Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
11:39
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Фиброма
Фиброма, фибромиома (fibroid, desmoid). – Под Ф. понимают опухоль, состоящую из волокнистой (фиброзной) соединительной ткани; если к этой составной части примешиваются гладкие мышечные волокна, то опухоль носит название фибромиомы. Обе эти формы новообразований отличаются в большинстве случаев плотной, твердой консистенцией и доброкачественным характером, т. е. не имеют наклонности переходить на соседние ткани или образовать переносы в отдаленных органах и, будучи удалены, не дают рецидивов. Рост фиброматозных опухолей обыкновенно очень медленный и может длиться годами, причем опухоль может достигнуть размеров головы взрослого человека и более; иногда же рост опухоли останавливается на известной величине. Форма опухоли бывает шарообразная, овальная или неправильно бугристая; иногда она сидит на тонкой ножке (полип). Ф. могут развиваться везде, где есть соединительная ткань; большею частью они образуются в подкожной клетчатке и коже. Особый вид разлитого фиброматозного новообразования представляет так назыв. слоновая болезнь (elephantiasis), при которой разрастание волокнистой соединительной ткани принимает колоссальные размеры; так, напр., описаны случаи, где груди у женщин достигали веса в 60 фунтов и спускались до колен. – Фибромиомы (фиброиды) встречаются чаще всего на матке; они могут развиваться внутри маточной стенки – межуточная Ф., под брюшинным ее покровом – подбрюшинная Ф., которая сидит обыкновенно на тонкой ножке в виде полипа, и под слизистой оболочкой – подслизистая Ф. Опухоли, сидящие в нижней половине матки, имеют большое значение в том отношении, что они суживают тазовую полость и иногда служат абсолютным препятствием для родов. Симптомы, обусловливаемые Ф. матки, состоят главным образом в болях и кровотечениях; последние могут быть очень интенсивны и довести женщину до высокой степени малокровия; кровотечения тем сильнее, чем ближе опухоль расположена к слизистой оболочке матки. Наименьше беспокойств причиняют больным подбрюшные (субсерозные) Ф., сидящие на ножке. Маточные Ф. могут достигать до 20 фунт. весом и более. Причина образования фиброматозных опухолей не выяснена. Принято думать, что раздражение, дающее толчок разрастанию ткани, зависит от воспалительных процессов или травмы. Переход Ф. в злокачественную саркому есть исключительная редкость. Те Ф., которые вызывают резкие симптомы, подтачивающие здоровье и лишающие трудоспособности, требуют операции. Большинство маточных фибромов после климактерия подвергаются обратному развитию и резко уменьшаются; поэтому Ф., развившаяся вблизи климактерического возраста, скорее допускает выжидательное лечение. Подслизистые Ф. могут, благодаря сокращениям матки, быть извергнуты наружу – родиться. В. О.
Фиговое дерево
Фиговое дерево иначе смоковница – из сем. крапивных или вязовых, достигает высоты до 8 м., дико растет на Востоке (Сирии, Малой Азии и пр.), разводится по побережью Средиземного моря (в Крыму, на Кавказе), во многих местах Азии, Америки и др. стран. Дерево это богато густым, белым млечным соком, молодые ветви густо опушены, а старые голы. Листья одиночные, крупные, черешковые, нижние цельные или слабо выемчатые, верхние о трех – пяти лопастях, сердцевидные; верхняя сторона листа зеленая, шершавая, нижняя – серая, мелковолосистая. Цветки мелкие однополые, собранные в своеобразные, грушевидные полые внутри соцветия (фиги), открывающийся узкою дырочкою; одни соцветия; рано созревающие к концу зимы, так наз. «grossi» или «orni», помещаются в верхней части прошлогодних ветвей над листовыми рубцами (такие соцветия у дикого Ф. дерева содержат большею частью мужские цветки, у разводимой женские цветки ); другие соцветия помещаются в пазухе листьев, из них самые нижние поспевают перед листопадом и называются «forniti» (они содержат женские цветки и лишь немного мужских или вовсе не содержат их), верхние, назыв. «cratiri» остаются на зиму (почти не содержат мужских цветков). Мужской цветок состоит большею частью из трех-пятираздельного околоцветника и 3 – 5 тычинок. Женские цветки двоякие: бесплодные, так наз. «орешковые», развивающиеся преимущественно у дикого Ф. дерева (caprificus) и плодущие, так наз. «семенные», развивающееся у настоящего, культурного Ф. дерева. В женском цветке околоцветник также трех-пяти раздельный, а пестик либо с коротким столбиком и рыльцем без сосочков (в орешковых цветках), либо с длинным столбиком и сосочками на рыльце (у семеннных цветков); завязь верхняя, одногнездная, односемянная; плод – костянка. При созревании плодов становится мясистым все соцветие (и околоцветник) и представляет соплодие, так назыв. фигу (винную ягоду, инжир). Оплодотворение перекрестное, совершающееся при посредстве орехотворок (Cynips psenes, иначе Blastophaga grossorum), кладущих яйца в завязь орешковых цветков, так как проколоть своим коротким яйцекладом завязь семянных цветков эти орехотворки не могут. Выведшееся из яичек новое поколение орехотворок ползает в том же соцветии, пачкается о пыльцу развившихся к тому времени мужских цветков, вылетает с пыльцою, наконец, вон; летит в другие соцветия, и в тех из них, где находятся семенные цветки, производит их опыление и оплодотворение. Это значение дикой смоковницы (caprificus) для плодоношения настоящей смоковницы было известно еще в глубокой древности. Еще тогда, для того, чтобы получить фиги, на ветви культурной смоковницы подвешивали ветви дикой смоковницы; эта операция была известна под именем «caprificatio», о ней упоминают Плиний и Теофраст. В новейшее же время значение капрификации и способы опыления были подробно изучены Вествудом, Дельпино, Сольмс-Лаубахом, Фр. Мюлером, Кином и др. Любопытно, что и у дикой смоковницы соцветия не одинаковы, а именно одни из них, так назыв. «mamme», содержат лишь орешковые цветки, в которых зимуют орехотворки, другие, так назыв. «profichi», содержат орешковые и мужские цветки. Фига богата (до 70%) сахаром, употребляется в пищу и как лакомство в сыром или в сушенном виде(«винные ягоды», «инжир»). В торговле различают несколько сортов фиг (в культуре известно много разновидностей Ф. дерева), напр. мелкие – марсельские, крупные – генуэзские; лучшими считаются левантинские фиги (доставляются из Смирны); сушеные фиги (каламатийские фиги) идут из приморского города Каламаты, гавани Мессины. С. Р.
Фиджи
Фиджи или Вити – о-ва в Южном Тихом океане, британская колония к В от Нов. Гебрид, между 15°30' и 19°30' ю. ш. и 177° и 178° з. д. Вся группа состоит из 225 коралловых и скалистых о-вов, из коих 80 обитаемых. Пространство 20806 кв. км. Морское пространство между главными о-вами группы называется Гороским морем. Два больших о-ва, Вити-Леву (12000 кв. км.) и Вануа-Леву (около 6500 кв. км.); далее о-ва Увалау, Ясуа, Кантаву, Вуна и малые о-ва внутреннего Гороского моря, известные под общим названием Вити-и-Лома, из коих главные – Горо, Найрай, Моала, Матуку и Ангау; к В тянется группа о-вков, из коих наибольший – Лакемба. В 1880 г. к Ф. в административном отношении присоединен остров Ротума, между 12° и 15° ю. ш. и 175 и 177° з. д. Население Фиджи в 1891 г. достигало 121180 душ: европейцев 4373, индусов 13282. туземцев 98478, полинезийцев, ротумцев и т. д. 6540. Гл. гор. – Сува, на южном берегу Вити-Леву; 850 европейцев. Ф. – вулканического происхождения, но признаки вулканической деятельности встречаются лишь в Саву-Саву, на южном бер. Вануа-Леву. Вершины о-вов имеют обыкновенно форму конуса или иглы и состоят из базальта. Климат мягкий и здоровый. Почва крайне плодородна; состоит из желтой глины и растительного перегноя. О-ва покрыты густою растительностью; в 1899 г. европейцы возделывали около 1000 гект. бананов, 9500 гект. кокосовых орехов, 200 гект. кукурузы, 10000 гект. сахарного тростника; около 500 гект. приходилось на рис, чай, табак, ананасы и т. д.; В колонии к тому же времени было 2000 лошадей, 1000 овец, 9000 ангорских коз, 17000 голов рогатого скота. Общий оборот иностранной торговли в том же году достигал 744900 фунт. стерл., в том числе 263044 ф. ст. приходились на ввоз, 481856 фунт. стер. на вывоз. Ф. сделались британской колонией в 1874 г. Управление – в руках губернатора, назначаемого королем; при губернаторе исполнительный совет из 4 членов и законодательный из 5.
Физическое лицо
Физическое лицо (человеческая личность, человек) – приобретает правоспособность с момента своего рождения. Под последним юристы понимают полное отделение плода от матери с проявлением самостоятельной жизни. Многие римские и старые западноевропейские юристы установляли ряд объективных признаков, наличность которых должна была служить показателем того, что ребенок родился живым. К этим признакам причислялись: крик ребенка (это утверждали, между прочим, прокульянцы против сабинианцев; мнение последних принято Юстинианом), раскрытие глаз и друг. В некоторых старых западноевропейских кодексах (прусск., бав., саксонск., австр.) была принята презумпция живорожденности, если плод отделился при нормальных условиях от здоровой матери. Новое герм. уложение отвергает решающее значение этих признаков, как покровительствующих иногда одной заинтересованной группе в ущерб другой. Для каждого данного случая должны быть заинтересованными лицами представлены самостоятельные доказательства по общим правилам о доказывании; в случае возможности решающее значение имеет судебно-медицинская экспертиза. Новые юристы отвергают также признак жизнеспособности родившегося, как условие приобретения им правоспособности. Выкидыш, появившийся на свет ранее физиологической возможности проявления жизни, конечно, не правоспособен, но установить в виде определенной юридической нормы момент жизнеспособности трудно; решающее значение должно все-таки иметь проявление жизни при рождении. Еще более трудно требовать признака жизнеспособности родившегося своевременно живым младенца в смысле прогноза его способности продолжать жизнь (франц. кодекс, ст. 725). Жизнеспособность ребенка может в каждом отдельном случае зависеть от сочетания разнообразных условий; правильное суждение о ней немедленно после рождения может быть составлено лишь в редких случаях. Точно также несостоятельно требование старых юристов, чтобы родившийся носил человеческий образ, а не был уродом (рим. право, прусск., бав. и сакс. кодексы). Все, что родилось живым от человека – человек; установить границу между уродами, имеющими и не имеющими человеческого образа, по крайней мере без специальной каждый раз медицинской экспертизы, нет никакой возможности. Не родившийся еще ребенок, зародыш – не человеческая личность, не индивидуум и, поэтому, не признается правоспособным. Старое положение: nasciturus pro nato habetur quoties de commodis ipsius partus quaritur, принятое в некоторых кодексах (бав., сакс. и др.), подлежит ограничению в том смысле, что охрана прав зародыша дается лишь на случай рождения его живым. Наследственные права зародыша охраняются, напр., лишь как права будущей личности; если ребенок родился мертвым, новой личности на свет не появилось и права остаются за теми, кто имел бы их при отсутствии зародыша. Русское право не дает специальных постановлений относительно начала человеческой личности, как субъекта прав; судебная практика не стеснена, поэтому, в решении относящихся сюда случаев применением указанных сейчас выводов новой юриспруденции. Принципиально у нас признаны лишь права зародыша, как будущего субъекта прав (п. 2 ст. 1106 т. Х ч. 1). – Начавшись рождением, правоспособность лица оканчивается с смертью, т. е. прекращением жизненных функций субъекта прав, констатируемым, при обыкновенных условиях, очень точно и определенно. Юридические определения, касающиеся момента смерти, требуются только для тех случаев, когда нет на лицо достаточно данных для суждения о том, жив человек еще или умер или когда нужно установить более ранний или поздний момент смерти по отношению к лицам, последовательность смерти которых неизвестна . – От рождения до смерти правоспособность лица продолжается непрерывно. Она не ограничивается ни вполне, ни частично теми или другими физическими качествами лица. Болезнь, недостаток тех или других свойств и качеств (глухонемота) и т. д. не умаляют правоспособности, хотя и оказывают влияние на дееспособность . Лишь пол долго оказывал влияние на состав прав физического лица: женщина долго подлежала более или менее полной и суровой опеке и ограничению прав в тех или иных отношениях. В русском праве, напр., до сих пор ограничены наследственные права женщины. Но эти ограничения – следствие не столько физических свойств женщины, сколько ее социального и экономического положения. См. Дювернуа, «Чтения по гражд. праву» (I); Анненков, «Система рус. гражд. права» (I) .
В. Н.
Фикус
Фикус (Ficus L.) – род растений, обнимающий до 600 видов, дико растущих в теплых странах, преимущественно на о-вах Индийского архипелага, Тихого океана, в Южной Африке и в Средиземноморских областях. Род этот относится к семейству тутовых (Моrасеае), подсем. Artocarpoideae. Это – деревья или кустарники, с попеременными, реже супротивными, цельными, зубчатыми или лопастными листьями, вечнозелеными или опадающими на зиму. Прилистники очень крупные; они одевают почку, но в большинство случаев скоро отпадают и лишь изредка сохраняются после распускания листьев. Цветки собраны в пазушные соцветия, одиночные или сгруппированные по несколько, и иногда на безлистном побеге образующие конечный колос или кисть. Цветоложе в соцветии большею частью в виде полого шара или груши с отверстием на верхушке; внутри на таком цветоложе располагаются редкие цветки; мужские вместе с женскими или мужские отдельно от женских; иногда мужских цветков бывает очень немного и они располагаются тогда у отверстия соцветия, а женские занимают всю остальную поверхность его. При каждом цветке иногда развиваются кроющие листья, иногда их не бывает. Цветок состоит из 2-6 раздельного или лопастного околоцветника, более развитого при мужском цветке. Тычинок либо одна (у подрода Urostigma), две (у Pharmacosycea). или 3 – 6; нити у них короткие, пыльники либо выдаются из околоцветника, либо нет. Пестик один с одногнездою (реже 3-2-гнездою) односемянною завязью, с простым столбиком, не выдающихся из отверстия цветоложа. Опыление происходит при посредстве насекомых. Плодики – орешки, заключенные в мясистое цветоложе (фигу). Искривленный зародыш окружен белком. Род распадается на семь подродов (или секций): 1) Palaeomorpha, 2) Urostigma (куда откосится часто разводимое в комнатах Ficus elastica), 3) Sykoecia, 4) Sycidium, 5) Covellia, 6) Eusyce (куда принадлежат F. Sycomorus, сикомора, и Р. Саriса, фиговое дерево), 7) Neomorphe. Виды Ф. принадлежат к полезным растениям; наибольшее значение они имеют в промышленном отношении как деревья, дающие каучук, таковы: F. elastica (на Суматре), F. taxia caria (в Южной Америки), F. nymphaeifolia, F. populnea, R. Radula, F. sylvestris ( в Бразилии), F. elliptica и F. prinoiddes (в Новой Гренаде). Млечный сок других видов (F. heterophylla, Sycomorus, indica) употребляется в медицине. Плоды некоторых видов (F. convica, Sycomorus, religiosa, Rumphii, bengalensis) употребляются в пищу. Некоторые виды (F. laccifera, religiosa, bengalensis) доставляют шеллак или гуммилак (гумми, вытекающее от укусов насекомых). С. Р.
Фикции
Фикции – представления и понятия, с которыми мы оперируем таким образом, как если бы их соответствовало в действительности то, чего на самом деле не существует – приписываем, напр., предмету качество, которого он в действительности не имеет, ставим лицо в положение, которого оно не занимает в действительности, и распространяем на него последствия этого положения. В юриспруденции часто пользуются Ф. с целью создать искусственным путем историческое или догматическое основание для известных юридических правил, которые требуются с точки зрения справедливости или пользы, но не могут быть обоснованы средствами действующего права. Особенно распространенным явлением Ф. были в древнеримском праве, когда претору, несмотря на находившуюся в его руках власть создавать исключительные нормы, часто приходилось прибегать к. Ф. для прикрытия новых норм старыми положениями, в видах устранения открытой борьбы с действующим правопорядком или просто экономии юридического творчества. По древнему римскому праву римский гражданин, находившийся в плену, рассматривался как раб, но по возвращении из плена, в момент возвращения, вновь становился полноправным членом римского гражданского общества. Согласно с этим правилом гражданин, умерший в плену, должен был бы рассматриваться как умерший раб; но так как такая точка зрения извращала все отношения оставшихся в Риме членов его семьи и по существу ставила их в неравное положение с членами других семейств, отцы которых могли возвратиться из плена, то была придумана Ф. (так назыв. fictio legis Corneliae), согласно которой если римлянин умирал в плену, то это рассматривалось так, как если бы он умер римским гражданином. В интересах покровительства так назыв. «бонитарной собственности» создается специальный публициев иск (actio Publiciana), в котором истец формулой претора ставится в положение давностного владельца, хотя в его лице давность и не истекла еще. Развитие института bonorum possessio в значительной мере опирается на actiones ficticiae. Владелец наследства трактуется в судебных формулах по отношению ко всем третьим лицам, интересы которых сталкиваются с интересами владельца, как наследник. Таким образом путем actiones ficticiae защищаются целые новые институты права. Аналогичные примеры во множестве встречаются в истории английского права. По мере большего воздействия на гражданскую жизнь законодательства роль Ф. в юридическом творчестве сокращается. Путем более широкой концепции закона и более широких приемов толкования в настоящее время возможно достигать прямым путем того, чего римляне достигали путем Ф. Исчезая, таким образом, из законодательною и судебного творчества в современной юриспруденции, Ф. сохраняют еще некоторое значение в теории, в качестве догматического приема изложении права («догматические Ф.»). Наиболее ярким примером таких Ф. является Ф. «юридического лица», принятая, впрочем, и в новые законодательства. По существу возникающих из него отношений юридическое лицо есть особая форма обладания – общего обладания, противоположная обладанию индивидуальному; но юристы, ввиду того, что в основе всего современного вещного и обязательственного права лежит обладание индивидуальное, а не общее, рассматривают и отношения, характеризуемые понятием юридического лица, как отношения индивидуального обладания. Для этой цели на место действительных обладателей – членов союза, называемого юридическим лицом, создают фиктивного обладателя – «юридическое лицо», – которого и рассматривают как индивидуального обладателя общего имущества. Более широкие точки зрения на природу юридических явлений и здесь, впрочем, ведут к замене фиктивных представлений истинными. Ср. Мейер, «О юридических вымыслах» (в «Ученых Записках Казанского Унив.» за 1855 г.); Муромцев, «Гражданское право древнего Рима» (М., 1883); Мэи, «Древнее право», гл. 2; Дормидонтов, «Классификация явлений юридического быта, относимых к случаям применения Ф.» (Казань, 1895; здесь подробные указания иностранной литературы предмета). В. Н.
Филарет
Филарет – патриарх российский, в мире Феодор, старший сын боярина Никиты Романовича. Предполагают, что он родился от второго брака Никиты Романовича, между 1554 и 1560 г. В детстве он получил хорошее образование и научился даже латинскому языку по собранию латинских речений, написанных для него славянскими буквами одним англичанином. Двоюродный дядя царя Феодора, любознательный и начитанный, веселый и приветливый, красивый и ловкий, соединявший любовь к книгам с любовью к развлечениям и нарядам, он играл в молодости видную роль, пользуясь одинаковой популярностью и у соотечественников, и у иностранцев. Он женился на дочери бедного костромского дворянина Ксении Ивановне Шестовой и имел от нее 5 сыновей и одну дочь. Из всех детей его пережил только сын Михаил, избранный на царство. В 1586 г. Феод. Ник. упоминается как боярин и наместник нижегородский, в 1590 г. участвует в качестве дворового воеводы в походе на Швецию, в 1593 – 94 г. состоит наместником псковским и ведет переговоры с послом имп. Рудольфа, Варкочем. В 1596 г. состоит воеводой в правой руке. От 90-х годов дошло до нас несколько местнических дел, касающихся Феод. Ник. и рисующих влиятельное положение его среди московского боярства. По смерти царя Феодора народная молва называла Феод. Ник. ближайшим законным преемником престола; в Москве ходили слухи, что покойный царь перед смертью прямо назначил его своим преемником. Борись Годунов, сев на царство, оправдывался перед ним ссылкой на народное избрание и давал ему клятву держать его главным советником в государственном управлении. Были ли у самого Феод. Ник. планы на воцарение, неизвестно; в коломенском дворце, однако, был найден его портрет в царском одеянии, с подписью «Царь Федор Микитич Романов». Как бы то ни было, он подписался под избирательной грамотой Бориса. В 1601 г., во время разгрома фамилии Романовых Борисом , Феод. Ник. был пострижен в монахи под именем Ф. и сослан в Антониев Сийский монастырь; жена его, постриженная под именем Марфы, сослана в Заонежские погосты, а малолетний сын Михаил и дочь заточены на Белоозере, с теткой Настасьей Никитичной. Жизнь Ф. в монастыре была обставлена очень сурово: пристава пресекали всякие сношения его с окружающим населением и изнуряли его грубым соглядатайством и мелочными притеснениями, жалуясь в тоже время в Москву на его крутой и запальчивый нрав. С появлением в 1605 г. известий о движениях Лжедмитрия в настроении Ф. была замечена резкая перемена: он повеселел и громко стал высказывать надежду на скорый переворот в своей судьбе. 30 июня 1605 г. Лжедмитрий возвел Ф. в сан ростовского митрополита. Кажется, Ф. редко наезжал в свою митрополию, проживая с тех пор большею частью в Москве. По воцарении Василия Шуйского Ф. ездил в Углич открывать мощи Дмитрия Царевича. В 1609 г. Ростов подвергся нападению тушинцев; Ф., запершийся с народом в соборе, был схвачен и, после различных поруганий, с бесчестием отправлен в Тушино. Однако, тушинский вор, по мнимому своему родству с Ф., назначил его патриархом всея Руси. В качестве нареченного патриарха Ф. рассылал грамоты по церковным делам в области, признававшие власть тушинского вора, а после бегства вора в Калугу участвовал в переговорах тушинцев с польским королем о приглашении последнего или его сына на русский престол. Когда Рожинский, в марте 1610 г., сжег Тушино, отряд польских тушинцев, отступивший к Иосифову Волоколамскому монастырю, захватил с собою и Ф. Только по разбитии этого отряда русским войском Ф. получил свободу и отъехал в Москву. По свержении Шуйского Ф., по указанию Жолкевского, желавшего удалить из Москвы наиболее влиятельных лиц, был назначен вместе с кн. Голицыным в посольство к Сигизмунду, для заключения договора о вступлении на русский престол королевича Владислава. 7 октября послы приехали под Смоленск. Переговоры, затянувшиеся до 12 апреля, не привели ни к чему, а после получения известия о приближении к Москве ополчения Ляпунова, Трубецкого и Заруцкого послы были арестованы. Ф. пробыл в плену у поляков до 1619 г., проживая в доме Сапеги. По-видимому, уже тотчас по воцарении Михаила Феод. был предрешен вопрос об избрании Ф. в патриархи. Еще до возвращения Ф. из плена он именовался в правительственных актах и на церковных антиминсах митрополитом не ростовским, а всея Руси. После Деулинского перемирия 1 июня 1619 г., на р. Поляновке, за Вязьмой, совершился размен пленных; Ф. был обменен на польского полковника Струся. 14 июня Ф. въехал в Москву, торжественно встреченный сыном. Тогда же сложилась на Москве народная песня, посвященная этому событию. Через несколько дней собор русского духовенства предложил Ф. сан патриарха, и 24 июня Ф. был посвящен. С саном патриарха Ф. совместил сан великого государя, чем поднял до высшей степени государственное значение патриархата. Установилось настоящее двоевластие: царь и патриарх оба писались государями; правительственные дела решались обоими государями, а иногда Ф. решал их единолично, даже без ведома царя. В качестве правителя Ф. показал себя крутым, властолюбивым и «опальчивым». Он быстро обуздал своеволие людей, приблизившихся в его отсутствие к трону его сына,. подверг опале Салтыковых, самовольно отдаливших от царя его невесту Хлопову, Грамотина и др. На соборе 1619 г. он выдвинул вопрос о составлении новых писцовых и дозорных книг и о вызове в Москву выборных людей от духовенства, дворянства и посадских людей для подачи заявлений о местных нуждах населения. Он руководил дипломатическими сношениями и, между прочим, составил «тайнопись», т. е. шифр для дипломатических бумаг. Патриаршая деятельность Ф. состояла в энергичной охране чистоты православия, в развитии печатания богослужебных книг и в реформе церковной администрации. Строгое преследование религиозного вольнодумства и нравственной распущенности выразилось в мерах, принятых против кн. Хворостинина , в распоряжениях о прекращении кулачных боев, развратных скопищ, четверобрачия, некоторых языческих обрядов (кликания коляды, овсеня), в грамотах сибирскому архиепископу и Соловецкому монастырю о пороках и непорядочной жизни мирян и монахов. Нередко в своих мерах по охране чистоты православия Ф., за отсутствием богословского образования, переходил границы необходимости. Так, он настойчиво требовал перекрещивания обращающихся в православие латинян и в 1620 г. на соборе духовенства осудил мнение крутицкого митроп. Ионы, находившего в этих случаях достаточным совершение одного миропомазания. Тогда же Ф. установил перекрещивание белорусов, выходящих из Польши и Литвы, хотя бы они и считались там православными. В 1627 г. по приказанию Ф. сожжено «Учительное евангелие» Кирилла Транквиллиона Ставровецкого, не содержавшее в себе в сущности ничего еретического, и начаты гонения на литовские книги, обращавшиеся в русских церквах. Тогда же был напечатан катехизис Лаврентия Зизания Тустаневского, после весьма мелочных и придирчивых исправлений и нескольких прений, устроенных между Зизанием и игуменом Ильей и справщиком Онисимовым. Печатанию и исправлению книг Ф. уделял много внимания. В самом начале своего правления Ф., по представлению патриарха иерусалимского Феофана, возбудил пересмотр дела о справщиках Дионисии, Арсении и Иване Наседке, незадолго перед тем обвиненных за исключение из Требника слов: и огнем в молитве на Богоявление. Собор, в присутствии Ф., Феофана и государя, оправдал справщиков, и по получении разъяснительных грамот от других патриархов прибавка: и огнем была окончательно вычеркнута из Требника. В 1620 г. Ф. возобновил типографию на Никольской, на старом печатном дворе, и устроил особое помещение («правильню») для работ справщиков, а также положил начало знаменитой впоследствии типографской библиотеке, сделав распоряжение о доставлении туда из городов древних харатейных книг. Московская типография при Ф. выпустила много изданий – все 12 миней месячных и ряд богослужебных книг, причем некоторые издания были свидетельствованы самим Ф. При печатании обращалось много внимания на исправление текста, для чего Ф. привлек к работам более образованных справщиков, сличавших тексты с древними славянскими рукописями, а в некоторых (редких) случаях – и с греческими. Книги рассылались по городам в церкви, монастыри и торговые лавки по цене, в которую обошлось их напечатание, без прибыли, а в Сибирь – безвозмездно. В 1622 г. Ф. издал «Сказание действенных чинов св. соборные церкви Успения св. Богородицы», т. е. устав для отправления праздничных богослужений церковных торжеств, а также «Поучение великого господина на поставление митрополитам, архиепископам и епископам»; ему же приписывают «Поучение на поставление архимандритам, игуменам и священникам» и «Поучение игуменьям». Ф. заботился и о насаждении школ, призывал архиепископов к учреждению училищ при архиерейских домах и сам завел в Чудовом монастыре греколатинское училище, порученное Арсению Глухому. В 1632 г. приехавший в Москву протосингел александрийского патриарха Иосиф был оставлен Ф. в Москве для перевода книг и для устройства греческой школы. Важный след оставила деятельность Ф. в области церковного управления. Двор патриарха устроился при нем совершенно по образцу двора государева; организовался класс патриарших дворян и детей боярских, верстаемых поместными окладами. Патриаршие вотчины значительно увеличились покупками и царскими пожалованиями. Власть патриарха над населением этих вотчин была расширена царской грамотой 20 мая 1625 г., которою уничтожались все прежние несудимые грамоты отдельных церквей и монастырей патриаршей области и патриарх получал право судить и ведать духовное и крестьянское население этой области во всяких делах, кроме татьбы и разбоя. Управление патриаршей областью облекается при Ф. в правильные формы, аналогичные светским государственным учреждениям. Возникают патриаршие приказы: 1 ) судный или разряд – для судебных дел, 2) приказ церковных дел – по делам церковного благочиния, 3) казенный – ведающий сборы с духовенства и 4) дворцовый – заведовавший хозяйством патриарших вотчин. В каждом приказе сидел патриарший боярин, с дьяками и подьячими. Дела решались с доклада патриарху. Энергичная устроительная деятельность Ф. не ограничивалась одною патриаршею областью. Во всем государстве производились подробные описания церковных и монастырских имуществ, пересмотр и подтверждение жалованных грамот, выданных монастырям, новые пожалования их землями. В 1620 г. открыта новая тобольская епархия. При Ф. состоялась канонизация двух святых – Макария Унженского (1619) и Авраамия, еписк. чухломского и галицкого (1621), а также присылка в 1625 г. персидским шахом части Господней ризы, которая была поставлена в ковчеге в Успенском соборе. При Ф. возобновились прерванный в эпоху смуты сношения Москвы с греческою и восточными православными церквами и приезды в Москву за милостыней многочисленных представителей духовенства этих церквей. Ф. скончался 1 окт. 1633 г., имея около 80 лет от роду. См. Смирнов, «Филарет Никитич Романов святейший патриарх всероссийский» (в «Чтениях Общества любителей духовного просвещения», 1873 – 74 гг.). А. Кизеветтер.
Филатов Нил Федорович
Филатов (Нил Федорович) – известный профессор детских болезней московского университета (1847 – 1902), обогативший педиатрию как солидными оригинальными руководствами, так и массой (до 70) статей в русских и иностранных журналах. Специальное медицинское образование Ф. получил в московском университете, где окончил курс в 1869 г. Сперва земский врач, Ф. затем за границей специально изучал детские болезни. Степень доктора медицины получил в 1876 г. за диссертацию «Об отношении бронхита к острой катаральной пневмонии», а через год звание приват-доцента детских болезней. Работая в детской больнице в Москве, Ф. привлекал много слушателей студентов и врачей. Здесь он обособляет в ряде статей несколько новых болезненных форм: скарлатинозную краснуху, идиопатическое воспаление лимфатических желез шеи, миозит брюшных мышц от перенапряжения их, малярийный понос, а в последние годы – хроническую инфлюэнцу. Ф. указал некоторые новые патогномонические признаки болезней, как отрубевидное шелушение слизистой оболочки рта в продромальном периоде кори (впоследствии так назыв. признак Коплика). С 1879 г. Ф. читал лекции как приват-доцент, а с 1891 г. как профессор детских болезней и директор детской клиники. За все время существования в Москве о-ва детских врачей Ф. был его председателем. Результатом систематизации наблюдений и выводов Ф. были несколько учебников, выдержавших в короткий срок много изданий; наиболее блестящий труд его – «Семиотика и диагностика детских болезней». «Лекции об острых инфекционных болезнях у детей», «Клинические лекции о распознавании и лечении катаров кишок у детей», «Краткий учебник детских болезней» и «Клинические лекции», 3 вып. Руководства эти все переведены на немецкий яз., а некоторые из них на французский, итальянский, чешский и венгерский яз. В этих книгах кратко, но полно изложено все, что в данной области дала наука, популяризированная прекрасным изложением автора и его критическим отношением к материалу, почему они сделались настольными для русских врачей. Как профессор клиницист, Ф. занимает почетное место среди тех немногих русских клиницистов, которые создали школу. Перечень всех работ Ф. (до 70) приведен в «Мед. Обозрении» (1902, № 3, стр. 270). A.
Филемон и Бавкида
Филемон и Бавкида – в прекрасно обработанном Овидием (Metamorph. VIII, 610 – 715) фригийском сказании благочестивая чета старых супругов, которые радушно приняли посетивших их в образе утомленных путников Зевса и Гермеса. Когда боги, в наказание за то, что остальные жители страны обошлись с ними негостеприимно, затопили эту местность, хижина Ф. и Бавкиды осталась невредимою и была обращена в роскошный храм. По желанию испуганных супругов, боги сделали их жрецами храма и послали им одновременную смерть: оба они были обращены в деревья, Ф. – в дуб, Бавкида – в липу.
Филигрань
Филигрань (итал. Filigrana, франц. Filigrane, от лат. filum-granum) – украшение, изготовленное из золотой или серебряной (а также позолоченной медной или железной) проволоки, изогнутой и спаянной в некоторых своих местах таким образом, что получается орнамент в виде цветков, листьев, арабесок и др. узоров. Употребляемая при этом проволока по большей части бывает предварительно скручиваема винтообразно и затем сплющиваема между вальцами, через что принимает форму тонкой полоски с зубчатыми краями. Изогнутие проволоки производится при помощи миниатюрных щипцов, а спайка посредством паяльной трубки. Главную трудность изготовления Ф., но вместе с тем и его красоту, составляет присоединение к проволочному узору крошечных розеток и зерен одного с ним металла, рассаженных по длине проволоки или между ее изгибами. Филигранная работа или оставляется сквозною, или напаивается на металлический гладкий фон. Археологические находки в Италии, Крыму и др. местах свидетельствуют о том, что производство Ф. было доведено в древнем мире до высокого совершенства; античные греческие и этрусские Ф. поражают такою тонкостью, правильностью и чистотою работы, до какой не удавалось достигать в позднейшие времена и даже в наши дни. С падением греко-римской цивилизации, мастерство Ф. сильно понизилось в отношении достоинства, но, будучи сохранено византийцами, снова распространилось в ювелирном искусстве романской эпохи и у арабов. На западе Европы Ф. служил главным образом украшением священных сосудов и другой церковной золотой и серебряной утвари. В эпоху Возрождения им пользовались уже мало, хотя Бенвенуто Челлини и написал целый трактат о нем. Вскоре Ф. сделался во многих странах чисто народным способом украшения различных ювелирных изделий. Важнейшие места его производства в Европе – Генуя, Венеция, Рим, Неаполь, Копенгаген, датские и фрисландские острова, Швеция, Голландия, Португалия, Испания, Швейцария, австрийские Альпы, Венгрия и южнославянские земли. Венгры, в XVl и XVII вв., любили украшать Ф. свои живописные костюмы и оружие, очень оригинально и изящно соединяя проволочное плетенье с эмалью. На Востоке Ф. распространена с незапамятных времен почти повсюду – в Турции, Египте, Судане, Индии, Яве, Суматре, Китае, Японии. Китайские Ф. в особенности замечательны как своеобразностью своих форм (цветы, бабочки, фигуры фантастических животных и пр.), так и удивительною тонкостью исполнения. В России Ф. был исстари в большом ходу и доныне производится во многих пунктах, преимущественно в Московской, Ярославской, Костромской (В начале XVIII в. производство филигранных изделий было занесено сюда пленными шведами.), Нижегородской и Вятской губ., а также в Закавказье.
Филидор
Филидор (Франсуа-Андре Philidor, 1726 – 95) – франц. композитор, талантливейший представитель музыкальной семьи этого имени. Поступив пажем в Версаль, он пристрастился к игре в шахматы и уже 18 лет от роду не имел в этой игре соперников. В 1749 г. вышло первое издание его руководства в игре в шахматы: «Analyse du jeu des echecs». С 1754 г. Ф. стал серьезно заниматься музыкой. Первым его музыкальным трудом было «Lauda Jerusalem». В 1759 г. была поставлена комическая опера Ф. «Blaise ie savetier», имевшая блестящий успех. В ней Ф. выказал себя искусным гармонистом. В этом же году появилась другая его опера: «L'Huitre et les Plaideurs». В позднейших операх Ф. «Le. soldat mаgiсien» и, в особенности, «Lo jardinier et son seigneur» виден большой подъем таланта. После этих опер репутация Ф. установилась; современники ставили его наряду с Монсиньи. В особенности выдающимися считаются оперы Ф. «Sorcier», «Маrеchal», «Тоm Jones». В конце жизни Ф. перестал заниматься музыкой, просиживая большую часть дня в Cafe de la Regence за игрою в шахматы. В 1792 г. он уехал в Лондон, где и умер. Написал всего 21 оперу. Н. С.
Филины
Филины (Babonidae) – сем. хищных птиц из подотряда сов (Striges). От сем. сипух (Strigidae) отличается существованием двух вырезок на заднем крае грудной кости, гребень которой не соединен с ключицами, а также – незазубренным внутренним краем когтя среднего, сравнительно длинного пальца. К Ф. относится большинство наших сов (как то сычи, ястребиные, белая и ушастая совы, совки, неясыти, Ф.). Принадлежащий сюда род Ф. (Bubo) от соседних родов отличается неполным, прерванным вверху, лицевым диском, длинными, приподнимающимися ушными перьями и густым оперением ног до когтей. В крыльях, недостигающих вершины довольно короткого, почти прямого хвоста, 2 – 4 маховые перья – длиннее остальных. 16 видов, относящихся к роду Bubо, распространены во всех областях, кроме Австралии. В Европе повсеместно живет – Ф. – пугач (В. maximus). В Сибири его заменяет столь же крупный сибирский Ф. (Bubo sibiricus), отличающийся общим белесоватым тоном более светлой окраски с более тонкими черными пятнами и пестринками. Для сибирского Ф. в особенности характерно весьма густое оперение лап, закрывающее не только пальцы, но и основание когтей. Главную пищу сибирского Ф. составляет крупная лесная дичь и зайцы, а также (во время вывода птенцов) пищухи и суслики. Как и пугач, сибирский Ф. живет исключительно в лесах. В русском и китайском Туркестане живет третий вид, туркменский Ф. (Babo turcomanus) – светлее пугача, с более бедным оперением пальцев и с крупными черными продольными пятнами лишь на зобе и груди, в то время, как у пугача такие пятна существуют на всей нижней стороне тела. Туркменский Ф. – меньше пугача и живет в степных рощах. Главную пищу его составляют зайцы. Наконец, в южной Европе, именно в Греции, встречается еще один более мелкий вид Ф. (В. ascalaphus, фараонов Ф.), с красноватыми крапинками на белой груди и на буровато-желтом брюхе, настоящею родиною которого является Сев. Африка и Мал. Азия. Ю. В.
На ненависти, питаемой всеми вообще птицами к Ф., основана охота с Ф., преимущественно на хищных птиц (соколов, ястребов, ворон и т. п.), во время весеннего и осеннего их пролета. Для этой охоты делается на подходящем месте шалаш (или вырываемая в земле землянка, с боевыми окошками и крышею, обкладываемою дерном). Шагах в 25-30 от шалаша устанавливается на столбе особое сиденье для Ф., приводимое в движение веревкою, протянутого к шалашу; недалеко от столба вкапываются присадочные деревья. Привязав Ф. за одну ногу к подвижному сиденью (другая нога должна быть свободна для защиты от нападающих хищников), охотник садится в шалаш и, дергая за веревку, прикрепленную к тому сиденью, заставляет этим Ф. хлопать крыльями, чтобы удержаться от падения. К Ф. не замедлят подлететь местные хищники, которые, отчасти, садятся на присадочные деревья, отчасти же только вьются над Ф., попадая в том и другом случае под выстрелы охотника. Вместо Ф. сажают иногда сов, а также чучела Ф. и орлов; в Германии весьма распространены механические Ф., которые, если дернуть за веревку, взмахивают крыльями и вертят головою. Ср. Н. Туркин, «Зап. и справочн. книга охотника и рыболова» (М., 1894, стр. 21), В. Хлюдзинский, «Охота с совой» («Журн. Охоты», 1871, № 26); А. Энгедьмейер, «Охота с Ф.» («Природа и Охота», 1885, V); М. Липпе, «Охота за хищными птицами с Ф.» («Охотничья Газета», 1891, № 43).
С. Б.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 4 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close