Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
12:52
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Бекетов (Андрей Николаевич)
Бекетов (Андрей Николаевич) – хирург, в 1844 г. кончил курс в московском университете и был оставлен при университетских клиниках, в 1848 г. защитил на степень доктора медицины диссертацию: «De hernia ingninale» (Москва, 1848) и тогда же получил кафедру хирургии в казанском университете, которую занимал до начала 80-х годов. Б. напечатал: актовую речь: «О хлороформе и приложении его к медицине» (Казань, 1850); «Quelques remarques sur les calculs vescianx et la maniere de les operer & la clinique chirurgicale de Kazan» (Париж, 1876) и несколько статей в русских, медицинских журналах.
Бекетов (Николай Николаевич)
Бекетов (Николай Николаевич) – ординарный академик, тайный советник, род. и янв. 1827 г. в Пензенской губ., в деревне своего отца, моряка Николая Алексеевича; воспитывался в 1-й петербургской гимназии; в 1844 г. поступил в петербургский и университет, но с 3-го курса перешел в Казань, где в 1849 г. получил степень кандидата естественных наук. Переехав затем в Спб., он стал заниматься химией под. руководством Н. Н. Зинина. В 1854 г. получил степень магистра химии, в 1855 г. назначен адъюнктом по кафедре химии в харьковский университет, в котором в качестве профессора химии оставался 32 года, т. е. до 1887 г., когда был избран ординарным академиком петербургской академии наук. Н. Н. состоит председателем. русского химического общества, читает лекцию химии на высших женских курсах. В 1887 – 89 гг. читал химию Е. И. В. Наследнику Цесаревичу.
Через всю научную деятельность Бекетова проходит яркой нитью одно направление – химика-философа. Стараясь проникнуть всегда в существо тех темных процессов, которые называются химическими, он никогда не добывал ни одного нового факта ради самого факта. В то время как огромное большинство химиков Зап. Европы занималось открыванием новых тел, новых соединений, в то время когда органическая химия представляла непочатый край для новых открытий и химические журналы должны были с каждым месяцем увеличиваться в объеме в три четыре раза и все же не могли вмещать всей массы фактических исследований, производимых во всех концах Европы, в то время, когда минеральная химия, казалось, не дает никаких шансов на новые интересные открытия – в это именно время Н. Н. Бекетов, не увлекаясь модным течением, не соблазняясь жаждою открытия новых фактов, медленно шел по трудному пути теоретической химии и стремился к решению вопроса о том, где источник, где причина того, что в химии определяется термином «химическое сродство». Конечно задача эта врезывается в самую затаенную сущность химии и выйти из нее победителем – дело не одного ученого и даже не одного поколения ученых. Что можно, например, было сделать в этой области в конце 50-х годов, когда теоретически воззрения стояли на столько не прочно, что возможны были длинные рассуждения о том, какая разница между физическими и химическими молекулами и атомами. И вот в этой то области Бекетов сделал замечательное обобщение: он показал, что наиболее прочно соединяются между собою те вещества, которые обладают наибольшею близостью паев. Это исследование было Б. сообщено в химическом обществе в Париже еще в 1859 г., а на русском языке появилось в 1865 г. («Исследование над явлениями вытеснения одних элементов другими», Харьков, 1865 г.). Исходя от такого принципа, Б. старался подтвердить его опытами и произвел целый ряд наблюдений, в высшей степени интересных и важных: так, он доказал путем опыта, что алюминий не вытесняет бария из его хлористого соединения, но вытесняет его из окиси, что едва ли можно было бы предвидеть, не исходя из того принципа, которого держался Бекетов. Таким образом, первая идея о зависимости силы сродства элементов от той величины, которая называется в химии «атомным весом», принадлежит бесспорно Бекетову. И если современная химии указала на то, что прочность соединения двух элементов определяется в значительной мере их положением в «естественной системе элементов», то объяснение этого обстоятельства все же отсутствует и единственным объяснением остается в высокой степени остроумное толкование, данное Бекетовым, – толкование, к которому, быть может, современным будут приложены принципы аналитической механики. Вторая и не менее важная идея, проведенная Бекетовым, состояла в том, что количество тепла, выделяемое при соединении данных простых тел, не может служить мерою их сродства, а представляет разность между средствами однородных и средствами разнородных атомов. Этот взгляд был иллюстрирован примерами (ацетилен и др. ) и изложен Б. в заседании химического общества в Харькове. Абсолютно тождественный взгляд был позже высказан J. Thomsen'oм («Thermochemische Untersuchungen», т. II, 1862, Einleitung). Высказанный взгляд имеет для химии огромное значение, потому что он установил ясную точку зрения на значение термохимических наблюдений. Наконец, третий весьма интересный вывод приписываемый обыкновенно Muller-Erzbach'y (LotharMeyer, Die modemen Theorien der Chemie", 5е изд., 1884, стр. 446) и состоявший в том, что если металл А вытесняет другой металл В из его соединения с веществом С, то сумма объемов получаемых веществ в твердом состоянии меньшие суммы объемов взятых веществ – принадлежит не Muller-Erzbach'y, а Бекетову. В вышеназванной своей работе Б. определенно говорит: «Рассматривая случаи вытеснения одного элемента другим невольно, можно сказать, поражаешься одним почти постоянным условием реакции, именно тем, что менее плотное тело вытесняет более плотное» (loc. cit. стр. 33). Из этого положения может быть выведено посредством весьма простых вычислений правило Muller-Erzbach'a. Вот каковы важнейшие идеи, введенные Бекетовым в науку, Оценены они будут надлежащим образом лишь тогда, когда химия станет на почву атомно-молекулярной механики. Фактические открытия Бекетова всегда представляли большой интерес. Все химики знают, что чистых окисей щелочных металлов до Бекетова никто не имел. Кто из химиков не знал в высшей степени остроумного способа определения теплоемкости водорода в его, так сказать, сплаве с палладием и пр. и пр. Но не в этих, однако, фактах лежит центр тяжести работ Б. – он лежит в тех умозрениях, ради которых факты добывались.
Работы Н. Н. Бекетова: «О некоторых новых случаях химического сочетания и общие замечания об этих явлениях» (Спб., 1853): «О действии водорода под давлением на растворы серебра» (1859); «О восстановлении металлического бария посредством алюминия» (1859); «Об образовании марганцовисто-кислого калия при сплавлении перекиси марганца с едким калием» (1859); «О действии цинка в парообразном состоянии в струе водорода на хлористый барий, хлористый алюминий и хлористый кремний»; «Исследования над явлениями вытеснения одних металлов другими» (1865); «Об образовании муравьиной кислоты при электролизе двууглекислого натрия» (1869); «Снаряд для сгущения газов» (1869); «Об атомности элементов»; «О действии синерода на муравьиную кислоту»; «О цианоцианиде» (1870); «Об атомности хлора и фтора»; «О диссоциации сернистого, селенистого и теллуристого водорода»; «Об отличии элементов от сложных тел» (1873); «О действии водорода на азотнокислое серебро» (1874); «О влияния весовых масс элементов на реакцию замещения в двойного обмена» (1875); «О теплоте соединения углерода с водородом» (1875); «О действии окиси серебра на йодистый калий в отсутствии воды» (1876); «О растворимости окиси серебра в воде» (1878); «Об определении теплоемкости водорода в твердом состоянии» (1879); «Гидратация безводной окиси натрия и об отношениях металлического натрия к едкому натру и водорода к окиси натрия»; «О действии угольного ангидрида, окиси углерода и окиси ртути на окись натрия» – эта работа удостоена ломоносовской премии; «О безводной окиси калия и о безводной окиси лития» (1881 и 1883); «К вопросу о взаимном вытеснении галлоидов» (1881); «К вопросу о пределе вытеснения металлов» (1883); «Об отношении температуры диссоциации к теплоте образования и к относительному весу соединенных атомов» (1883); «О получении металлического рубидия из едкого рубидия и алюминия» (1885); «Динамическая сторона химических явлений»; «Основные начала термохимии» (4 лекции, 1890).
Беккариа
Беккариа (Cesare Вессаnа) – знаменитый публицист, родился в Милане 15 марта 1738 г., по праву первородства наследовал титул маркиза Бенесано, учился в университете в Павии, где в 1758 г. получил степень доктора прав. В то время Италия представляла ряд мелких государств, раболепно заискивавших перед иностранными правительствами. При полном отсутствии политической независимости умственная жизнь страны находилась в совершенном застое. Родина Б. подпала под власть Австрии и, по словам самого Б., в Милане при населении в 120000 жителей, едва ли можно было найти 20 человек, ценивших просвещение. При всеобщей апатии, при склонности к спокойствию самого Б. и при его недоверчивости к собственным силам, он едва ли выступил бы на литературное поприще, если бы не нашел глубокого сочувствия и поддержки в тесном кружке просвещенных людей, который под названием «Il Caffe» (кофейного) сгруппировался в Милане вокруг братьев Верри. Кружок этот горячо интересовался всеми вопросами своего бурного времени и даже издавал журнал, который) под тем же названием «Il Caffe», печатался в Брешии, так как сотрудники (в числе их был и Б. ) избегали местной цензуры и тщательно скрывали свои имена. Журнал просуществовал два года (с июня 1764 по июнь 1766) и обратил на себя внимание заграницей. В то время Вольтер и энциклопедисты во Франции выдвинули в печати на первый план вопросы о веротерпимости и об отмене пытки. Процесс Жана Калласа в Тулузе (1762), увековеченный защитой Вольтера, поднял все литературные силы против изуверства и уголовных законов, которые его поддерживали. По плану энциклопедистов атака должна была открыться сразу и по возможности во всех пунктах Европы. Миланский кружок получил приглашение принять участие в предполагаемом походе, и по единодушному решению его членов 25-ти летний Б. должен был написать сочинение о преступлениях и наказаниях. Через 10 месяцев труд был доведен до конца, и 10 апр. 1764 г. рукопись сочинения: «Dеi delitti е delle реnnе» была отправлена для напечатания в типографы Обера в Ливорно, так как в Тоскане была при Леопольде почти полная свобода печати. Первое издание вышло в свет в августе 1764 г. без означения места печати и имени автора. Оно быстро разошлось в Италии. Опасаясь преследований, от которых его спасли только общественное мнение и покровительство миланского наместника, Б. некоторые мысли старался излагать туманно. Тем не менее смелость и сила его речи вызвали всеобщее удивление. В первые же два года по своему изданию книга Б. появилась на французском, немецк., англ. и голландском языках. Из этих переводов особенно замечателен франц. перевод аббата Мореллэ (Пар., 1766), который придал трактату Б. другой порядок изложения, принятый впоследствии и самим Б. в дальнейших изданиях своей книги. При обшей распространенности франц. языка перевод Мореллэ распространил идеи Б. по всей Европе. Впечатление, произведенное трактатом Б., было громадно; для современников он обладал чарующей силой. Они называли идеи Б. откровением свыше и пророчеством будущего. Энциклопедисты величали Б. новым Ликургом; единственным законодателем своего времени; Дидро, Вольтер, Гельвеций спешили к трактату Б. присоединить свои примечания и комментарии. На мнения Б., как на новый закон, ссылались даже в уголовных судах в Австрии, в Германии в особенности во Франции, чтобы смягчить жестокость приговоров. Коронованные особы вступали с Б. в сношения. Екатерина II вызвала его в России, и он даже решился ехать к нам, но д'Аламберт был против этой поездки; ее не допустило и австрийское правительство, учредив для Б. в 1769 г. кафедру политической экономии в Милане, где он и умер 28 ноября 1794 г.
Беккария окончательно поколебал всеобщую веру в устрашение казнями, как в единственное и всесильное средство для уничтожения преступлений; он доказал, что суровые наказания, ожесточая нравы, только увеличивают преступность в народе, и что политическая мудрость безусловно требует постоянного смягчения системы наказаний. Он выразил глубокое негодование против возмутительных пыток и варварских казней своего времени и указал на нелепость в самом законе предоставлять уголовные доказательства; он восстал против тайных обвинений, развращающих граждан, но в особенности против смертной казни, всегда вредной в благоустроенном государстве по своим разнообразным последствиям для всего общества. Б. первый поднял вопрос об отмене смертной казни и к аргументации его до сих пор не прибавлено ничего нового. Если бы Б. ограничился только этим смелым протестом против бессмысленных установлений и жестокости уголовной практики, то и тогда заслуга его была бы велика. Но Б. обнаружил и высокое творческое дарование и дал новые основания для уголовной политики Он отделил. круг действительных преступлений от воображаемых и произвольных; в самом экономическом строе общества и в устарелом механизме государства он указал причины, от которых преступления неизбежно размножаются, и выяснил лучшие средства для борьбы с преступлениями. Он первый выразил убеждение, что нельзя даже вполне оправдать наказания, пока для предупреждения преступлений общество и закон не приняли всех иных наилучших мер, какие возможны при данных условиях народной жизни. Для уменьшения числа преступлений Б. требует от просвещенного правительства прежде всего распространения образования в народе, мер для развития благосостояния в массе, постепенного уравнения всех граждан как в нравственных, так и в материальных выгодах, как на долю каждого должна бы давать общественная жизнь. Это основной мотив трактата, выраженный сдержанно, но твердо и отчетливо. Конечно, мысли, выраженные в трактате Б., он не первый оповестил Миру, но его заслуга заключается в том, что он свел в одно стройное целое отрывочные идеи предшествовавших ему мыслителей. Трактат его, может быть, не отличается философской глубиной, но он говорит сердцу и чувству человека и написан с искренним воодушевлением, которое охватило его современников и побудило их немедленно приступить к отмене наиболее жестоких уголовных законов. Но трактат Б. стоял выше своего времени, идеи его лишь с трудом утверждались в жизни и немалому еще могли бы мы и в настоящее время поучиться у Б. Почти вслед за изданием этого трактата Фридрих II составил для Пруссии новый уголовный кодекс с значительным смягчением наказаний; Иосиф II отменил пытки, вычеркнул из кодекса мнимые и религиозные и нравственные преступления, чрезвычайно смягчил наказания за действительные религиозные и политически преступления, уменьшил число смертных казней; в Тоскании герцог Леопольд уничтожил пытки, совершенно отменил смертную казнь и столь же, если не больше, смягчил наказание за упомянутые выше преступления; во Франции, во время Революции, сделаны были перемены в том же духе; в России императрица Екатерина II стремилась осуществить идеи Б. И что же? Не прошло и 10 лет, как прежний порядок, с незначительными изменениями, возвратился во всех этих странах, а в России смертная казнь, фактически уничтоженная было при Елисавете Петровне, вновь призвана была для устрашения массы. Достаточно сказать, что в Пруссии, еще в начале нынешнего столетия, существовало четвертование снизу вверх и сверху вниз; что во Франции только после 1830 г. отменены клеймения, отсечения пальца; что в России лишь в 1863 г. отменены в принципе телесные наказания; что даже в наше время в Европе, вообще говоря, наказания далеки от той мягкости и умеренности, которой желал Б., а юстиция еще страдает многими из тех недостатков, против которых он восставал. Трактат Б. О преступлениях и наказаниях признается одним из источников нашего законодательства. В первые годы своего царствования Екатерина II одушевлена была искренним стремлением усвоить России высокие идеи Б., которые она внесла в свой Наказ 1767 г., данный комиссии для сочинения проекта нового Уложения (П. С. 3., № 12949). На рукописи Наказа, – которая хранится в зале общего собрания Правительствующего Сената в серебряном ковчеге, – имеется собственноручная пометка императрицы о том, что вся Х глава Наказа: «Об обряде криминального суда» есть перевод из книги Б., сделанный по ее повелению Григорием Козицким. Хотя, судя по заглавию, Х глава посвящена лишь вопросам судопроизводства, но в ней говорится и о законах вообще и о преступлениях и наказаниях. Сверх того, заимствовании из Б. встречаются и в главах V, VI и IX. По своему содержанию к уголовному праву может быть отнесена треть всего Наказа – 227 статей, и из них 114 принадлежат Беккарии. Однако, не все его мнения приняты и по некоторым вопросам предпочтение отдано Монтескье. Не мало в Наказе и недомолвок. Так, в нем хотя и говорится о равенстве всех перед законом (ст. 34), но не упоминается о равенстве наказаний для всех (у Б. 27). Кроме того, в Наказе допущено прямое противоречие по вопросу о смертной казни, так как статьи 79 и 486 заимствованные у Монтескье, не согласованы с ст. 209 – 212, взятыми у Б. Наказ не получил силы закона, но и в позднейшем своем законодательстве Екатерина иногда руководствовалась идеями Б. Именно, мысль Б., чтобы каждый был судим себе равным, нашла себе выражение в Учреждении о губерниях 1775 г., по которому каждое сословие в России получило свой особый гражданский и уголовный суд. Но нельзя не заметить, что мысли Б. более соответствует суд присяжных, чем суды сословные. Положения Наказа остались в области благих пожелали, но именно Х глава его, заимствованная у Б., отчасти получила силу закона, так как при составлении Свода Законов она включена была в число источников главы III «Законов о судопроизводстве по делам о преступлениях и проступках» (т. XV, ч. II Св. Зак. по изд. 1876 г. ). Таким образом, через посредство Наказание которые положения Б. о предварительном аресте и после доказательств до сих пор остались законом, действующим в тех частях Империи, где еще не введены судебные уставы 1864 г. Этим путем утвердилось в сознании малообразованных судей прежнего времени правило Б., внесенное в закон, о том, что «чем более тяжко обвинение, тем сильные должны быть и доказательства» (ст. 345, т. XV, ч. II). Это правило, помещенное рядом с изречением Петра Великого, что «лучше освободить десять виновных, нежели приговорить невиновного» (ст. 346, взята из ст. 9 Воинского Устава 1716 г. ), предупредило множество казней за преступления, не вполне доказанные. Но истинный смысл всего учета Б. о доказательствах, требовавший свободного убеждения судьи в виновности или невинности обвиняемого, не был усвоен нашим законодательством до судебной реформы 1864 г. Прибавим, наконец, что и составители судебных уставов руководствовались трактатом Б. и, между прочим, вполне усвоили нашему новому законодательству учение Б. о присяге, которое не было введено в Наказе 1767 г.
Кроме своего трактата о преступлениях и наказаниях, Б. не написал ничего замечательного. На родине его пользуется еще известностью его сочинение о языке и теории слога – «Ricerche intorno alla natura dello stilo» (Милан, 1770), но его политико-экономические труды не поднимаются над уровнем посредственности. Лучшее издание полного собрания его сочинений(«Ореrе»)сделано Виллари (Флор., 1854), а лучшее издание его знаменитого трактата приложено к исследованию Канту «В. il diritto penalе» (Флор., 1862; франц. перевод Лакуанта и Дельпеш'а, Пар., 1885). В 1870 г. на пожертвования всего образованного Мира был воздвигнут Б. памятник в родном его городе. Статуя, сделанная скульптором Гранди, изображает Б. в тот момент, когда, остановившись с пером в руке, он готовится написать: «но если я докажу, что смертная казнь не оправдывается ни пользою, ни необходимостью, то дело человечества будет выиграно». Слова эти изображены на памятнике. Со смертью сына Б., Юлии (1856), род его прекратился. В настоящее время трактат Б. переведен на 22 языка. Виднейшие криминалисты не перестают переводить его: новейший немец. перевод принадлежит Глазеру (Вена, 1876), французский – Фостен Эли (Faustin Helie, Пар., 1856). На русском языке, помимо извлечения в Наказе Екатерины II, имеются пять полных переводов Б. Первый перевод Дмитрия Языкова («Рассуждение о преступлениях и наказаниях с присовокуплением примечаний Дилерота и переписки Б. с Морелдэтом», напечатан по Высочайшему повелению, Спб., 1803), сделанный с француз. издания Мореллэ, по тщательности своей далеко превосходит последующий перевод Хрущева (1806). Перевод Ив. Соболева («О преступлениях и наказаниях», Радом, 1878) сделан с неудовлетворительного итальянского издания 1853 г., в котором сочинение Б. помещено в том виде, в каком оно было напечатано в первых итал. изданиях до исправления самим автором порядка своего изложения, согласно франц. издание Мореллэ. Перевод С. Зарудного («Б. о преступлениях и наказаниях в сравнении с главою Х Наказа Екатерины II и с современными законами», Спб., 1879) не всегда точен, в особенности при передаче политико-экономических идей, но издание это заслуживает полного внимания, так как в нем параллельно с текстом Б. помещен текст Наказа и современных русских законов; для изучения влияния Б. на наше законодательство интересны и приложения переводчика. Новейший лучший перевод, сделанный, как и перевод С. Зарудного с издания Канту, принадлежит С. Я. Беликову («О преступлениях и наказаниях»; Харьков, 1889), который приложил к своему изложению этюд о значении Б. в науке и в истории русского законодательства. Ср. Ринальдини, «В oiographische Skizze nach Cantu's В.» (Вена 1865); Амато-Амати, «Vita edopere di Cesare В.» (Милан, 1872); Путелди, «В. е la репа di morte» (Удино, 1878); С. Я. Беликов, «Б. и значение его в науке уголовного права» («Журнал Мин. Юстиции», 1863 г., кн. 7); А. Городиссий (псевдоним А. Кистяковского), «Влияние Б. на русское уголовное право» (там же, 1864 г. кн. 9).
Беккерель
Беккерель (Александр Эдмон Весquerel) – современный физик, сын Антония Цезаря Б., родился 24 марта 1820 г., состоит профессором в консерватории ремесел и искусств, в агрономическом институте, профессором администратором в естественно историческом музее, президентом общества содействия национальной промышленности и членом института. Первой опубликованной работой Б. было изучение солнечного спектра и электрического света («Comptes rеndus de l'Acad. aes sc.», 1839 – 41); другие важнейшие работы его: «Lois du degagement de la chaleur pendant le passage des courants electriques»; «Effets produits sur les corps par les rayons solaires» (Законы нагревания гальваническим током и действия солнечных лучей на тела). Совместно с отцом произвел много исследований над электричеством и фосфоричностью; часть их находится в его большом сочинении: «Свет» («La lomiere, ses causes et ses effets», Париж, 1867 – 1868, 2 тома). В сотрудничестве с Кагуром (Cahoars) сделал определения преломляющих способностей жидкостей, с Фреми (Fremy) – электрохимические исследования. Из других работ упомянем – отделение электричества в гальванических батареях, электрические явления, происходящие от освещения тел; световые явления как следствие освещения: наблюдения вне красной части спектра посредством действия фосфоричности; термоэлектрические изыскания; действие магнетизма на все тела; фосфоричность, возбуждаемая солнечным светом; цветное фотографирование солнечного спектра. Относительно цветной фотографии спектра надо заметить, что цвета изображения спектра, полученного на серебряной поверхности, были очень несовершенны и что от действия света изображение мало помалу обесцвечивается. Опыты Б., как и опыты Песпса де Сон Виктора, интересны как первые попытки фотографирования с сохранением натуральных цветов, но ни тот, ни другой не могли найти средства закрепить полученные цвета. Только очень недавно, а именно в январе нынешнего 1891 г., французами ученый Липпман заявил, что он не только получил цветное изображение спектра, но и закрепил его. Вышеприведенное перечисление работ Эдмона Б., хотя еще не полное, показывает как разнообразны предметы его исследований. Большая часть их описана в «Annales de chim. et de phys.» (Cepin III, IV и V), а также в eComptes fendus de l'Acad. des sciences". Этот талантливый и заслуженный ученый, которому наступил 72-й год, занимается наукою и до сих пор.
Беклин
Беклин (Арнольд) – исторический и ландшафтный живописец, род. 16 окт. 1827 г. в Базеле, учился в Дюссельдорфе у Ширмера и затем в Мюнхене, где талант его обратил на себя внимание графа Шака. Галлерея Шака содержит много самых характеристических произведений Б., как напр.: «Убийца, преследуемый фуриями», «Пещера драконов» и т. д. Б прожив долгое время в Париже и Риме, Б. переехал в Мюнхен, затем в 1860 сделался профес. при художественной школе в Веймаре, но через 2 года сложил с себя эту должность в им попеременно в Базеле и Италии. Главное достоинство его картин составляет колорит, который однако не свободен от эксцентричности, проявляющейся у него, как в выборе красок, так и в концепции. Первоначально Б. посвятил себя ландшафтной живописи, но вскоре на первый план выступили у него фигуры. К лучшим его произведшим принадлежат: «Фавн в камышах» (в мюнхенской Пинакотеке), «Отдыхающая Венера», «Охота амазонок» (в Базеле), «Бичующий себя анахорет», фрески в базельском музее, «Борьба центавров», «Поля блаженных» (Национальная галерея в Берлине), «Святилище Геркулеса» (Бреславл), «Остров мертвых» (в лейпцигском музее), «Наяды» (в Базеле).
Белемниты
Белемниты (Belemnites). – Под этим названием понимают вымерших ископаемых, представителей двужаберных головоногих моллюсков из под порядка десятиногих. Как можно судить по другим еще ныне живущим семействам этого порядка, они обладали довольно сложной внутренней раковиной, сами же имели удлиненную, приблизит. цилиндрическую форму; тело их было голое, на голове сидело десять рук с присосками или крючочками, мантия по бокам тела представляла два плавниковых придатка; наконец, эти животные были снабжены чернильным мешком. Внутренняя раковина состояла из трех следующих частей: 1) пальцеобразной, то конической, то субциллиндрической, то более или менее удлиненной, то короткой, на конце притупленной или оканчивавшейся острой конической вершиной части, носящей название рострумa (Rostrum); 2) фрагмоконуса (Phragmoconus), сидевшего внутри верхней части рострума и представлявшего конус, разделенный вогнутыми перегородками, параллельно основанию конуса, на целый ряд члеников; 3)проостракума (Proostracurn), в виде тонкой, широкой удлиненной и слегка выпуклой пластинки отходящего от покрова (Conotheca) передней камеры фрагмоконуса. Очень редко находят полные экземпляры этой сложной раковины в окаменелом состоянии или в виде отпечатков; обыкновенно встречается лишь один рострум. Эти известковые ростры, по которым установлен и самый род «белемнит», обыкновенно для краткости и называют прямо «белемнитами»; следует однако помнить, что это есть выражение pars pro toto. В народе белемниты известны под названием "чертовых пальцев " (иногда и «громовых стрел» и им приписывается целебная сила. Название «белемнит» впервые введено в науку Агриколой; до него они назывались Lyncurium и рассматривались как окаменелая смесь янтаря и мочи; они были известны уже Теофрасту и Плинию, который называл их Idaei dactyii. В настоящее время известно до 350 видов Белемнитов, полный расцвет которых совпадает с юрским и меловым периодами. Первые представители двужаберных головоногих моллюсков появляются в триасе и после значительного развития и распространения в юре и мелу, в течение третичного периода, где настоящих Б. уже эта группа постепенно вымирает. В настоящее время Б. совершенно не существуют и есть только один близкой к ним представитель двужаберных головоногих молюсков – Spirula. По общей форме рострума, по числу, положению и характеру бороздок на его внешней поверхности и по некоторым другим признакам различают роды: Belemnites, Belemnitella, Acttnocamax и т. д., а род Б. в свою очередь делят на несколько групп. Вместе с аммонитами белемниты являются наиболее характерными окаменелостямя юрских и меловых отложений; некоторые виды, подобно аммонитам, являются руководящими формами для определенных ярусов и зон; так, В. Panderi характеризует келдовейский ярус, В. absolutus виргатовые слои, Belemnitella mucronata – сенонский ярус, белый мел и т. д.
Белл
Белл (Александр Греем, Graham Bell) – знаменитый изобретатель телефона и радиофона или фотофона, профессор физики в Бостоне, американский гражданин, но уроженец Эдинбурга. Устройство телефона, т. е. прибора, который воспроизводит слово, возбудило такое удивление, что известный английский ученый В. Томсон не побоялся назвать его чудом из чудес. Б. обратился с просьбою в соответственное американское учреждение (Patent office) о выдаче ему привилегии на изобретенный телефон 14 февраля 1876 г. и получил ее. Французский институт присудил Б. премию Вольты за это изобретение, которое теперь получило обширнейшее применение во всех концах цивилизованного Мира. Со времени получения привилегии Белл сделал практические улучшения в своем приборе; эксплуатация изобретения обогатила его, хотя он более человек науки, чем наживы; близкие к нему люди, заведующего его делами, разбогатели более его. Сначала 1878 г. в Америке и в Англии начался ряд процессов, которыми оспаривалось право Б. на полученную им привилегию; многие приписывали себе изобретение основных частей телефона, а именно, против Б. выступили: Мак Доноуг, Эдиссон, Берлинер, Ричмонд, Грей, Дольбир, Ходькомб, Чиннок, Рандаль, Блек, Ирвин, Фельпс и Фелькер – всех тринадцать противников. Но первым же постановлением суда были устранены от состязания гг. Ричмонд, Холькомб, Рандаль, Фельнс, Чиннок и Берлинер. Относительно претензий других дело было подразделено по существу на одиннадцать частей и по каждой из них суд постановил особое решение, основываясь на показаниях сведущих людей. Изложение этого дела можно найти в журнале «La lumire electrique» (Электрический Свет, т. X, Париж, 1883, стр. 147, в статье Деманьевилля (De Magneville) под заглавием: «Des proces relatifs au telephone en Amerique»). Некоторые из упомянутых подразделений и решений приводятся здесь с целью показать, в какой мере было полно признание Б. изобретателем телефона. Первый вопрос относится к «способу передачи и воспроизведения на расстоянии звуковых волн или различных колебаний, способных воздействовать на электрический ток, пробегающий по цепи, таким образом, чтобы его заменять (remplacer) или ослаблять и тем самым возбуждать ряд электрических волн, точно соответствующих амплитудою и расстоянием (espacement) звуковым волнам, которые должны быть воспроизведены на приемной станции или станциях, в таких условиях, чтобы звуки голоса или разговоры всякого рода могли бы передаваться телеграфически». Эксперты отвечали на этот вопрос, что до выдачи привилегии Б. 14 февр. 1876 г. такие результаты не были получены и потому первенство принадлежит ему. Противной стороной по этому пункту были: Gray, Edison и Voelker. Четвертый вопрос относился к «гидроэлектрическому телефону, в котором жидкость, представляющая переменное сопротивление, помещена в вертикальной трубке, содержащей концы двух платиновых проволок, погруженных в жидкость». В таком употреблении жидкости эксперты отдали преимущество Эдиссону, которого телефон с жидкостью был первым материальным осуществлением идеи передачи звуков на расстоянии.
Пятый вопрос относится «к акустическому телефону, способному, как производить звуки, так и повторять их, и в котором плоская арматура (якорь), состоящая из железной или стальной диафрагмы, или из железного диска-якоря, прикрепленного к натянутой перепонке, или же арматуры, приделанной к оконечности пластинки, неспособной производить музыкальные звуки, если какая либо из поименованных арматур подвержена действию электромагнита, которого обмотка составляет часть замкнутой цепи, в которой помещении энергетической колебательный (ondniatoire) ток». В этом пункте названы существенные части ныне действующего телефона Б. Противной стороной были: Т. A. Edison, A. Dolbear, Е. Gray; эксперты присудили первенство изобретения этой системы опять Б. Вообще по 8 пунктам из 11 первенство было признано за Б., по 2 – за Эдиссоном и по одному пункту за Мак Доноугом (Mac Donough).
Независимо от мнения суда ученые вообще признают за Беллем первенство изобретения телефона, как полного практического осуществления известной идеи. м. журнал «La lamire electrique» (1883 год, стр. 285 и 545: «De la question des anteriorites dans la decouverte du telephone, par Th. dn Мопсеи»).. Б. получил привилегию в феврале 1876 г.. но первое воспроизведение членораздельных звуков удалось ему еще 4 мая 1875 года, а первые исследования по этому вопросу относятся, по свидетельствам многих, к 1874 г. Впрочем, надо отдать должное и другим вышеназванным изобретателям, что и будет сделано в статьях о Телефоне и Микрофоне.
Радиофон или фотофон Белля и его сотрудника Сумнера Тайнтера есть изобретение в научном отношении не менее поразительное, чем телефон, хотя и не имеет пока практического приложения. Идея состоит в том, чтобы произносимыми словами приводить в колебание лучи света, которые, действуя прерывающимся образом на селеновую пластинку, сделанную из селения, через которую проходит электрический ток, изменяют колебательно его силу, что и составляет одно из условий происхождения звуков в телефоне, которым завершается вся система. Настойчивость изобретателя такова, что он перепробовал до пятидесяти различных устройств радиофона, пока получил наконец удовлетворительные в научном отношении результаты. Первое заявление об идее этого изобретения Б. сделал в мемуаре, представленном королевскому обществу в Лондоне, 17 мая 1878 г., но настоящие фотофоны для передачи музыкальных тонов и членораздельных звуков Белль показал во французской академии наук 11 и 18 октября 1880 г. Изобретатель думает применить свой фотофон, между прочим, к выслушиванию шума, который, предположительно происходит на поверхности солнца. Фотофон Б. был причиною появления в ученой литературе целого ряда исследований (Прис, Меркадье, Берлинер, Калишер и др. ), касающихся основной его идеи. Из работ Б. упомянем еще об индукционных весах, – приборе, назначенном для отыскания металла в пораненном человеческом организме. Устройство этого, прибора было вызвано болезнью президента американских штатов Гарфильда, раненного выстрелом Гито. К сожалению спешность приготовления прибора и отсутствие опытности в применении его не дозволили открыть место, где находилась пуля; впоследствии же, в других случаях, когда прибор, передвигаемый под кожею, приближался к пуле, то звук – все время слышимый в телефоне, становился гораздо сильные. Для подобной же хирургической цели Б. устроил телефонический зонд. В 1886 г. профессор Белл опубликовал новые, весьма оригинальные работы, имеющие отношение к фонографу, придумав способ воспроизведения и записывания произносимых слов.
Беллини
Беллини (Винченцо Bellini) – итальянский оперный композитор, род. в . Катании в Сицилии) 3 ноября 1802 г., музыкальное образование получил в неаполитанской консерватории. Успех его оперы «Bianca е Fernando», данной в 1826 г. в театре «Сан-Карло» в Неаполе, открыл ему путь на все итальянские оперные сцены. В 1827 г. Б. написал для миланского театра «La Scala» оперу «Н Pirata», в 1828 г. оперу «La Straniera». Опера «Zaira», сочиненная в 1829 г. для театра в Парме, успеха не имела, но следующие его оперы: «I Capuleti ed i Montecchi» (поставленная в 1830 г. В Венеции) и «La Sonnambula» (в 1831 в Милане) были приняты с энтузиазмом. В 1831 г. Б. выступил с оперой «Norma», написанной для Миланского театра; это произведение, по драматичности музыки, превзошло предыдущие оперы Б. Опера «Beatrice di Tenda», данная в 1832 г. В Милане, прошла с гораздо меньшим успехом, чем прежние его оперы. Поездки Б. в Лондон и Париж в 1833 – 34 гг. сопровождались блестящим успехом. Находясь в Париже, Б. написал в 1834 г. для местной итальянской сцены оперу «I Puritani», которая вызвала тем большее к себе сочувствие, что в ней Б. рядом с пленительно страстными мелодиями обратил большее против прежнего внимание на драматическую правду, на более тщательную отделку инструментовки, и на выработку форм отдельных музыкальных номеров.
Б. умер 24 сентября 1835 г. в Пюто, близ Парижа. Как оперный композитор, Б. шел по тому же пути, по которому направил итальянскую оперу Россини, но все же он сумел выказать не только значительную самобытность, но и внести в формы, данные Россини, также и известную самостоятельность. Хотя в произведениях Б. нет той высокой даровитости и разносторонности, какие мы находим у Россини, тем не менее они часто пленяют очаровательною мягкостью, сердечностью своей музыки, причем, однако, Б. иногда не в меру впадает в сентиментальность. Эта последняя черта, в связи с большим однообразием ритма, препятствует достижению рельефной драматической характеристики и широкой музыкальной передачи движений линии; но его кантилена часто отличается совершенством. См. Pougin, «В. sa vie, ses oeuvres» (Париж, 1868).
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 12 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close