites) стояли легковооруженные всадники, несвободные по происхождению (vavassores, caballarii). Из оброчного населения можно было подняться в министериалы, получив должность при дворе сеньора, нести службу легковооруженного всадника, а затем, заслужив соответствующий бенефиций, перейти в тяжелую конницу и стать рыцарем. Таким путем из среды несвободных выделился привилегированный класс дворовых слуг (vassi, servi ministeriales, pueri) при богатых феодалах. Они занимали при феодальных дворах, подражавших двору королевскому, придворный должности – маршалка, сенешалка, шенка, кеммерера – или должности в домовом и поместном управлении – ключников, старост, – или несли конную службу, как вестники и конвойные. С развитием ленной системы министериалы получали лены и привлекались к рыцарской службе. В Германии министериалы с XI в. составляют особое сословие динcтмaннoв (Dienstmannen), стоявшее выше горожан и свободного сельского населения, тотчас позади свободных рыцарей. Признаком их несвободного состояния являлась невозможность бросить службу по произволу. Преимущества сословия министериалов побуждали свободных, а с половины XII в. – даже знатных добровольно подчиняться сеньорам, на правах министериалов. Это повышало положение класса в общественном мнении. Первое место среди министериалов принадлежало динстманнам короля и духовных князей (Reichsdienstmannen), далее шли министериалы светских князей. Прелаты, не равные князьям, и свободные феодалы не-князья держали если и не динстманнов, то всетаки несвободных рыцарей, стоявших ниже министериалов. В южной и западной Германии такие milites (eigene Ritter) встречались даже на службе у тех же динстманнов. В Австрии и Штирии герцогским динстманнам удалось во второй половине XIII в. сравняться с местной знатью (они стали Dienstherren); их место, как динстманны, заняли несвободные рыцари (Eigenmannen). В северной Германии, где князья раздавали лены преимущественно динстманнам, знать с половины XII в. стала массами переходить в министериалы. Право являться в графском суде и быть шеффенами с половины XIII в. везде признано за динстманнами. В XIV веке совершенно забыто их несвободное происхождение, память о котором до XV в сохранилась для eigene Ritter. В XII в. рыцари свободные и рыцари-министериалы различались как ordo equestris maior et minor. Переход новых слоев несвободных классов или свободного, но не военного населения в рыцарство был задержан в половине XII в.; с Гогенштауфенов немецкое Р. замыкается в наследственное сословие. Постановление Фридриха I от 1156 г. (Constitutio de расе tenenda) запрещало крестьянам носить копье и меч; даже купец не смеет опоясываться мечем, а должен привязывать его к седлу. Эта конституция вводить и понятие о рыцарском происхождении (Ritterburtigkeit); miles (всадник) имеет право на поединок, если может доказать свое рыцарское происхождение (quod autiquitus cum parentibus suis natione legitimus miles existat). По Саксонскому зерцалу у истинного рыцаря (von ridderes art) уже отец и дед должны были быть рыцарями. Другая конституция Фридриха I (Constitutio contra incendiarios, 1187 – 88 гг.) запрещала сыновьям священников, диаконов и крестьян опоясываться мечем по-рыцарски. Во Франции знатными людьми считались собственники знатных земель, т. е. феодов (fiefterre); вторым признаком знатности сделалось допущение к посвящению в рыцари. Хотя простые люди и попадали иногда в рыцари, но преобладающим правилом было, что в рыцари посвящался владелец лена. Наделенные ленами министериалы, т. е. люди несвободных состояний (sergent fieffe, serviens), приравнивались к вавассорам, т. е. к низшей знати. Пока владение феодом было главным признаком знатности, горожане и даже крестьяне могли приобретать ее простой покупкой ленов. В конце XIII в. покупка феодов незнатными людьми была затруднена тяжелым побором (droit de franc-fief), но в это время в знать можно было попадать и по пожалованию (lettre d'anoblissement) суверена; право пожалования в знать стало привилегией короля. В Англии право посвящать в рыцари (knight) рано стало прерогативой короны. Генрих III и Эдуард I требовали обязательного посвящения в рыцари от любого ленника, владевшего ежегодным доходом с земли не ниже 20 фн. Факт владения цензом взял верх над происхождением лица. Влияние церкви на военное сословие шло сначала через присягу на верность, затем через присягу земскому или Божьему миру, наконец – через обряд освящения оружия перед вручением его воину при достижении зрелости. «Верность» включает в себя исполнение христианского долга служить Богу, соблюдение государева мира по отношению к церквам, вдовам, сиротам, обязанность блюсти справедливость и т. п. Земский и Божий мир (treuga и pax), скрепляемый присягой, устанавливается государями и соборами. Pax охраняет от насилий все невоенное население – клериков, женщин, купцов, крестьян; treuga ограничивает распри между самими рыцарями. – Уже во времена Тацита вручение оружия молодому германцу в присутствии народного собрания означало признание его совершеннолетним; оружие вручал кто-либо из вождей племени, или отец, или родственник юноши. Карл Вел. в 791 г. торжественно опоясал мечем своего 13-летнего сына Людовика, а Людовик, в 838 г. – своего 15-летнего сына Карла. Этот германский обычай лег в основание средневекового посвящения в рыцари, как в члены военного сословия, но был прикрыт римским термином; возведение в рыцари в средневековых латинских текстах обозначалось словами: «надеть воинский пояс» (cingulum militare римского солдата). Рыцарем долгое время мог быть сделан каждый, но на деле обыкновенно посвящались только сыновья рыцарей (дамуазо). «Дамуазо» проходили школу Р. при дворах своих будущих сеньоров, в звании оруженосцев (ecuyer). Сначала Р. давалось, по германской традиции, в 12, 15, 19 лет, но в XIII веке заметно стремление отодвинуть его к совершеннолетию, т. е. 21-му году. Посвящение чаще всего совершалось в праздники Рождества, Пасхи, Вознесения, Пятидесятницы; отсюда вытек обычай «ночной стражи» накануне посвящения (veillee des armes). Каждый рыцарь мог посвящать в рыцари, но чаще всего это делали родственники посвящаемого; сеньоры, короли и императоры стремились утвердить это право исключительно за собой. Посвящение в ХI-II вв. еще просто. К германскому обычаю вручения оружия прибавились сначала только обряд подвязывания золотых шпор, облачение кольчуги и каски, ванна перед облачением; colee, т. е. удар ладонью по шее, вошел в употребление позднее. К концу обряда рыцарь вспрыгивал, не касаясь стремени, на лошадь, скакал галопом и ударом копья поражал манекены (quintaine), утвержденные на столбах. Иногда сами рыцари обращались за освящением оружия к церкви; таким образом стало проникать в обряд христианское начало. Под влиянием церкви германский военный обряд становится сначала религиозным, когда церковь только благословляет меч (Benir l'epee, в XII в.), а затем и прямо литургическим, когда церковь сама опоясывает рыцаря мечем (ceindre l'epee, в XIII в.). В древних епископских обрядниках различают Веnеdictio ensis et armorum (благословение оружия) от Benedictio novi militis (посвящение рыцаря). Древнейшие следы посвящения рыцаря церковью найдены в римской рукописи начала XI в., но затем до XIII в. нет следов Benedictio novi militis; можно думать, что этот обряд возник в Риме и распространился оттуда. Удар при посвящении в рыцари впервые упоминается в начале XIII в. у Ламберта Ардрского (Lambertus Ardensis), в истории графов де Гинь и д'Ардр (здесь канцлер Фома Бекет опоясывает меч, подвязывает шпоры и дает алапу молодому графу Балдуину де Гинь, служившему у него в качестве miles Edelknappe; в 1181 г. гр. Балдуин де Гинь сам дает алапу, опоясывает меч и подвязывает шпоры своему сыну Арнольду, уже испытанному воину). Алапа проникла и в церковный обряд Benedictio novi militis. По епископскому обряднику Гильома Дюран, епископ, после обедни, приступает к благословению меча, который обнаженным лежит на жертвеннике; затем епископ берет его и влагает в правую руку будущему рыцарю; наконец, вложив меч в ножны, опоясывает посвященного, со словами: Accingere gladio tuo super femur etc. (да будут препоясаны чресла твои мечом); братски целует нового рыцаря и дает alapa, в виде легкого прикосновения рукой; старые рыцари привязывают новому шпоры; все оканчивается вручением знамени. Рыцарский удар распространялся во Франции с севера. Современники видели в нем испытание смирения. Для несвободных всадников принятие в рыцари было равносильно освобождению, а потому вероятно именно при их посвящении и появляется впервые colee-удар, который надо в таком случае сопоставить с римской формой освобождения per vindictam, сохранявшейся до VIII в. (формула отпуска раба на волю в церкви составлена по формуле освобождения per vindictam; в англонорманском праве встречается освобождение в народном собрании графства, путем вручения оружия). Под влиянием церкви окончательно сложились и заповеди Р. В 1330 г. Гильом, граф д'Остреван, получил, как рыцарь, следующие наставления от епископа города Камбрэ: ежедневно слушать натощак обедню; если нужно, умереть за веру; покровительствовать вдовам и сиротам; не начинать войны без причины; не поддерживать несправедливого дела, но защищать невинно угнетенных; во всех делах соблюдать смирение; охранять имущество своих подданных; не предпринимать ничего враждебного против своего сеньора. В Германии древний обряд при посвящении в рыцари знает только опоясывание мечем при совершеннолетии (Schwertleite); существование «удара» (Ritterschlag) до XIV в. не доказано. Граф Вильгельм Голландский не был еще посвящен в рыцари, когда в 1247 г. его избрали римским королем. У Иоганна Беки (ок. 1350 г.) сохранилось описание его посвящения в рыцари путем удара. Рыцарь должен быть «m. i. l. e. s.», т. е. magnanimus (великодушный), iugenuus (свободнорожденный), largifluus (щедрый), egregius (доблестный), strenuus (воинственный). Рыцарскою присягою (votum professionis) требуется, между прочим: ежедневно слушать обедню, подвергать жизнь опасности за католическую веру, охранять церкви и духовенство от грабителей, охранять вдов и сирот, избегать несправедливой среды и нечистого заработка, для спасения невинного идти на поединок, посещать турниры только ради воинских упражнений, почтительно служить императору в мирских делах, не отчуждать имперских ленов, жить безупречно перед Господом и людьми. Распространение в Германии colee могло быть в связи с французским влиянием при Карле IV. Рыцарский удар теперь получал тот, кто уже раньше владел оружием, тогда как в старые времена вручение оружия при совершеннолетии и посвящение в рыцари всегда совпадали. Простое вручение оружия осталось обязательным для каждого воина; торжественное освящение меча, золотые шпоры и «удар» стали признаком принятия воина в рыцарский орден. Молодой человек, получивший оружие, становится оруженосцем (scutarius, Knappe, Knecht, armiger, ecyyer). Но так как P. в социальном отношении замкнулось в высший слой военной знати, то из «оруженосцев» попадают в рыцари только сыновья рыцарей (chevalier, Ritter, knight); несвободные, повышаясь и получая тяжелое рыцарское вооружение, не называются теперь рыцарями, а попадают в среду знати как низший ее слой, под тем же именем «оруженосцев», которое сыновья рыцарей (Edelknecht, armiger nobilis) носят временно, перед посвящением в члены ордена. Р. становится не столько учреждением, сколько – по примеру Франции – идеалом для всего военного сословия средних веков. Поэтому не в анналах, а в поэзии (былины о поколениях героев, Chansons de geste XI в., в рукописях XII – XIII вв.) ярче всего запечатлелись образы рыцарей. Рыцарские доблести – мужество (pronesse), лояльность (loyaute), щедрость (largesse), благоразумие (le sens, в смысле умеренности), утонченная общительность (courtoisie), чувство, чести (honneur); рыцарские заповеди – быть верующим христианином, охранять церковь и Евангелие, защищать слабых, любить родину, быть мужественным в битве повиноваться и быть верным сеньору, говорить правду и держать свое слово, блюсти чистоту нравов, быть щедрым, бороться против зла и защищать добро и т. п. Позднее романы «Круглого Стола» вообще труверы и миннезингеры поэтизируют переутонченное придворное рыцарство XIII в. Среди всадников-министериалов и оруженосцев, заслуживающих рыцарские шпоры при дворах сюзеренов, мог возникнуть и культ дам; долг повиновения и уважения по отношению к жене сеньора, как существу более высокому, превратился в поклонение идеалу женщины и служение даме сердца, по большей части замужней женщине, стоящей по общественному положению выше поклонника. Столетняя война между Францией и Англией в XIV в. внесла идею «национальной чести» в среду Р. обеих враждебных стран; идея национального соперничества в рыцарской доблести оживляет лучшие стороны сословия. Фруассар, в хрониках, посвященных преимущественно истории столетней войны, прославлял современное ему французское и английское Р. (напр. Эдуарда III и коннетабля Бертрана Дюгеклен); французский шамбеллан той же эпохи, Жоффруа де Шарни (Charny), написал целый трактат о рыцарстве. В отдельных воинах первоначальный идеал Р. воскресал иногда и в XVI веке – напр. в Баярде, рыцаре без страха и упрека, в императоре Максимилиане I, – но, как учреждение, Р. в сущности умерло вместе со средними веками. О вооружении рыцарей см. Доспех и Оружие. Когда тяжеловооруженные рыцари защищали себя одними только кольчугами, тогда (в XI – XII вв.) легковооруженные всадники являлись в битву совершенно без металлических доспехов; но в XIII в., по мере того, как тяжеловооруженная конница запасается нагрудниками и корсетами, у легковооруженных всадников появляется кольчуга. Каждый тяжеловооруженный рыцарь брал с собой в битву трех лошадей и одного, двух или трех оруженосцев, которые обыкновенно набирались из зависимых людей или рыцарских сыновей, не получивших еще посвящения в рыцари; эти оруженосцы первоначально шли в битву пешими и оставались во время схваток сзади линии, с запасными лошадьми и оружием. Когда в XIV в. укоренился среди рыцарей обычай спешиваться во время битвы, то оруженосцы стали набираться из легких всадников; счет рыцарскому войску стал идти по «копьям», считая по три всадника на одно рыцарское копье. На Рейне для той же рыцарской единицы появилось название «gleve» (glaive). Обыкновенным построением для отряда рыцарей в средние века был cuneus. т. е. клин. На такой «клин» иногда шло несколько сотен рыцарей, а иногда несколько тысяч. Чаще всего все рыцарское войско выстраивалось перед битвой в три боевые линии, одна за другой, а каждая боевая линия распадалась на «клинья» и имела центр и два крыла. В связи с военным бытом Р. зародились во Франции турниры и оттуда проникли уже в Германию и Англию (соuflictus gallici). Памятниками средневекового Р. остаются замки XII – XIV вв. С одичанием Р. такие замки превращались иногда в разбойничьи гнезда, опорные пункты для систематического грабежа соседей и проезжающих (Raubritter). Рудольфу Габсбургскому принадлежит честь уничтожения в Германии большого числа разбойничьих гнезд таких рыцарей-грабителей. См. Gautier, «La Chevalerie» (Пар., 1884); Roth von Schreckenstein, «Die Ritterwurde und der Ritterstand» (Фрейбург на Бр., 1886); Alwin Schulz, «Das hofische Leben zur Zeit der Minnesinger» (1879 – 80, 2 изд., 1889); Kobler, «Die Entwickelung des Kriegswesens und der Kriegfubrung in der Ritterzeit». Популярный очерк дает Henne am Rhyn, «Geschichte des Rittertums» (Лпц.).
Eвг. Щепкин.
Рэлей
Рэлей (John-William Rayleigh, род. в 1842 г.) – англ. физик, воспитанник Trinity College в Кембридже, до 1873 г. назывался J. W. Strutt, а с этого времени получил звание лорда Р. С 1879 г. заместил Максвелла, став профессором экспериментальной физики в университете в Кембридже; с 1873 г. состоит членом лондонского королевского общества. Его работы по весьма разнообразным отделам физики, преимущественно по акустике, оптике и электричеству, помещены, главным образом, в «Phil. Mag.», «London Math. Soc. Proc.» «London Roy. Soc. Proc.» и др. журналах. Лорду P., вместе с Рамзаем, принадлежит честь открытия в 1894 г. новой составной части воздуха – аргона.
Pюрик
Pюрик – имя русских князей: 1) Рюрик – первый русский князь, призванный «Чудью, Весью, Словенами и Кривичами», «из Варяг» (из племени Русь), «княжить и володеть ими»; в 862 г. занял Ладогу, а через два года, по смерти своих братьев Синеуса и Трувора, присоединил к ней и их владения – Белоозеро и Изборск; перенес столицу в Новгород и срубил город над Волховом (нын. Городище), где впоследствии жили новгородские князья. В другие города (по летописи – Полоцк, Ростов и Белоозеро) он послал «своих мужей». В 866 г. он отпустил к Царьграду двух своих бояр, Аскольда и Дира. По позднейшим летописям «П. С. Л.», т. IХ, 9) видно, что им далеко не все были довольны в Новгороде; многие бежали от него в Киев, а какойто Вадим возбудил восстание против него, но Р. одолел восставших. В 879 г. он умер, вручив правление и малолетнего сына своего Игоря своему родственнику Олегу. По некоторым известиям. у Р. была еще дочь и пасынок Аскольд. См. в VII томе «Полн. Собр. Лет.» (под 6367 г.) легенду о происхождении Р. от Пруса, брата имп. Августа. Потомство Р. правило в России слишком 700 лет, до смерти Федора Иоанновича (1598). Одни исследователи объясняют имя Р. из древне-норманского языка, другие находят аналогичные ему и в славянском языке. 2) Рюрик, сын Ростислава Владимировича, правнук Ярослава Мудрого, князь леремышльский; участвовал в 1084 г. в изгнании Ярополка Изяславича из Владимира-Волынского, а вскоре сам был выгнан Владимиром Мономахом. Умер в 1092 г. 3) Рюрик-Василий, сын великого князя киевского Ростислава Мстиславича, правнук Владимира Мономаха, великий князь киевский. Впервые упоминается под 1157 г., как Овручский князь и участник с смольнянами в походе вел. князя Изяслава Давидовича на Туров. В 1159 г. отец послал его на помощь к кн. полоцкому Рогволоду Борисовичу против Ростислава Глебовича, и в том же году – к Святославу Ольговичу, против Изяслава Давидовича и половцев. В 1162 г. Р. ходил из Торческа против Изяслава Давидовича и отнял у Владимира Мстиславича Слуцк; в 1169 г., по смерти отца, участвовал в приглашении на киевское княжение Мстислава Изяславича и по его зову ходил походом на половцев, но в следующем же году, поссорившись с ним, помогал Андрею Боголюбскому разграбить Киев, за что Андрей посадил его в Новгороде (1170). Не поладив с новгородцами, он скоро уехал обратно в Овручь. Когда в 1174 г. Андрей Боголюбский, по подозрению в убийстве своего брата Глеба, хотел выслать братьев Р. из южной Poccии, он соединился с ними и занял Киев; затем осадил вел. князя Михаила Георгиевича в Topчecке, от которого, по мирному договору, получил Переяславль и, преследуемый огромною ратью Андрея Боголюбского, заперся в Белгороде. Избавясь от осады и возвратясь, в 1177 г., с неудачного похода на половцев, Р. уступил Киев Святославу Всеволодовичу Черниговскому, «не хотяче губити русской земли». Во время бегства Святослава за Днепр, в 1180 г., он вновь занял киевский стол, но, несмотря на победу над половцами, приведенными сыном Святослава Игорем, вторично уступил ему Киев, ибо, как говорит летописец, «возлюби мир паче ратных и пожити хотя в братолюбьи». В 1183 г., вместе с вел. кн. Святославом и другими князьями, разбил наголову половцев; вообще много способствовал спокойствию южной Руси, чем снискал себе любовь «крестьян и поганых». Когда умер Святослав, Рюрика с «радостию» приветствовали в Киеве и народ, и духовенство (1194). Став великим князем, он старался жить в мире с Всеволодом III Владимирским, которого считал старшим, и этим много предупредил усобиц на юге Руси. Однако, в 1202 г. Всеволод поссорил Р. с Романом Мстиславичем, которому он вынужден был уступить Киев. В следующем году, при помощи Ольговичей и половцев, Р. вновь занял Киев и предал его сильнейшему разграблению, «якого же зла не было от крещенья под Кыевом». В 1205 г. он совершил, вместе с Романом и другими князьями, удачный поход на половцев, но на обратном пути был насильно пострижен Романом в монашество, от которого избавился по смерти Романа (1206) и снова «седе Кыеве», но не надолго: во время его похода, вместе с Ольговичами, на Галицкую землю, Киев занял Всеволод Чермный, которому P., после некоторой борьбы, окончательно уступил великокняжеский стол, а сам занял Чернигов, где и умер в 1215 г. Р. и его брату Давиду автор «Слова о Полку Игореве» говорит: «Ваши шлемы позлащенные издавна обагряются кровию; ваши мужественные витязи ярятся как дикие волы, уязвленные саблями калеными». Р. приписывается построение в Киеве церкви во имя св. Василия (1207) и в Выдубецком монастыре – каменной стены (1199). Он был женат на дочери половецкого хана Белука. От него происходят князья Вяземские (см. «Полное Собрание Летоп.», т. II и VII).
В. Р – в.
Рюриковичи
Рюриковичи – русский княжеский род. раздробившийся с течением времени на множество ветвей. Разветвление начинается с Владимира Св., при чем прежде всех отделяется линия князей Полоцких, потомков Изяслава Владимировича. По смерти Ярослава Мудрого (1054) его потомство дробится на ветви, из которых наибольшее значение приобретает потомство его второго сына – Святослава и третьего – Всеволода. Святославичи распадаются на линии Давидовичей Черниговских, Ольговичей Новгород-Северских и Ярославичей Муромо-Рязанских; Всеволодовичи – или, собственно, Мономаховичи – на линии Изяславичей Волынских (впоследствии и Галицких), Ростиславичей Смоленских и Юрьевичей (или Георгиевичей) Суздальских (от Юрия Долгорукого). Последняя линия с конца XII в. приобрела преобладающее значение между князьями всей Руси; из ее происходят вел. князья Владимирские, впоследствии вел. князья и цари московские. Со смертью Федора Иоанновича (1598) династия Р. прекратилась, но отдельные княжеские фамилии продолжали существовать и до нашего времени. Вот перечень всех княжеских фамилий, причисляемых к P.: 1) от князей Полоцких: Витебские, Изяслсавскиe, Минские и Полоцкие. 2) Перемышльских: Галицкие 1-й ветви и Перемышльские. 3) Черниговских: Барятинские *), Белевские, Волконские, Воротынские, Горенские, Горчаковы, Долгоруковы, Елецкие, Звенигородские-Рюмины, Зв.-Барашевы, Зв.-Спячие, Зв.-Шистовы, Зв.Звенцовы, Зв.-Токмаковы, Зв.-Ноздреватые, Карачевские, Кашины, КлубковыМасальскиe, Козельские, Кольцовы-Масальские, Конинские, Курлятовы, ЛитвинoвыMaсальcкиe, Лыковы, Масальские, Мачевские, Мезецкие, Ногтевы-Оболенские, Оболенские, Оболенские-Стригины, Об.-Ярославовы, Об.-Нагие, Об.-Телепневы, Об.Овчинины, Об.-Черные, Об.-Белые, Об.-Золотые, Об.-Серебряные, Одоевские, Осовицкие, Перемышльские (Перемышля Калужского), Пенинские, Репнины, РепниныВолконские, Святополк-Мирские, Святополк-Четвepтuнcкиe, Спашские, Торусские, Тростенские, Туренины, Тюфякины, Хотетовские, Щепины-Оболенские и Щербатовы. 4) Рязанских: Муромские и Пронские. 5) Галицких (Галича Южного): Бабичевы, Бакриновские, Волынские, Друцкие, Др.-Озерецкие, Др.-Соколинские, Др.-Горские, Др.-Любецкие, Др.-Подбережские, Заславские, Луцкие, Острожские и Кутятины. 6) Смоленских, старшей ветви – Вяземские, младшей – Березуйские, Дашковы, Жижемские, Козловские, Коркодиновы, Кропоткины, Порховские, Селеховские, Соломерецкие и Фоминские. 7) Ярославских: Алабышевы, Аленкины, Бельские, Великогагины, Голыгины. Дуловы, Деевы, Жировы-Засекины, Заозерские, Засекины, Зубатые, Кубанские, Курбские, Львовы, Моложские, Морткины. Охлябинины, Пенковы, Прозоровские,Сандыpeвскиe, Сисеевы, Сицкие, Сонцовы, Сонцовы-Засекины, Судцкие, Темносиние, Троекуровы, Ухорские, Ушатые, Хворостинины, Юхотские, Шамины, Шастуновы. Шаховские, Шехонские, Шуморовские и Щетинины. 8) Ростовских: Бахтеяровы-Ростовские, Бритые-Р., Буйносовы-Р., Бычковы-P., Гроздевы-Р., Голенины-Р., Голубые-Р., Касаткины-Р., Катыревы-Р., Ласткины-P., Лобановы-P., Приимковы-P., Пужбальские-Р., Темкины-Р., Хохолковы-Р., Щепины-Р. и Яновы-Р. 9) Белозерских: Андомские, Белосельские, Видбольские, Карголомские, Кемские, Сугорские (2-х ветвей), Ухтомскиe и Шелепшанские. 10) Суздальских: Барашины, Брюхатые-Шуйские, Глазатые-Шуйские, Горбатые-Шуйские, Кирдяпины-Шуйские, Нижегородские, Ногтевы-Суздальские, Скопины-Шуйские и Шуйские. 11) Московских: Боровские, Верейские, Волоцкие, Галицкие, Можайские, Углицкие и Шемякины. 12) Тверских: Дорогобужские, Кашинские, Микулинские, Телятевские, Холмские и Чернятинские. 13) Стародубских: Гагарины, Голибесовские, Гундуровы, Ковровы, Кривоборские, Льяловские, Небогатые, Неучкины, Осиповские, Палецкие, Пожарские, Ромодановские, Ряполовские, Татевы, Тулуповы и Хилковы. Кроме этих княжеских фамилий от Рюрика происходят еще следующиие дворянские фамилии, утратившие княжеский титул: 1) от князей Черниговских: Огинские, Пузины и Сатины, 2) Смоленских: Аладьины, Бокеевы, Внуковы, Всеволожи, Губастые, Даниловы, Дмитриевы-Мамоновы, Еропкины, Заболоцкие, Карповы-Далматовы, Кислеевские, Молодые, Монастыревы, Mycoргские, Нетшины, Полевы, Ржевские, Рожественские, Судаковы, Татищевы, Толбузины, Травины, Цыплетевы и Шукаловские; 3) Галицких (1й ветви Галича Северного): Березины, Ивины, Ильины, Ляпуновы, Осинины. См. П. Долгоруков, «Российская Родословная Книга» (СПб., 1855). В. Р-в.
Рябина
Рябина (Sorbus aucuparia L.) – древесное растение из сем. розанных, достигающее до 15 м. высоты. Почки войлочно-пушистые. Листья крупные непарно-перистые, о 11 – 23 почти сидячих, продолговатых, остропильчатых, в молодости волосистых, потом почти голых листках. Белые многочисленные цветки собраны в густые щитовидные соцветия, появляющиеся на концах ветвей. В цветке развит околопестичный околоцветник из чашечки и венчика, много тычинок и пестик о трех столбиках. Плод – шарообразная или овальная ярко-красная ягода с мелкими семенами. Семена по краю округлые. Р. широко распространена; она растет отдельными экземплярами, не образуя сплошных зарослей, по лесам, рощам, между кустарниками, по всей Европе, доходит до крайнего севера, а в горах поднимается до самой границы растительности, где она становится уже кустарником, по всей Азии и в Сев. Америке. Р. часто разводится как декоративнее дерево; плоды ее идут в пищу, а древесина для столярных изделий.
С. Р.
Рябина, вследствие большой ее распространенности и невысокого качества ее плодов, принадлежит к числу малоценных плодовых деревьев. Наиболее известна так называемая обыкновенная P. (S. aucuparia), которая растет в изобилии в наших садах и лесах, без всякого ухода. Плоды Р. идут в довольно значительном количестве на приготовление столь распространенной в России настойки – рябиновки, а равным образом – потребляются в сыром виде, слегка подмороженным, затем, в пастиле и в варенье. Из видоизменений Р. назовем желтоплодную, с довольно крупными ягодами, и сладкую P., с мелкими ягодами, почти без кислоты и горечи, разводимые прививкою на обыкновенной рябине, которая, в свою очередь, размножается семенами, а также на груше или боярышнике. Рябина на почву довольно неприхотлива и уживается одинаково как на солнцепеке, так и в тени, как на влажных, так и на сухих почвах, но лучше удается на черноземной почве, не сырой, но и не сухой, и в хорошо освещенном месте. В южных, юго-западных и отчасти в средних губерниях разводится крымская, крупноплодная P. (Sorbus domestica), выведенная в Крыму татарами. Ягоды этой Р. достигают величины обыкновенной сливы; в средней полосе России сорт этот требует на зиму покрышки. Третий сорт – шведская P. (Sorbus intermedia), применяемая, как и первые две, в качестве подвоя для груш особенно в формовой культуре. В этом отношении Р. имеет большое значение и большую будущность, нежели как плодовое дерево.
Е. К.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 5 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close