Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
11:08
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Тарань
Тарань – представляет черноморско-азовскую разность обыкновенной плотвы (Leuciscus rutilus L.). Как отличительные признаки, по сравнению с обыкновенной плотвой, указывается большая высота тела, несколько более мелкая чешуя, меньшее число лучей в заднепроходном плавнике (именно 9-10), более толстые зубы и черноватые края парных плавников. Длина обыкновенно 10-15 дюймов, вес часто до 4 фн. Водится в морях Черном и Азовском, входя в реки для метания икры весной (ход может начинаться уже зимой) и отчасти осенью на зимовку. Большая часть зимует, по-видимому, в море у устьев рек. Вообще Т. не поднимается в реки высоко. Нерест происходит в конце марта или начале апреля в камышах и траве и по окончании его Т. уходит в море. Н. Кн.
Ввиду того, что Т. поступала в торговлю исключительно в вяленом виде, составляя любимую народную пищу на Дону, Кубани, по всему Приазовью, то под именем Т. разумеют самый товар, который получается из данной рыбы, а вместе. с тем, смешивая разности мелких рыб, на Дону зовут Т. и привозимую ныне с Волги в изобилии вяленую воблу. Азовское море и впадающие в него реки, особенно Дон, давали колоссальное количество этой рыбы, составлявшей самый важный предмет рыбного промысла. Целые горы сушеной тарани свозились на далеко славившийся в прежнее время рыбный рынок Гниловской станицы, откуда сушеная Т. чумаками развозилась по всей Малороссии и в Крым. В настоящее время замечается полное оскудение всего Азовского бассейна этой рыбой, которая нигде более не ловится даже в сколько-нибудь серьезном, в промысловом смысле, количестве. Причина такого исчезновения здесь тарани не вполне выяснена, но есть основание предполагать, что перехватывание в устьях рек, безграничный лов этой рыбы до ее нереста и уничтожение молодой Т. (в качестве таловирки) – помимо каких либо стихийных неблагоприятных обстоятельств для развития выметанной икры и т. п., оказали немаловажное влияние на создание современного печального положения дела с этой рыбой. Н. О.
Тард
Тард (Gabriel Tarde) – французский социолог и криминалист (род. в 1843 г.). Служил в судебном ведомстве, был потом начальником статистического бюро в министерстве юстиции; теперь преподает в высших учебных заведениях Парижа (College de France, Ecole des sciences politiques. College libre des sciences sociales). В 1900 г. он избран в члены академии нравственных и политических наук. Как социолог, Т. может быть назван представителем психологического направления. Известность его зиждется главным образом на его труде: «Les lois de l'imitation» (1890, русский перев. 1892). Кроме массы статей, разбросанных по разным периодическим изданиям и отчасти собранных в «Essais et melanges sociologiques» (1895), он написал еще: «La foule criminelle» (1892), «Les transformations du droit» (1893), «Logique sociale» (1895), «L'opposition universelle» (1897), «Etudes de psychologie sociale» (1898), «Les lois sociales» (1898), «Les transformations du pouvoir» (1899) и «L'opinion et la foule» (1901), а также несколько работ по теории уголовного права («Преступная толпа» и «Социальная логика», перев. на рус.). Сущность социологических взглядов Т. определяется исходным их положением, по которому общественность тесно связана с подражательностью. Основной закон всего сущего – всемирное творение, под формами волнообразного движения в неорганической природе, наследственности в мире органическом и подражания в жизни общества. Т. говорит даже, что общество, в конце концов, есть подражание («la societe, c'est l'imitalion»). Если бы, однако, действовал этот только закон, то была бы невозможна эволюция; но дело в том, что повторяющиеся ряды вторгаются один в другой, тем самым вызывая уклонения от строгого повторении, и потому кроме подражания действует еще инновация, которую мы называем индивидуальными особенностями, личной оригинальностью, инициативой и т. п. Подражание подхватывает то, что было сначала лишь уклонением; этим путем единичный случай тоже начинает повторяться, и то, что первоначально было случайным исключением, становится общим правилом для целого ряда случаев. См. ст. Beulot («Rev. Phil.», 1896), Wrobblewska, «Arch. fur Gesch. der Philosophie» (1896) и брошюру А. Козлова, «Т. и его теория общества» (1886). Н. Карпева.
Как криминалист, Т. стоит одинаково далеко и от классической школы, и от итальянских антропологов-позитивистов. по методу и приемам исследования он примыкает ко вторым, по существу своих воззрений – является самым решительным их противником. Главное его сочинение: «La philosophie penale» (1890) представляет собою критически разбор теории Ломброзо. Задачи и цели наказания, по Т., эволюционируют. Первоначальная цель наказания – очищение общества: грех должен быть смыть. Затем выдвигается момент устрашения. Современные карательные меры должны иметь целью исправление. Наряду с полной вменяемостью и полной безответственностью, Т. допускает вменяемость частичную или ослабленную. Возражая против учения Гарофало о так паз. естественных преступниках, Т. утверждает, что во многих случаях в человеке исчезают чувства альтруистические и до крайности развивается эгоизм не до, а после совершения преступления, так что не отсутствие альтруизма порождает преступление, а наоборот. Момент предумышления в его глазах не имеет того значения, которое за ним удерживается классической доктриной. Покушение на преступление должно влечь то же наказание, как и оконченное деяние, ибо преступник подвергается наказанию не за вред; им причиненный, а в виду той опасности, которую создают для общества проявленные им антисоциальные свойства. Учение о соучастии, как об особой форме виновности, обусловливающее особый порядок назначения наказания за общее дело, могло, по мнению Т., иметь место лишь тогда, когда судили не живых людей, а отвлеченное дело; теперь вина каждого из соучастников должна быть исследуема самостоятельно и каждый должен быть наказываем только за то, что он сам сделал. В области процесса Т. выступает, вслед за итальянскими позитивистами, энергичным противником суда присяжных, за его слабость и безграничную снисходительность, Функции суда, по его учению, должны быть переданы специалистам, изучавшим физиологию, психологию и социологию и знакомым с арестантами, с их жизнью и бытом. Кроме «Философии уголовного права», Т. написал: «La criminalite comparee» (1886), «Etudes penales et sociales» (1891) и несколько статей и отчетов в различных статистических и криминалистических изданиях. Он состоит одним из редакторов «Archives d'antropologie criminelle». См. В. Д. Спасович, «Новые направления в науке уголовного права» (М., 1868). К. Л.
Тарелки
Тарелки (Piatti, Cinelli – итал., cymbales – франц., Becken, Schellen – нем.) – металлический инструмент без определенной звучности; восточного происхождения, состоящий из металлической круглой доски с углублением в середине, к которому с наружной стороны прикреплен ремень. В оркестре применяются две Т.: играющий, держа Т. за ремни, ударяет одной Т. о другую. Звук Т. в forte резкий, блестящий, дикий, в piano – дребезжащий, но гораздо мягче. Длительность звука должна быть точно обозначена в нотах. Он прекращается от прикладывания Т. играющим к своей груди. Партия пишется в басовом ключе и обозначается нотой ми между третьей и четвертой линейками или пишется на одной черте с обозначением только ритма. В Т. применяется также тремоло, т. е. быстрое чередование ударов Т. о Т. Красивее, мягче выходить тремоло от быстрых ударов палочками литавр по привешенной Т. Удары Т. часто соединяются с ударами турецкого барабана; партии обоих инструментов пишутся иногда на одной нотной системе, причем удары Т. обозначаются нотой ми, а турецкого барабана – ниже, нотой до, в ключе фа. Не следует считать одновременные удары Т. и турецкого барабана обязательными. Т. применяются как в оперном, так и в военном оркестре. В симфоническом оркестре их применение очень редко. Н. С.
Тариф таможенный
Тариф таможенный. – Слово «тариф» происходит от названия небольшого города Тарифы, близ Гибралтарского пролива. Во время владычества над обоими берегами пролива, арабы взимали в Тарифе, по особой таблице, сбор со всех судов, проходивших через пролив, соответственно качеству и количеству груза. Впоследствии таблицы для взимания разного рода сборов, в том числе и таможенных, стали применяться и в других странах, и слово тариф вошло во всеобщее употребление. Т. таможенный представляет собою роспись всех товаров, на которые установлены ввозные и вывозные таможенные пошлины, с указанием размера обложения. Во всех государствах, за исключением тех, где предметы внешней торговли обложены однообразными умеренными пошлинами, или тех, где подвергнуты обложению лишь некоторые продукты потребления (Англия). таможенный Т. представляет весьма сложный законодательный акт. Предметы внешней торговли, вообще чрезвычайно разнообразные, подразделяются на множество категории. При обложении разных категорий государство преследует неодинаковые цеди, что и вызывает разнообразие в пошлинных ставках. Одна из главнейших целей таможенного обложения товаров – доставление фиску возможно большего и верного дохода. С фискальными целями облагаются все те товары, производство которых внутри страны государство не может или не желает поощрять в данное время. Сюда относятся: 1) не добываемые в стране (экзотические) продукты потребления: чай, кофе, какао, колониальные фрукты, пряности и т. п. 2) Не производимые в стране материалы, служащие для обработки – хлопок, джут, дерево южных пород, красильные вещества, некоторые минералы и т. п. Подобные продукты облагаются пошлинной только в тех странах, где на вырабатываемые из них изделия существуют более или менее высокие покровительственные пошлины: иначе обложение их сделало бы невозможной конкуренцию внутреннего производства с мануфактурами тех стран, куда эти продукты ввозятся беспошлинно. Если государство, в котором существуют фискальные пошлины на эти материалы, желает сделать возможным вывоз изделий, вырабатываемых из них, в другие страны, оно обыкновенно устанавливает возврат, при отпуске этих изделий, пошлин, взысканных за сырые материалы, из которых они изготовлены (drawback). Когда размер суммы, возвращаемой при вывозе, несколько выше той, какая фактически могла быть уплачена за такие материалы, мы имеем дело с премией за вывоз.
В России возврат пошлин применяется при вывозе хлопчатобумажных изделий, произведений канительного производства и льняных товаров. 3) Иногда и готовый изделия облагаются, в фискальных целях, пошлиной в размере, исключающем возможность такого развития соответственной отрасли внутренней промышленности, которое повело бы к сокращению ввоза. В большинстве случаев, фискальные таможенные пошлины взимаются в невысоком размере – 5, 10, редко 15% от стоимости. Это объясняется тем, что при установлении таких пошлин имеется в виду достигнуть возможно большего дохода от данной статьи привоза, а высокое обложение может повести к уменьшению ввоза или к развитию контрабанды. В некоторых государствах применяются, наоборот, очень высокие фискальные пошлины, как средство достигнуть выгодного расчетного баланса и воспрепятствовать отливу денег за границу. Если в стране существует высокое фискальное обложение некоторых продуктов внутреннего производства (акцизы), то приходится налагать высокие пошлины и на соответственные ввозные произведения. Нередко бывает, что при общем пересмотре Т. установляются умеренные фискальные пошлины, но впоследствии, в силу финансовых затруднений, правительству приходится, изыскивая новые источники к увеличению государственных доходов, возвышать эти пошлины, и, таким образом, умеренные оклады постепенно достигают высоких размеров. В различных государствах применяются далеко не одинаковый системы покровительства внутреннему производству. Там, где выделка товаров простейших сортов, потребляемых низшими слоями населения, достаточно развилась и не нуждается в таможенном покровительстве, а правительство опасается наложением протекционных пошлин на эти сорта вызвать вздорожание их, в ущерб беднейшим классам, простые товары либо пропускаются беспошлинно, либо облагаются незначительными фискальными сборами; высокие покровительственные пошлины применяются только к самым дорогим сортам товаров, подвергшимся особо тщательной (тонкой) отделке (такая, приблизительно, система применяется в Австро-Венгрии и Италии). В других странах, где промышленность развита слабо и может изготовлять только простейшие изделия, правительство стремится обеспечить сбыт тех продуктов, какие она выделывает; в таких случаях ввоз простейших сортов товара или запрещается, или облагается весьма высокими пошлинами; более умеренные (сравнительно со стоимостью) оклады применяются к высоким сортам, не вырабатываемым или мало вырабатываемым в стране. Такой характер имели таможенные Т. в России с 1822 по 1857 г.; при министре финансов графе Канкрине было принято за правило вовсе запрещать к ввозу, например, суровые ткани, простые металлические товары и пр. К таким же результатам приводит наложение на известный товар, представляющий много сортов, от весьма дешевых до высокоценных. одинаковой, довольно высокой пошлиной: последняя, составляя более 200-500% с цены низших сортов, делает совершенно невозможным ввоз их и в то же время ложится более умеренным гнетом на высокие и ценные сорта (10-30%). Такая система обложения применяется, в некоторых случаях, и в существующем ныне русском Т.; напр. на всякие льняные ткани, начиная с самых грубых и дешевых и кончая дорогим батистом, существует одинаковый оклад в 72 руб. с пуда. – Наконец, иногда покровительственными пошлинами поощряется производство товаров всех сортов и во всякой степени обработки: при таких условиях каждый' род ввозных товаров разбивается на множество категорий, и по каждой назначается особая пошлина, соответственно ее ценности и степени покровительства, какую имеется в виду оказать соответствующей отрасли внутренней промышленности. Такая система применяется действующим русским Т. 1891 г.; она ведет к чрезвычайно сложной тарификации товаров, вызывая разделение статей привоза на множество подразделений, с указанием признаков пропускаемого по этому подразделению товара. Отдельные товары, внутреннее производство которых особо поощряется по каким-нибудь правительственным соображениям или в виду ходатайств представителей промышленного класса (всегда оказывающего большее или меньшее влияние на выработку Т.), облагаются иногда в Т. специальной пошлиной; иногда, наоборот, приходится облагать уменьшенной пошлиной некоторые разновидности привозных товаров. распространение которых в народе признается заслуживающим особого поощрения; все это порождает еще большую пестроту в тарифе (Иногда на один и тот же товар налагаются различные пошлины в зависимости от частя границы, через которую он ввозится – напр. при желании оживить привоз товара морем или через данный порт (так наз. дифференциальные пошлины)). Если государство заключает торговые договора с другими державами, то последние нередко выговаривают уступки в пошлинах на некоторые продукты, составляющие предмет их вывоза (так назыв. Система конвенционного Т.). Независимо от собственно покровительственных целей, правительство налагает иногда очень высокие ввозные пошлины на некоторые произведения, развитие потребления которых признается нежелательным, в видах противодействия их привозу: этим объясняется установление даже в странах, следующих принципам свободной торговли, высоких окладов на предметы роскоши, на дешевые суррогаты жизненных припасов, не всегда безвредные для здоровья, и т. д. Затем, во многих государствах правительство, помимо фискальных и протекционных целей, стремится налагать по возможности усиленные пошлины вообще на все статьи привоза, т. е. на продукты потребления и сырые материалы, хотя бы не производимые в стране, иногда даже на предметы печати и искусства, в видах сокращения оборотов ввозной торговли и противодействия перемещению капиталов и денежных знаков за границу. Такая система, близко граничащая с меркантилизмом XVII и XVIII в., в настоящее время применяется, напр., в Испании. В России подобными целями вызывалось установление очень высоких пошлин и запрещение ввоза массы товаров в период времени с 1793 по 1819 г., а также беспрерывное усиление ввозных пошлин с 1882 г. В законе 21 июля 1900 г., установившем повышение таможенных пошлин по поводу событий в Китае, прямо отражено, что поднятие Т. вызвано потребностью в новых расходах, которые при том, в значительной части, должны быть произведены за границей. Наконец, при установлении окладов на ввозные товары, правительство иногда имеет целью оказывать давление или репрессию на другие государства, налагающие слишком высокие пошлины на продукты, вывозимые из данной страны. Эта цель достигается, во-первых, усилением обложения тех произведений, которые ввозятся в данную страну из враждебного, с таможенной точки зрения, государства (так наз. боевые пошлины), во-вторых, посредством заключения с другими государствами особых трактатов в силу которых каждая сторона выговаривает себе уступки в обложении предметов, составляющих главный статьи ее отпуска (конвенционные уступки). В. первом случае применяется система автономных таможенных Т. При этой системе государство устанавливает пошлины на ввозные товары собственной властью, не указывая срока действия Т. и оставляя за собою право изменять последние по своему усмотрению; с другими же государствами заключаются договора, обусловливающие за договаривающимися сторонами только права наиболее благоприятствующих державе, т. е. право на то, чтобы, в случае действия в одной из стран двоякого тарифа – автономного и пониженного, или общего и конвенционного, – продукты другой страны очищались в первой наинизшими пошлинами. При системе конвенционных Т. государства вступают между собой в договора в том смысле, чтобы к известным продуктам договаривающейся стороны, вместо пошлины, установленной общим (автономным) Т., применялась пошлина не выше выговоренного (пониженного) размера. В настоящее время почти повсюду применяется система конвенционных Т., начавшая распространяться с 50-х годов XIX стол. Россия придерживалась автономных Т. до 1893 г.; до того времени у нас существовал только один общий Т., причем таможенный устав предоставлял министру финансов право увеличивать до 50% пошлины с произведений тех стран, какие будут применять более высокие оклады к русским продуктам. Первая конвенция, с довольно значительными уступками с нашей стороны, была заключена в июне 1893 г. с Францией, в 1894-96 гг. – с Германией и др. государствами.
Из всего вышеизложенного ясно, какой сложностью может отличаться таможенный Т., и как запутана, в некоторых случаях, таможенная тарификация товаров. Вообще таможенный Т. принято излагать в виде таблиц, в которых товары распределяются по категориям, иногда в алфавитном порядке. Эта чисто механическая система изложения Т. применяется до настоящего времени во многих странах – напр. в Германии, Соед. Штатах Сев. Америки и т. п., иногда в виде глав, обнимающих собою однородные товары. При разделении Т. на главы в основание принимаются иногда назначение и степень выделки товара: жизненные припасы, сырые продукты и полуобработанные материалы, служащие для обработки, изделия обрабатывающей промышленности и вполне готовые (аппретированные) предметы, обыкновенно выделанные из разных материалов (готовое платье, зонтики, музыкальные инструменты, экипажи, мелочные вещи и пр.). Особой систематичностью классификации отличаются Т. Италии и Франции. – У нас, с изданием Т. 1891 г., нет более разделения Т. на главы, но в последовательности статей замечается известная систематическая группировка. Ст. 1-39 росписи А (товары привозные) обнимают жизненные припасы, ст. 43-53 – разные продукты животноводства, ст. 5457 – кожи и шкуры и изделия из них, ст. 58-61 – лес и деревянные изделия, ст. 62-64 – разные растительные продукты и изделия, ст. 66-71 – разного рода продукты ископаемого царства, ст. 72-74 – кирпич и глиняные изделия, ст. 75 – фаянсовые, ст. 76 – фарфоровые, ст. 77-78 – стеклянные изделия, ст. 79 – уголь каменный, ст. 81-121 – химические, аптекарские и парфюмерные продукты, ст. 124137 – дубильные и красильные материалы, 138-175 – металлы и всякого рода металлические изделия, 176-178 – тряпье, бумагу и книги, 179-208 – волокнистые вещества, пряжу и ткани. 208-218 – разные готовые изделия. Ст. 219-228 составляют роспись Б – товары, запрещенные к ввозу. Для товаров отпускных существует роспись В, заключающая в себе 8 статей, отдельные главы тарифа распределяются на более мелкие подразделения. Для правильного применения Т. необходимо, чтобы, при распределении товаров на мелкие статьи и пункты, были точно указаны отличительные признаки, по которым товар должен быть отнесен к данному подразделению; такими признаками служат материал. из которого выделан товар (напр. изделия из дерева простых или ценных работ), степень выделки (металлические предметы простые, полированные и посеребренные или позолоченные, ткани суровые, беленые. крашеные, набивные и т. п.), величина (проволока более широкого или более узкого диаметра), назначение (машины фабрично-заводские и земледельческие), внешний вид (мелочная вещь простая или тонкой работы). В видах удобства пользования Т. на практике как для таможенных чиновников, так и для торговцев, весьма важно, чтобы приведенные выше отличительные признаки товаров означались в нем с ясностью и достаточной подробностью, но без излишней казуистичности. Не следует устанавливать резкого различия в окладах на товары, сходные между собою. В этом отношении русский Т. 1891 г. заставляет желать весьма многого. К Т. обыкновенно прилагается подробный алфавитный перечень товаров, а также пояснительные примечания. Таможенные Т. России, как общий, так и конвенционный, составляют одну из частей VI т. Свода Зак. гражд. – Устава таможенного, департаментом таможенных сборов выпускаются полные и очень подробные официальные его издания. К. Л-ий.
Тартар
Тартар (o, h TartaroV, ta Tartara , Тагtarus, Tartara) – по представлению древнегреческой мифологии темная бездна, которая на столько же удалена от поверхности земли, на сколько от земли небо: медная наковальня летела бы от поверхности земли до Т. в течение 9 дней. Над Т. находились нижние основания земли и океана. Т. был окружен тройным слоем мрака и железной стеной с железными воротами, воздвигнутыми Посейдоном; он служил местом заключения низверженного Крона и побежденных титанов, которых стерегли «сторукие» исполины, дети Урана. В позднейшие времена назначение Т. изменилось: под ним стали подразумевать нижние пространства в царстве грешников. Как мифическое лицо; Т. был сыном Эфира и Земли. Н. О.
Тартини
Тартини (Giuseppe Tartini) – знаменитый скрипач (1692-1770). Он выработал основные приемы ведения смычка, признанные всеми современными ему скрипачами Италии, Франции и вошедшие во всеобщее употребление. Ему приписывают открытие акустического явления, заключающегося в том, что два консонирующих верхних звука дают нижний отзвук, с ними консонирующий (напр. малая терция ми соль дает отзвук до на расстоянии децимы от верхней ноты ми). Эти так назыв. комбинационные разностные тоны или тоны Т. разработаны впоследствии Гельмгольцем. Кроме Т. на разностные комбинационные тоны обратил внимание немецкий органист Сорг (1740), которому тоже приписывают открытие этих тонов. В 1728 г, Т. основал школу, из которой вышло много первоклассных скрипачей. Он написал для своего инструмента много концертов и сонат, в том числе известную «Sonate du diable» или «Trille du diatle», про которую он говорил, что услышал ее впервые во сне, в исполнении черта. Теоретич. соч. Т.: «Tratatto di musica secondo Ja vera scienza dell'armonia» (Падуя, 1754), «Trattato del ie appoggiature» и др. См. Фанцого, «Orazione delle lodi di Gniseppe Tartini», «Elogi di Guiseppe Tartini» (Падуя, 1792), и биографию, написанную Гиллером, в «Lebeasbescbreibungen beruhmter Musikgelehrten and Toncunstler neuer Zeit» (Лпп., 1784). П. С.
Тарханы
Тарханы – село Чембарского у., Пензенской губ. Здесь провел свое детство и погребен М. Ю. Лермонтов. Жит. ок. 1000, 2 церкви, училище, библиотека.
Тасман
Тасман (Абель Янсон Tasman) – голландский моряк, прославившийся своими открытиями. По приказанию нидерландскоостиндского наместника Ван Димена, он отправился для исследования Австралии и 24 ноября 1642 г. наткнулся на землю, которую назвал Вандименовой Землей, не подозревая, что это не Австралия, а о-в возле ее; плывя далее на В, он открыл Новую Зеландию, объехал ее западный берег, открыл затем южную группу Тонга, 6 февраля 1643 г. пристал к о-вам Фиджи и 15 июня вернулся в Батавию. Во второе путешествие, 1644 г., Т. обследовал и описал северные и сев. западные берега Австралии.
Тассо
Тассо (Торквато Tasso) – знаменитый итальянский поэт, сын Бернарде Т. Его жизнь является в высшей степени интересной иллюстрацией умственного и нравственного перелома, который переживало итальянское общество в XVI столетии. Драматизм положения Торквато Т. в значительной степени был присущ всему современному ему обществу. Т. род. 11 марта 1544 г. в Сорренто. Еще ребенком он должен был расстаться с отцом, которого постигло изгнание; мать его, нежная, умная и добродетельная женщина, руководила его воспитанием. Мальчик отличался замечательными дарованиями и считался одним из лучших учеников Иезуитской коллегии, в которой воспитывался. Самолюбие его школа развила до крайности. Религиозность в нем тоже была весьма сильна. После смерти матери Т. переселился к отцу в Рим, где усердно занимался древними писателями, особенно Вергилием и Гомером. Отец убеждал сына искать надежного мецената, способного оказать ему материальную и нравственную поддержку. Таким меценатом казался Т. Гвидобальд Урбинский. Герцог и его двор не только предавались развлечениям, но и занимались философией, поэзией, музыкой и даже математикой. Т. нашел здесь падежного руководителя в лице Командино, философа, поклонника древности. При дворе часто велись диспуты: одни признавали лишь Гомера и Вергилия достойными имени поэта, другие превозносили Ариосто. Т. находил. что можно примирить оба направления. С этой целью он задумал поэму «Ринальдо», где рисуется идеальный рыцарь, руководимый честолюбием и любовью к даме. Материал взят из классических авторов; встречаются прямые заимствования из Вергилия и Ливия. Т. приобретал все большую известность и был избран секретарем венецианской академии. На досуге он хорошо изучил Платона и Аристотеля, занимался Данте и писал комментарии к «Божественной Комедии». Отец Торквато убедил сына изучать юриспруденцию, которая могла его обеспечить материально; но в падуанском университете Т. гораздо больше занимался поэзией и философией, чем правом. В Болонье, куда он затем перешел, он посвящал много времени диспутам и написал теоретическое рассуждение «Discorsi sul Poema eroico». Некоторое время он прожил в Мантуе, затем получил приглашение прибыть в Феррару (1565). Герцог Альфонс II Феррарский был блестящий прожигатель жизни, для вида покровительствовавший науке и поэзии, поскольку они увеличивали ореол его славы. Поэты должны были быть, прежде всего, царедворцами. Т. приняли чрезвычайно любезно: его ученость, его поэтический талант придавали новый блеск двору. По убеждениям Альфонс II был ревностный католик-реакционер, враг ереси, проникавшей с севера, а по характеру – тщеславный, жесткий и даже жестокий человек. Он старался извлечь из покровительствуемого поэта или художника наибольшую пользу, при наименьших тратах, и был щедр лишь тогда, когда его тщеславие было затронуто. На первых порах Т. был ослеплен и очарован феррарским двором. Особенно ценили его придворные дамы, во главе которых стояли сестры герцога, Лукреция и Элеонора. Т. казалось, что он «в раю и окружен ангелами». Стихи его перечитывались и разучивались; герцог часто приглашал его к своему столу. Т. не имел соперников и без труда отодвигал на задний план менее даровитых, хотя и более угодливых поэтов, вроде Пиньи. Вскоре имя Т. сделалось известным и за пределами Италии. Карл IХ, король французский, пригласил его к себе. Т. был хорошо принят в Париже и даже выступил в роли советника короля, добившись помилования осужденного на смертную казнь преступника. Однако, его смелость и порицание религиозной нетерпимости скоро охладили к нему французский двор; ему дали понять, что присутствие его излишне. Т. вернулся в Феррару, где нашел прежний радушный прием. Он усердно принялся за выполнение плана великой поэмы, им задуманной. Зависть, интриги придворных и самонадеянность самого поэта делали, однако, свое дело. По поводу стихотворения на смерть Варвары Австрийской, герцогини феррарской, придворные подвергли Т. жестокой критики; но герцог продолжал к нему благоволить, образованная публика была на его стороне. Пастораль Т., «Аминта», привлекла общее внимание. Герцогиня Урбинская пожелала видеть поэта при своем дворе" Мало успеха имела трагедия Т. «Торрисмондо», где он пытался быть оригинальным и применить к современности правила древней классической трагедии. Это слабое произведение Торквато Т. интересно лишь по автобиографическим мотивам; в обильных монологах читаются признания самого Т. Особенно интересны его мысли о самоубийстве, которое он находить единственным исходом при известных обстоятельствах. Уже чувствуется разлад во внутреннем мире поэта, усилившийся после появления «Освобожденного Иерусалима». Не в меру добросовестный и даже мнительный поэт пожелал знать мнения знатоков о своем произведении. Знатоки высказали ряд противоречащих друг другу и совершенно бесполезных для Т. замечаний. Т. многое изменил в угоду критикам; последние стали притязательнее и из литературной области перешли в религиозную, угрожая поэту доносами папе. Т. пытался умиротворить всех. опасаясь обвинений в ереси, но, делая уступки, видел, что грешит против требований поэзии. Утешение и опору он находил у сестры герцога, Элеоноры; но придворные успели выставить в неблагоприятном свете любезности, оказанный Т. другой даме (герцогине Сантавале). Отношения Т. к Элеоноре были проникнуты более почтительным уважением, чем любовью; он всегда находил в ней отзывчивость и готовность помощи. Охлаждение Элеоноры было для него весьма тягостно. Вместе с преследованиями завистников, оно заставило Т. покинуть Феррару (1577); он поселился у сестры своей, в Сорренто. Оказалось, однако, что он слишком привык к придворной жизни и не мог отрешиться от тоски по ней. Он стал умолять герцога и герцогинь вернуть его ко двору. Не получив согласия, он все же появился в Ферраре, чтобы восстановить свою честь в глазах общественного мнения. В Ферраре его приняли любезно, но о прежней роли не было и речи. Ему дали понять, что он хорошо сделает, если обратится в обыкновенного придворного и будет наслаждаться жизнью. Поэт не мог примириться с подобным положением, горячился, протестовал; его мучили религиозные сомнения, наветы врагов и страх перед инквизицией. Душевное его равновесие было навсегда потрясено. Он вторично бежал из Феррары, но не нашел успокоения ни в Урбино, ни в Турине. Получив приглашение Альфонса вернуться в Феррару, он поехал туда, но в самый день приезда у него произошло столкновение с одним из придворных, затем с самим герцогом, который велел заключить его в госпиталь св. Анны, где его продержали 7 лет (с 21 февр. 1579 г.). Пребывание Т. в заключении сломило его поэтический гений, но помогло ему окончательно сосредоточиться и решить для самого себя основные вопросы религии и философии: он ищет опоры в католической вере, борется со всеми сомнениями, одерживает, как ему кажется, над ними верх и подвергается видениям и галлюцинациям. В философских вопросах он тщетно пытается примирить теории Аристотеля и Платона и, наконец, окончательно ударяется в аскетизм. Прежняя поэтическая деятельность кажется ему греховной и преисполненной заблуждениями. Он начинает очищать от светского и еретического элемента «Освобожденный Иерусалим», лишает его лучших красот и создает «Завоеванный Иерусалим» – сухое и прозаическое, но вполне правоверное произведение (1593). Он измучился в бесплодных попытках примирить духовное наследие, полученное от древних, с требованиями католической религии и философии. Жизнерадостный Т., любимец дам и двора, превратился в сурового, преждевременно увядшего аскета, мысли которого витали в высоких, но холодных сферах. После освобождения, состоявшегося благодаря участию друзей и возмущенному общественному мнению, Т. снова думает посвятить себя поэзии, но у него не хватает сил. От поэзии он уходить в молитву в размышления о царствии небесном. Его тянет в Рим; у папского престола он надеется найти полное успокоение. Не добившись в первый раз аудиенции у папы, Т. уезжает на время в Неаполь, где у него были друзья, и здесь пишет мистическую поэму: «Масличная гора» (Monte Olivete). Приехав в Рим во второй раз, Т. получил обещание милостивого приема со стороны папы, но не видел его, так как изнурительная болезнь подточила его силы. Он жил в монастыре, сочиняя религиозные трактаты и переделывая свои поэмы. Трактат о дружбе был последним его произведением. Лавровый венок, когда-то столь желанный поэту, был ему присужден, но он не дожил до этого торжества; друзья и поклонники увенчали только его мертвое чело (умер 25 апреля 1595 г.). Из произведений Т. первое место принадлежит «Освобожденному Иерусалиму». Согласно с теоретическими правилами, обязательными в глазах Т., он разделил свой эпос на четыре части: 1) введение-4 первые песни; 2) осложнение действия, от 5 до конца 13 песни; христиане переживают ряд бедствий, подвергаются влиянию чародеев, Ринальдо уходит полный гнева, египтяне нападают на христиан, сам Готфрид ранен; 3) поворот к счастливому исходу – до конца 17-й песни. – благодаря примирению Ринальдо и его возвращению; 4) заключение – взятие Иерусалима. В основу фабулы поэмы Т. легли полуисторические, полупоэтические известия о крестовых походах, особенно сочинение Вильгельма Тирского: «De Bеllо saoro». Настроение поэмы – высокоторжественное, преобладающий тон – лирический. Современники и потомки Т. признали выбор сюжета необыкновенно удачным. В самом деле, ряд жертв, принесенных во имя высокой идеи освобождения Гроба Господня, заслуживал не только летописных и исторических сообщений, но и песни великого поэта. В поэме много противоречий, трудно примиримых, обусловленных теоретическими воззрениями Т. Подражание древнему эпосу, история, рыцарский мир, превращение Олимпа в сонм христианских божеств и наоборот – все это с трудом укладывалось в одни и те же рамки; но возвышенность настроения, образность речи, богатство красок, искренняя задушевность до настоящего времени увлекательно действуют на читателя. Из других произведений Т. особенного внимания, по свежести вдохновения, заслуживает пастораль Аминта. Полное издание сочинений Т., в 30 томах, дал Rosini (1820 и сл.); он же издал избранные сочинения Т. («Opere Scelte», 1823, 5 т.). Переводы «Освобожденного Иерусалима» появились почти на всех не только европейских, но и восточных яз. На русском яз. существуют устаревшие переводы Попова, Москотильникова, Мерзлякова, из более новых – Раича, Ливанова, Козлова. Лучший и образцовый перевод, несколько архаичный по стилю, принадлежит Мину («Дешевая Библ.» Суворина, 1900). Лучшая монография о Т. – Чекки: «Тогquato Т., il pensiero е le belle letlere ital. nel sec. XVI», Флор., 1877). Немецкий перевод сделан Лебцельтерном (Лпц., 1880). Ср. соч. Буркгарда и др. монографии о Возрождении. Прекрасная статья посвящена Т. Френцелем («Dichter u. Frauen», т. 1). См. еще обстоятельную и широко задуманную статью проф. М. Бородина в «Истор. Вестнике», 1883, № 7-9. Л. Шепелевич.
Татарский пролив
Татарский пролив – отделяет о-в Сахалин от материка Азии и соединяет Сев. Японское море с Охотским. Наиболее узкая и мелкая, примыкающая к устью р. Амура часть Т. пролива называется также проливом Мамио-Ринзо или проливом Невельского. Глубина Т. пролива в южной и средней части как вдоль материка, так и вдоль Сахалина уже вблизи берега весьма значительна, особенно около выдающихся в море крутых мысов. На пространстве между Императорской гаванью и зал. Де Кастри глуб. на расстоянии 2 миль от берега достигает от 15 до 18 саж., около мыса Лессепса (49°33'. с. ш.) на расстоянии одного кабельтова от берега от 25 до 30 саж., в некоторых местах даже до 50 саж., точно также и на стороне о-ва Сахалина, напр., между этим островом и о-вом Моннероном Лаперуз не нашел ни одной глубины менее 50 саж. От залива же Де-Кастри к С глуб. Т. пролива быстро уменьшается, что послужило основанием для старинных мореплавателей считать Сахалин полуостровом. На параллели Де Кастри глуб. нигде не превосходит 26 саж., между мысами Сущева на материке и Тык на Сахалине в середине пролива 12 саж.; в самом узком месте, где ширина пролива равна 7 в., а именно между мысами Лазарева и Погоби, глуб. всего 5 саж. Глубина узкой части пролива местами значительнее у берега, нежели в середине, и в общем глубины здесь на столько не велики, что только суда с осадкой до 23 фт. свободно могут проходить из Сев. Японского моря в Охотское. По физическим свойствам Т. пролив представляет сев. продолжение Сев. Японского моря, но в узкой его части, благодаря притоку пресной воды из Амура, соленость его очень незначительна. У мыса Елизаветы и в зал. Надежда вода содержит не более 16,4 и 16,2 частей соли на 1000, у мыса Лазарева вода годна для питья, а в зал. Де Кастри в воде находится от 16 до 18 част. на 1000. Благодаря малой солености, узкая часть пролива ежегодно замерзает во всю ширину от Амурского лимана на Ю приблизительно до селения Тык, или по крайней мере до мыса Лазарева; южнее он замерзает только по берегам. Заливы и губы пролива замерзают с ноября и декабря, хотя свежий морской ветер и ломает в них лед; однако, защищенные от ветра заливы бывают покрыты льдом до апреля. Весной в пролив заходят льды из Охотского моря и Амурского лимана. С октября в Т. проливе дуют сильные зап. и сев. ветры, при которых температура падает нередко ниже -30°, дующие летом вост. ветры понижают температуру лета. Летом по всему проливу господствуют туманы. Приливы и отливы в Т. проливе довольно заметны, особенно в узких частях его заливов. Самый значительный прилив замечен в зал. Де Кастри, где в сизигии он достигает 9 фт., в Императорской гавани он равен 4 фт. Из заливов по берегам Т. пролива наиболее замечательны на материковом берегу: Императорская гавань или Хаджи под 49° с. ш. и зал. Де Кастри под 51°28' с. ш. Материковый берег Т. пролива к Ю от устья Амура низменный и плоский, до мыса Уарки здесь встречается только один крутой и высокий мыс Джуаре. Против мыса Уарки находятся 8 островков Хадземив. От зал. Де Кастри до Императорской гавани по берегу встречаются хвойные леса, состоящие из ели, пихты, лиственницы с примесью березы, ольхи, клена и проч., такой же лес встречается и в ближайших окрестностях Императорской гав. Между этой последней и р. Ыкки берег Т. пролива горист и пересечен узкими долинами и ущельями. Здесь к самому берегу подходит хребет Сихотэ-Алин. По долинам и ущельям в Т. пролив стекают здесь быстрые горные потоки с каменистым руслом; из них самые значительные pp. Кэпи и Ыкки. Южнее Императорской гав. к берегу Т. пролива подходят склоны хребта Найта; последний тянется вдоль берега, вдаваясь в море мысами Джонго и Асиние. Близ устья р. Гидзюца береговая возвышенность прервана долиной р. Гидзю, южнее этой долины берег Т. пролива состоит из высоких отвесных гор, местами вдающихся в пролив в виде мысов. У рч. Улека возвышенность эта сливается с болотистым пространством, прилежащим с С к р. Кэпи. Широкая долина этой речки упирается в небольшую, но глубокую бухту. Зап. берег Сахалина против устья Амура покрыт песчаными дюнами, за которыми следует тундра, простирающаяся далеко внутрь острова. Плоский болотистый берег тянется к Ю до мыса Уанды, лежащего против зал. Де Кастри, южнее берег становится крутым и холмистым. Под 51° с. ш. находится зал. Жонкиера. Между 49° и 48° холмы переходят в довольно высокие горы, южнее же берег понижается. На всем протяжении сахалинский берег Т. пролива, начиная от мыса Уанды, покрыт крупным хвойным лесом. В 1787 г. мореплаватель Лаперуз входил в Т. пролив, но, поднявшись до узкой части его и всюду встречая мели, пришел к ошибочному заключению, что между Сахалином и материком находятся отмели, обнажающиеся во время отлива. К такому же заключению пришли впоследствии Браутон (1796) и русский мореплаватель Крузенштерн (1805). Последний предполагал, что Сахалин – полуостров. В 1808 г. японский землемер Мамио Ринзо прошел по Т. проливу до устья Амура и таким образом первый доказал, что Сахалин есть остров. Однако, результаты его путешествия долго оставались неизвестными европейцам, в том числе и русским. В 1846 г. в устье Амура по Т. проливу пытался проникнуть Гаврилов и гр. Несельроде; последний нашел устье р. Амура «недоступным для мореходных судов, ибо глубина на оном от 1,5 до 3,5 фт. и Сахалин полуостров, почему р. Амур не имеет для России никакого значения». В 1849 г. Г. И. Невельской доказал, что вход в амурский лиман из Т. пролива доступен для судов всех рангов, а с С, из Охотского моря – для судов, сидящих до 23 фт. в самое же устье Амура из Т. пролива могут проходить суда с осадкой до 15 фт., а из Охотского моря – с осадкой до 12 фт. А. И.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 54 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close