Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:02
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Ханука
Ханука (евр. = обновление, освящение) – еврейский праздник, установленный в память возобновления богослужения в иерусалимском храме в 165 г. до Р. Хр., после того как в течение нескольких лет оно было прекращено вследствие осквернения храма идолослужением по приказу сирийского царя Антиоха Епифана. После побед над сирийцами Иуды Маккавея и его братьев евреи вновь овладели храмом, очистили его от идолов и в 25 день мес. кислева 165 г. восстановили богослужение по своему закону. Сохранилось предание, что в храме чудесным образом был найден сосуд с священным елеем для возжигания семисвещника. Евреи до настоящего времени празднуют ежегодно Х. посредством зажигания лампад или свечей в течение недели, начиная с 25 кислева.
Хан-чжоу-фу
Хан-чжоу-фу – главн. гор. китайской провинции Чжэ-цзян. Расположен в низовьях р. Синь-ань или Цзянь-тан, впадающей в залив Хан-чжоу и доступной на протяжении 450 вер. для плавания плоскодонных джонок. Во второй половине царствования Сунской династии, т. е. от 1120 до 1280 г., Х.-чжоу-фу, называвшийся в то время Линьань, был столицей Южного Китая. Марко Поло и другие средневековые путешественники описывают его под названием Цзин-ши (Кин-сы по местному произношению), как один из лучших и величайших городов того времени, а миссионер Мартино-Мартини (в XVII в.) определил окружность этого города, кроме предместий, в 100 итал. миль. В настоящее время Х.-чжоу-фу хотя и не имеет таких больших размеров, но, благодаря необыкновенному плодородию и разнообразной производительности окрестной страны, все еще сохраняет значение одного из обширных и многолюдных центров Срединного государства. По сведениям миссионеров, имеет ныне около 800 тыс. жителей, а стена его простирается до 21 версты в окружности; половина населения проживает в обширных предместьях и на судах, стоящих во множестве на реке и каналах. Х.-чжоу-фу служит местопребыванием генерал-губернатора двух провинций: Фу-цзянь и Чжэ-цзян и, как один из важных стратегических пунктов на вост. побережье Китая, имеет значительный гарнизон маньчжурских войск, который вместе с административными учреждениями занимает сев.-зап. часть города, обнесенную особой стеной. Город отличается большой опрятностью; главнейшие улицы вымощены камнем и обстроены богатыми магазинами. Между многочисленными общественными зданиями, клубами, кумирнями и проч., в нем встречаются также и магометанские мечети, так как значительная часть его населения состоит из китайских мусульман. Окрестности Х.-чжоу-фу славятся своими живописными видами, особенно же местность, прилегающая к озеру Си-ху; здесь построены богатые усадьбы, пагоды, киоски, башни и проч. Эту местность китайцы называют «земным раем». По своей обширной промышленной деятельности и благосостоянию жителей, Х.-чжоу-фу стоит наряду с наиболее известными городами империи; но морская торговля его значительно затрудняется отсутствием хорошей гавани, так как низовье р. Цзянь тан'а отличается весьма быстрым течением и сильным изменением уровня воды от влияния морских приливов и отливов, а русло ее усеяно множеством мелей; кроме того, императорский канал, служащий главным путем для движения товаров к рынкам, лежащим на Ян-цзы-цзян'е, оканчивается у сев. предместья города, не достигая р. Цзянь-тана, так что товары должны перевозиться через этот волок сухим путем. Несмотря, однако, на эти неудобства, размеры отпускной торговли Х.-чжоу-фу довольно значительны. Главные предметы его вывоза составляют: шелк, изделия из него, чай, соль, мед и лак; для шелка и шелковых изделий он является главным складочным пунктом в среднем Китае.
Г. Е. Грум-Гржимайло.
Хаос
Хаос (CaoV) – у древних греков космогоническое понятие «зияющего» (от caskein – зиять) пространства, существовавшего раньше мироздания: материальным содержанием его были туман и мрак. По учению орфиков, Х. и Эфир возникли из безначального времени, причем под Х. понималась глубокая бездна, в которой обитали ночь и туман. Благодаря действию времени, туман Х. от вращательного движения принял яйцевидную форму, вместив в средину себя эфир, причем от быстрого движения яйцо созрело и раскололось на две половины, из которых возникли земля и небо. Другие видели в Х. водную стихию (от cew). По Овидию, Х. представлял собою «грубую беспорядочную громаду (moles), недвижную тяжесть, собранные в одно место разнородные начала дурно соединенных стихий», откуда выделились земля, небо, вода, густой воздух. Кроме того под Х. подразумевали воздушное и туманное мировое пространство, помещающееся между небом и землею, а также наполненную мраком подземную зияющую бездну. Порождениями Х. в древней (Гесиодовской) космогонии считались Эреб, Ночь и Эрот (также Мойры).
Н. О.
Харакири
Харакири или сеппуко (первое – чисто японское слово, второе – китайского происхождения) – «распарывание живота» являлось в течение нескольких столетий среди японцев наиболее популярным способом самоубийства. Возникновение Х. относят к средним векам, когда к нему прибегали во время междоусобных войн между уделами побежденные для того, чтобы не попасть живыми в руки победителей. С течением времени Х. прибрело силу обычая, причем стали различать два его вида: принудительное и добровольное. Первый вид Х. являлся с 1500 г. своего рода привилегией японской военной знати – самураев, которым, в случае совершения преступления, предоставлялось покончить самим с собою посредством Х., вместо того, чтобы понести смерть от руки палача. В подобных случаях осужденному официально указывалось место и время совершения самоубийства и посылались чиновники для того, чтобы присутствовать при этом. Ныне принудительного Х. в Японии уже не существует. Добровольно к этому роду самоубийства японцы прибегали в отчаянии, в виде протеста против совершающейся несправедливости, предотвратить которую невозможно, или, вообще, чтобы воздействовать на другого в желательном смысле, также для выражения верности своему господину или начальнику и пр. Случаи совершения над собою добровольно Х. наблюдаются, хотя и крайне редко, до настоящего времени, когда люди, воодушевляемые примерами старины, жертвуют собою для какой-либо важной идеи. Так, когда, после победоносной войны с Китаем, японское правительство колебалось исполнить предъявленное ему Россией, Германией и Францией требование об эвакуации Ляо-дуна, 40 челов. совершили над собою Х. для того, чтобы побудить правительство к уступчивости и тем спасти родину от новой войны. Х. был наиболее почетный род самоубийства, и память лиц, покончивших им с собою, глубоко чтится в Японии. Особенною известностью пользуются 47 ропинов, которые, отомстив за смерть своего господина, должны были в 1703 г., по приговору властей, совершить над собою Х. Совершалось оно всегда с большое торжественностью. В более новое время, когда оно стало выходить из употребления и многим не удавалось быстро покончить с собою, вошло в обычай, чтобы лучший друг желающего наложить на себя руки, отрубал ему саблею голову, как только он вонзит кинжал в живот. Женщины, вместо распарывания живота, перерезывали себе горло бритвою.
В. Л. К.
Характер
Характер (от греч. carakthr от глаг. carassw – черчу) обозначает сложное психическое явление, отличающее индивида или народ и выражающееся в своеобразном, постепенно сложившемся и сознательном способе реакции на различные запросы внешнего и внутреннего мира. Приведем несколько наиболее известных определений Х.: по Фризу, Х. выражается в силе разумного самоопределения; гегелевская школа определяла Х., как единство детерминированной и индетерминированной воли; Шлейермахер видел в Х. корректив односторонности темперамента. Определение Гартмана по существу совпадает с тем, которое нами выставлено.
Современная психология не имеет средств для подробного анализа и изучения Х., она ограничивается лишь перечислением элементов, входящих в состав Х., а также классификацией и описанием различных видов характера. Х. развивается на почве природных данных, которыми он отчасти и определяется. К числу отдаленных условий, определяющих развитие Х., следует отнести внешние, пространственные и временные условия, т. е. принадлежность к известному племени, народу, государству, семье и пр., а также зависимость от культурных влияний эпохи; к числу ближайших определяющих условий относятся все те природные данные, которые индивид получает по наследству, т. е. пол, инстинкты, силу интеллектуальную и волевую, темперамент, и т. д. Вопрос о том, при рождении Х. и посему неизменяем, или же он под влиянием внешнего воздействия может измениться, решался одно время, в угоду априорных конструкций (напр. Шопенгауеровской философии), в смысле первой части предложенной альтернативы. Границы влияния наследственности вряд ли могут быть, при настоящем состоянии науки, определены; несомненно одно, что вся наша жизнь построена на предположении изменяемости Х.: воспитание, с одной стороны, и нравственная оценка деятельности, с другой, потеряли бы всякий смысл, если бы Х. был прирожден и неизменяем. Темперамент человека, придающий определенную окраску всей жизни и деятельности человека, остается действительно более постоянным, и на этом неизменном фоне слагается под влиянием сложных условий Х. Несмотря на чрезвычайное разнообразие Х., были попытки свести их к основным группам и дать классификацию их. Первая попытка описания Х. принадлежит Теофрасту, который, без всякого объяснения или классификации, дает простое описание 30 типов; перевод Ла-Брюйера и его самостоятельное сочинение тоже представляет скорее литературное, чем научное произведете, оно и не имеет претензии быть научным трактатом. Классификация Шарля Фурье чрезвычайно сложна – он делит Х. на классы, ряды, роды, виды, разнообразия, уменьшения, утончения и измельчания. Всего Фурье насчитывает 810 Х., из коих каждый имеет 12 коренных страстей. Из 810 Х. 576 находятся под господством одной страсти, это так называемые пассионаты. Сложность классификации и произвольность ее лишает попытку Фурье всякого значения. Некоторое значение в вопросе о классификации Х. принадлежит френологии, которая старалась перечислить по возможности полно способности человека. Подробный анализ френологической теории дан в книге Бэна. «Об изучении Х.». В вопросе о Х. сыграла большую роль «Логика» Миля; Милль, в 5й главе 6-ой книги «Логики», указал на необходимость изучения Х. и на возможность особой науки этиологии, это указание послужило поводом Бэну для написания книги: «Study of Character» (1861), в котором он делит Х. на 3 типа: интеллектуальные, эмоциональные и волевые или энергичные. Несколько ранее Е. Бурдэ в книге «Des maladies du caractere» (1858) перечислил 36 видов Х., проистекающих из 12-ти основных душевных качеств. В 1887-ом г. медик Азам в книге «Le caractere dans la sante et dans la maladie» указал на необходимость изучения Х. животных и национального Х. и предложил деление Х. на 3 категории: хорошие, дурные и неопределенные, т. е. могущие быть и хорошими, и дурными, сообразно обстоятельствам. Пере в своем сочинении «Le caractere de l'enfant a l'homme» (1891) делит Х. на группы по выразительным движениям на живые, медленные и горячие, живые и горячие в одно и тоже время, медленные и горячие и, наконец, уравновешенные. Обе классификации (Азама и Пере) страдают тем, что кладут в основу деления несущественный признак: Азам берет его из области морали, а Пере избирает количественный признак, допускающий бесконечное множество градаций. Рибо в статье «Sur les divers formes du caractere» («Revue philosophique» 1892, № 11) делит все Х. сначала на две категории – пассивные или сенситивные и активные и к этим двум положительным группам прибавляет еще третью -апатичные; эти 3 группы видоизменяются под влиянием интеллектуального фактора на 3 класса: на смиренные, созерцательные и эмоциональные. Полан в сочинении «Le caractere» (1894) предложил деление на четыре группы: Х., происходящие от различного сочетания духовных ассоциаций (association mentale); Х., происходящие от различных качеств духа и его наклонностей (de l'esprit et des tendances); Х., определяемые социальными тенденциями, и, наконец, Х., определяемые жизненными (vitales) тенденциями. Фуллье в сочинении «Temperament et caractere, selon les individus, les sexes et les races» (1895) повторяет по существу деление Бэра. Наконец, последняя нам известная попытка классификации Х. принадлежит Кейра (Queyrat, «Les caracteres et l'education morale», 1896). Кейра делит Х. на 4 группы и в каждой группе различает три вида. Первую группу Х. составляет те, в которых отчетливо видно преобладание одной какой-либо тенденции или способности; к этой группе относятся Х. эмоциональные, активные и созерцательные или интеллектуальные. Ко второй группе относятся Х., в которых заметно преобладание двух способностей; в этой группе Кейра различает Х. активно эмоциональные или страстные, активно-созерцательные или волевые и созерцательно эмоциональные или сентиментальные. Третью группу Х. составляют те, в которых три душевных способности приведены в известное равновесие; три вида этой группы суть: Х. уравновешенные, аморфные и апатичные. Наконец, четвертую группу Х. составляют те, в которых различные тенденции действуют неправильно, прерывисто; сюда относятся Х. неустойчивые, нерешительные и раздражительные. Последние три вида Х. Кейра рассматривает уже как переходную ступень к болезненным Х., которых Кейра насчитывает тоже три вида, а именно ипохондрические, меланхолические и истеричные. Из указанных попыток классификации следует, во-первых, что вопрос далек еще от научной постановки и разрешения и, во-вторых, что Бэновская, наиболее простая классификация, не исчерпывающая всех видов, все же лежит в основе других классификаций, которые являются в осложненной форме потому, что принимают в расчет, помимо трех душевных способностей, еще и количественный момент и некоторые иные моменты. Психологам не удалось установить стройной классификации Х.; само собой разумеется, что психология, при разъяснении сложных вопросов, связанных с Х., оказывается тоже в неудовлетворительном положении. Как постепенно слагается Х., какую долю должно отнести на наследственность, какую роль играют при образовании Х. приобретенные привычки, в какой мере воспитание и вообще внешние воздействия могут изменить прирожденные склонности, что может сделать индивидуальное усилие и проч. и проч. – все эти вопросы так тесно связаны с исследованиями сложных явлений памяти и воли, что не могут быть выяснены до тех пор, пока не будет дано действительно научного анализа явлений хотения; между тем психология до настоящего времени занималась по преимуществу интеллектуальными явлениями. Еще меньше требования мы в праве предъявлять изучению Х. народностей, ибо здесь условия еще более сложны. К антропологическим и психологическим элементам здесь присоединяются еще и исторические, поэтому, хотя характеристикой народов, начиная от Платона и кончая Фуллье, занимались весьма много, но результаты этих занятий мало научны. Мы не думаем, чтобы психология животных могла оказать какую либо пользу при изучении индивидуального Х. людей. У животных без сомнения есть типичные природные черты, которые под влиянием дрессуры могут быть несколько видоизменены, но вряд ли можно сравнить дрессированное животное с человеком, выработавшим себе Х.; у животных может быть и существуют, как утверждают некоторые психологи, напр. Сутерланд, рудименты нравственного чувства, но нет сознательной нравственной деятельности, а следовательно нет и нравственности. Дрессура и приобретенный человеком Х. имеют одну общую, но чисто формальную черту: оба, т. е. дрессура и Х., суть явления вторичные, представляющие некоторое видоизменение природных свойств; но в первом случае это видоизменение совершается под влиянием внешних условий, во втором под влиянием внутренних, психических и нравственных мотивов. Рассмотрение вопроса о Х. с этой точки зрения приводит к философии и требует решения проблемы о свободе воли. Кант, как известно, различал эмпирический и интеллигибельный Х.: первый представляет собой проявление в чувственном мире, в ряде действий, подчиненных закону причинности, интеллигибельного Х.; второй, напротив, есть самое существо человека, рассматриваемое само по себе, вне форм мира явлений, и посему он подчинен закону свободы. В этом учении Канта выражена двойственность природы человека и сделана попытка спасения свободы, без которой теряет смысл нравственная жизнь человека. Только при предположении возможности изменения природных свойств человека в силу нравственных требований, т. е. при допущении нравственной свободы (ср. К. Fischer, «Ueber die menschliche Freiheit»), мы можем допустить различение двоякого Х. -природного, определяемого наследственностью, и нравственного, выработка которого является обязательной для всякого, а неимение его – постыдным.
Э. Р.
Хариус
Хариус, гаргус, харьюз, кутема (Thymallus vulgaris Nils.) – рыба из семейства лососевых (Salmonidae). Род Х. (Thymallus) занимает промежуточное место между сигами (Coregonus) и родом лосось (Salmo). Он отличается от сигов более развитыми зубами, от лососей более крупной чешуей и меньшим ртом. Характерна для этого рода, состоящего из немногих видов, населяющих пресные воды северного умеренного и холодного поясов, большая длина основания спинного плавника (до 15% длины тела). Обыкновенный Х. (Th. vulgaris Nils) достигает кроме исключительных случаев до 50-60 см. длины и 2 кг. веса, обыкновенно же значительно меньше; есть указания, что Х. может достигать 83 см. длиною и до 4 и более кг. Обыкновенно спина серовато-зеленая с черными пятнышками, бока светло-серые с продольными темноватыми, иногда мало заметными полосками, брюхо серебристое; непарные плавники фиолетовые с темными полосками или пятнышками, парные плавники желтоватые, грязно-оранжевые и сероватые. Х. водится преимущественно в быстротекущих горных реках и речках, особенно в порожистых, но встречается и в озерах. У нас он водится в северной и северо-восточной части Европейской России (бассейнах Белого моря и Ледовитого ок.), в бассейне Балтийского моря с его заливами, горных притоках Дуная и Днестра, притоках Камы, Уфы и Белой, в некоторых притоках и в верхнем течении Волги и в Сибири. В Зап. Европе он водится в Швеции, Норвегии, Великобритании и горных областях Средней Европы. Держится отдельно или стаями обыкновенно оседло; питается преимущественно насекомыми, а также моллюсками, мелкими рыбами и икрою. Истреблением икры (особенно лососевых рыб) приносят несомненно вред. Нерест происходит с марта по июнь, смотря по широте (на севере вообще позднее); Х. нерестится на неглубоких местах, часто на перекатах, держась в это время парами. Икра до 4 мм. в диаметре. Мясо вкусное. Х. издает сильный своеобразный запах, несколько напоминающий запах корюшки.
Н. Кн.
Х. – одна из любимых рыб рыбоводов и любителей уженья. Нерест происходить на мелких местах с дном из гравия Самцы к этому времени приобретают красивые цвета в плавниках. Икра развивается очень быстро: на 18-19 день. уже выходят мальки. Через 2 года Х. достигаете веса 1 фн., на 3-м году – половой зрелости. Промыслового значения эта рыба не имеет; лишь в верховьях речек Уральских гор, где Х. является единственной рыбой – он имеет для местного потребления довольно большое значение. Х. имеет очень жирное и нежное мясо, почему потребляется почти исключительно в свежем виде, отчасти коптится в свежепросольном виде. Свежепойманный Х. издает особый запах, который первым исследователям напоминал запах богородской травы (Thymmus), откуда и происходить его латинское название. Искусственное разведение Х. довольно затруднительно, потому что, во-первых, он мечет икру весною, в теплое время года, во-вторых, самая рыба довольно прихотлива и далеко не везде может ужиться, требуя особенно хорошей воды. Мальки Х. имеют небольшой желточный пузырь и немедленно после выхода из икры свободно плавают. Лов Х. производят удочкою, вершами, отчасти сетями и острогами (лучение).
И. Р-в.
Хартия
Хартия (лат. Charta, греч. CarthV). – У римлян слово Charta означало бумагу из папируса, а иногда и написанное на бумаге, книгу. Различалось много сортов бумаги, напр. Charta Augusta, Ch. Claudia, Ch. Livia, и др. В средние века словом Charta и diploma обозначали разного рода документы и грамоты. Наибольшей известностью пользуется английская Magna Charta libertatum. В подражание этой великой Х., писанные конституционные акты иногда называются Х. Особенно под именем Х. (Charte Constitutionelle) известен конституционный акт, подписанный в 1815 г. Людовиком XVIII. В Португалии в 1826 г. термин «хартия» даже противопоставлялся термину «конституция», служа лозунгом двух враждебных партий; партия кортесов называла выработанный ею конституционный акт «Конституцией», а партия короля – дарованную им конституцию «хартией». В Англии в 1838 г. партия реформы называла свою программу «хартией»(англ. Charte, отсюда название партии – чартисты.) Хартум – гл. город египетского Судана, на левом берегу Голубого Нила, близ его слияния с Белым Нилом, под 15°37' с. ш. и 32°40' в. д. от Гринвича, 385 м. над ур. моря со среднегодовой темп. 39°. Х. был до взятия махдистами (1885) центром всей торговли сев.-вост. Африки. Окруженный земляными валами, город состоял большею частью из глиняных домов и имели узкие, кривые и грязные улицы; из кирпичей построены были только великолепный дом губернатора на Ниле, государственный совет с канцеляриями присутственных мест и мечеть, католическая миссия с церковью, небольшая коптская церковь, австрийское и немецкое консульства. Вдоль реки тянулись виллы, сады и возделанные участки в Рас-эль-Х., где соединялись обе реки. 70-тысячное, очень смешанное население состояло наполовину из европейцев, турок, арабов, коптов и наполовину – из различного рода туземцев внутренней Африки, которые отчасти были привезены сюда как невольники. Европейцы, большая часть сирийцев и греков, были купцами, ремесленниками, миссионерами, чиновниками консульства, врачами, аптекарями. В городе были хорошо устроенные базары, европейские магазины, рынки. Х. образовался из лагеря, разбитого войсками Магомета Али на косе между обеими реками; вокруг для торговли вскоре поселились туземцы. После падения старого торгового центра Шенди, в Х. сосредоточилась вся торговля Судана с Красным морем и Каиром, главным образом слоновою костью, камедью, тамариндами, страусовыми перьями, невольниками. По Голубому Нилу двигалось множество барок, изредка пароходы. При Измаиле-паше Х. сделался столицей Судана и местопребыванием ген.губернатора, но в 1885 г. город взят махдистами, после того как Гордон, сам погибший при этом, храбро оборонял его с марта 1884 г. Х. был разрушен и махдисты перенесли свой центр в Омдерман. Лишь после изгнания из Судана махдистов, в 1898 г. Х. вновь стал возрождаться. В 1900 г. он соединен железнодорожной линией с Нижним Египтом. В последнее время здесь сооружен трамвай, набережные, дворец генерал-губернатора, здание присутственных мест, колледж имени Гордона. Мало-помалу Х. приобретает свое прежнее торговое значение в Судане. Ср. Ohrwalder, «Aufstand u. Reich d. Mahdi im Sudan» (1892); Borelli Bey, «La chute de Khartoum» (II, 1893); Slatin Pascha, «Feuer und Schvert im Sudan» (9 изд., Лпц., 1899).
Ха-Физ
Ха-Физ (Шемс-Эддин-Мухаммед) – знаменитый персидский поэт. Новые, хорошие издания: 1) Констант., 1870, с двумя коммент. (2-й – Суди); 2) Кальк., 1881 – майора Джаррета и 3) «Odes of Н., with explanatory notes by Pistanji Kuvarji Taskar» (Бомб., 1887; Education Society's press). Прозаический полный англ. перевод Х. Вильберфорс-Кларка (Лонд., 1891) снабжен комментариями и очень важным введением, с полной библиографией. Старание Вильберфорс-Кларка видеть в поэте только мистика не встретило себе сочувствия у ориенталистов (см. «Quarterly Review». 1892, январь, 33-63; Эте, в «Grundr. der Iran. Philol.», 1896, II, 303). Из нем. перев. заслуживает внимания еще Боденштедта (Б., 1877). По-русски, кроме Фета, см. группу стих. в вольном перев. М. Прахова в «Русском Вестнике» (1874, № 1, 215-243). Отдельные газели переводили: Г. С-в, в «Цветнике» (1810, ч. 6, 78); с франц. из Журдена -"Вестник Европы" (1815, № 10, 173); Ю. Познанский – «Моск. Телеграф» (1826, № 10, 66-67); Ф. Г., «Нетленные глаза» («Северная Пчела», 1827, № 67); «Казанский Вестник» (1829, кн. 7, 216-222); Пл. Ст-в, «К виночерпию» («Тифл. Вед.», 1830, № 1); Л. Якубович («Литер. Газета», 1831, № 26, 210); П. П. («Молва», 1835, № 24-26, 387– 389); М. Лосиевский («Оренб. Листок», 1877, № 7); П. Гнедич, «Если лист летит на землю» («Нива», 1879, № 24 и 1884, стр. 806); Ап. Майков («Нива», 1879, № 9); Уманец («Cев. Вестник», 1890). По-малорусски: А. Крымский, «Житье и Слово» (1895, кн. I). О Х. см., кроме Вильберфорс-Кларка и Эте: Дефремeри (в «Journ. Asiat.», 1858, XI, 406-425); С. де-Саси (в «Notices et extraits», т. IV, 238 сл.); С. Робинсон, «Persian Poetry» (385 сл.); Гар. Расмуссен, «Studier over Н. med sideblik til andre pers. lyrikere» (Копенгаген, 1892).
А. Крымский.
Хвойные
Хвойные (Coniferae, правильнее: шишконосные) – древесные, изредка кустарниковые, обычно вечнозеленые растения, составляющие второй класс ряда голосемянных (Gymnospermae). Стебли у них ветвистые (табл.), моноподиально или мутовчато; ветви округлые, гранистые или сплюснутые (дорзовентральные), у некоторых представителей (сосны, лиственницы) двух родов: удлиненный и укороченные («пучки хвой»). Листовые почки либо голые, либо покрытые низовыми бурыми пленчатыми листьями. Вегетативные листья большею частью многолетние, реже однолетние, опадающие на зиму (у лиственницы); расположены они либо по одиночке, спиралью (на укороченных же ветвях они сидят, вследствие неразвития междоузлий, пучками по 2, 3 и т. д.), либо парами накрест супротивно, либо мутовчато (по 3 и более в мутовке). Лист либо сидячий (таковы чешуйчатые листья на сплюснутых ветвях), либо черешковый, с более или менее развитым черешком, иногда довольно длинным; пластина обычно удлиненная, узкая, плоская или трех -четырехгранная («хвоя»), либо ланцетная, яйцевидная, а иногда (у Gingko) широкая и даже лопастная. У некоторых представителей (напр. у Phyllocladus) развиваются листовидно сплюснутые побеги – филлокладии. Цветки мелкие, однополые (растения одно и двудомные), без околоцветника, но иногда с прицветниками. Мужские цветки либо одиночные, либо парные, либо собранные пучками, комками или метелками. Цветок состоит из оси и различного числа (иногда до сотни) чешуйчатых или более или менее щитковидных тычинок, расположенных по оси спирально или мутовчато. На нижней стороне тычинки помещается различное число (два у еловых, три-пять у кипарисовых и тисовых, или много у араукарий) одногнездных, шаровидных, продольных или мешетчатых пыльников, вскрывающихся обычно продольною трещиною. Пыльца порошковатые (опыление ветровое); у некоторых представителей (у сосны) наружная оболочка пыльцевого зернышка вздувается, образуя по бокам зерна два пузыревидных выроста, наполненных воздухом. После высеивания пыльцы, мужские цветки увядают и сваливаются. Женский цветок необычайно простого строения: он состоит из одной лишь семяпочки, помещающейся либо на верхушке ветвей (напр. у тиса), либо (по одной, по две или по несколько) в пазухе кроющих листьев, сгруппированных в соцветия, так назыв. «шишки». Обыкновенно в шишковидном соцветии наружный покров семяпочки развивается либо в мясистое тело, окружающее валиком семяпочку, в так назыв. кровельку, либо в пластинчатое тело, так назыв. «семянную чешую», более или менее плотно срастающуюся с кроющим листом в так назыв. «шишковую чешую». Следовательно, шишку хвойных должно рассматривать как сложное женское соцветие, состоящее из оси и кроющих листьев (чешуй), в пазухе которых помещается либо по одному (у Phyllocladus, Dacrydium, Arancaria и у др.), либо по две (у сосны, ели и у др.), либо по несколько (у Taxodium, кипариса и др.) семенопочек (женских цветков). Семенные чешуи соседних семяпочек вполне срастаются друг с другом в одну чешую, которая, как сказано выше, сама более или менее срастается с кроющим листом. Семяпочка обращена своим пыльцевходом (micropyle) либо вниз (у еловых), либо вверх (у кипарисовых); зародышевый мешок ее содержит многоклеточный заросток (белок) и несколько архегониев. Оплодотворение следует иногда несколько месяцев спустя, после опыления; созревание семян происходить иногда на второй и третий год. При семясозревании кроющие листья, плотно сомкнувшись, разрастаются, либо превращаясь в деревянистые или кожистые чешуи (или щитки у кипарисовых, наприм.), либо становясь мясистыми более или менее сочными (у можжевельника), и тогда шишка становится похожею на ягоду. Зрелое семя, обычно белковое, либо с твердою деревянистою («кедровый орешек»), либо с тонко пленчатою (семя сосны и др.) кожурою; иногда семя (у сосны и др.) снабжено крылом, образованным либо выростом кожуры, либо обособившеюся частью чешуи; иногда (у тиса и др.) семя снабжено мясистым, ярко покрашенным присемянником (кровелькою, arillus). Освобождаются семена либо вследствие того, что чешуи шишки, подсыхая, расходятся друг от друга (у сосны и др.), либо сваливаются вместе с чешуями (у пихты). Зародыш содержит несколько семядолей (2 у Taxus, 3-5 у кипариса, несколько у сосны). Всех Х. насчитывается около 34 родов и до 350 видов, группирующихся в два порядка: I. Pinoideae (присемянника нет, развита семянная чешуя, соплодие в виде шишки, большею частью сухой, твердой, редко у можжевельника, более или менее мясистой) и II. Taxoideae (присемянник в виде кровельки, семянной чешуи нет, соплодие в виде ягоды, но не шишки). К первому порядку принадлежат сем. Аrаuсаriасеае, Abietaceae, Тахоdiaceae (таксодиевые) и Cupressaceae; ко второму – Taxaceae (тисовые). Хвойные широко распространены по земной поверхности; встречаются под тропиками, и заходят далеко на север (до 72° сев. шир.) и высоко в горы; наиболее часто хвойные встречаются в северном умеренном климате, образуя здесь громадные сплошные леса (напр. тайги Сибири), под тропиками Х. растут на горах. В Европе и Сев. Америке преобладает сем. еловых, напр. сосна, пихта, лиственница, ель; в Азии, кроме того, кипарисовые и тисовые, в Южной Америке араукарии, в Австралии некоторые роды тисовых, в Африке очень немного хвойных. Ср. Eichler, «Coniferae» (Engler's-Prantl, «Die nafurl. Pflanzenfam.», II, 1); Beisner, «Handuch der Nadelholzkunde» и др.
С. Р.
Хвощи
Хвощи – (Equisetaceae) – единственное семейство класса хвощовых, подкласса равноспоровых, с единственным родом Equisetum L. Многолетние, содержащие значительное количество кремнекислоты, растения, с ползучим, разветвленным корневищем, развивающим ежегодно надземные побеги. Корневище и надземные побеги состоят из ряда междоузлий, отделенных одно от другого поперечною стенкою, диафрагмою. На корневищах некоторых видов развиваются клубни. Каждое междоузлие переходит наверху в мутовку листьев, влагалища которых сращены между собою воедино, образуя общее, объемлющее основание следующего верхнего междоузлия, влагалище, с зубчиками по краю. На поверхности надземных побегов, частью и корневищ, тянутся продольно ребра (carinae) и бороздки (valleculae), причем ребра одного междоузлия соответствуют бороздкам соседних междоузлий. Ребра заканчиваются в зубцах влагалища, находящегося на верхнем конце междоузлия. Коллатеральные сосудистые пучки расположены в кружок по радиусам ребер; совнутри к ним примыкает полость, каринальная полость. Между пучками в коре тянутся валлекулярные полости. Середина стебля занята центральною полостью. Стебли растут при помощи тетраэдрической верхушечной клетки. Ветви, расположенные мутовчато, пробиваются через основание влагалища и чередуются с его зубцами. Спорангии имеют вид мешков и находятся с нижней стороны щитовидных листьев (споролистиков), мутовки которых соединены на верхушке побега в виде колоса. Под колосом споролистиков находится кольцо в виде менее развитого влагалища. Спорангии происходят из группы клеточек кожицы. Споры одноклетные, зеленые; наружная оболочка их разрывается, образуя узкие, гигроскопические ленты (пружинки). Заростки надземные, зеленые, двудомные, разветвленные, лопастные. Мужские заростки мельче женских. Антеридии и архегонии похожи на таковые папоротников. Известны 24 вида ныне живущих Х. У некоторых видов весенние спороносные побеги значительно отличаются от летних бесплодных, особенно у полевого Х. Equisetum arvense L., произрастающего всюду на бесплодных полях, выгонах и т. п.; здесь спороносные побеги не ветвистые и лишены хлорофилла. В лесах растут Е. silvaticum L. и Е. pratense Ehrh., в болотах в воде Е. limosum L., на сырых лугах E. palustre L., в борах Е. hiemale L. Последний вид применяют, благодаря особенно обильному содержанию кремнекислоты, при полировке дерева. Е. giganteum L., в Южной Америке, имеет надземные побеги свыше 12 м. длины, при поперечнике всего в 1/2-2 см., лазающие среди деревьев. Из ископаемых видов некоторые достигали еще более крупных размеров.
Хеопс
Хеопс (греч. Ceopy и SuujiV, егип. Хнум-Хуфу или просто Хуфу) – третий царь 4-й егип. династии; царствовал, по Манефону, 66 лет, по туринскому папирусу – 23 года. Имя его связано с самой большой пирамидой в Гизе, которая, по изысканиям архит. Борхардта, выстроена сразу и первоначально не была рассчитана на столь крупные размеры; последние явились результатом расширений в три приема. Геродот передает вероятно ходившее в его время в Египте рассказы, будто Х., поставив целью царствования сооружение пирамиды, притеснял весь народ работами, запер храмы и для приобретения средств даже торговал родной дочерью. Вероятно, позднейшие обитатели сев. Египта, пораженные, громадностью сооружения, выработали легенды о их строителях. На самом деле Х. был, по египетским преданиям, ревностным храмоздателем: к его времени возводили план храма в Дендера; он делал вклады в храмы, и его культ существовал еще при XXVI дин. Mapиeтт нашел, при раскопках храма к В от пирамиды Х., плиту с упоминанием о воздвигнутой Х. пирамиде дочери его Хент-сен. на том месте. где, по Геродоту, стояла пирамида, сооруженная из камней, принесенных дочери Х. ее поклонниками. О государственной деятельности Х. ничего неизвестно; только ничтожные надписи и барельефы на Синайском полуо-ве (в Вади-Магаре) изображают его поражающим азиатов пред богом Тотом. В так наз. Papyrus Westcar берлинского музея Х. заставляет рассказывать себе волшебные сказки и узнает о рождении представителей V династии, которым суждено заменить его дом.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 4 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close