Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
11:12
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Транскрипция
Транскрипция – переложение вокального или инструментального сочинения на фортепиано. Т. должна быть сделана так, как будто сочинение написано специально для фортепиано. Лист первый стал писать Т. и нашел многих подражателей. Капитальным трудом в области Т. является Листовское переложение девяти симфоний Бетховена, на фортепиано. Т. делали Гензельт (увертюра «Оберона»), Брассен (отрывки из опер Вагнера) и мн. др.
Трансплантация
Трансплантация или пересадка частей одного организма на другой. Прививка у растений есть частный случай Т. При Т. можно пересаживать сравнительно небольшие части одного организма на тело другого, но можно пересаживать примерно половину тела одной особи на другую, при чем если от этой последней тоже отрезается более или менее значительная часть, тогда Т. носит характер сращивания частей двух особей. Можно пересаживать целый орган или только часть его, напр. известную ткань. Можно пересаживать наружные органы одной особи на тело другой – это будет Т. или прививка наружная (greffe exterieure П. Бэра). Можно пересаживать органы и ткани внутрь тела другой особи – это будет Т. или прививка внутренняя (greffe interieure). При Т. возможны три случая: или около пересаженной части образуется нагноение и она удаляется с гноем; или пересаженная часть прирастает к телу новой особи, живет и даже растет некоторое время, а потом все-таки погибает; или, наконец, пересаженная часть делается составной частью той особи, к которой се пересадили, и живет вполне нормальной жизнью. Наружные прививки с успехом совершаются особенно между двумя родственными животными. Легче всего прививка совершается той же самой особи, которой принадлежит орган. Так, П. Бэр обнажал конец хвоста белой крысы от кожи и вводил его в отверстие под кожу спины, а потом, по прошествии 10 дней, перерезал хвост посредине. Этот новый хвост прирос к спине, стал увеличиваться в росте и даже обнаружил явственную чувствительность. В других опытах П. Бэр пересаживал отрезанные хвосты на других крыс, при чем сначала хвост лежал на холоду (не выше 12° С.) около семи дней или подвергался действию паров эфира, фенола, аммиака и т. п., и во всех этих случаях хвост сохранял живучесть и способность к пересадке на другие особи. При внутренней прививке близкое родство видов, по-видимому, одно из главных условий успешности прививки. Бэр обнажал от кожи крысиный хвост, вводил его под кожу крысы же, тогда мускулы и нервы хвоста подвергались перерождению, а хрящевая и соединительная ткань росли, так что кусочек хвоста вырастал спустя несколько месяцев вдвое, втрое. Однако, если крысиный хвост переносился на особь другого вида и иногда другого отряда, например на белку, кролика, собаку, кошку, то организм относился к нему как к постороннему телу: ткани хвоста всасывались или же образовывалось нагноение и хвост удалялся с гноем. Олье, обнажив кость, снял с нее ее надкостницу и перенес кусочек ее в кожу другого животного. Если оба животных были одного вида, то надкостница привилась, получала из окружающей ткани сосуды и начинала образовывать кость, в виде небольшой костной корочки, лежащей под надкостницей. Если же пересадка совершалась между отдаленными животными (собака и крокодил, собака и верблюд и т. д.), то кругом кусочка надкостницы образовывалось нагноение или пересаженная ткань всасывалась или окружалась цистой, как это бывает часто с посторонними телами, попавшими под кожу. Однако, позднейшие исследования Риббера (1898) и Любарша (1898) над внутренними прививками и Салтыкова (1900) над наружными представляют дело в несколько ином свете. Эти исследователи приходят к тому, что настоящая прививка (у высших животных, по крайней мере) не удается. Салтыков пересаживал кусочки хвоста под кожу; ткани хвоста после пересадки начинали отмирать, но все таки некоторая часть тканей остается живой и начинает расти и регенерировать. В конце концов, однако, пересаженный отрезок гибнет. Если выдерживать некоторые отрезки, прежде чем их пересадить, то регенеративная способность их уменьшается. Гиалиновый хрящ теряет способность регенерировать через 7 дней, а некоторые ткани сохраняют ее и после 14. При пересадке отрезков хвоста одного вида под кожу другого, случаи регенерации весьма редки. Молодые ткани (вырезанные у зародышей или у молодых животных) обладают гораздо большей регенеративной способностью. Особенно молодые хрящи обладают по сравнению со старыми гораздо большей способностью к регенерации. Точно также при вырезке кости при операции можно вставить на ее место кусочек кости другой особи и первоначально происходит весьма тесное срастание пересаженной части со старой; но потом, по некоторым наблюдениям (Barth, 1895), пересаженная кость разрушается и замещается новой костной тканью. Впрочем, другие исследователи (Wolff und David, 1894) утверждают, что вставная кость может сохранить свои жизненные свойства. Carnot et Deflandre (1896) и Loeb (1897) показали, что у морских свинок кусочек светлой не пигментированной кожи, пересаженный в темную пигментированную часть кожи, вытесняется регенерирующими соседними частями ее. Наоборот кусочек темной кожи на светлом участке принимается хорошо и его пигментные клетки, разрастаясь, могут переселяться в соседние не пигментированные части. Пересадки молодых развивающихся частей удаются лучше. Фере (1897) пересаживал части куриного зародыша, напр. глаз, под кожу цыпленка, и они некоторое время развивались далее. Подобные опыты были произведены над различными животными и другими исследователями. Пересаженные в печень взрослого животного участки расщепленной эмбриональной ткани продолжали некоторое время развиваться, при чем клетки давали ту или другую ткань (хрящевую, эпителиальную, соединительную) смотря по их природе. Молодая млечная железа морской свинки, пересаженная под кожу уха, развивалась и начинала выделять молоко с наступлением беременности. Вообще пересадка органов, особенно молодых или зародышевых, удается лучше, чем пересадка тканей. Железы с выводящими протоками, напр. семенные, атрофируются и гибнут, но железы без выводящих протоков, как яичники, щитовидная железа, иногда прививаются хорошо (Ribber, 1898). Один кролик, которому пересадили его собственный яичник в другую часть брюшной полости, забеременел и принес пару детенышей (Knauer, 1898). Однажды забеременела женщина, которой был пересажен чужой яичник, но не доносила (Morris, 1895). Переливание крови, представляющее частный случай Т., в опытах Понфика и Ландуа, оказывалось полезным только при условии близкого сродства животных, между коими совершалось переливание, а при отдаленности форм самое переливание может быть гибельно. Фриденталь (1900), показал, что можно взаимно. напр., переливать кровь мыши и крысы; зайца, белки и кролика; кошки и оцелота; осла и лошади; антропоморфной обезьяны и человека, но нельзя делать переливку крови между человеком и прочими обезьянами. Обыкновенно, кровяные тельца, попавшие в кровь животного, далеко стоящего от него в генетическом отношении, убиваются и разрушаются в его крови. При опытах над низшими позвоночными и некоторыми беспозвоночными условия столь близкого родства не составляют необходимости. Это наблюдалось главным образом при опытах над сращиванием. Борн сращивал части головастиков амфибий не только соседних видов, а иногда даже совершенно различных родов и отрядов, напр. жерлянки и лягушки, лягушки и тритона, а именно два задних конца, дна передних, так что получались особи, составленные из двух хвостовых половин, и особи – из двух головных половин; срастался передний конец одной особи с задним другой, срастались два головастика своими брюшными сторонами и т. п. Говоря вообще, чем ближе родство сращиваемых форм, тем двойник долговечнее. При этом многие органы, напр. кожа, нервная система, органы чувств срастались очень легко, а другие, например хорда, с большим трудом. Вообще, легче всего срастались органы еще не окончательно сформированные и состоящие из индифферентных клеток, тогда как хорда у головастика является более или менее законченным и уже вполне сформированным органом, предназначенным для атрофии с возрастом. Срастался кишечник двух особей, срастались оба сердца в одно, получающее кровь из задней части обоих головастиков. Срастания разнородных тканей не происходило. Заслуживают внимания и другие опыты над сращиванием. Так, Коршельт сращивал у дождевых червей, иногда двух различных видов, два хвоста между собой, и они жили без пищи месяцами, или два головных конца, при чем такой червяк принимал пищу с двух концов, но, не имея заднего прохода, погибал от разрыва кишечника и т. п. Такие же опыты были произведены над дождевыми червями Иёстом (Joest, 1897). Легче происходит сращивание между особями одного и того же вида, хотя возможно срастить особей разных видов, но при этом каждая сросшаяся часть сохраняет все свои видовые признаки. Опыты с молодыми особями также успешнее, чем со старыми, Иёст вырезал середину и сращивал концы червя. При этом удалялись половые органы. Новых половых органов, однако, не образовывалось, хотя такие черви и жили до 13 месяцев. Если срастить двух червей, одного прикрепив головой, к задней части другого, то или передняя часть отбрасывает заднюю вследствие автономии, как это делают и нормальные черви с поврежденным хвостом, или же происходит разрыв вследствие задержки пищи в пищеводе второй особи, Иёст сращивал червей в кольца, составленные из одной или из двух особей, и при этом происходило срастание нервной системы. Если сшить два хвоста, то они срастались, но между ними вырастали две головы или иногда одна голова, при чем довольно трудно было определить, которой особи она принадлежит. Иёст вшивал прирастающую часть перпендикулярно к телу червя и при этом хвостовые отрезки прирастали легче, чем головные. Возможно срастить двух червей, положенных один параллельно другому. У такого двойника является общими полость тела и мускулатура, а прочие органы остаются независимыми и разделенными. Точно также можно вызвать срастание двух отрезков дождевого червя, при чем одного червя можно повернуть на несколько градусов, т. е. так, чтобы срединная спинная линия одного отрезка не совпадала с таковой другого. Если поворот не велик, напр., на 10-30°, то это нисколько не мешает срастанию, и органы примут постепенно нормальное положение. Если же повернуть один отрезок на 90 или 180°, т. е. так, чтобы срединная спинная линия одного соответствовала боковой или брюшной линии другого, то тогда сначала тоже происходит срастание, но нервная система одного отрезка не может срастись с таковой другого, так как у одного отрезка она будет на одной, положим, нижней стороне, а у другого на верхней. Мало-помалу задний отрезок червя начинает восстановлять недостающий у него хвост, а передний – недостающую голову, как это делают многие животные. Оба отрезка, в конце концов, расходятся. Иест пересаживал участки стенки тела с одного червя на другого. Иногда этот кусок смещается вследствие того, что ткани червя, к которому пересадили кусок, восстановляются, а иногда этот кусок прирастает. Если этот кусок принадлежал другому виду, то он сохраняет все свои видовые особенности и никакому изменению под влиянием тканей его окружающих не подвергается. Точно такой же результат получили Крамптон (1897 и 99), сращивая части куколок различных видов бабочек, и Гаррисон (1898), сращивая головастиков различных видов. В том и другом случае сросшиеся части сохраняли свои видовые особенности и, если замечались изменения то они вовсе не были похожи на те, которые происходят и при скрещивании двух различных видов и у их потомства. Опыты Ранда (1899) над пересадкой у зеленой гидры не дали удачных результатов, но сращивание частей двух гидр и притом при весьма различном положении удавалось г-же Peebles (1900). Так, можно, отрезав оральные, несущие щупальца концы двум гидрам, и срастить их. При этом в месте срастания образуется новый рот и новый венчик щупалец, а тела обеих гидр сливаются в одно. Срастание происходит и при ином положении, напр. при соединении переднего конца одной особи с задним другой и т. п. Отрезав у таких составных особей тот или другой конец, можно вызвать путем регенерации образование вполне нормальной гидры, при чем оральный конец может возникать на месте аборального и наоборот. Таким образом, Т. совершается тем успешнее, чем ближе родство взятых животных, чем моложе пересаживаемые части и, по-видимому, чем ниже стоит животное. Впрочем, весьма возможно, что способность к Т. стоит в некоторой связи с способностью к регенерации. Успешность Т. стоит также в зависимости от природы пересаживаемых тканей и органов. Замечательно, что при Т. между различными видами сросшиеся части сохраняют свою видовую индивидуальность. См. Шимкевич, «Биологические основы зоологии» (СПб., 1901).
В. Шимкевич.
Трансцендентальный
Трансцендентальный и трансцендентный – философские термины, введенные в новейшую философию Кантом. Первый из них означает: определяющий априорные условия возможного опыта; в этом смысле выражение «Т. философия» почти равносильно современному термину «Erkenntnisstheorie» (теория познания – наука о всеобщих и необходимых условиях возможного опыта). Второй термин – «трансцендентный» – означает: переступающий границы возможного опыта (в противоположность термину имманентный); поэтому «трансцендентная философия» все равно, что «метафизика», т. е. философская область, претендующая познать лежащее за пределами возможного опыта. Кант оттеняет различия между этими двумя терминами, но сам употребляет их небрежно. Оба термина употреблялись и до Канта в схоластической философии. В XIII в. говорят об actio immanens (реrmаnens), как о действии, происходящем внутри субъекта, и об acrio transiens, как о действии, выходящем за его границы) а также о causa immanens – причине, заключающейся в действующем объекте, и causa transiens – причине, лежащей вне его. Такое же словоупотребление мы находим у Спинозы, когда он говорит о Боге, как имманентной, не трансцендентной причине всех вещей: «omnium rerum causa immanens non vero transiens». У Фомы Аквинского понятия: ens, unum, verum, bonum, как возвышающиеся над категориями, означаются термином transcendentia. Затем вскоре стали употреблять в этом последнем значении термин transcendentalis. – После Канта термин часто смешивается с термином трансцендентный. Так, напр., в заглавиях сочинений Шеллинга: «System des transcendentalen Idealismus» и Гартманна: «Kritische Grundlegung des transcendentalen Realismus», с Кантовской точки зрения, следовало бы заменить слово «трансцендентальный» словом «трансцендентный». Это давало повод в Англии и во Франции в начале минувшего столетия причислять Т. философию Канта к метафизическим системам одного порядка с учениями Фихте, Шеллинга и Гегеля. В этом смысле английские критики Канта иронически говорят о его «пуризмах» и « трансцендентализмах». Такое же смешение встречается и в нашей журнальной литературе. Любителям бесполезных схоластических тонкостей можно рекомендовать по вопросу об истории обоих терминов книгу Файингера: «Commentar zu Rant's Kritik der reinen Vernunft» (т. 1, стр. 467-475). Специально вопросу о происхождении термина «трансцендентный» посвящена диссертация Ф. Шмидта, «De origine terminis Kantiani transctndens». См. также Eucken, «Geschichte der Philosophischen Terminologie» (стр. 144, 205).
И. Лапшин.
Трапеция
Трапеция – четырехугольник, две стороны которого параллельны, а две другие стороны не параллельны. Расстояние между параллельными сторонами наз. высотою Т. Если параллельные стороны и высота содержат а, b и h метров, то площадь Т. содержит (a+b)/2*h квадратных метров.
Трахея
Трахея (Trachea) – трубка, начинающаяся гортанью и делящаяся на бронхи, иначе дыхательное горло дышащих воздухом позвоночных. Она совершенно не обособлена у некоторых амфибий, у которых легкие открываются простой щелью в пищевод. Щель эта окружена кольцевой мышцей, и по бокам ее лежат два хряща, служащие для прикрепления мускулов расширителей и представляющие собой гортанные хрящи. Таковы отношения у Proteus и Menobranchus, но у Siren уже обособляется Т. в виде трубки, в стенке которой залегают неправильные, в два ряда расположенные хрящи, которые у саламандр и др. сливаются с каждой стороны в хрящевую полосу. У бесхвостых амфибий гортанные хрящи уже налицо, кроме щитовидного, появляющегося лишь у млекопитающих, но Т. не выражена и легкие открываются в общую ларинготрахеальную камеру, прикрытую сказанными хрящами. Начиная с гадов, в стенке Т. залегают настоящие хрящевые кольца, причем хрящи начинают появляться и в бронхах (черепаха), как это имеет место у птиц и еще более у млекопитающих, у некоторых хрящи находятся и в ветвлениях бронх. У птиц на границе Т. и бронх находится нижняя гортань. Хрящи Т. птиц обнаруживают наклонность к окостенению, а сама Т. у некоторых птиц, например у лебедя и журавля, входит в полый грудинный гребень (crista sterni), образует там загиб и выходит около того же места, где вошла, а у некоторых скворцовых она образует многочисленные спиральные завитки между кожей и грудными мышцами. Наклонность к образованию петли замечается и у некоторых черепах (Cynixis) и крокодилов. У других черепах (Sphargis) и птиц (буревестников, пингвинов р. Aptenodytes) Т. поделена продольной перегородкой на две половины. Хрящевой скелет Т. млекопитающих состоит, обыкновенно, из неполных (незамкнутых сверху) хрящевых колец, но у Sirenia имеется в стенке Т. переднее полное кольцо и отходящая от него узкая спирально извивающаяся пластинка. У некоторых китообразных и непарнопалых Т. делится на три, а не на два бронха.
В. Шимкевич.
Трахома
Трахома (зернистое или египетское воспаление глаз) – болезнь глаза, заразного происхождения, характеризующаяся особой шероховатостью соединительной оболочки (конъюнктивы). Эта шероховатость зависит от обильного разращения фолликул. Фолликулы имеют круглую форму, желтовато– или серовато-красный цвет и слегка просвечивают; величина их с половину булавочной головки. Если отогнуть верхнее или нижнее веко, то мы увидим массу этих зернышек, расположенных рядами; особенно их много на переходной складке нижнего века. В запущенных случаях вся конъюнктива сплошь усеяна зернышками, тесно прилегающими друг к другу, так что получается картина вареного саго.
Т. имеет громадное значение, ввиду значительного распространения ее во многих странах, и печальных результатов, к которым она ведет. Начало эндемического распространения этой болезни среди европейских народов относится к периоду наполеоновских войн. Войска, вернувшиеся в начале прошлого столетия из египетского похода, занесли Т. из Египта в Европу. Таким образом Т. появилась сперва среди военных, а потом и в гражданском населении в 1801 г. в Мальте и в Генуе, в 1802 г. в Англии и т. д.; в 1813 г. она обнаружилась в Германии; в 1817-18 гг. она разразилась среди русских войск, оккупировавших Францию, и была занесена ими в Россию. Сперва Т. распространилась в Царстве Польском (18181820); в Петербурге первые случаи отмечены в 1832 г. Первоначальные эпидемии вызвали массу заболеваний и были ужасны по своим последствиям; так напр. в английской армии в 1818 г. было 5000 инвалидов, ослепших от этой болезни; в русской армии в 20-30-х годах XIX столетия заболело около 80 000 человек; в Бельгии, где болезнь приняла с 1834 г. опустошительные размеры, каждый пятый солдат страдал Т., и число людей, ослепших совершенно или отчасти потерявших зрение от Т., считалось десятками тысяч. В настоящее время болезнь распространена эндемически преимущественно в низменных местностях, на побережье моря и по течению рек, таковы Египет, Алжир, Аравия, Россия, Восточная Пруссия, Дания, Бельгия, Рейнская провинция и т. д.; в горных местностях она встречается крайне редко, так напр. ее почти нет в Швейцарии. В России, представляющей почти сплошную низменность, Т. распространена почти повсеместно, и большой процент слепых в ней приходится на долю Т. Наибольший процент заболеваний (ок. 40%) падает на возраст 20-30 лет; затем заболеваемость уменьшается к старости; крайне редко Т. встречается в раннем детстве; женщины значительно чаще поражаются Т., нежели мужчины. Т. наиболее распространена среди беднейших классов населения, где благоприятными факторами для ее распространения являются скученность, нечистоплотность; в зажиточных семействах болезнь нередко переносится на детей трахоматозными нянями. Зараза передается от больного к здоровому через посредство загрязненных выделением больного глаза пальцев, носовых платков, полотенец, посуды для умывания. Через воздух зараза не передается. В Египте передатчиками заразы являются в значительной мере мухи, особенно размножающиеся в жаркое время года, во время разлива Нила. Свойства заразного начала Т. в бактериологическом отношении еще не вполне выяснены. Т. принимает в большинстве случаев хроническое течение. Болезнь вначале поражает один глаз и протекает иногда без всяких симптомов, так что больные и не подозревают о существовании у них серьезной болезни; лишь некоторые жалуются на ощущение тяжести в глазах и быстрое утомление при занятиях. Многие обращаются к врачу уже тогда, когда появилось помутнение роговицы, мешающее зрению, или воспаление век, причиняющее неприятные ощущения. Между тем болезнь поддается излечению только в первый период ее, который длится несколько месяцев; при дальнейших изменениях (распадение фолликул и т. д.) полное излечение уже невозможно. Процесс кончается рубцовым перерождением соединительной оболочки, который влечет за собой заворот или выворот век и ресниц, частичным или полным помутнением роговицы (так назыв. паннус) с соответственными ослаблением или потерей зрения. Личная профилактика Т. заключается в соблюдении чистоты рук, в умывании их после прикосновения к больному глазу; в семье, где есть трахоматозный больной, здоровые члены семьи не должны пользоваться главнейшими предметами домашнего обихода, находящимися в употреблении больного. Меры общественной профилактики заключаются, как и относительно других эпидемических болезней, в улучшении условий жизни бедных классов; далее, в войсках, школах, приютах следует производить частые осмотры глаз, чтобы вовремя изолировать больных и оградить от заражения здоровых. В интересах ограждения не только армии, но и гражданского населения, в западноевропейских государствах пришли к тому убеждению, что не следует принимать на военную службу трахоматозных; в России же такая радикальная мера еще не приведена в исполнение, отчасти по той причине, что, в виду громадного распространения Т. среди населения, явились бы затруднения в пополнении состава армии только людьми, имеющими здоровые глаза. Впрочем, в армии принимаются, конечно, известные меры для предотвращения заражений, между прочим все более входит в употребление изоляция трахоматозных, организованных в отдельные команды. Лечение Т. в настоящее время по преимуществу хирургическое. В России больше всего в ходу выдавливание трахоматозных зерен пинцетами Донберга и др. и выскабливание соединительной оболочки металлической кисточкой. Из лекарственных средств применяются главным образом ляпис и медный купорос.
В. М. О.
Траэтта
Траэтта (Томазо Traetta) – известный композитор неаполитанской школы (17271779). Занимался композицией месс, мотетов и пр. В 1750 г. в Неаполе была поставлена с успехом первая опера Т. «Il Farnace». Лучшими операми Т. считаются «Ezio» (1754), «Ifigena» (1759) и «Armida» (1760). Они отличаются большой драматичностью и чисто итальянской мелодичностью. В 1768 г. Т. приехал в Петербург, где после Галуппи занял место придворного композитора. Поставленная им здесь опера «Didona abbandonata» имела выдающийся успех. Т. пробыл в России семь лет. См. «Тraetta е 1а musica» Винченцо Капруцци (Неаполь, 1878).
Н. С.
Траян
Траян (М. Ulpius Trajanus) после усыновления его Нервой названный Нерва Т. – рим. император, род., вероятно, в 53 г. по Р. Хр. в Италике (близ нынешней Севильи) в Испании; в молодости участвовал в парфянской и иудейской войнах, в 91 г. назначен консулом, в 97 г. начальствовал над легионами на нижнем Рейне в борьбе против германцев и обратил на себя внимание Нервы, который усыновил его и сделал своим соправителем и преемником, дав ему почетное имя Германика. В 98 г., после смерти Нервы, стал императором, являясь первым правителем Рима не итальянского происхождения. Все свое правление он неустанно работал над поднятием благосостояния и блеска империи. Он отменил многочисленные налоги, заботился о воспитании бедных детей, предпринимал, в видах доставления заработка низшему классу народа, обширные сооружения, отчасти под наблюдением знаменитого архитектора Аполлодора. Таковы форум, названный по его имени, на котором возвышалась поныне стоящая колонна в 39 м. вышины, украшенная рельефными изображениями сцен из дакийского похода Т.; одеон; гимназия; водопровод в Риме; мост у Железных Ворот на Дунае; мост у Алькантары и др. Т. расширил сеть дорог римской империи, строил гавани, осушал Понтийские болота, основывал колонии. Переписка его с Плинием Младшим, который по поручению Т. управлял в 111-113 гг. Вифинией, свидетельствует о его вдумчивости, справедливости и большой заботливости о благосостоянии провинций. Он привлек на свою сторону сенат обещанием не осуждать ни одного сенатора – и обещание это сдержал, за одним лишь исключением, ввел закрытую письменную баллотировку при выборах в сенат и вообще считался с притязаниями этого древнего учреждения. При нем вновь стали расцветать римская и греческая литературы (Дион Хризостом, Плутарх, Тацит, Светоний, Плиний, Ювенал). Вообще при Т. деятелям литературы жилось и дышалось легче нежели до него и после него. Плиний Младший, личный друг Т., является сознательно профессиональным литератором. смотрящим на литературу не как на праздное занятие, а как на общественно важное дело. Сенат, при всеобщем одобрении, преподнес Т. прозвище Optimus (лучший); впоследствии императоров приветствовали словами: «будь счастливее Августа и лучше Т.». Нужно сказать, что у Т. была принесшая государству много вреда страсть к военным авантюрам, к завоеваниям и славе. Впрочем, колонизаторская его деятельность, также предпринимаемая с военными целями, во многих отношениях способствовала распространению культуры в диких до той поры местах (в нынешней Румелии, Сербии, Болгарии, во Фракии и Мизии). Его мирная деятельность впервые была прервана обеими дакийскими войнами 101-102 г. и 105-106 г., в которых дакийский царь Децебал был совершенно побежден, и Дакия обращена в римскую провинцию; затем (113) он предпринял поход на восток, во время которого покорил Армению и Месопотамию и проник через Тигр в Парфию до Ктезифонта. Во время этих блестящих успехов в тылу его армии возник ряд восстаний, между прочим, восстание евреев. Не успев еще подавить их, Т. скончался в 117 г. – в Киликии. Сохранилось много статуй и бюстов его; лучшие бюсты – в Риме (на Капитолии и в Ватикане) и в Мюнхене. Ср. Franke, «Zur Geschichte Trajans» (2-е изд., Кведлинб., 1840); Dierauer, «Beitrage zu einer kritischen Geschichte» (Лпц., 1868); De la Berge, «Essai sur le regne de Trajan» (Пар., 1877).
Траян в народной поэзии. – Около личности императора Т. образовалось много легенд, как на Западе, так и в славянском Мире. Западноевропейские легенды о Т. имеются в списках VIII-IX веков, но восходят к VI-му веку; Т. является здесь типом правдивого царя. «Т.» славянских преданий получил свое имя от римского императора благодаря тому, что славяне обитали в Дакии, где пришли в соприкосновение с римской империей при Траяне. Имя Т. в ряду славянских божеств, наряду с Велесом и Хорсом, встречается в одной из славянских редакций хождения Богородицы, в рукописи XII в. В «Слове и откровении св. Апостол», напечатанном по рукописи XVI в. Тихонравовым, Т. стоит рядом с Хорсом, Перуном и Дыем, причем о нем говорится, что он «бяше царем в Риме». Эпитет «Т.» встречается тоже неоднократно в Слове о Полку Игореве. А. Н. Веселовский, признавая, что в одних случаях этот эпитет Слова навеян легендой об императоре Т., в других случаях объясняет появление его в Слове влиянием так наз. «Траянских Деяний», широко распространенных в средневековой литературе. Эпитет Слова: «внук Т.» Веселовский сближает с легендой о происхождении разных народов от троянцев. В южнославянской поэзии Т. является в качестве ночного существа; по сербской сказке, он ездит ночью в Срем к своей возлюбленной и покидает ее до зари. Застигнутый однажды солнцем, он был растоплен им и исчез без следа. Это дает повод исследователям мифологической школы сближать Т. с ночными (черными) Эльфами. Подобно Эльфам, Т. обладает несметными сокровищами. В болгарской песне жители города Т. не веруют в Бога, а поклоняются золоту и серебру. По этим чертам Буслаев сравнивает Т. болгарского предания с Карловым Alvis из Эдды. Веселовский указывает другую параллель между южнославянским преданием и немецким, сопоставляя славянского Т. с Гагеном «из Трои» германской саги X-го века. Сербское сказание о Траяне близко подходит к рассказу о Мидасе, с которым роднит Т. южно-славянской легенды и наружность его (он с звериными ушами). Созвучие, по-видимому, открыло доступ отголоскам Траяновой легенды в Троицкую обрядность. Шейн сообщает, что в Севском уезде, Троицкое хождение в лес для завивания березки называется «ходить на Т.». Вообще отголоски Траяновой легенды знакомы не только южным, но и северным славянам (русским), на что указывает существование ряда географических названий, происходящих от имени Т., как-то Траянов, Траяновка и др. Ср. В. Ф. Миллер, «Взгляд на Слово о Полку Игореве»; Веселовский, «Новый взгляд на Слово о Полку Игореве» («Журн. Мин. Нар. Просв.» 1877, август); его же, «Легенды о вечном жиде и об императоре Т.» («Журн. Мин. Нар. Просв.», 1880, июль); его же, «Разыскание в области русск. дух. стиха» VI-X); Буслаев, «Историч. очерки русско-народной словесности» (т. 1, глав. XIV).
П. К-а.
Тредиаковский Василий Кириллович
Тредиаковский (Василий Кириллович) – выдающийся русский ученый XVIII в. и неудачный поэт, имя которого сделалось нарицательным для обозначения бездарных стихотворцев. Родился 9 февраля 1703 г. в Астрахани, в семье приходского священника. Первоначальное образование получил из духовных книг в Троицкой школе, но словесным наукам учился у капуцинских монахов, на латинском языке. Существует известие, что отец предназначал юношу к духовному званию и намеревался женить его против воли, но последний бежал за день до свадьбы в Москву и там поступил в славяно-греко-латинскую академию. По другим сведениям, он выказал в астраханской школе отличные способности к учению и был отправлен в 1723 г. в академию в качестве лучшего ученика. Ко времени пребывания в академии относятся первые стихотворные попытки Т. в силлабическом роде и первые же драмы, впоследствии им затерянные. В 1726 г. Т. отправился за границу, не кончив курса в академии. В Голландии Т. жил у посланника гр. И. Г. Головина и выучился здесь французскому языку, в Париже – у посланника кн. А. Б. Куракина. Тем не менее, ему приходилось бедствовать за границей: просьба его в синод «определить годовое жалованье» для окончания богословских и философских наук не была уважена, потому что он числился бежавшим из академии. В Париже, куда он явился «шедши пеш за крайнею уже своею бедностию», он учился в университете математическим и философским наукам, слушал богословие, принимал участие в публичных диспутах. Светскую жизнь французского общества, с ее вычурно пасторальными стремлениями, Т. воспел в многочисленных русских и французских стихах. Последние сплошь посвящены любви и значительно превосходят русские благозвучием и даже известного рода изяществом. Кроме основательного знания французского языка, Т. приобрел в Париже обширные сведения в области теории словесности и классических литератур; он изучал и итальянский язык. Вернувшись в 1730 г. в Россию, он явился одним из наиболее образованных людей тогдашнего русского общества. В это время на смену талантливому Феофану Прокоповичу, который сделался не в меру сдержан и осторожен после кончины Петра Великого, шел не менее талантливый князь Антиох Кантемир, метко изобразивший убогое состояние просветительной русской мысли. Среди молодого поколения было немало приверженцев Петровских идей; частью это были люди знатного круга, имевшие возможность получить воспитание при исключительных для того времени условиях, частью – лица, путешествовавшие за границей и на личном опыте узнавшие благие стороны западной культуры. Но их влияние еще не распространялось на широкие общественные круги, и человеку незнатному, как Т., приходилось делать ученую карьеру при обстоятельствах чрезвычайно трудных, требовавших от человека больших сделок с самолюбием и даже самопожертвования. Он должен был искать покровителей и защитников среди знати. Такой покровитель нашелся у Т. в лице того же кн. А. Б. Куракина, у которого он жил в Париже. Ему было посвящено первое печатное произведете Т., изданное на счет покровителя: «Езда в остров любви» (1730). Это – перевод старинной книги Поля Тальмана. Переводить на русский язык в то время было очень трудно; не существовало ни образцов, ни комментированных изданий, ни словарей; но если и принять в соображение все эти трудности, нельзя назвать перевод Т. удовлетворительным по отношению к благозвучию и чувству художественной меры; он был только точен и добросовестно верен подлиннику. Ему доставило успех самое содержание книги, посвященное изображению чувств изящной любви и уважения к женщине, новых в то время для русских читателей. В той же книге Т. поместил несколько стихотворений своей «работы» и предисловие, в котором впервые высказал мысль об употреблении в литературных произведениях русского, а не славянского языка, как было до того времени. Есть известие, что много лет спустя Т. собрал все, сколько мог достать, экземпляры этой книги и сжег. Во всем нуждавшегося Тредияковского приютил у себя сначала академический студент Ададуров, с целью научиться от него франц. языку. В 1731 г. Т. жил в Москве, в доме Семена Кирилловича Нарышкина, и переписывался с Шумахером, который принимал уже по отношению к нему подобострастный тон. В Москве Т. мог убедиться еще раз в неприязни к нему духовенства, отказавшего ему в заграничной стипендии: его готовы были обвинить в атеизме, как изучавшего философию, по коей выходило, «якобы Бога нет». В 1733 г. его принимает на службу академия с жалованьем в 360 р. и с обязательством «вычищать язык русской пишучи как стихами, так и не стихами; давать лекции, ежели от него потребовано будет; окончить грамматику, которую он начал, и трудиться совокупно с прочими над дикционарием русским; переводить с французского на русский язык все что ему дастся». Ему пришлось также обучать русскому языку самого президента академии, Германа Кейзерлинга. В тоже время Т. сочинял торжественные речи и стихи, проникнутые самой грубой лестью и самоунижением. Это были оды на восшествие на престол, на бракосочетания, на победы, на назначение нового президента академии и т. д. В 1734 г., по случаю взятия Данцига русскими войсками, Т. написал оду, посвященную, в лакейски льстивых выражениях, Бирону, и в конце ее поместил «рассуждение об оде вообще», взятое им из «Discours sur l'ode» Буало, прибавив от себя чрезмерные похвалы Феофану Прокоповичу. В исправленном и переделанном на тонический лад виде эта ода появилась спустя несколько лет, уже без посвящения Бирону, находившемуся в опале, и без похвал Прокоповичу, тогда уже умершему. Путь Т. в качестве придворного стихотворца был испещрен разнообразными терниями. Рассказывают, напр., что при поднесении императрице Анне Иоанновне своих од Т. должен был от самых дверей залы до трона ползти на коленях. У священника Алексея Васильева оказался список песни Т., начинавшейся стихом: «Да здравствует днесь императрикс Анна». Слово «императрикс» показалось подозрительным писцу духовного правления Семену Косогорову, и он донес о том своему начальству, Загорелось дело: «в титуле ее императорского величества явилось напечатано не по форме». Священник Васильев и дьякон Савельев, доставивший песню, были отосланы в Москву в контору тайных розыскных дел. Т. должен был написать обширное разъяснение, при чем не преминул коснуться свойств пентаметра. «Употребил я сие Латинское слово, Императрикс, для того, что мера стиха сего требовала, ибо лишний бы слог в слове Императрица; но что чрез оное слово никакого нет урона в высочайшем титле Ея Императорского Величества, то не токмо Латианский язык довольно меня оправливает, но сверьх того еще и стихотворная наука». Объяснения Т. были признаны резонными, и священник с дьяконом были освобождены без штрафа. 4 февраля 1740 г. Волынский избил беззащитного писателя, получившего приказание сочинить вирши к «дурацкой» свадьбе шута кн. Голицына с Бужаниновой. Долго и слезно молил Т. о вознаграждении его за бесчестье и увечье, но только после падения Волынского его просьба была услышана, и ему выдано из конфискованных средств обидчика триста шестьдесят рублей. Выполняя различные поручения академии и переводы, трудясь над самыми разнообразными видами литературных произведений, в роде «Силы любви и ненависти, драмы на музыке» (первая печатная на русском языке опера) или «Истинной политики», изданной им на собственные средства, Т. долго не получал в академии никакого повышения. Он сильно нуждался и страдал от долгов. В ряде жалобных прошений и писем, в которых чувствуется истинная нужда и горе он говорит о своем жалком положении при котором, напр., после пожара в 1738 г., ему не на что было купить дров и свеч. Академия туго исполняла просьбы Т. о вспомоществованиях и ссудах, хотя материальное положение его особенно осложнилось в 1742 г. женитьбой. Только в 1745 г., когда Т. обратился с доношением в сенат и изложил по пунктам свои права на звание академика и испытанные мытарства, импер. Елизавета пожаловала его, по докладу сената, в профессоры «как латинския, так и российские элоквенции». С тех пор он стал получать 660 р. Одновременно был пожалован в академики и Ломоносов, с которым у Т. шла уже полемика по поводу ямбов и хореев. Результатом этой полемики, в которой принял участие и Сумароков, сначала вместе с Т., стоявший за хорей, а потом перешедший на сторону ямба, осталась любопытная брошюра, в которой писатели решились передать свой спор на суд читателей: «Три Оды парафрастическия псалма 143 сочиненные чрез трех стихотворцев из которых каждой одну сложил особливо» (1743). Позже эта полемика приняла ожесточенный характер, и с принципиальной перешла на личную почву: один писатель старался унизить и осмеять другого. Сумароков написал комедию, в которой вывел Т. под. видом пошляка и педанта Трессотиниуса. Т. в отместку жестоко критиковал сочинения Сумарокова, пытаясь доказать полнейшее отсутствие в них оригинальности и таланта. Ломоносов в своих эпиграммах на Т. выражался так:
Языка нашего небесна красота
Не будет никогда попрана от скота...
Т. говорил в ответной эпиграмме:
Когда по твоему сова и скот уж я,
То сам ты нетопырь и подлинно свинья.
Правописание Т., изложенное им в «разговоре между чужестранным человеком и российским об Ортографии», отличалось от общепринятого в то время главным образом исключением некоторых букв нашей азбуки и писанием прилагательных множественных в именительном падеже на и, е, я, а не е, я. В примечаниях изложена история создания славянской азбуки и ее последующие судьбы в эпоху московской и позднейшей гражданской печати. Книга об ортографии была напечатана в сент. 1748 г., на счет неизвестных благотворителей, которым она и посвящена. Она имеет и до сих пор значение в том отношении, что в ней впервые определенно высказана мысль о необходимости фонетического письма: "писать так надлежит, как звон требует – мысль, занимающая умы наших филологов и педагогов поныне. Как профессор элоквенции, Т. сочинил «Слово о богатом, различном, искусном и несхотственном витийстве». Здесь он указывал на важность изучения иностранных языков, особенно латинского, как «довольно и предовольно вычищеннаго», но при этом предостерегал от увлечения: «только да не называют его благороднейшим всех прочих, а особливо каждой своего природного, cиe не знаю чем угрюмым дышет, и да не приписывают толь много чести Латинскому языку, дабы думать что все на все учение токмо на нем состоит». Мнения и замечания Т. о русской истории, в связи с характеристикой свойств славянского и русского языков, изложены преимущественно в «Трех рассуждениях о трех главнейших древностей российских: а) о первенстве славянского языка пред тевтоническим, b) о первоначалии россов и с) о варягах руссах славянского звания, рода и языка», это рассуждение, свидетельствующее о немалой начитанности автора и в этой области, написано с предвзятым намерением доказать преимущество русского языка и народа. Впервые высказанное здесь мнение о славянском происхождении варяжских князей Т. основывает на предположении, что варяги-рус были поморские (прибалтийские) славяне, и что Рюрик вышел с о-ва Рюгена. Стремясь доказать древность русского языка и отыскивать повсюду следы первобытного пребывания славян, Т. обращается к филологическим сближениям и объяснениям, доходящим сплошь и рядом до комизма: слово «варяги» он понимает, как «предварятели» («варяю» – предваряю), слово «скифы» производить от скиты («скитаться»), «Париж» – от «царить», «Мадрид» – от «мудрить» и т. д. Важнейшие из переводных и оригинальных трудов Т. – несомненно те, которые относятся к теории словесности; здесь он стоял на высоте современной ему европейской науки. Особенно здравыми суждениями отличается его «Мнение о происхождении поэзии и стихов вообще». Изложив здесь различные взгляды на происхождение поэзии и стихотворство («иное быть пиитом, а иное стихи писать»), автор предлагает деление поэтических произведений на разные роды и виды, которых насчитывает более 23. Он признает отличительным признаком поэзии творчество, вымысел, но вымысел «по разуму», естественный, правдоподобный, – и эта в настоящее время элементарно школьная мысль была тогда новостью для русского читателя. Первым стихотворением, написанным тоническим размером, введение и утверждение которого составляет большую заслугу Т., было поздравление барону И. А. Корфу, назначенному в сентябре 1734 г. начальником академии. Несвойственный русскому языку, но прежде господствовавший в нем силлабический размер не удовлетворял Т., казался ему не совпадающим с музыкальным складом нашей стихотворной речи. Постепенно он напал на мысль о тоническом количестве слогов, и из стоп прежде всего остановился на хореях. Свою теорию он изложил в 1735 г. в руководстве «Новый и краткий способ к сложению российских стихов», и в 1755 г., в статье «О древнем, среднем и новом стихотворении российском». Возражая некоторым оппонентам, полагавшим, что новое стихосложение взято им с французского, Т. указал на источник, откуда возникло его нововведение: это были народные песни. Столь же основательны его суждения о комедии, на основании исследований Брюмуа и Рапена, об оде; из переводов выдаются «Стихотворческая наука Буало» (L'art poetique) и «Эпистолы о стихотворстве» Горация. О трудолюбии Т. лучше всего свидетельствуют переводы таких капитальных и многотомных трудов, как «Древняя история» Роллена (13 тт.), «Римская история» Роллена и Кревье, «История римских императоров» Кревье (оба сочинения – 16 т.), не говоря уже о множестве других переведенных им книг, вроде аллегорического романа Барклея «Argenis» или получившей печальную известность «Телемахиды», в 24 песнях. Трудолюбие и обширные познания Т. не были оценены по достоинству его современниками. У всех на виду было его неудачное стихотворство, и отзывы о нем долго страдали узкой односторонностью. Выйдя в отставку в 1759 г., но продолжая непрерывно трудиться и не переставая в тоже время нуждаться, Т. умер непризнанным, среди глумления, насмешек и обид, 6 авг. 1769 г. Лучшие деятели конца XVIII в., Новиков и Радищев, относились симпатично к деятельности неутомимого труженика, беззаветно преданного делу родного просвещения. Если он не был оценен Карамзиным, то отзыв Пушкина утвердил за ним репутацию «почтенного и порядочного человека». Шевырев находил проблеск поэтического вдохновения в стихах:
Вонми, о небо, и реку,
Земля да слышит уст глаголы;
Как дождь я словом потеку,
И снидут как роса к цветку,
Мои вещания на долы.
Находили у Т. хорошие стихи и Перевлесский, и Ир. Введенский, усердный панегирист нашего писателя, не смущавшийся тем, что эти стихи надо было выискивать, как жемчужины на дне морей. Историки литературы отнеслись к Т. чрезвычайно внимательно, отведя ему почетное место среди деятелей русской науки XVIII в.
Литература. Издания сочинений: 1) 1752 г., СПб., в 2 томах; 2) Смирдина (СПб., 1849, 3 ч.), 3) Перевлесского, «Избранные сочинения, с приложением критических статей о Т.» (М., 1849). Наиболее полная биография – во II т. «Истории Академии Наук» П. Пекарского (СПб., 1873, стр. 1-258). Литература о Т. собрана в III т. «Истории русской литературы», А. Н. Пыпина (СПб., 1899, стр. 473; см. также стр. 446-460). Главные статьи о Т. воспроизведены в изд. С. А. Венгерова, «Русская поэзия» (т. 1, СПб., 1897, стр. 50 – 75 и 365-397).
Евг. Ляцкий.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 5 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close