Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:17
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Богданова
Богданова (Надежда Константиновна) – знаменитая балерина, род. в 1836 г. в бедной артистической семье. Ее отец был первым танцовщиком московского балета, а впоследствии и режиссером (умер 1877). Будучи воспитан в строгой школе Дидло, он с большим тщанием обучал Н. К., которая 12 лет впервые появилась на сцене в Ярославле. Объехав с успехом почти все главные города Европейской России, Б. в марте 1850 года вернулась в Москву и, по совету Фанни Эльслер, отправилась в Париж, где, благодаря участию принцессы Мюрат, была принята в танцевальную школу при оперном театре. Знаменитый Сен-Леон, впоследствии балетмейстер в Спб. (1859 – 69), усердно занялся ею и 20 окт. 1851 г. Б. дебютировала в балете «Маркитантка», в заглавной роли, смело выступив в балете вместо Карлотты Гризи. Успех превзошел ожидания, пресса признала в ней крупный талант. С той поры Б. стала любимицей парижан. На представлении «Juif Errant» ее забросали цветами, Мейербер переделал для нее сцену в «Роберте». 4 года танцевала Богданова в Париже с большим успехом вплоть до Крымской войны, когда патриотизм и сознание личного достоинства не позволили артистке оставаться в враждебном городе. По дороге в Петербург она посетила Берлин и Варшаву, где ей был оказан восторженный прием. 2 февраля 1856 г. Б. дебютировала с громадным успехом в Петербурге в балете «Жизель». Танцевала Б. очень изящно, с грациозною живостью, необыкновенно ловко, с выразительною мимикою. На сцене пробыла до 1863 г. Ныне живет в Петербурге. Об успехах Б. см. в кн. «Артистическое семейство Богдановых» (Спб., 1856) и «Хронику» Вольфа (Спб. 1884, III).
А. Ум.
Богданович
Богданович (Ипполит Федорович) – поэт екатерининских времен, род. 23 декабря 1743 г. в Переволочне; десяти лет был записан в военную службу, но по окончании московского университета в 1761 году определен был надзирателем за классами в университет, а в 1762 г. в комиссию о строении триумфальных ворот, для которых сочинял надписи. В 1763 г. был прикомандирован в штат гр. П. И. Панина, а с 1764 начал службу в иностранной коллегии; с 1766 по 1769 г. был секретарем русского посольства при саксонском дворе. В 1799 г. переведен в департамент герольдии, а в 1780 г. членом в государственный архив, где с 1788 г. был председателем. 1 мая 1795 г. уволен от службы и в следующем году оставил Петербург. Умер в Курске 6 января 1802 года. Писать стихи начал в детстве и уже 14 лет печатал их, благодаря Хераскову и Meлиссино. В 1763 г. он познакомился с гр. Дашковой и принимал участие в журналах, выходивших при ее участии. Около 1775 г. сочинил вольную повесть в стихах – «Душеньку», подражая Лафонтену, заимствовавшему свой сюжет из Апулея; напечатана в первый раз была она в 1783 в Спб. и до 1841 г. выдержала 15 изд.; последнее в 1887 г. А. Суворина в «Дешевой библиотеке». Сочинение это доставило Б. известность и обратило на него внимание Екатерины II. По ее поручению он написал для эрмитажного театра: «Радость Душеньки» (1786 г.), «Славяне» (1787 год) – пьесы, не имевшие успеха. С сентября 1775 года он издавал «С. Петербургский Вестник», а с 1775 – 1782 гг. редактировал «Спб. Ведомости». Кроме того он написал: «Сугубое блаженство» (поэма Спб., 1765); «Добромысл», (др. пов. в стихах. М., 1805); «Блаженство народов» (поэма, М. 1810); «Берег» (Спб., 1812); «Русские пословицы» (3 ч. Спб., 1785; здесь народные пословицы переделаны в двустишия); "Лира, или собрание разн. соч. " (Спб., 1773). Плодом его исторических занятий осталось: «Историческое изображение России» (Спб., 1777) и переводы: «Малая война, описанная майором в службе короля Прусского» (с фр., Спб., 1768); «Сокращение из проекта о вечном мире Руссо(из Сен-Пьера)» (Спб., 1771) и «Вертота, история о бывших переменах в Римской республике» (с фр. 3 ч. Спб., 1771 – 75). Б. оставил автобиографию (напечатана в "Отеч. Зап. ", 1853, № 4). Собрание его сочинений вышло в Москве в 1809 – 1810 гг., 6 ч.; 2е изд. – М. 1818 – 19 гг., 4 ч.; З-е – Смирдинское, в 2 ч.. в 1848 г.
Из всего написанного Б. историко-литературное значение имеет только «Душенька». Она явилась довольно смелым диссонансом в поэзии XVIII в., занимавшейся производством торжественных надутых од. Современники были поражены новизною ее содержания и формы и произвели Б. в «гении». «Душенька» породила массу подражаний и переделок, как какое-нибудь «классическое» произведение. Смерть Б. вызвала массу эпитафий, в которых Б. превозносится, именно за написание «Душеньки»:
Зачем нам надписьми могилу ту чернить.
Где Душенька одна все может заменить
говорится в одной из них. В наше время в «Душеньке» можно отметить легкость стиха и желание, насколько позволяет официальная и нравственная цензура, побеседовать о «клубничке», благодаря которой поэма, главным образом, и имела успех у современников.
М.M.
Богема
Богема (франц. Boheme, т. е. цыганщина) – так французский писатель Мюрже (Неnri Murger) назвал студентов Латинского квартала и с тех пор богемой называют всякую интеллигентную бедноту, которая артистически весело и беззаботно переносит лишения и даже с некоторым презрением относится к благам земным. Боголюбово (Боголюбимое, Боголюбое, Боголюбый, Боголюб) – теперь село в 11 в. к СВ. от г. Владимира, при впадении р. Нерли в Клязьму, близ МосковскоНижегородской железной дор., с мужским второклассным монастырем, который ныне предполагают возвести на степень первоклассного. Построение здесь церкви Рождества Пр. Богородицы, потом основание монастыря, около которого, затем, образовалось селение, летописные сказания приписывают следующему случаю. В 1155 г. Андрей Юрьевич, впоследствии великий князь суздальский, тайно от отца уехал из киевского Вышгорода в Суздальскую землю, захватив с собой греческий Чудотворный образ Богоматери (Владимирская икона Богоматери, писанная, по преданию, евангелистом Лукой и находится теперь в московском Успенском соборе); на месте Боголюбова монастыря лошади, на которых везли икону, остановились и не могли ехать далее; впряжены были новые, но и эти не могли тронуться с места. После такого знамения князь счел эту местность за излюбленную Богоматерью, за «место Боголюбимое», и основал тут церковь, а потом монастырь, около которого образовалось селение Боголюбово – любимое местопребывание его, от которого он получил и прозвание «Боголюбского». В монастыре, в 1174 году, князь-основатель и погиб от руки убийц, причем в последовавшем возмущении много пострадал и Боголюбов. Года через три, во время распри в. кн. Всеволода III с рязанскими князьями, Б. сильно пострадал от Глеба Ростиславича Рязанского и приведенных им половцев: тогда уцелели только церковь, кельи и молельня князя, но первая была ограблена. Монастырь до учреждения духовных штатов имел с лишком 700 душ крестьян. С 1846 г. в Б. открыта выставка сельских произведений для Владимирской, Ярославской, Костромской и Вологодской губ. Теперь в селе более 1000 д. об. пола; жители, кроме земледелия, занимаются иконописанием и др. промыслами; в сентябре бывает ярмарка.
А. Э.
Богомол
Богомол (Mantis religiosa) – насекомое, принадлежащее к отряду Прямокрылых (Orthoptera), достигает 42 – 52 (самец) или 48 – 75 мм. (самка) длины. Окраска его очень изменчива и бывает то зеленою, то буросерою; внутренний край надкрылий и крылья, за исключением верхушки; обыкновенно прозрачные. Это насекомое отличается тем, что его треугольная, весьма подвижная голова сидит на длинном, почти палочкообразном переднегрудии, а передние ноги хватательные. Брюшко яйцевидное, довольно длинное и Богомол двигается с места на место посредством четырех шественных ног, бедра которых не утолщены и которые вследствие этого не приспособлены к прыганию. Надкрылия почти такой же длины, как и туловище и часто пергаментообразны; крылья складываются веерообразно, как у прочих прямокрылых. Передние хватательные ноги имеют сильные лапки, которые переходят в кривой острый крючок. Голень и лапка вкладывается в борозду бедра, как лезвие перочинного ножика в черенок; внутренняя сторона лапки и голень по краям борозды усажены острыми шипами. Б. водится в Алжире, на Кавказе, в Крыму, вообще Южной, а отчасти и Средней Европе, в южной Сибири и в некоторых провинциях Китая. Он встречается с авг. до окт. в траве, в садах и виноградниках. Это чрезвычайно прожорливое насекомое обыкновенно сидит в траве с приподнятою переднегрудью и с направленными кверху передними ногами, которые в таком положении напоминают руки, воздетые к небу во время молитвы; отсюда произошло и название этого насекомого. В таком положении Б. подстерегает добычу, состоящую из насекомых (а у близких к Б. крупных экзотических видов также и из мелких ящериц и маленьких птиц); попавшуюся добычу он схватывает передними ногами и съедает. Самки откладывают яички кучками, кот. окружают пенистою отвердевающею оболочкою и прикрепляют к камням или к стеблям растений. Б. полезен тем, что истребляет много вредных насекомых.
Э. Б.
Богоматерь-Богородица
Богоматерь-Богородица (Qeomhtwr, QeotokoV, MaterDei, dei para, Unsere Liebe Frau, Heilige Jungfrau, Notre Dame, Madonna), Пресвятая Дева Мария (друг. форм. Мариам), Матерь Господа Бога Нашего Иисуса Христа. Имя Ее несколько раз упоминается в Свящ. Писании (Матф. 1, 16, 18 – 25, XIII, 55. Марка III, 31 – 32. Луки I, 26 – 56, II, 1 – 40, 48. Иоан. XIX, 25-27. Деян. I, 12 – 14), но мы имеем из этого источника лишь весьма немногие сведения о жизни Б., так-так евангелисты имели первою и главною задачею повествовать о земной жизни и делах Иисуса Христа. Недостаток сведений о жизни Богородицы, получаемых нами из Священного Писания, обильно восполняется многими преданиями, из которых некоторые имеют несомненную печать глубокой древности и во всяком случае отражают веру христианского общества с древних времен. Предание называет нам родителей Пресвятой Девы: Иоакима из Назарета, от колена Иудина, племени царского, и Анну из Вифлеема, колена Левиина, племени Ааронова. Эта благочестивая чета, прожившая до старости в горести безчадия, была утешена, по усердной молитве, предвозвещением архангельским, что от них родится благодатная дщерь. Далее, тоже благочестивое предание повествует, что св. Дева с четвертого года своей жизни, по обету родителей. отдана была во храм на воспитание, как посвященная Богу. На четырнадцатом году своей жизни она была обручена старцу Иосифу, из племени Давидова, и жили они в неизвестности в Назарете. Здесь Архангел Гавриил благовестил Святой Деве рождение от Нее Спасителя мира, как изложено евангелистом Лукою (I. 26 – 38), после чего Она три месяца пробыла у родственницы своей Елисаветы, уже зачавшей Предтечу Христова (Лук. I, 39 – 56). Между тем и Иосифу, обручнику Mapии, смущавшемуся о Ней, последовало откровение от ангела тайны воплощения, рассеявшее его сомнения относительно Mapии (Матф. I, 18 – 25). Далее, евангелисты упоминают о Пресвятой Деве при повествованиях о Рождестве Христа, обрезании Его по закону в восьмой день, бегстве в Египет и возвращении в Назарет, и еще при повествовании о беседе отрока Иисуса с мудрецами в храме. Повествуя о делах Христа со времени Его общественного служения, евангелисты упоминают немного раз о Богоматери. В Кане Галилейской она ходатайствует пред Сыном за новобрачных, не имевших вина, и Он, исполняя Ее просьбу, положил здесь начало своим чудесам. В Капернауме, во время сильного спора Христа с фарисеями в синагоге, 0на хочет видеть Его, чтобы охранить от опасности. На конец, мы видим Ее при кресте, когда Христос поручил Ее попечению своего любимого ученика. Не много событий рассказали евангелисты из жизни Богоматери, но вполне достаточно, чтобы ясно очертить идеальный нравственный образ Пречистой и Пресвятой Девы, смиренной в величии, и во всем покорной воле Всевышнего. Благочестивое предание говорит, что Богоматерь жила до 48 г., и в этом году почила при многих чудесных событиях, была погребена в веси Гефсиманской, но потом чудесно взята на небо. Предание приписывает ей и проповедническую деятельность. О фактических подробностях в этом случае затруднительно судить с несомненностью. Но мы имеем право утверждать, что Богоматерь была в тесном союзе с первою христианскою церковью, собранной в Горнице Сионской в ожидании Духа Утешителя, и, конечно, имела великое значение в первой христианской общине. Высокое почтение к Матери Божией в христианском обществе восходит к глубокой древности и несомненно, по свидетельству древних преданий. Но догматическое учение о почитании Богородицы вырабатывалось и определялось частнейшими чертами постепенно, как это было и с другими догматами. Неправые мнения, лжеучения и ереси заставляли церковных учителей точнее и определеннее изложить общецерковное учение о почитании Богоматери в тоже время, как шли споры о лице Иисуса Христа. В IV веке было неправильное мнение, основанное на произвольном толковании Матф. I, 25, что Пресвятая Дева, после бессемянного зачатия и рождения Спасителя, находилась в браке с своим обручником Иосифом, от которого были дети. Такого мнения держались, между прочим, строгие ариане: Евдоксий и Евномий. Православные считали такое мнение противным истинному христианскому чувству. Но уже св. Епифаний Кипрский людей, державшихся такого мнения в Аравии, так называемых антидикомарианитов (противников Марии), прямо зачисляет в разряд грубых еретиков. Блаж. Иероним также сурово порицает за такое мнение некоего Гельвадия. Собор иллирийских епископов за это же лишил сана Боноза, епископа сардийского. Монашество, развившееся в церкви с IV в., сильно ратовало за приснодевство Богоматери и это учение сделалось общим церковным учением. Великие отцы и учители церковные: Ефрем Сир., Григорий Наз., Амвросий Мил. и друг. превозносят Ее как чистейшую и святейшую всех, очищенную св. Духом от греховной скверны. Даже блаж. Августин свое основное убеждение, что никакой человек не может быть свободен от греха, не хочет прилагать к Mapии и из благоговения пред Нею отказывается рассуждать об этом вопросе. Но при этом нужно заметить, что церковь не признавала Ее свободною от первородного греха, как свободен от него безсеменно рожденный от Ее Иисус Христос. Высоко чествуя Богородицу, церковь осуждала и порицала суеверное чествование и языческое обожание Ее. Тот же св. Епифаний, осудивший антидикомарианитов, порицает и так называемых коллиридиан, простиравших свое почтение к Богородице, как Царице Небесной, до обожания, в роде служения Астарте, и выразительно говорит, что Богородицу надо чтить, но не боготворить. Решительное влияние на определение учения о почитании Богоматери имел исход несторианского спора, после которого название QeotokoV – Богородица, встречающееся еще у св. Афанасия Великого, было признано всеми и сделалось общеупотребительным. Православная церковь в согласии со всею древнею Вселенскою церковью чтит Богородицу святою и пренепорочною приснодевою; как к скорой помощнице и заступнице прибегает к Ней в молитвах; славит Ее за оказанные благодеяния; в честь Ее установила многие праздники и освятила многие храмы, имеет и чтит Ее чудотворные иконы. Церковь католическая в почитании Богородицы пошла дальше и установила новый догмат, которого церковь древняя не знала, а церковь православная отвергает. Еще в XII в. стало на Западе распространяться мнение о непорочном зачатии и рождении Богородицы, и лионские каноники в 140 г. установили праздник в честь непорочного зачатия. Доминиканцы порицали праздник и отрицали справедливость такого мнения. Но тем не менее уже в XIV в. как праздник, так и учение, благодаря главным образом францисканцам, были признаны в католической церкви повсеместно. Папы этому благоприятствовали и, наконец, Пий IX, при усердной помощи иезуитов, торжественно провозгласил непорочное зачатие Богородицы в Риме, 8 декабря 1854 г., в качестве обязательного для всех католиков догмата. И в практике католической относительно почитания Богоматери, особенно в средние века, было немало излишнего, иногда странного и даже просто нелепого с церковной точки зрения и дурно влиявшего на нравственность. Эта практика нашла для себя осуждение иногда справедливое по содержанию, но очень резкое и глумительное по форме у Лютера и других реформатов XVI в. Вместе с нелепыми легендами и подложными святынями, реформаты отвергли благоговейное чествование икон и молитвенное призывание Богородицы, основав, впрочем, некоторые праздники в честь ее.
П.Васильев.
Богослужебные книги
Богослужебные книги содержат в себе службы и священнодействия церковные по которым совершается богослужение. Одни из них относятся к частному богослужению (требам), т. е. к такому, которое совершается по нужде, требованию одного или нескольких лиц, напр. Kpeщениe, брак, погребение и т. под. Другие относятся к общественному богослужению, которое совершается повседневно в храмах, как: вечерня, утреня, часы, литургия и проч. Все необходимое для частного богослужения находится в одной книге – Требнике. Для совершения общественного богослужения необходимы многие книги, как то: Служебник, Чиновник, Часослов, Октоих, Минея Месячная, Минея Праздничная. Минея Общая, Триодь Цветная, Ирмологион, Типикон. Некоторые книги употребляются как в частном, так и в общественном богослужении, как то: Евангелие, Апостол и Псалтирь – Б. книги, приспособленные для богослужебных. целей, с разделением для чтения в известные дни и при известных случаях. Не касаясь каждой книги в частности по ее составу и содержанию, ограничимся здесь общим замечанием о богослужебных книгах. Богослужение частное совершается по одной книге – Требнику. Но для богослужения общественного, как мы видели, существует обширный круг богослужебных книг. Многочисленность книг для общественного богослужения обусловливается изменчивостью состава одних и тех же служб, в частных молитвословиях, от дней недели и дней года (чисел). В одних и тех же книгах, в Служебнике, Часослове, Октоихе, мы встречаем одни и те же службы: утреню, вечерню, литургию; и ни в одной книге не находим всех молитвословий для этих служб, не находим полной вечерни, утрени и литургии. Таким образом, частные молитвословия для этих служб должно искать во многих книгах. Это зависит от того, что в составе каждой службы есть нечто непременное, что постоянно читается и поется на этой службе, когда бы она ни совершалась, и нечто изменчивое, зависящее от дня недели и дня года, в которые совершается эта служба. Каждая служба изменяется семь раз в неделю и триста шестьдесят пять раз в году. Таким образом, если бы изложить одну какуюнибудь службу целиком для целого года, потребовалась бы громадная книга или даже несколько томов книг для одной только службы. Но и этим не устранились бы все затруднения. Изменчивость службы зависит, мы сказали, от дней года, чисел. А числа, как известно, в продолжение семи лет подряд падают на разные дни недели. Вследствие этого одна и та же служба в течение семи лет может являться с многочисленными частными изменениями (365 ? 7=2555). Невозможность изложить в одной книге, хотя бы и многотомной, одну какую-нибудь службу для всех дней одного года, а тем более для всех годов, навсегда, и принуждает размещать частные молитвословия, относящиеся к одной и той же службе, по многим книгам: в одних из них излагают молитвословия неизменные и постоянные, или по крайней мере чаще других встречающиеся в известной службе, а в других изменяемые по зависимости от подвижных и неподвижных праздников. Кроме исчисленных простых книг, в круге Б. книг есть еще и нотные, как то: Обиход, Октоих, Праздники, Ирмологион.
П. В.
Богота
Богота (под испанским владычеством Sante-Fe-de-Bogota) – главный город южноамериканских соединенных штатов Колумбии, в департаменте того же имени, в штате Кундинамарке, налево от речки Pиo де Б., на западном склоне Андов. Город лежит на плоскогории, высотою в 2700 м., а потому, не смотря на близость экватора, пользуется очень здоровым климатом, с средней годовой температурой в 12,3° P. Большая дорога проведена от него к гавани Буэнавентура, откуда на протяжении 20 км. идет железная дорога к Кордобе. Жит. 100 тыс., главное занятие которых – торговля и горный промысел, а также фабрикация золотых и серебряных изделий. Б. резиденция правительства, конгресса, центральных управлений, католического архиепископа и, бесспорно, один из красивейших городов Южной Америки, с множеством садов и площадей, правильными, пересекающимися под прямым углом улицами. Самая лучшая из них Калле-Реаль или Калле-дела Республика, выходящая на великолепную Торговую площадь, на которой красуются правительственные здания, таможня и выстроенный в коринеском стиле кафедральный собор с статуей Божией Матери, славящейся своим убором из драгоценных камней. По средине площади возвышается с 1846 бронзовая статуя Боливара, отлитая в Мюнхене. Кроме собора, Б. имеет 29 церквей, теперь более или менее запущенных, 12 монастырей, отчасти служащих для иных целей, отчасти покинутых, университет, Colegio Nacional de S. Bartolemo, военные и другие школы, высшее учебное заведение для девиц, библиотеку в 33000 томов, естественнонаучный музей, ботанический сад, театр, 4 госпиталя и общество естествоиспытателей. Вследствие частых землетрясений, дома все одноэтажные, отчего город раскинут на большом пространстве. Окрестности его украшены великолепными дачами. Город Б. построен в 1538 испанцем Гонзало Хименес де Квезадой, на месте древнего Тенсаквилло, в 1598, сделался резиденцией испанского вице-короля Новой Гранады, а в 1811 г. местом заседаний конгресса, который, по примеру Венесуэлы, провозгласил 12 нояб. республику. В 1816 испанцы снова завладели Б., но в 1819г., после победы при Бойаке, он был освобожден Боливаром и в скором времени сделался столицей Колумбии.
Богочеловек
Богочеловек (QeandrwpoV) – слово не библейское, но очень древнее; кажется, прежде других им пользовался Ориген для обозначения единения во Христе Божества и человечества. Вопрос о взаимном отношении во Христе Божества и человечества с особенною ревностью был обсуждаем в Церкви в V и VI вв. После победы над Несторианством было ясно определено единство лица, а после опровержения монофизитства установилось в точности учение о целости естеств – Божеского и Человеческого в лице Христа. Таким образом был вполне уяснен догмат о Богочеловеке и теперь слово QeandrwpoV стало выражать выработанное Церковью учение о Лице Христа и взаимноотношении в Нем двух естеств.
П.В.
Богоявление
Богоявление (epijaneia, epijania, ta Jeojania) – великий дванадесятый праздник, 6-го января, иначе называется праздником Крещения Господня; так как в этот день Церковь воспоминает Крещение Спасителя от Иоанна в Иордане (Матф. 3, 13 – 17. Марк 1, 9 – 11. Лук. 3, 21 – 22). Первое же название усвояется этому празднику потому, что при крещении Спасителя было особое явление всех трех лиц Божества: Отец из отверстых небес гласом свидетельствовал о крещаемом Сыне и Св. Дух в виде голубя сошел на Иисуса, подтверждая таким образом Слово Отца. В древности в навечерие этого праздника, как и в самый день праздника, обыкновенно крестили оглашенных и поэтому праздник называли праздником светов, праздником просвещения. В службе праздника Церковь воспоминает событие Крещения Спасителя и вместе откровение всех лиц Св. Троицы, как и гласит тропарь Крещения: "Во Иордане крещающуся Тебе, Господи, Тройческое явися поклонение.. ". Церковное празднование Богоявления, как праздника великого, продолжается двенадцать дней, 2 – 14 января. Ближайший пред праздником воскресный день называется неделею пред Просвещением. В праздновании Б. есть большое сходство с празднованием Рождества: в навечерие обоих праздников совершаются царские часы, в навечерие того и другого праздника Церковь одинаково держит пост, называемый Сочевник или Сочельник. В навечерие Б. и в самый день Б. бывает великое освящение воды (в отличие от малого, совершаемого в другие дни): в навечерие в церкви, и в самый праздник вне церкви, на реках, прудах и колодезях. Этот обряд происходит из глубокой христианской древности; водоосвящение в этот день на древнем русском языке называлось водокрещением. Богоявленская или Крещенская вода издревле считалась великою святынею (агиасма). Ее хранили, как и теперь хранят, в продолжение целого года, ею окропляют вещи, принимают ее с верою в болезни в дают пить тем, кто по каким бы то ни было причинам не может быть допущен к причащению.
С праздником Б. в различные времена в разных церквах соединялись представления о нескольких священных событиях. На Востоке он праздновался по свидетельству Климента Александрийского, с II века в воспоминание Крещения Иисуса Христа; к этому событию приурочивали его даже гностики, последователи Василида, понимая самое событиe, конечно, в духе своей еретической системы. В смысле воспоминания о Крещении, Б. праздновали в III веке в церкви египетской, палестинской и друг. восточных, 6-го января. Так как день этого праздника сделался днем торжественного крещения оглашенных, то и стали называть его: «Ta fvta, hmera tvn jwtwn, jvta tou Crisou»; потому что этими словами обозначалось Крещение. С временем Крещения совпадает время вступления Христа на общественное служение; поэтому с праздником стали соединять представлениe о Мессианстве Христа, засвидетельствованном Отцем и Св. Духом при Крещении. Чудо в Кане Галлилейской было первым откровением Мессии в Чудесах. То и другое представление было соединено с праздником, и название: Епифания стало указывать собственно на крещение, а Феофания – указывало собственно на Чудо. Далее: 6-ое января в Египте считали днем Рождения Христа, и таким образом вместе с явлением Meccии воспоминали и вообще явление Бога во плоти. Из Египта такое представление распространилось на Востоке тем удобнее, что до конца IV века не было определено время празднования Рождества Христова. Таким образом с одним днем соединялось троякое воспомивание: О вступлении Meccии на общественное служение, Откровение его достоинства в первом Чуде и, наконец, О рождении и вочеловечении. Но названия праздника остались те же и потому многие восточные отцы словами епифания и феофания обозначают и Рождество Христово. Но на Западе блаж. Иepoним выразительно говорит, что эти слова должны обозначать Крещение, а не Рождение Христа. Может быть, не без влияния Запада впоследствии воспоминание Рождения Христа и на Востоке перенесли на 25-ое декабря, а 6 января воспоминали Крещение Христа и явление при крещении всех лиц Св. Троицы. Первое известие о праздновании Б. на Западе мы имеем от 360 г. В этом году кесарь Юлиан, впоследствии император, богоотступник, праздновал Б. вместе с другими христианами в Галлии, в Вьене. Западные называли этот праздник – Dies epiphaniorum, Dies apparationis или apparationum – и праздновали 6-го янв., соединяя с этим днем все упомянутые представления, но главное. внимание при этом обращалось на явление звезды, поклонение волхвов, т. е. на откровение Сына Божия в мире языческом, представителями которого являются здесь волхвы. Так как волхвы, по преданию, были цари, то и праздник получил на Западе название – праздник царей (festum regum) или праздник трех царей (f. trium regum). Крещение Иисуса Христа и Чудо в Кане не были совершенно забыты при этом празднике, но им уделялось мало внимания, они пред поклонением волхвов отступили на задний план.
П. В.
Бодлэр
Бодлэр (Шарль Baudelaire) – знаменитый французский поэт, род. в Париже 9 апр. 1821 г., умер там же 31 авг. 1867 г. С детства страдал припадками тяжелой меланхолии, учился плохо. С трудом выдержав экзамен на бакалавра, он хотел посвятить себя литературе, но родители, чтобы удержать его от этого, по их мнению, пагубного пути, убедили его совершить путешествие в Индию. Чрез 10 месяцев Б. вернулся во Францию, вынеся из путешествия живые впечатления красот Востока и мечтая воплотить их в художественные образы. Сделавшись совершеннолетним, Б. получил 75000 фр. наследства от отца и начал вести самостоятельную жизнь среди литературной и артистической богемы. В 1845 и 46 гг. Б., известный до тех пор лишь в тесных кружках Латинского квартала, выступает в печати блестящими статьями об искусстве в журнале «Salon». Мнения, высказанные им здесь о современных художниках, подтвердились суждениями потомства, а самые статьи его принадлежат к блестящим страницам когда либо написанным об искусстве. В 1846 году Б. попадаются в руки рассказы Эдгара По. Они увлекают его настолько, что он всецело посвящает себя изучению американского писателя и переводу его причудливых произведений на французский язык. Б. почувствовал в По родственную душу.
Во время революции 1848 г. Б. сражался на баррикадах и редактировал, очень недолго впрочем, радикальную газету «Salut Public». Но политические увлечения, основанные, главным образом, на широко понятом гуманизме, очень скоро проходят у Б. и он впоследствии не раз презрительно отзывался о революционерах, осуждая их как верный адепт католичества. Поэтическая деятельность Б. достигает апогея в 50-х годах. Один из его близких приятелей, Евгения Магасси, тонкий ценитель литературы, взял на себя собрать отдельно печатавшиеся стихотворения Бодлэра и издал их в 1857 г. Под заглавием:"Цветы зла" («Fleurs du mal»). В этой замечательной книге отразилась с демонической силой исстрадавшаяся душа поэта, ненавидевшего прежде всего пошлость людей. Яркими красками рисует Б. разврат цивилизации, останавливается на самых болезненных явлениях современной жизни; на высоте, с которой он смотрит на людей, нет различия добра и зла: «Я знаю», пишет он Готье, «что в воздушных сферах истинной поэзии нет зла, равно как и добра, и что этот пошлый словарь меланхолии и преступления может оправдать реакцию морали, все равно как святотатствующий доказывает религию». В «Fleurs du mal» Б.
– певец растления человеческой души; мрачными красками изображает он поэтому тоску, снедающую души, пресыщенные удовольствием и стремящиеся к идеалу; любовь
– не здоровое чувство молодой души, а болезненное любопытство пресыщенного воображения, искупление пороков отдельных людей и разврата всего общества; он рисует победу пошлости, не знающей подвигов самопожертвования, над душой, живущей созерцанием Божественного: наконец, гордыни, восстающей против Бога.
Неудовлетворенная жажда идеала заставляет Бодлэра искать искусственных наслаждений, забвения в неестественных ощущениях. Отсюда в его «Цветах зла» культ черной Венеры, восторги пред безобразием и затем поэзия вина и гашиша. «Цветы Зла» встречены были взрывом негодования; поэта обвиняли самого в разврате, который он описывал, не понимая, что за страстным презрением, с которым Б. рисует падение человека, таится глубокая любовь к идеалу добра и истины, и что в гордом певце «Дон Жуана в аду» скрывается нежная меланхолическая душа, способная понимать и глубоко чувствовать малейшие оттенки чувств. Книга была признана безнравственной на суде и ряд стихотворений исключен из ее. Лучшие умы Франции протестовали против такого близорукого решения и сохранились письма Бальзака, Флобера, Ж. Занд и В. Гюго, высказывающих Б. свое сочувствие и приветствующих в лице его одного из величайших поэтов Франции. Лучшими пьесами сборника можно считать: «Альбатрос», «Человек и море», «Поэт», «Маленькие старушки» и др. Названные стихотворения вместе с несколькими другими переведены П. Ф. Рамшевым в «Северн. Вестнике» за декабрь 1890 г. и январь 1891 г. Особенности Бодлэра, выразившиеся так ярко в «Fleurs du Mal», отражаются и в его прозаических произведениях, собранных в сборники под названием: «Petits роеmеs en Prose» и «Paradis artificiels». В «Petits poemes» сказывается та же болезненная, истеричная натура поэта, который бежит от толпы, борется с неумолимым врагом – тоской (l'Ennui) и проповедует опьянение, как средство борьбы против ига времени. «Enivrez vous», говорит он в одной из лучших пьес сборника, «pour n'etre pas les esclaves martyrises du temps. De vin, de poesie ou de vertu, a votre guise». Из других пьес особенно хороши и характеристичны для настроения автора: «Bien faits de la lune», «L'etranger», «A une heure du matin» и др. В «Paradis Artificiels» описывается до малейших подробностей действие гашиша. Б. принадлежал к клубу гашишеров, мастерски описанному Готье в статье о Бодлэре, и сам на себе испытал действие яда, о котором писал. Злоупотребление гашишем и пошатнуло его нервы и довело Б. до роковой болезни, от которой он преждевременно умер. Б. объясняет стремление людей к опьянению «жаждой бесконечного» (le gout de l'infini), а в самом опьянении видит не извращенную, а лишь сведенную к своей квинтэссенции душу, но предостерегает от гашиша, полагая что в душе человека есть достаточно естественных средств возвыситься над пошлостью, чтобы не прибегать к яду, разрушающему организм. Последние дни свои Бодлэр провел в Бельгии, где началась у него нервная болезнь, перешедшая в острый психоз, от которого он и умер в Париже, в доме умалишенных.
Б. оставил по себе глубокий след в современной литературе. Оригинальность его таланта, стоившая ему многих страданий, увеличивается истеричностью, которую он по своим же словам «развивал в себе с восторгом и ужасом». Эксцентричность оттолкнула от него толпу, но болезненное напряжение духовных сил вдвойне послужило поэту, который, по словам В. Гюго, завещал искусству новое «трепетание» («il a dote l'art d'un frisson nouveau»). Значительную роль в поэтической личности Б. играет его дэндизм, заимствованный у героев английских романов – Ловеласа и других. Б. нравится в дэндизме подчинение природы искусственности, так как его собственной природе ближе была всякая болезненно извращенная вещь, чем простая, не замысловатая истина. Как истый дэнди он презирает женщин: «Женщина естественна, говорит он, и потому отвратительна, она всегда вульгарна» и т. д. Б. усвоил себе даже внешность дэнди: невозмутимость, ироническую вежливость и изысканность в туалете.
Ср. A. de Fizeliere et G. Decaux, «Essais de bibliografie contempor. Charles Baudelaire» (1868); Sainte-Beuve, «Causeries de Lundi», т. IX; «Nouveaux Lundis», т. I; Th. Gautier, «Notice en tete du I vol. de l'edition definitive»; Charles Baudelaire, «Souvenirs correspondence bibliographie», 1872 (avec notice d'Eug. Crepet); Champflery, «Souvenirs et portraits de la jeunesse», 1872; Theodor de Banville, «Mes souvenirs», 1882; Max. du Camp, «Souvenirs litteraires» (т. II); Scherer, «Etudes critiques sur la litterature contemporaine» (т. IV); G. Brandes, «Hauptstrom. der Litteratur des XIX Jahrhunderts».
3 В.
Бодуэн де Куртенэ
Бодуэн де Куртенэ Иван Игнатий Нецислав Андреевич – один из выдающихся современных лингвистов, профессор дерптского университета (с 1883 года) и действительный член краковской академии (с 1887 года). Бодуэн-де Куртенэ род. в 1845 г. В Радзымине, в Царстве Польском, образование получил в Варшаве, сперва в реальном училище, а потом (с 1862 – 1866 г.) в Главной школе, которую кончил со степенью магистра. Вслед затем он изучал сравнительную грамматику индоевропейских языков в немецких университетах, после чего приехал в Петербург, где изучал славянские языки до 1870 г.; в этом году он получил степень доктора философии Лейпцигского университета и магистра сравнительного языкознания петербургского университета, при котором был назначен приват-доцентом в 1871 г. Следующие два года Б. провел в путешествиях по югославянским областям Австрии и Италии, изучая практически славянские наречия, и вместе с тем тщательно записывая все фонетические оттенки этих говоров, для чего употреблял необыкновенно богатую знаками собственную систему транскрипции. Возвратившись из путешествия с богатыми записками и наблюдениями, он провел два года в Лейпциге и в 1875 году был назначен профессором сравнительной грамматики в казанском университете, где оставался до 1883 г. Здесь он издал небольшие по объему, но важные по содержанию труды, и успел привлечь к изучению сравнительной грамматики нескольких молодых людей, между которыми особенно выдавался умерший недавно Н. Крушевский. Сочинения Б. были замечены в ученом мире: немецкие ученые, дающие тон науке, тогда еще мало склонялись к экспериментальному изучению предмета, предаваясь охотно метафизическим увлечениям и изучая прежде всего древне письменные памятники индоевропейских языков. Б. был одним из первых, который резко выдвинул на первый план принцип изучения живого человеческого языка, доказывая, что только такое непосредственное наблюдение заслуживает действительно названия научного, что только оно дает нам возможность изучать язык вообще, его жизнь и законы развития, бросает яркий свет на его прошедшее, о котором мы не можем иметь ни малейшего понятия, если имеем дело не с живыми звуками, а с мертвыми буквами, которые неизвестно как звучали в эпоху своего начертания. Поэтому Бодуэн начал весьма тщательно рассматривать язык с его психологической и физиологической сторон, употребляя при этом сокращенные формулы, которые многим показались неудобопонятными; притом им рассматривались не только нормальный, но и патологические явления языка, что тоже многими не одобряется. Одним словом, можно сказать, что Б. вводит в сравнительную грамматику метод индуктивных наук и в этом отношении он близок к так называемым юнгграмматикам; разница между ними, главным образом, заключается в том, что в то время когда юнгграмматики еще почти исключительно занимаются изучением языков по памятникам, Б. прежде всего обращает внимание на современные наречия и говоры. Из сочинений Б. наиболее важны следующие: «О древнепольском языке до XIV столетия» (Лейпц., 1870) – сочинение, в котором собраны автором все древнейшие польские слова, разбросанные в многочисленных латинских актах, и из них путем научного анализа сделаны выводы относительно тогдашней грамматики, в особенности же фонетики; «Опыт фонетики резьянских говоров» (Варшава и Спб., 1875), где рассматривается славянский диалект в северной Италии; «Резьянский катехизис» (1875); «Резья и резьяне» («Славянский сборник» III, Спб., 1876): «Отчеты о занятиях по языковедению в течение 1872 и 1873 г.» (1877); «Подробная программа лекций 1876 – 77 г.» (1878)и «1877 – 78»г. (1881), где находятся богатые библиографические указания по различным отделам языкознания; «Некоторые отделы сравнительной грамматики славянских языков»(«Рус. Фил. Вестн.», Варшава, 1881); «Отрывки из лекций по фонетике и морфологии русского языка» ("Филолог. Записки Воронеж, 1882); «Из лекций по латинской фонетике» («Филол. Записки» 1884 г.); «Nekolik poznamenani о polskem pravopisu» («Sbornik vedecky», Прага, 1868); «Einige Faelle der Wirkung der Analogie in der polnischen Declination» («Beitrage zur vergl. Sprachforschung» (VI, Берлин, 1868); «Глоттологоческие заметки» («Филол. Записки», 1876, 1877); «Der dialect von Cirkno» («Arch. fuer Slavische Philologie» VII, VIII, Берлин, 1884 – 1885); «Z patologji i embrjologji jezyka»(«Prace Filologiczne», Варшава, 1885) и много других специальных и популярно-научных статей, разбросанных по разным русским, польским, чешским, немецким и др. журналам.
И. Лось.
Божьи коровки
Божьи коровки (Coccioellidae) – семейство жуков или жесткокрылых (Cole optera), отличающееся тем, что лапки их кажутся трехчленистыми, так как третий, очень маленький членик, вместе с половиною четвертого, скрыт в борозде двулопастного второго членика. Тело Б. к. полушарообразное или яйцевидное, более или менее выпуклое. Голова короткая с 11, реже 10 членистыми сяжками, прикрепляющимися по бокам переднего края головы и могущими подгибаться под голову. Брюшко состоит из 5 свободных члеников. Известно более 1000 видов Б. к., которые распространены во всех частях света. Одни из них встречаются на всех растениях: деревьях, кустарниках или травах, на которых только есть тли; другие, напротив того, держатся только на полевых травах; третьи – на лугах, прилегающих к ручьям; четвертые – только на деревьях; наконец, некоторые виды живут на тростнике и на других водяных растениях; последние отличаются более длинными ногами, которые помогают им держаться на растениях, легко гнущихся от ветра. Как взрослые Б. к., так и их личинки питаются тлями; некоторые Б. к. равно как их личинки питаются растениями. В случае опасности, жуки поджимают сяжки под голову, а ноги под туловище, притворяются мертвыми и выпускают желтоватый острый сок, прежде употреблявшийся против зубной боли. Виды, имеющие более длинные ноги, в таких случаях стараются спастись бегством. Жуки зимуют под корою деревьев, под корнями и т.п. Весной самки откладывают желтоватые яички на листьях; из яичек вылупляются удлиненные, назади заостренные личинки. Личинки Б. к. часто имеют яркую окраску, бывают усажены бородавками и шипами; сяжки их 3-членистые, на каждой стороне головы находится по 3 – 4 простых глазка; ноги их довольно длинны. Куколки прикрепляются к листьям задним концом тела. Большая часть Б. к. весьма полезна тем, что потребляет множество тлей, вредящих растениям, только очень немногие из них (напр. Epilachna), питаясь растительною пищею, бывают вредны. Самый обыкновенный вид – семиточечная Б. к. (Сосcinella septempunctata). Она имеет 7 – 8 мм. длины. Грудной щит ее черный с беловатым пятном в переднем углу; красные надкрылья с 7 черными точками. Очень обыкновенна в Европе, Северной Африке и в Азии. Этот вид питается тлями и потому полезен.
Э. Б.
Бойль
Бойль Роберт Boyle – физик, химик и богослов, 1627 – 91 г., седьмой сын Ричарда Бойля, графа коркского, вельможи времен Елисаветы Английской. Первоначальное воспитание и обучение получил дома и в коллегии в Итоне, а на двенадцатом году был послан отцом в Женеву, где учился несколько лет под руководством одного француза, а потом завершил свое образование путешествием в Италию и Францию. Возвратившись в Ирландию, Б. после смерти отца получил значительное состояние и поселился в своем поместье Сталльбридже, занимаясь сначала преимущественно философией и религией. В 1654 г. переселился в Оксфорд, где стал более предаваться занятиям физикой и химией, и участвовал в основании Общества Наук, которое потом в 1668 г. переместилось в Лондон, а впоследствии под названием Лондонского Королевского общества получило большую известность. Б. не был женат; из должностей исправлял обязанности президента лондонского Королевского общества и много лет был одним из директоров Ост-индской компании. Все свое состояние и все свои силы он употребил на изучение природы и на распространение религиозных христианских понятий. В изучении природы он был последователем Бэкона Веруламского, противником схоластической философии и давал предпочтение опыту перед умозрением; иногда это направление мешало ему делать обобщения смысла замеченных им явлений. Весьма важный физически закон сжатия газов, который носит теперь его имя (Бойля-Мариотта закон), остался бы может быть незамеченным Бойлем, если б не первоначальное указание его ученика Richard'a Townley на правильность сжатая газов с увеличением давления в опытах Бойля. В Б. олицетворяется реакция прежнему схоластическому направлению, так долго господствовавшему в науке и служившему тормозом в исследовании природы: все его экспериментальные работы и сочинения выставляют на вид могущественное значение опыта в физике и химии. Кроме открытия закона сжатия газов, а именно зависимости упругости газа от занимаемого им объема, Бойль показал, что теплая вода закипает при разрежении окружающего ее воздуха, но не обобщил значения этого важного опыта, т. е. не показал, что температура кипения воды, вообще, зависит от давления воздуха и паров воды на ее поверхность. Он доказал, что явления волосности, а именно поднятие жидкостей в узких трубках, происходит в разреженном пространстве, чем и опровергнул существовавшее тогда мнение, что в этом явлении участвует атмосферное давление. Опыт ему показал также, что сифон не может в разреженном воздухе служить для переливания жидкостей, что дым, как и всякое другое тело, падает, следовательно подвержен действию тяжести, что трение тел и гашение извести отделяют теплоту и в разреженном воздушном пространстве. Эти и многие другие опыты Б. производил при помощи воздушного насоса, незадолго перед тем изобретенного Отто фон Герике, но получившего различные усовершенствования в руках Б. После появления сочинения Герике, в котором описаны его опыты над электричеством и магнетизмом, Б. занялся воспроизведением этих опытов и внес в них, как всегда, нечто новое; однако он иногда ошибался, как например в том случае, когда полагал, что железо отпадает от магнита под колоколом воздушного насоса, вследствие разрежения воздуха. Б. производил и оптические исследования, и заключил из них, что цвета не составляют собственно принадлежности вещества, а происходят от некоторых изменений, производимых светом на поверхности тел, вследствие чего они различно действуют на зрение; вообще он полагал, что все цвета суть видоизменения белого. Было бы долго перечислять все опыты Б., из которых многие устанавливали тот или другой новый факт; но упомянем еще, что громадную силу расширения, обнаруживающуюся при замерзании воды, он испытывал и доказал, заморозив воду, наполнявшую железный ствол; при образовании льда железная трубка была разорвана с одного конца. Б. убедился, что лед испаряется даже при значительно низких температурах, что соли в смешении со льдом или снегом производят охлаждение, и при этом обращаются в жидкость – важное замечание.
В одном отделе физики Б. был не только экспериментатором, но и теоретиком, – а именно, он подробно развил свои взгляды на строение вещества в нескольких сочинениях: «Sceptical Chemist» (1662 и 1669); «The origin of forms and qualities according to the corpuscular Philosophy» (1666 и 1667); «Physiological Essays and other Tracts» (1661), второе издание в 1669 с присоединением «A Discours about the absolute rest of bodiess». Б. принимает, подобно своим предшественникам, существование в природе абсолютно пустого пространства, в котором находятся материальные частицы определенной величины и формы; атомы жидкостей находятся в постоянном движении, а твердых тел – в покое, промежутки же между частицами наполнены некоторым очень тонким веществом. Для объяснения сцепления твердых тел он ошибочно принимает давление на них воздуха – общераспространенное тогда мнение. Физические и химические изменения вещества Б. объяснял соединением и разъединением атомов, отрицал существование четырех элементов (Аристотель) или трех алхимических, и высказал проницательную догадку, что истинные элементы будут найдены при последовательном разложении тел. Последняя часть его теоретических взглядов получила подтверждение в новейшей химии; что же касается его экспериментальных химических работ, то, хотя он и показал, что воздух изменяется от горения в нем тел, и что некоторые металлы увеличиваются в весе при накаливании, и что действием уксуса на мел, или соляной кислотой на железо получаются газы, но не извлек из своих работ никаких теоретических заключений. Повторяем, что его время было эпохой протеста против схоластики, явления природы были весьма мало известны и потому опыты Б., описанные им с чрезвычайной точностью и подробностью, имели большую важность, даже будучи не всегда верно истолкованы и обобщены. Главной его заслугой остается все-таки формулирование закона относительно упругости и соответственного объема воздуха.
Другая сторона деятельности Б. была религиозная и богословская. В юности пылкое воображение увлекало его в сторону крайних идей. Находясь под влиянием сильных впечатлений, он выражался следующим образом о своем настроении: «Демон воспользовался моей меланхолией, наполнил душу ужасом и внушил сомнения в основных истинах религии». В таком состоянии он додумался до самоубийства, от которого его удержала только мысль, что душа его попадет в ад. Он решился рассеять свои сомнения чтением Библии в подлиннике и потому занялся изучением еврейского и греческого языков. Впоследствии его убежденность выразилась учреждением духовных миссий в Индии, переводом и напечатанием Библии на ирландском и гаэльском наречиях. Он по завещанию (1661) оставил капитал для основания ежегодных чтений о главнейших истинах откровения и естественной религии. Это было причиною появления впоследствии богословских трактатов Клерка, Бентлея, Дергема и др. Сам Б. написал о согласовании разума с религией, о натуралисте христианине и т.п. Из научных его сочинений, кроме уже упомянутых выше, приводим названия следующих: «New experiments, physico-mechanical, touching the spring of tne Air and its effects, made in the most part in a new pneumatical engine» (Оксф., 1660, 1662 и 1682); «Considerations touching the usefulness of experimental Natural Philosophy» (1663); «Experiments and considerations upon Colours, with a letter containing observations on a diamond that shines in the dark» (1663 и 1670); «Continuation of new experiments touching the spring and weight of the air» (1669); «Considerations on the usefulness of experimental and natural philosophy, second part» (1671 ); «A continuation of new. experiments, physico mechanical, touching the spring and weight of the Air and their effects» (1682); «Experiments and observations about the porosity of bodies» (1684); «An experimental History of Cold» (Philosoph. Transact., 1665); «A new frigorific experiment, showing bow a considerable degree of cold may be suddenly produced, without the help of snow, ice, hail, wind or nitre» (там же); «A new casy Instrument (Araometer)» (там же, 1675). После смерти Б. напечатано: «The general history of the Air designed and begun» (Лонд., 1692). Полное собрание сочинений издал Th. Birch в 5 томах, Лонд., 1744. Англичане ценят чрезвычайно высоко, но несколько пристрастно, ученую деятельность своего знаменитого соотечественника. Более строгую критическую оценку Б. можно найти у F. Rosenberger, «Die Geschichte der Physik» (Брауншвейг, 1884, 2 ч.). Бойль погребен в Лондоне, в Вестминстерском аббатстве.
Ф. Петрушевский.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 21 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close