Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
11:08
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Твердое тело
Твердое тело в теоретической механике. – Иногда в теоретической механике твердые тела предполагаются идеально твердыми так что расстояния между точками одного и того же тела предполагаются неизменными, какие бы силы ни действовали на тело. Такое представление об идеальной твердости тел влечет за собой неопределимость в тех вопросах статики Т. тел, в которых являются излишние связи. Так, например, если тяжелое Т. тело опирается тремя своими точками на плоскость, то давление каждой из этих точек может быть вполне определено по правилам сложения и разложения сил; если же точек опоры на плоскость будет четыре или более, то давление их на плоскость окажется неопределенным или, вернее сказать, неопределимым по правилам статики идеально-твердых тел. Такая неопределимость может быть вполне устранена, если примем во внимание упругие свойства Т. тел и введем в расчет зависимость между деформациями тел и деформирующими силами. Д. Б.
Твердость
Твердость (Rigidity) металлов и минералов – свойство сопротивляться изменению формы. Так как изменение формы сопровождается пластичными деформациями, т. е. сдвигами, то модуль сдвига (modulus of rigidity), может служить теоретически мерой Т. На практике Т. рассматривается как сопротивление тела углублению, производимому в нем другим телом, более твердым. Так, Т. металлов измеряется по способу Родмана, величинами углублений, производимых стальным закаленным ножом, имеющим форму пирамиды с сильно вытянутым ромбическим основанием. Полагается, что при одной и той же нагрузке ножа, величина Т. металла обратно пропорциональна величине объема углубления. Подобным же образом, по способу Кальверта и Джонсона, Т, измеряется величиной груза, потребного для вдавливания закаленного стального усеченного конуса определенных размеров до половины его высоты.
Т. минералов. При испытании на Т., если не требуется особенной точности, проводят от руки стальным острием или острым углом какого-нибудь минерала по ровной поверхности другого минерала и наблюдают, получается ли царапина на испытываемом минерале или же нет. Для определении Т, и ее обозначения пользуются так называемой шкалой Мооса, состоящей из 10 минералов. Шкалу эту составляют: 1) тальк, 2) каменная соль, 3) известковый шпат, 4) плавиковый шпат, 5) апатит, 6) ортоклаз, 7) кварц, 8) топаз, 9) корунд, 10) алмаз. При пользовании шкалой Мооса, заготовляют куски названных минералов как с острыми углами, так и с ровными поверхностями. Для того, чтобы не слишком портить более мягкие номера шкалы, испытуемым минералом чертят всегда по тому члену шкалы, который кажется более твердым, а затем переходят к номерам с меньшей Т. Если находят Т. равной одному из членов шкалы, то эту Т. выражают номером этого члена; напр., Т. 4 означает Т. плавикового шпата. Если Т. не вполне совпадает с таковой члена шкалы, а находится между двумя степенями Т., то к цифре первой степени прибавляют половину. Таким образом 3,5 будет Т., лежащая между Т. известкового шпата и плавикового шпата. Таким образом все числа, обозначающие Т., имеют значение номеров. Для более точного, количественного выражения Т. употребляется прибор, устроенный впервые Зеебеком и называемый склерометром. Прибор этот состоит из равноплечного рычага, на одном конце которого на верхней стороне имеется чашка для груза, а под чашкой укрепляется вертикальное стальное или алмазное острие. Испытуемая пластинка минерала устанавливается горизонтально на подставку прямо под острием; на чашку кладут груз до тех пор, пока при движении подставка в минерале не получатся царапина. Чем тверже минерал, тем больший груз надо положить на чашку. Таким образом Т. можно выразить весом. Чтобы можно было чертить пластинку по различным направлениям и определять эти направления, служит горизонтальный вращающийся круг, кроме того подставка устроена на салазках, которые приводятся в движение при помощи винта и служат для плавного параллельного перемещения минерала. Исследования Т. при помощи склерометра и сопоставление со шкалой Мооса показали (Кальверт и Джонсон), что шкала Мооса дает только весьма грубое представление об относительной Т. тел и что интервалы в Т. членов шкалы весьма не одинаковы, особенно между высшими членами ее.
На некоторых кристаллах и спайных осколках кристаллографически различные плоскости обладают различной степенью Т. У дистена или кианита, плоскости, соответствующее более совершенной спайности, чертятся гораздо легче других плоскостей, притом в первом случай Т. равна 5-ти, а во втором доходит до 7-ми. Точно также гипс и слюда на плоскостях совершеннейшей спайности обнаруживают значительно меньшую Т., чем на остальных. Сверх этого, при дальнейшем исследовании (Франвенгейм) оказалось, что часто на одной и той же кристаллическое поверхности обнаруживаются различные степени Т., смотря по направлению, по которому производится черчение кристалла. Гюйгенс впервые показал это на кристаллах известкового шпата. Чтобы изобразить величину Т. и соответствующее ей направление на кристаллической плоскости, Франц выразил груз и направления линии, исходящими из одной точки. На этих линиях отложил длины, пропорционально давлению (грузу). Если концы таких линий, лучеобразно исходящих из одной точки, соединить линией, то получается кривая Т. Она представляется в различном виде, в зависимости от числа и направление плоскостей спайности в данном кристалле. Она имеет вид окружности, если по разным направлениям не существует различия в Т., вид эллипса, если существует только одна плоскость спайности, перпендикулярная к исследуемой плоскости, наконец, вид лопастной фигуры, если исследуемая плоскость пересекается несколькими направлениями спаянности. Так, напр., моноклиноэдрический кристалл слюды обнаруживает совершенную спайность только по плоскости (001). Соответственно этому и кривая Т. в плоскости (010) является в виде эллипса, положение длинной оси которого показывает, что Т. наибольшая идет в направлении перпендикулярном к спайности. На конечной плоскости (001) фигура Т. имеет вид окружности, потому что здесь нет различии в Т. в разных направлениях.
Д. З.
Тверское княжество
Тверское княжество. – Тверской край уже в начале XI в. принадлежал к довольно населенным и культурным местностям древней Руси: муромский кн. Глеб Владимирович, спеша к больному отцу своему в Киев, в 1015 г., предпочел путь не прямой, а окольный, но пролегающий по людной местности – вверх по р. Волге до р. Тьмы (в нынешней Тверской у.) и оттуда на Ю через Смоленск. В XII и в начале XIII в. Тверь входила в состав Суздальско-Переяславского княжества. Когда она выделилась в особый удел, о том точных летописных указаний нет; можно полагать, что это обособление совершилось между 1241 и 1245 гг.; первым тверским князем был один из сыновей вел. кн. Ярослава Всеволодовича – Ярослав (умер в 1271 г.). Та роль, которую Т. княжество сразу заняло в истории древней Руси, свидетельствует о силе этой области. Первый Т. князь с успехом два раза отбил литовцев (1245 и 1248). По смерти отца, он принял участие в борьбе братьев своих, Александра Невского и Андрея Суздальского, окончившейся неудачей последнего, союзника Ярослава, что особенно тяжело отозвалось на семье Ярослава: при взятии татарами (союзниками Александра) г. Переяславля была убита жена его, а сыновья взяты в плен. Затем Ярослав некоторое время княжил в Новгороде. По смерти Александра Невского он является соперником брата своего Андрея, едет в орду, где и получает ярлык на великое княжение (1263), но, неизвестно почему, правом этим пользуется только по смерти Андрея (1264). Он ведет с переменным успехом борьбу с новгородцами из-за княжения в Великом Новгороде: в 1270 г. новгородцы приняли Ярослава, но выговорили, чтобы он правил им «на всей воле их». Одновременно с учреждением Т. княжества основана была в Твери и епископская кафедра. При сыне Ярослава Святославе (1271-82 или 1286, точно неизвестно) Т. княжество пользовалось спокойствием и мало участвовало в княжеских междоусобицах. По смерти Святослава княжил брат его Михаил (по 1318 г.). Вначале Михаил с успехом отражал набеги литовцев; затем, не желая подчиняться вел. кн. Димитрию Александровичу, он отбил опустошительный набег последнего в союзе с татарами. В 1293 г. в Тверь приходил из Орды татарский царевич Тахтамер, который «многу тяготу учинил людям». В 1294 г., вследствие женитьбы Михаила на дочери ростовского кн. Димитрия, Анне (впоследствии св. Анны Кашинской), Кашинский удел был присоединен к Твери. В 1295 г. заключен Тверью с Новгородом оборонительный союз «или от татарина, или от кого-нибудь другого» – это было первой попыткой русского князя дать отпор татарам, что, впрочем, не помешало Михаилу, по смерти вел. кн. Андрея Александровича (1304), поехать в Орду и подкупом добыть себе ярлык на великое княжение. Это привело к ожесточенной борьбе с московским кн. Юрием Даниловичем; в борьбу вмешались новгородцы, недовольные высокомерием Михаила. Калита поехал в Орду и получил великокняжеский ярлык; Михаил должен был уступить московскому князю великокняжеский титул. Несмотря на это, Юрий с татарами и другими князьями напал на Т. княжество. Нападение было отбито Михаилом, но среди пленных оказалась жена Юрия, татарка Кончака, которая захворала и умерла в плену до окончания мирных переговоров. Этим обстоятельством московский князь воспользовался, чтобы очернить тверского перед ханом. Михаил был вызван в орду и там убит (1318). Сын Михаила, Димитрий Грозные Очи (1318 – 24), воспользовался корыстолюбием Юрия, утаившего собранную с тверяков для хана дань, и добился ярлыка; но когда в 1324 г. оба соперника встретились в 0рде, то во время ссоры Димитрий убил Юрия, за что был казнен по приказанию хана. Т. княжество и титул вел. кн. были отданы брату казненного, Александру Михаиловичу (1324-27). В 1327 г. в Тверь приехал посол и близкий родственник хана Чолхан (Шевкан или Щелкан), который своим образом действий довел тверяков до открытого сопротивления; все татары были перебиты, а Чолхан сожжен в великокняжеском дворце, где пытался укрыться. Московский князь Иван Данилович Калита принял от хана поручение наказать Т. князя. Войско Ивана, в котором было до 50 тыс. татар, заняло Тверь и Кашин. Александр бежал в Псков, а на место его, с согласия хана Узбека, сел брат его Константин Михаилович (1327 – 37), с титулом вел. кн. тверского. Княжение Константина было мирное; страна оправилась от «щелкановщины». В 1337 г. Узбек простил Александра и возвратил ему Т. княжество (1337-39), но через два года Калите удалось оклеветать своего соперника; последний был вызван в Орду и там казнен вместе со своим сыном. Константин снова занял Т. стол и княжил мирно (1339-45); только в год своей кончины у него «бысть нелюбие» с племянником – удельным кн. холмским (ныне с. Красный Холм, Зубцовского у.) Всеволодом Александровичем; это положило начало усобице в Т. княжестве, ослабившей его и подавшей повод московским князьям вмешиваться во внутренние дела Твери. По смерти Константина, ярлык на Т. княжество выхлопотал себе племянник его Всеволод, кн. холмский (1345-49), но, по настоянию духовенства, уступил стол дяде своему, кн. кашинскому Василию Михайловичу (134968), продолжительное княжение которого было полно междоусобиц среди Т. удельных князей из-за Дорогобужа (ныне с. Дорожаево, Зубцовского у.). Кашин оспаривал у Твери первенство. Т. князья в своих спорах прибегали к посредничеству Литвы и Москвы; последние пользовались случаем и не раз разоряли Т. земли. В 1364 г. моровая язва свирепствовала в Т. княжестве. Междоусобица окончилась победой микулинского кн. Михаила Александровича, который и занял Т. стол (1368-99). Распри с Москвой продолжались, причем соперники прибегали к содействию соседних князей русских, новгородцев, литовцев и татар; более всего терпели пограничные города и волости обоих княжеств; были осаждаемы и Москва (1369), и Тверь (1372). Борьба затихла во время борьбы соединенной Руси против татар; в битве на Куликовом поле (1380) участвовали, на ряду с москвичами, кашинцы и тверяки. В 1382 г., после смерти кн. Василия Михайловича, Кашин был снова присоединен к Твери и Михаил получил от хана Тохтамыша ярлык на великое княжество Т. Последние годы княжения Михаила были мирными и страна сильно поднялась экономически. По смерти Михаила вел. кн. Т. стал сын его Иван Михайлович (1399-1425), который все время теснил своих родственников удельных князей и немало забрал их земель. Москва, занятая борьбой с Литвою и татарами, не вмешивалась в Т. дела. Т. край за этот период посетило много бедствий: в 1413 г. выгорела Тверь, в 1417, 22 и 23 гг. были голодовки. Ивану наследовал сын его Александр, скоро умерший от «мора»; также участь постигла и старшего сына его, Юрия. Т. великокняжеский стол занял брат Юрия, Борис Александрович (1425-61). Благодаря союзу с литовским кн. Витовтом и с Москвой, он поднял значение Твери до прежнего уровня, так что по смерти его никто не дерзнул оспаривать право на княжение у его 8-летнего сына Михаила Борисовича (1461 – 85). Михаил не раз помогал московскому кн. Иоанну III в его борьбе с Новгородом (1471 и 77 гг.) и против татар (1480). Это не помешало Иоанну, окончательно покорившему Новгород и Ярославское княжество, нанести удар самостоятельности своего союзника, причем он воспользовался недовольством Т. удельных князей и бояр и переманил их на свою сторону. Михаил заключил союз с польск. королем Казимиром; это привело к открытому разрыву между Москвой и Тверью, Тверь была взята войсками Иоанна (12 сент. 1485 г.); Михаил бежал в Литву и Т. кн. утратило навсегда свою самостоятельность. Иоанн отдал Т. кн. в удел сыну своему Ивану Ивановичу (1485-90), по смерти которого в ней посажены были наместники. В 1491-92 гг. Т. земли переписаны «по-московски на сохи», чем и завершилось окончательное присоединение их к Москве. При Иоанне Грозном в Твери проживал и носил титул князя Т., не имея никакой власти, крещеный касимовсмй хан Симеон Бекбулатович, – Т. княжество занимало южную часть нынешней Т. губ. и часть нынешнего Клинского у., Московской губ.; установить точно его границы нельзя; известно только, что с С к нему прилегали земли Великого Новгорода, с городами Торжком и Бежецким Верхом (ныне г. Бежецк), которые не раз были занимаемы тверяками; с З – Смоленское княжество (г. Ржев принадлежал Твери недолго); с Ю и В – владения Москвы и Суздаля. Приблизительно Т. княжество занимало площадь в 300 вер. дл. и от 60 до 100 вер. шир., всего ок. 25 тыс. кв. вер. Кроме Твери, в пределах княжества было много городов; из них более значительные, имевшие своих удельных князей – Кашин, Микулин, Телятьев городок, Холм, Дорогобуж и Чернятин. Кашин был самым сильным уделом, иногда спорившим изза первенства с самою Тверью; князья Холмские и Микулинские также имели значение, но далеко не такое, как Кашинские, вследствие чего наравне с остальными носили название «меньшая, молодшая братия». Т. княжество было довольно густо заселено: во времена своего могущества оно (по свидетельству иностранцев) могло выставить до 40 тыс. дворян, а простолюдинов вдвое и втрое более, след. всего до 160 тыс. чел.; отсюда можно заключить, что общее число жителей княжества равнялось 700-800 тыс. душ об. п. или ок. 30 жит. на 1 кв. в. Т. княжество было краем промышленным; в нем процветали ремесла и торговля; г. Тверь был меновым центром для товаров, шедших с З и В; в «песне о Щелкане» (XIV в.) Тверь называется «богатою», Т. купец Афанасий Никитин в XV в. ездил по торговым делам в Индию. Большим влиянием пользовалось духовенство. Князь заведовал управлением, судом, военными делами и финансами (чеканили монеты: серебряные – «гривны» и медные – «пулы»). Княжеская дружина разделялась на старшую (бояре) и младшую (слуги и дворяне). Все остальное население носило название людей «земских», «простых», «черных», «тяглых» и т. п. Городское «тяглое» население разделялось на сотни, управляемые «соцкими», подчиненными «тысяцким»; о вечевом устройстве есть некоторые намеки в летописях («на вече» было решено перебить татар Чолхана); уезды разделялись на волости, станы и околицы. Земля принадлежала князю, духовенству и дружине. Поселяне, обрабатывавшие землю, находились, смотря по условно, в большей или меньшей зависимости от землевладельца. Большинство крестьян в определенный срок (Юрьев день) могло переходить от одного владельца к другому, из одного княжества в другое; но были и несвободные люди, число которых с течением времени увеличивалось, особенно на землях князя. Некоторым землевладельцам князья давали право не отпускать крестьян и право суда над живущими на их землях, кроме «душегубства и разбоя». Доходы князя (помимо личных) состояли из прямых налогов («дани») и косвенных («яма», «корма», «тамги», «мыта»). Некоторым землевладельцам, особенно монастырям, князья жаловали грамоты, освобождавшие поселенных на их землях людей от «дани» и других поборов в пользу князя. Если бы не ряд бедствий, посещавших Т. княжество, населению его, по-видимому, жилось бы не дурно. См. «Полное Собранье Русских Летописей» (т. XV); В. С. Борзаковский, «История Т. княжества» (СПб., 1876); В. И. Покровский, «Историко-статистическое описания Т. губ.» (т. 1, Тверь, 1879). Д. Рихтер.
Тверь
Тверь – губ. гор., при впадении рр. Тверцы и Тьмаки в Волгу, по обоим берегам этих рек; ст. Николаевской жел. дор.; пристани на Волге и Тверце, пароходство. Площадь города 866 дес. Т. уже в XIII и XIV вв. считалась людным городом. В начале XVII в. в Т. жило более 1800 семейств, т. е. около 10000 жителей; после «литовского разорения» город опустел и в 1626 г. в нем было «тяглых, бродящих и бобылей» всего 275 д. муж. п. В 1685 г. жит. было 4582, в 1783 г. – 15095, в 1830 г. – 17670, по однодневной переписи 15 февр. 1869 г. – 38974, 27 января 1897 г. – 53477 (28627 мжч. и 24850 жнщ.). Главная масса жителей города – русские и православные. Жилых зданий 3764, из них 1044 каменных. Церквей православных 31, все, исключая 1, каменные, из них 3 домовые; единоверческая црк. 1, рим. кат. 1, лют. 2 (1 домовая). М-рей православн. два, 1 мужской и 1 жен. Мужской Отроч. м-рь основан в 1265 г.; в 1531-53 гг. здесь жил в заточении Максим Грек, в 1569 г. – св. Филипп, митрополит московский, здесь же и задушенный Малютой Скуратовым; в 1759-61 гг. архимандритом монастыря был св. Тихон Задонский. В Преображенском соборе (1689) мощи св. благоверного кн. Михаила Тверского. Троицкая, что за Тьмакою, црк., построенная в 1564 г., сохранила свой древний вид, утварь, тайники между сводов. Императорский дворец, прекрасной архитектуры (1763), ныне занят квартирой губернатора и помещением Т. музея. Промышленность. Фабрик и заводов, в 1898 г. было 156; из них более крупные: бумагопрядильная, ткацкая и ситцевая мануфактура Морозовых, с 8198 рабоч, и производством на 16514 тыс. руб., такая же фбр. Берга (1459 рабоч, и производство 2686 тыс. руб.), 1 свече-восковой епарх. зав. (на 594 тыс. р.), паровые мельницы, вагоностроительный зав., пароходная верфь, лесопильные заводы и др. В затверецкой части – кустари-кузнецы (промысел процветал до проведения железной дороги); в той же части города и в Заволжье женщины-мещанки занимаются вязанием чулок и варежек из шерсти. Торговля значительна, особенно хлебная; торговых предприятий в 1898 г. считалось 617, с оборотом свыше 10000000 руб. Отделение государственного банка, общество взаимного кредита, городской общественный банк, гор. ломбард, агентства земельных банков московского и СПб.тульского. В 1899 г. на пристанях Т. разгружено товаров 25837 тыс. пд., главным образом дрова и лесные материалы (87%), затем хлеб, соль, металлы и нефть. Вниз по Волге от Т. срочное пароходство; в 1899 г. отправлено 279 пароходов. В том же году по Николаевской жел. дороге отправлено грузов 4076 тыс. пуд. (лес, хлеб, дрова, мануфактурные товары и др.), разгружено 942000 пд. (хлеб, нефть, хлопок и др.). Учебные заведения (1898-99 гг.): мужская и женская гимназия, реальное училище, кавалерийское юнкерское, духовная семинария, женская учительская школа П. П. Максимовича. Начальных школ 16, с 1877 учащ. (1148 мал. и 729 дев.). Библиотек, книжных лавок 8, газет 2. Отд. Имп. моск. сел. хоз. при нем склад орудий, семян и т. п. Больниц 10 на 296 кроватей; аптек 4. Водопровод (вода из Волги загрязнена и нездорова), газовое освещение; мощеных улиц 22 вер.; постоянные мосты через Волгу, Тверцу и Тьмаку. Телефон (городской, с Петербургом и Москвой). Бюджет города на 1901 г. исчислен в 281157 руб. (на город. управление – 10%, народное образование – 9%, медицинскую часть – 6%).
История. Первое косвенное упоминание о Т. заключается в сохранившейся доныне уставной грамоте новгородского кн. Всеволода Мстиславича, относящейся к 1135 или 1139 гг. и содержащее в себе постановления относительно взимания пошлин с «тверских гостей». При Андрее Боголюбском во время одного церковного торжества совершилось исцеление какой-то боярыни из Т. Великий князь Всеволод Юрьевич. разорив Торжок, основал в 1181 г. на устье реки Тверцы «Твердь». В 1208 г., когда новгородцы воевали с суздальским вел. князем Всеволодом, о Т. упоминается, как о средоточии верхнего Поволжья, входившего в состав Суздальского княжества. Татары, во второе свое нашествие на Русь в 1237-38 гг. «Тферь взяша, в ней же сына Ярославля убиша». Т., благодаря своему выгодному географическому положению. быстро окрепла и выделилась около 1241-43 гг. в самостоятельное княжество. Утратив свое политическое значение (1485), Т. до начала XVII в. была богатым, торговым городом, хотя много раз страдала от неприятельских нашествий, голодовок, мора, наводнений и пожаров. В 1485 г. она была разорена при взятии ее Иоанном III, в 1570 г. попутно разграблена опричиной Иоанна IV, шедшего на Новгород. Начиная с 1609 г. Т. сильно терпела от поляков (литовское разорение), так что в 1629 г. в городе было 11 заброшенных церквей и монастырей и 1450 пустых домов. После пожаров 1763 и 1773 гг. город был возобновлен на субсидию от казны по плану, утвержденному императрицей Екатериной II. Губернским городом Т. назначена в 1775 г.
Тверской уезд расположен в южн. части средней полосы Т. губ., по течению Волги и ее притоков Тьмы, Тверцы и Шонии. Площадь у. – 3505,1 кв. в. или 365114 дес. Большая часть уезда, а именно С и СВ, представляет собою равнину, Ю и ЮЗ – возвышенную местность, отдельные пункты которой достигают 700-840 фт. (сел. Бурашево, Щербинино, Гнилицы, Турово и др.). Поверхность у. почти сплошь затянута наносами и только в русле Волги, при пересечении ее Николаевской жел. дор., открыты выходы коренной породы (выступы горного известняка с Cidaris, Rossicus и неясными отпечатками Productus). Самые нижние горизонты дилювиальных насосов состоят из синевато-красной глины, выше которой лежит буровато-красная песчанистая глина, покрытая мощными желтыми песками. По рекам являются пески аллювиальные. Почва по рр. Волге и Тьмаке песчаная и глинистая, пограничные с Новоторжским у. поля усеяны мелким булыжником, а прилегающие к Старицкому у. – крупным дикарем (частью идущим на постройки), в других местах плодородный слой (до 2 врш. толщиной) лежит на иловатой земле и на подзоле. Лучшие почвы – поймы по pp. Шоше, Тьме и отчасти по Волге. Воды. Волга пересекает у., на всем протяжении (92 в.) судоходна, у гор. Т. ее пересекает Никол, жел. дор., в гор. Т. – постоянный мост. В пределах Т. у. в Волгу впадает: Тьма с Шосткой, Тьмака, Тверца с Кавою и Оршей (Ворша), последняя служит одним из истоков Петровских озер, Шоша (65 в.), по берегам последней прекрасные заливные луга и лучшие земли уезда. Берега pp. Т. у. густо заселены, по ним расположены 403 селения, 193 поселка, население которых составляет 55% (а вместе с гор. Т. -70%) всех жителей уезда. Озер в Т. у. 14, из них 7 – Оршинские (Воршинские) – принадлежат к группе Петровских оз., из остальных самое значительное Святое – среди Васильевских болот. Болота расположены главным образом на СВ уезда, сюда заходит часть Петровских озер (11500 дес.), Васильевское – торфяное (8000 дес.), Кулицкое (1600 дес.); на Ю уезда болота Дудинское и по р. Инюке. Торф в Т. у. высокого качества, но пока мало разрабатывается. Леса занимают 21% площади уезда (96 т. дес.), их более всего на Ю; на СЗ – по р. Тверце (сосновые) и Тьме. Климат довольно суровый; средн. годовая температура города Т. +3,9°, осадков 507,6 мм., утренники в мае и заморозки в авг. нередки; Волга в гор. Т. в среднем свободна от льда 214 дней. Население (1897 г.). Жит. 168686, из них в гор. Т. 53477 и 115209 в уезде, в том числе 50764 мжч. и 64445 жнщ.; значительный перевес мужского пола над женским объясняется сильным отходом мужчин на сторону. На 1 кв. вер. приходится 48 жит.; по густоте населения Т. у. занимает первое место среди уездов Т. губ., если же исключить из расчета гор. Т., то на 1 кв. в. придется 33 жит. и тогда гуще населенными являются уу. Кашинский, Калязинский, Зубцовский, Старицкий, Ржевский и Бежецкий. Население распределено внутри Т. у. крайне неравномерно; плотнее заселены Ю и В, слабее – С и З, хотя и в сев. части уезда есть местность (с. Васильевское с окрестными селениями, в 13-14 в. от гор. Т.), где на расстоянии 1-2 вер. живут свыше 5000 чел. (центр гвоздарного производства). Коренное население Т. у. – великорусское и православное; карелы, некогда жившие на С уезда, совершенно обрусели. Населенных мест 990, в том числе 1 город, 631 крест, селение и 358 других поселков (погостов, усадеб и проч.). Землевладение. Из 359214 дес. учтенных земель принадлежало в 1890 г. крестьянам в наделе – 215471 дес., им же в личном владении – 36647 дес. (в 1875 г. им принадлежало 23816 дес.), казне – 22746 дес., уделу – 858 дес., гор. Т. – 2956 дес., Т. губ. Земству – 741 дес., церквам и монастырям – 6464 дес., частным владельцам – 77657 дес., в том числе дворянам – 56602 дес. (к 1897 г. дворянское землевладение сократилось до 49939 дес.; в 1865 г. оно составляло 101953 дес.), купцам – 6198 дес., торговопромышл. Предприятиям – 7791 де., мещанам – 1975 дес., прочим владельцам – 765 дес. Земледелие. Культурных земель в Т. уезде 89827 дес., кормовых 144898 дес., лесных 75921 дес., неудобных 48568 дес. Культурные земли состоят из земель усадебных – 7111 дес. и пашни – 82716 д. (2189 дес. запущенной), кормовые – из сенокосов заливных 6298 дес., простых 105849 дес. и выгонных земель 32751 дес. За последние 50 лет пашня сократилась на 12%, леса – на 40%; увеличилась площадь кормовая. Приемы хозяйства у крестьян большей частью рутинные; плужная вспашка начала развиваться только за последние 20 лет; в настоящее время в у. имеются до 1000 плугов. Крестьяне сеют рожь, овес, ячмень, картофель и лен. Средние урожаи: ржи 48,1 мер с 1 дес., овса – 80,1, ячменя – 54,2, картофеля – 424, льна – 22 м. Населению не хватает ржи в годы среднего урожая до 21 тыс. четвертей, что отчасти дополняется картофелем, отчасти покупным хлебом. В 1899 г. у крестьян было лош. 18840, крупн. рогат. 29368 гол., мелкого 35664. Безлошадных семей 9,5% (в 1890 г. их было 16,6%). Частновладельческое хозяйство в общем неудовлетворительно: из 220 имений хозяйство ведется только в 135, остальные сдаются крестьянам. Из 135 хозяйств многополье введено в 65, в остальных – трехполье. Под посевом 5196 дес., из них под рожью – 1086 дес., овсом – 899, ячменем – 280, картофелем – 248, льном – 191, гречкой – 57, горохом – 37, кормовыми травами – 1114, другими растениями – 10, под паром – 1274 дес. Обработка и удобрение на частновладельческих землях лучше крестьянских, а потому и урожайность выше процентов на 30. У частных владельцев лош. 1003, крупн. рогат. скота (не считая молодого) 2637 гол. В некоторых, особенно пригородных, имениях ведется огородное и тепличное хозяйство; многие из хозяев перерабатывают молоко в сыр и масло (с-цо Козлово). Промыслы в Т. у. существуют исстари: в описании уезда конца XVIII в. упоминается, что крестьяне целыми селениями занимались тем или иным промыслом (гвоздарным, бондарным, извозом и др.). С проведением жел. дороги, ямщина по Пет.-Моск. шоссе совершенно прекратилась, вместе с тем сократился и гвоздарный промысел. В настоящее время местными промыслами занято около 9 т. чел. (в том числе до 3 т. кустарей): делание папиросных гильз (до 1500 чел., преимущественно женщины), извоз (1185, крестьяне пригородных селений), поделки из дерева (дрань для крыш, шторы, бондари, берд и др.), гвоздарный промысел (с. Васильевское с окрестными деревнями – 440 чел.) плетение сетей (673), гончарный промысел, сельскохоз. работы. Паспортов в 1899 г. выдано 39468; по ним отлучились 25761 мжч. и 13707 жнщ. Уходят на фабрики в Тверь (9 т.), в Петербург – дворники, торговцы, извозчики и на фабрики (5 т.), в Москву – прислуга, извозчики и на фабрики (3 т.), остальные на Волгу и на работы по жел. дор. В 1899 г. крестьяне Т. у. прислали по почте на родину 23839 денежных пакетов на сумму 317986 руб.. Фабрик и заводов (1898) 54, с 2339 рабочими и производством на 2500 т. руб.; из них более значительны 1 ткацкая фабр. (1395 т. р.), лесопильные, кожевен., кирпичи., гильзовые и 2 винокуренных (в 1899-1900 г. выкурено 3177 т. градусов спирта). Торговля исключительно местная; торговых заведений 354, их оборот около 1500 т. р. Пути сообщения. Никол, жел. дор. пересекает Т. у. на 72 вер.; судоходство по pp. Волге, Тверце и Шоше (сплав леса к ст. Давидово, Московской губ.). Движение грузов (1899 г.): по Никол. жел. дор. отправлено 5650 т. пд. (мука, дрова и лес), получено 6760 т. пд. Главным образом работает ст. Тверь (хлеб и нефтяные продукты); часть грузов из Т. у. отправляется через две крупные станции, расположенные близ границ уезда – Новоторжскую (Новоторжского у.) и Завидово (Клинского у. Москов. губ.). С пристаней Т. у. (почти исключительно с Тверской) отправлено 715 судов и 30 плотов с грузом в 860 т. пд., разгружено с 1671 судов 5094 т. пд. и 47700 плотов в 20743 т. пд. (дрова и лес). По Шоше прибыло к Завидову (в Клинском у.) грузов свыше 4300 тыс. пуд. (лес), частью из пределов Т. у. Врачебное дело. В Т. у. 7 земских больниц, в которых лечилось в 1899 г. 2998 больных, кроме амбулаторных (49030); в с. Бурашеве – колония для душевнобольных, содержимая губ. земством. Школ (1899-900) было: городских 8, министерских 3, земских 99, частных З. црк. приход. 20, школ грамоты 17, всего 150; учащихся 11938 (8478 мальч. и 3460 девоч.); в с. Бурашеве шк. пчеловодства и низшая сельскохозяйственная 1-го разряда. Из 492 новобранцев призыва 1899 г. грамотных было 466 (94,7%). Земский бюджет (1900 г.). Расходы исчислены в 257815 р., из них на губернские надобности 37948 р., на медицину – 66721 р., на народное образование – 79288 р.
Д. Рихтер.
Творчество
Творчество – в прямом смысле есть созидание нового. В таком значении это слово могло бы быть применено ко всем процессам органической и неорганической жизни, ибо жизнь – ряд непрерывных изменений и все обновляющееся или вновь зарождающееся в природе есть продукт творческих сил. Но понятие творчества предполагает личное начало – и соответствующее ему слово употребляется по преимуществу в применении к деятельности человека. В этом общепринятом смысле Т. – условный термин для обозначения психического акта, выражающегося в воплощении, воспроизведении или комбинации данных нашего сознания, в (относительно) новой и оригинальной форме, в области отвлеченной мысли, художественной и практической деятельности (Т. научное, Т. поэтическое, музыкальное, Т. в изобразительных искусствах, Т. администратора, полководца и т. п.). Широкое значение, придаваемое термину, едва ли не составляет отличительного свойства русского языка. Др. греч. poihsiV имело специальное применение к области словесного. В зап. европейских яз. сливаются термины Т. и творения, созидания (creation, Schopfung), в различных специальных приурочениях. Отчасти понятию Т. отвечает нем. Schaffen (dichterisches Sch.), франц. invention (не в смысле только изобретения), genie createur и т. п. Термин invention уже в лат. яз. (inventio) выражал понятие сочинять, творить и в области риторики (трактат Цицерона «De inventione») и в поэтиках Возрождения оно имело специальное значение – композиции, сочинения, вымысла, прикрась («belle invenzioni» у Торквата Тассо, «Discorsi dell'Arte роеtica»). Различение Т. научного от Т. художественного и от Т. в области жизненных отношений, т. е. то различение деятельностей, которое может быть усмотрено и в приемах, и в конечных целях каждого вида Т., приводило Аристотеля к различному обозначению 3 основных свойства разума: созерцательного, действенного и творческого в тесном смысле слова (Никомахова Этика; ср. Em. Egger, «Essais sur l'histoire de la critique chez les Grecs», 1887). Распространяя значение творческого акта даже на ремесла, – стало быть, при несколько внешнем понимании термина, – Аристотель все же дал прекрасную, хотя и не исчерпывающую формулу художественного Т., как способности обдуманного или сознательного воплощения истинного, при отожествлении истины и красоты. В настоящее время принято различать двоякого рода Т.: непроизвольное, бессознательное, непосредственное – и продуманное, сознательное, художественное; первое характеризует по преимуществу произведения первобытного, народнособирательного искусства, а второе относится к области высшего искусства, в котором непосредственность вдохновения идет рука об руку с размышлением и проверочной аналитической работой. Народно-собирательное Т. характеризуется также эпитетами безличного и безыскусственного, в противоположность Т. индивидуальному и сознательному. Последний эпитет имеет несколько условное значение и не исключает непроизвольности и непреднамеренности, составляющих характерные особенности процессов творчестве. Когда все предусмотрено и предрешено заранее, тогда нет места для творческой мысли и является то, что принято называть сочинительством. Впрочем, отношение сознания к творческой работе мысли представляется сложным и далеко еще не решенным вопросом. В житейском смысле «сознание» понимается по преимуществу как оценка значения – и с этой точки зрения Белинский, по прочтении «Бедных Людей» Достоевского, мог выразить сомнение, чтобы автор сам понимал то, что он создал. С психологической точки зрения вне нашего сознания нет высшей психической жизни, а могут быть лишь психические состояния; но в вопросе о сознательном или бессознательном Т. имеется в виду большая или меньшая координация различных функций психического организма человека. Затем вопрос сводится к метафизической проблеме о первоисточниках творческого вдохновения. Различное отношение к этой проблеме двух великих философов древности, Платона и Аристотеля, является характерным показателем двух различных мнений о сущности Т., который поддерживаются поныне представителями разных миросозерцаний. Великолепное описание поэтического экстаза, данное Платоном в «Федре», в связи с теорией о предсуществовании идей, со стремлением души освободиться от оков плоти, чтобы созерцать духовными очами вечную красоту и истину – представляется основой позднейших теорий о творческом прозрении невидимого в мире реальных отношений. К этому взгляду примыкают и новейшие теории о Т. бессознательном или интуитивном. Аристотель, останавливаясь на определении искусства, как подражании природе (определении, между прочим, высказанном и Платоном), является представителем более реалистического понимания процессов Т. С этой точки зрения Т. сводится к простой комбинации данных нашего сознания, восприятии внешнего мира. Взгляды на Т., в исторической преемственности эстетических и философских учении, разделяют судьбу этих учении и тесно связаны с решением метафизических проблем о красоте и истине; еще ближе вопрос о Т. входит в круг задач современной психологии, в связи с проблемами о процессах мышления и зарождении идей. Поэты и художники не раз обращались сами к определению сущности творческого акта (опыт циркулярного опроса современных писателей по этому вопросу см. в «Аnnee psychologique», ч. 1); но в показаниях о процессах Т. обыкновенно ускользает самое главное, по-видимому неуловимое и не поддающееся определению в психическом аффекте, обусловливающий творческий процесс. Историки и критики, пытаясь проникнуть в тайники Т., обыкновенно ограничиваются (по необходимости) собиранием и сопоставлением внешних форм, в которые последовательно выливались психические состояния, предшествовавшие окончательному воплощению творческого замысла, разлагая последний на его составные части и подвергая оценке произведение в его целом. Если, по проверке, всякое «новое слово» художника и мыслителя имеет лишь относительное значение и абсолютно новое не представляется уделом человеческого Т., если, с другой стороны, в невыясненном еще окончательно вопросе об отношении сознательной и бессознательной душевной деятельности первоисточник Т. характеризуется бессознательностью и непроизвольностью, то во всяком случае акт Т. есть процесс прояснения нашего сознания, продукты Т. – показатели расширение горизонта сознания, и «новыми» они представляются, прежде всего опять таки по отношению к нашему сознанию. «Человеческий ум – замечает Сеаль (Grabriel Seailles, „Essai sur le genie dans l'art“, П., 1897) – не есть простое зеркало, отражающее природу... Он не получает своих познаний, а приобретает их; не подчиняется им, а создает их (l'esprit ne subit pas ses connaissances, il les cree)». В этом смысле, Т. е. по отношению к индивидуальному сознанию, Т. вполне законно приобретает широкое применение, и если Алексей Толстой – тот из наших поэтов, который всего резче высказался против придания слишком безусловного значения художественному Т., – возражал против мнения, что художник – создатель своих творений, то им же вполне верно сказано:
Много в пространстве невидимых форм и неслышимых звуков,
Много чудесных в нем есть сочетаний и слова и света,
Но передаст их лишь тот, кто умеет и видеть и слышать.
В этом умении воспринимать и в воплощении воспринятого – основные атрибуты Т.
О. Батюшков.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 7 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close