Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:18
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Бора
Бора, вероятно от имени Борея, бога ветра у древних греков – очень сильный, порывистый, холодный ветер, часто дующий у вост. берегов морей Черного и Адриатического. Сильная, характерная Б. бывает лишь с октября по апрель. Моряки сравнивают Б. с воздушным водопадом. Она бывает при нарушении равновесия воздуха в вертикальном направлении, т.е. когда воздух гораздо теплее на берегах морей, чем на высоте около 1000 – 2000 метров над ур. моря внутри страны. Горные склоны, с которых низвергается сильная Б., лишены древесной растительности. У обоих берегов, где бывает Б., она становится слабее на юго-востоке, где горы поднимаются выше, а далее и совсем не наблюдается, напр. на Адриатическом море к юго-востоку от Котора (Каттаро), на Черном, к юго-востоку от Туапсе. Б. Черного моря налетает неожиданно в виде вихря, ниспадающего с гор, иногда при сильных морозах; ветер вспенивает море, срывает верхушки волн, обдает брызгами предметы и людей; зимою, когда мороз доходит до 16° P., брызги в несколько минут обледеняют платье, которое примерзает к телу; на кораблях волны, обдавая корпус судна и замерзая, образуют ледяную кору, под тяжестью которой корабль идет ко дну. Сила Б. не уступает ураганам. Люди во время Б. на открытом месте не могут держаться на ногах; железные крыши домов свертываются в тонкие трубки; суда не в состоянии удержаться на якорях. Б. продолжается иногда более трех дней кряду. Б. получает свой характер, вероятно от местных условий. Она особенно часто посещает Новороссийск – город, расположенный в углублении залива, направляющегося к северо-западу; на северо-вост. и вост. берегу залива находится отрог хребта в 2000 ф. высоты, город же расположен на западном берегу. Перед началом Б. небо обыкновенно бывает чисто, дует умеренный северо-восточный, иногда в заливе ветер переменчивый; небольшие облака показываются на вершине хребта, они уносятся ветром и заменяются новыми, так продолжается и во время Б.; вдруг образуется вихрь, который устремляется с гор к морю и производит при этом описанные явления; иногда в заливе кроме того образуются смерчи и густой туман, как напр. во время страшной Б. в Новороссийске 13 января 1848 г. Во время этой Б., из 7 судов эскадры адмирала Юрьева – четыре были выброшены на берег; тендер «Струя», покрытый ледяною корою, потонул со всем экипажем, не смотря на все усилия команды очищать лед от корпуса судна; шхуна «Смелая» едва не подверглась той же участи, в течение 47 часов команда находилась в беспрерывной работе при морозе в 16°, обивая лед с корпуса судна и снастей, обрубая и сбрасывая с судна все, что было возможно для облегчения носа, который под тяжестью льда уже начал погружаться; обрубленный утлегарь и такелаж несколько облегчили шхуну, и ей удалось продержаться до конца Б. С такою же энергиею действовали и на фрегате «Мидия», которому удалось вынести Б. без особенно важных повреждений.
Бора Адриатического моря дует тоже преимущественно зимою, но не сопровождается таким сильным понижением температуры, как в Черном море. Местоположение Кварнерского залива в главных чертах сходно с Новороссийским; залив направляется на северо-запад, на восточном и северо-восточном берегу тянется хребет Кастнерских гор, высотою от 2 до 3 тысяч фут. При ясном небе на вершине гор появляются облака и оттуда устремляется сильный северо-восточный, с порывами еще большей силы. Во время Б. в облаках заметно постоянное движение, так что нижняя часть их исчезает, а в верхней образуются новые, которые постепенно понижаются и в свою очередь исчезают. Северо-восточное направление ветра замечается в той части залива, где хребет идет от юго-востока к северо-западу: в другой части залива, где хребет и берег направляется к западу, Б. дует от востока, т.е. в обоих случаях ее направление перпендикулярно к направлению хребта. Б. продолжается от трех до пятнадцати дней. Лоренц объясняет Б. Адриатического моря присутствием в верхних слоях юго-восточного воздушного течения, которое то приподнимается, то опускается, таким образом изменяет размеры русла северовосточного течения, по временам прижимает его к горной возвышенности и в долинах между горными вершинами, через что скорость северо-восточного течения то вдруг возрастает и производит ужасные порывы Б., то снова ослабевает. После Б. обыкновенно задувает юго-восточный ветер. Здесь нет таких морозов во время Б., как в Черном море, потому что восточные берега Черного моря обладают более суровым климатом.
Литература. Лоренц, «Physicalische Verhdltnisse im Quarnerischen Golfe» (Вена); Beселовский, «О климате Poccии» (т. II, 224). «Морской Сборник» (т. I, 1848 и 1849), М. Рыкачева, «О ветрах»; Врангель, «Новороссийская бора»; Воейков, «Климаты земного шара».
Бордо
Бордо (Bordeaux) – главн. город франц. департамента Жиронды, один из красивейших и богатейших городов Франции, лежит на левом берегу Гаронны, в 100 км. от ее устья, в старинной области Гиень или Аквитании, на месте соединения 4 линий железных дорог; во время прилива к городу могут подходить большие трансатлантические пароходы. С лежащим на противоположном берегу предместьем Ла Бастид Б. соединяется одним из грандиознейших франц. мостов, длиною в 500 м., на 17 арках, сооруженных в 1811 – 21 и новым железнодорожным мостом. Бордо считается 3-м портовым городом Франции после Марсели и Гавра. Гаронна, омывая город, образует полулунной формы бассейн (port de la lune), вмещающий до 1200 судов, и окруженный великолепными набережными. С 1879 у предместья Бакалан устроен другой бассейн в 10 кв. гект. величины. Ядро города составляет старинный средневековый город с узкими, кривыми и темными улицами; вокруг него расположились новейшие части города. Большая часть великолепных домов, с роскошными лестницами, колоннадами, скульптурными украшениями, построены в век Людовика XV. Из площадей выдается, расположенная в центре города на набережной и украшенная статуями Монтескье и Монтеня и двумя ростральными колоннами – маяками, площадь Quinconces (на том месте, где при Людовике ХIV была цитадель); недалеко расположены великолепный общественный сад (jardin public) и красивая аллея Tourny, с монументальным фонтаном (на том месте, где стояла конная статуя Наполеона, свергнутая и брошенная народом в Гаронну в 1870). В Б. 50 католических и 3 протестантских церкви. В архитектурном отношении обращают на себя внимание собор св. Андрея, в готическом стиле (XI – XlV вв.), с великолепным порталом, двумя 50 м. высоты красивыми башнями и отдельно выстроенной позже колокольней Peyberland; церковь св. Михаила (XV в.), также с отдельной колокольней 107 м. высоты. Из других зданий выдаются ратуша с галереей картин старинных мастеров, большой красивой архитектуры театр (1775 – 1480), здание суда, биржа и др. Единственным остатком от римских времен являются развалины амфитеатра, вмещавшего 1500 чел. (palais gallien). Б. насчитывает 240582 жит. и есть местопребывание департаментских властей, управления 18 армейского и 35-ой дивизии морского округа, архиепископа, апелляционного суда и отделения франц. банка. Кроме университета, основанного папою Евгением IV ( 1441), с 3 факультетами (до 1000 студ. и до 100 учащего персонала), в Б. находятся «Academie de Sciences» (с 1712), публичная библиотека (160000 том.), ботанический сад, естественно-научный кабинет и музей древностей, обсерватория, картинная галерея, несколько ученых обществ, 4 театра, нормальная школа для учителей и учительниц, строительное, ремесленное, коммерческое, морское подготовит, училище, медицинская и фармацевтическая школы и школа живописи и музыки, институт для глухонемых; дома для умалишенных, несколько госпиталей, больниц, богаделен и друг. благотворительных учреждений. В. обязан своим значением и богатством, главным образом, торговле винами, которую он с XIII в. стал вести с Англией в значительных размерах. Несмотря на опустошения, сделанные в последнее время филоксерой в окружающих Б. виноградниках, – вывоз вина еще очень значителен, так как бордосские торговцы покупают дешевые сорта испанских и сицилийских вин, обрабатывают под бордосские и сбывают в громадных количествах. В 1882 г. привоз вина в Б. равнялся 44 милл. фр., а заграничный вывоз 194 милл. фр., главным образом, в Англию и Южную Америку. Кроме этой главной отрасли – другими предметами торговли – привоза – служат: хлеб, спирт, кожи, лес, железо и колониальные товары; – вывоза: шерстяные изделия, химические произведения, ликеры, сахар и пр. В 1885 г. вывоз равнялся 308 милл. фр., а привоз 295, 8 милл. фр. Промышленность Б., также очень значительна: особенно развиты кораблестроение, все вспомогательные для виноторговли отрасли, как напр. бочарное, пробочное, капсюльное дело, производство бутылок и др. посуды; весьма значительно производство ликеров, уксуса, шипучих напитков; кроме того, имеются машиностроительные, сахаро-рафинадные и фарфоровый заводы, хлопчато-шерстепрядильни и ткацкие фабрики, фабрики мыла, шоколада и пр.
История. Б. под именем Бурдигала был главным гор. племени битуригов (Biturigi vivisci) и с времен Августа главным городом римской провинции Аквитании. По описанию родившегося здесь поэта Авзония: это был красивый, людный город с дворцами, водопроводом, термами и амфитеатром, служивший резиденцией многим императорам. В 282 г. после Р. X. здесь положено основание христиан. епископии. В Б. имели место 4 церковн. собора (concilia Burdigalensia) – в 384, 678, 1080 и 1155 гг. В 407 Б, сожжен вандалами, в 412 завоеван готами, в 507 франкским королем Хлодвигом: в 732 взят приступом арабами, но в 735 отвоеван назад Карлом Мартеллом; в 845 и 848 разграблен норманнами. Только после того, как вместе с наследницею последнего герцога аквитанского Вильгельма IX – Элеонорою, Б. перешел к Генриху Анжуйскому, и таким образом с 1154 к Англии, город стал оправляться от постигших его бедствий. Уже Генрих II расширил город и дал ему большие привилегиии, утвержденные (1236) Генрихом III. При сыне Эдуарда III, Черном принце, получившем во владение Гиень, Б. сделался резиденцией блестящего двора. В 1379 Б. отразил нападение французов, а в 1451 году сдался Карлу VII. В 1548 в Б. вспыхнуло восстание, вследствие введения налога на соль, причем за убийство губернатора де-Морана учинил жестокую расправу коннетабль Монморанси. В 1572 губернатор Монферран устроил здесь местную Варфоломеевскую ночь, при которой погибло несколько тысяч протестантов. Во время Фронды (1650) вспыхнувшее здесь восстание было с трудом подавлено. В великую Франц. революцию Б. прославился; как главный центр жирондистов и сильно пострадал при смене державших власть партий. Потерпев сильно от континентальной системы Наполеона I, Б. один из первых городов признал Бурбонов и потому Людовик XVIII даровал сыну герцога Беррийского, впоследствии графу Шамбору, титул герц. Бордосского. В дек. 1870 г. Б. сделался местопребыванием делегации правительства национальной обороны (Гамбетта, Кремье, Глэ-Бизуан и Фуришон) и 15 фев. 1871 здесь открылось национальное собрание, утвердившее мирный договор с Германией, и после избрания Тьера президентом (17 февр. ) переместившееся в Версаль. Ср. O'Nelly, «Histoire complete de В.» (6 т. Бордо, 1863); Michel, «Histoire du commerce et de la navigation en В.» (Париж, 1874).
Боржом
Боржом – местечко Тифлисской губ. Горийского уезда, расположено в Боржомском ущелье, под 41° 5' сев. ш. и 43° 24' в. д. (от Гринвича), на высоте 2636 ф. (по другим данным 3048 ф.) н. ур. м., в 271/2 вер. от ст. Михайлово, Закавказской жел. дороги, и в 140 в. от г. Тифлиса. Б. с окружающими великолепными, главным образом хвойными лесами принадлежал прежде роду князей Аваловых, после чего поступил в казну, а в 1871 году был Высочайше пожалован тогдашнему наместнику Кавказа великому князю Михаилу Николаевичу. Боржомское имение занимает 69881 дес., из коих 50008 дес. занято лесом. Живописное местоположение среди глубокого лесистого ущелья на берегу р. Куры, удобство сообщения, здоровый климат и минеральные источники сделали Б. любимым и наиболее известным дачным местом в Закавказье, куда на летнее жаркое время стекаются дачники и больные из Тифлиса, Кутаиси, Эривани и Баку. У самого Б. в р. Куру справа впадают две речки: Боржомка и Черная речка (Шави-цхали); в низовьях этих речек и по берегу р. Куры расположены четыре больших парка. Самый популярный из них – «парк минеральных вод» начинается недалеко от устья Боржомки и тянется в узком ущелье вверх по ее течению; первые три версты шоссированы, далее же начинается дремучий лес, которым поросли отроги гор. Могучая лесная растительность, причудливые скалы, изящные мостики через быструю, бурливую Боржомку делают этот парк одним из наиболее живописных уголков Б. При входе в парк находится здание минеральных ванн Екатерининского источника, заканчивающееся длинной галереей, где помещается и сам источник. С правой стороны от входа в парк на острове, образовавшемся в русле Боржомки, находится второй Евгениевский минеральный источник, возле которого помещается ванное здание в русском стиле. На колоссальной каменной глыбе, омываемой Боржомкой, Курой и Черной речкой расположен другой парк футов на 500 выше первого – Воронцовский. Воронцовский парк порос очень старым хвойным лесом и представляет любимое место прогулок слабогрудых, благодаря ароматному, смолистому горному воздуху; из этого парка открывается великолепная панорама на Боржом. Третий парк Ремертовский, расположен на берегу Куры, распланирован сравнительно недавно и напоминает европейские парки по обилию разнообразных древесных пород. По ту сторону р. Куры на левом ее берегу находится парк и дворец велик, кн. Михаила Николаевича. Парк не представляет ничего особенного, но двух этажный деревянный дворец в мавританском стиле очень красив. Кроме этих ближайших мест прогулки, в окрестностях Б. есть много живописных и интересным. мест, куда совершаются поездки в экипажах, арбах и верхом. Из таких мест можно упомянуть местечко Цагверо, в 15 вер. от Б., с знаменитым железным источником, Тимотисубани с развалинами церкви в 18 вер. от Б., Табицхурское озеро и т.п. Климат Б. мягкий и представляет все данные для климатолечебной станции. Средняя температура года по Ц. +10,4, зима +0,2, весна +9,8, лето +20,4 и осень +11,3. Minimum наблюдавшейся темп. – 19,2, maximum в июле+37, 4. Осадков выпадает 579,1 милл. в год, из них на зиму приходится 99 милл., на весну – 204, лето – 128 и осень – 139. Наибольшее количество дождей приходится на май – 118,2 милл. Средняя облачность – 5,8, в июле она падает до 4,5. В мае погода совсем летняя; цветение фруктовых деревьев оканчивается, созревают ягоды; июнь, июль и август погода стоит теплая, в течение дня жаркая. Лучшее время в Б. – с начала сентября до конца октября; теплый, но не жаркий воздух, довольно постоянная погода и очаровательный вид на склоны гор, покрытые растительностью всех цветов – от красного до ярко-зеленого – делают пребывание в это время в Б. очень приятным. Б. минеральные воды получаются из двух соляно-щелочных источников: Екатерининского и Евгениевского; первый дает 2435 в. в сутки, а второй – 1036 в. Температура первого – 30,2° Ц., а второго – 22,6°. В 1 литре воды содержится грам. углекислого натрия – 3,0126 (Екатер. ист.) и 3,1305 (Евген. ист.); углек. жел. – 0,0075 и 0,0098; углек. стронция – 0,0126 и 0,0115; углек. кальция – 0,3014 и 0,2551; углек. магния – 0,0821 и 0,1533; борно-магнезиальных солей и в том и в другом следы; хлорист, натрия – 0,6411 и 0,5640; хлорист. калия – 0,0701 и 0,1262; йодистого натрия – 0,0004 и 0,0003; бромистого натрия 0,0003 и 0,0007; кремнезема – 0,0268 и 0,0196; органич. вещест – 0,0005 и 0,0009. Всего тверд. сост. ч. – 4,1554 я 4.2719. Углекислоты полусвободной – 2,0188 и 2,1121; углек. свободн. – 0,6891 и 0,7971. По составу Екатерининский источник имеет сходство с источником Виши-Grande-Grille, а Евгениевский с Силезским источн. Obersalzbrunnen. Екатерининский источник применяется с большим успехом при спазмах в желудке, расширении желудка, хронических страданиях почек, при геморрое, мочевом песке и нервной слабости, а также оказывает благотворное влияние на всасывание экссудатов вообще и экссудатов женской половой сферы в особенности. Евгениевский источник применяется во всех видах малокровия истощенных острыми инфекционными заболеваниями, при катарах легких и при явлении нервной апатии и слабости. Воды употребляются как внутрь, так и в виде ванн. Воды устроены хорошо; имеются электрические ванны и хвойно-минеральные. Лечебный сезон с 1 июня по 10 сентября. Дачи устроены хорошо, но довольно дороги; гостиниц две: «Кавалерская» и «Марсель». Сообщение с ст. Михайлово очень удобно; срочные омнибусы ходят с 1 мая по 1 октября ежедневно, за место в срочном омнибусе внутри платится от ст. Михайлово до Б. – 1 р. 38 коп., на козлах – половину. Имеются также различные экипажи и коляски. В Б. же находит себе применение вода Цагверского источника, находящегося в 15 в. от Б. в сел. Цагвери; она доставляется в Б. в бутылках и употребляется для питья. Цагверский железисто-щелочной источник дает одно ведро воды в 5 минут, вода чистая, пенящаяся с темп. 9,6° Ц. В 1 литре воды содержится граммов: углекислого натрия – 0,7206, углек. жел. – 0, 0700, углек. марганца – следы, углекислого кальция – 1,1733, углек. магния – 0,7248, сернокисл. кальция – 0,0479, борнокисл. магния – следы, хлорист, натрия – 0,4918, йодист. натрия – 0,0004, бромист, натрия – следы и кремнезема – 0,0532, органич. вещ. – 0,0008. Всего тверд. вещ. – 3,2829. Углекисл. полусвязанной – 1,7210, а свободной – 0,7215. Источник не обделан, вода для питья отправляется кроме Б. и в Тифлис. Применяется с успехом при золотушном худосочии, хлорозе, рахитическом страдании костей и их размягчении. Ср. «Кавказ. Справочная книга составлен. старожилом» вып. I.; д-р Выходцев, «Боржом, его минеральные источники и климат»; Гр. Джаншиев, «Перл Кавказа» (Москва, 1890); «Кавказский календарь на 1891 г.»; Бертенсон и Воронихин, «Минеральные воды»; Вейденбаум, «Путеводитель по Кавказу»; Д-р Иоаннисиани. «Боржом и его минеральные источники» (Тифлис, 1878); «Статистич. описание лесов боржомского имения» (Тифлис, 1879); «Медицинский сборник», издаваем. кавказ. медип,. общ., №35; «Сборн. Имп. кавк. мед. общ.» (1887, №45); М. Орлов, «Лесное хозяйство в Боржомском имении» ("Сельск. Хоз. и Лесов. ", 1890, 4).
В. М.
Борис
Борис (в крещении Роман) Владимирович – любимый сын великого князя Владимира Святославича, Равноапостольного. По начальной Киевской летописи, он рожден от болгарыни и при втором разделе земель получил в удел Ростов, которым до того владел Ярослав. Раньше, как видно из прибавлений к некоторым спискам летописей, бывших в руках у В. Н. Татищева, Б. был дан Муром. Второй раздел произошел около 994 – 6 гг. С этого времени до 1015 г. в летописях о Б. нет никаких упоминаний. В 1015 г. заболел Владимир, и Б. был призван в Киев. Вскоре по его прибытии стало известно о вторжении печенегов, и Владимир посылает его с дружиною для отражения их. Борис нигде не встретил печенегов и возвращаясь обратно остановился на реке Альте. Здесь он узнал о смерти Владимира и о занятии великокняжеского стола Святополком. Дружина предложила ему идти на Киев и овладеть престолом. Но Борис не хотел нарушать святости родовых отношений и с негодованием отверг это предложение, вследствие чего дружина Владимира покидает его и он остается с одними своими отроками. Между тем Святополк, который извещая Б. о смерти отца, предлагал быть с ним в любви и увеличить его удел, отправил Путшу и вышегородских бояр для yбиения брата: симпатии к Борису народа и дружины делали его опасным соперником Святополка. Путша с товарищами пришел на Альту, к шатру Борисову, ночью на 24 июля; услыхав пение псалмов, доносившееся из шатра, Путша решился обождать отправления Б. ко сну. Едва только последний, вдвойне опечаленный и смертью отца и слухами о злодейском намерении брата, окончил молитву и лег на свой одр, как ворвались убийцы и копьями пронзили Б. и его слугу, родом венгра, именем Георгия, пытавшегося защитить господина собственным телом. Еще дышавшего Б. убийцы завернули в шатерное полотно и повезли. Святополк, узнав что он еще жив, послал двух варягов прикончить его, что те и сделали, пронзив его мечем в сердце. Тело Б. тайно было привезено в Вышгород и там погребено в церкви св. Василия. Так погиб Б., любимый сын Владимира и известный своею любовью к церковному пению и молитве, жертвою уважения к родовым понятиям, еще в цветущей юности (около 25 л.). Вскоре же пал от рук убийц, подосланных тем же Святополком, и брат Бориса – Глеб. Его тело также было погребено Ярославом (уже в 1019 г.) в церкви св. Василия. Память обоих страдальцев осталась для России священною. Русские люди и преимущественно княжеский род видели в них своих заступников и молитвенников. Летописи полны рассказами о чудесах исцеления, происходивших у их гроба, о победах, одержанных их именем и помощью (напр. о победе Рюрика Ростиславича над Кончаком, Александра Невского над немцами), о паломничестве князей к их гробу (напр. Владимира Владимировича, кн. галицкого, Святослава Всеволодовича – кн. суздальского) и т.д. В 1071 году церковь включила их в число святых и с того времени утвердился праздник Бориса и Глеба 2 мая, день перенесения их мощей в новую церковь, выстроенную кн. Изяславом Ярославичем в Вышгороде. В 1115 г. их мощи вновь торжественно перенесены русскими князьями в построенную во имя Бориса и Глеба каменную церковь, в Вышгороде. Впоследствии в честь них возникло много церквей и обителей в разных городах России. До половины XVI ст. летописец приводит более 20 случаев построения церквей в честь их. Самый факт убиения служит для древних летописцев любимою темою для отдельных сказаний, из которых наидревнейшие и наиболее полные приписываются преп. Нестору и черноризцу Иакову. «Сказание о св. Борисе и Глебе», по сильвестровскому списку издано И. И. Срезненским, с предисловием издателя, в 1860 году. В летописи под 1175 г. упоминается еще о мече Бориса, принадлежавшем в то время Андрею Боголюбскому.
В. Р.
Борис I
Борис I, также Богорис или Михаил Борис – сын Пресьяма, болгарский царь с 852 по 890 г. Он сперва боролся с сербами и франками, по большей части неуспешно, и рано пришел к убеждению о необходимости принять христианство и только некоторое время не решался – в которую сторону обратиться: к Цареграду или к Риму. Наконец, вопрос был решен в пользу Цареграда и в 800 г. Б. вместе со всем своим семейством, вельможами и народом был крещен епископом, присланным от патриарха Фотия. Потом, вследствие притязаний Константинопольской церкви на главенство в Болгарии, Б. снова обратился к папе с просьбой назначить самостоятельного болгарского патриарха, но и эти переговоры не привели ни к каким результатам. Тогда болгарское духовенство обратилось в Цареград и в 870 г. в Константинополе был назначен для Болгарии первый архиепископ Иосиф и 10 епископов. После смерти Мефодия (885 г.), его ученики, прогнанные из Моравии, пришли в Болгарию и окончательно утвердили здесь христианство. Около 890 г. Б. отрекся от престола и постригся в монахи, оставив Болгарию сыну Владимиру, который очень недолго был царем, уступив царство знаменитому брату своему – Симеону.
И. Л.
Борис Федорович Годунов
Борис Федорович Годунов, царь и великий князь всея Руси, родился около 1551 г., венчался на царство 1 сентября 1598 г., умер 13 апреля 1605 г. Род Годуновых вместе с Сабуровыми и Вельяминовыми-Зерновыми происходит от татарского мурзы Чета, в крещении Захарии, который в 1329 г. выехал из Орды к великому князю московскому Ивану Даниловичу Калите и построил Костромской Ипатьевский монастырь. Старшая линия потомков Чета – Сабуровы, в конце XV столетия уже заняла место среди знатнейших родов московского боярства, тогда как младшая – Годуновы, выдвинулась столетием позже при Грозном, во время Опричнины. Борис начал службу при дворе Грозного: в 1570 г. он упоминается в Серпуховском походе, состоящим при царском саадоке (лук со стрелами), т.е. одним из оруженосцев царя. В 1571 г. Борис был дружкой на свадьбе царя с Марфой Васильевной Собакиной. Около 1571 года Б. упрочил свое положение при дворе женитьбой на дочери царского любимца известного опричника Малюты Скуратова-Бельского Марье Григорьевне. С 1576 по 1579 г. Б. занимал должность кравчего. В 1580 году Грозный выбрал сестру Бориса Ирину в супруги царевичу Феодору; тогда же Б. был пожалован в бояре. В 1581 г. царь в порыве гнева поразил смертельным ударом своего старшего сына Ивана и Федор сделался наследником престола. Благодаря своему уму, Б. умел не только сохранить свое положение, но и приобрести доверие Грозного царя, который, умирая (умер 17 марта 1584), назначил Б. одним из опекунов к Федору, так как он, хотя и вступал на престол возрастным (27 лет), был младенец по способностям. Этими опекунами, или членами верховной думы, долженствовавшей помогать Федору в управлении государством были кроме Б.: Никита Романович Юрьев, родной дядя Федора по матери, кн. Ив. Феод. Мстиславский, кн. Ив. Петрович Шуйский, прославившийся обороной Пскова от Батория и Богдан Яковлевич Бельский. Последнему, как говорят, Иоанн поручил в опеку своего младшего сына Димитрия, родившегося от пятой венчанной жены его Марии Нагой. Царствование Федора началось смутой в пользу царевича Димитрия, последствием которой была ссылка малолетнего царевича с матерью и ее родственниками в Углич, удел назначенный Димитрию отцом. Бельский, считавшийся негласным виновником этой смуты, был удален в Нижний Новгород. При царском венчании 31 мая 1584 г. Б., как шурин нового царя, был осыпан милостями: он получил знатный чин конюшего, звание ближнего великого боярина и наместника царств Казанского и Астраханского. Сверх этих чинов Б. были пожалованы земли по р. Ваге, луга на берегах реки Москвы, а также разные казенные сборы. Первое время значение Б. среди советников Федора ослаблялось влиянием на дела боярина Никиты Романовича, но вскоре (в августе 1584 г.) Никита Романович опасно заболел, а в следующем году скончался. Смерть царского дяди дала Б. возможность выдвинуться на первый план. Властолюбивые замыслы Б. встретили противодействие со стороны тех людей, которые по знатности происхождения признавали за собой большие права стоять у кормила правления.
Князья Ив. Фед. Мстиславский, Шуйские, Воротынские, боярские фамилии Колычевы, Головины и др. составили враждебную Б. партию. Против Б. были также митрополит Дионисий, тщетно старавшийся примирить Б. с его соперниками и считавший своим долгом печаловаться пред царем за гонимых Б. людей. Чтоб подрезать в корне могущество Б., враждебная ему партия, имея на своей стороне многих московских купцов, собралась подать царю челобитную о разводе с бездетной Ириной и вступлении в новый брак «царского ради чадородия». Но Б. при своем влиянии на царя и при любви последнего к Ирине, а также, благодаря своей ловкости, осилил своих противников, и дело кончилось пострижением кн. И. Ф. Мстиславского, ссылкой Шуйских, в том числе Ивана Петровича, свержением митрополита Дионисия, и вообще опалой их сторонников. На место Дионисия был посвящен в митрополиты ростовский архиепископ Иов, вполне преданный Б. человек. Теперь у Б. не было более соперников: он достиг такой власти, какой не имел ни один из подданных. Все, что делалось московским правительством, делалось по воле Б., он принимал иностранных послов, переписывался и передаривался с иностранными государями: цесарем (императором австрийским), королевой английской, ханом крымским (разрешение сноситься с иностранными государями было дано Б. официально в 1587 г.). Внешняя политика за время правления Б. отличалась осторожностью и преимущественно мирным направлением, так как Б. сам был неискусен в ратном деле и по характеру своему не любил рискованных предприятий. С Польшей, от которой в предыдущее царствование понесли тяжелые поражения, старались поддерживать мир, хотя и путем перемирий, а в 1586 г., когда скончался король Стефан Баторий, сделана была попытка, впрочем неудавшаяся, устроить избрание в польские короли царя Федора Иоанновича или Максимилиана, эрцерцога австрийского. С Швецией в 1590 году, когда убедились, что Польша не окажет ей помощи, начали войну, причем сам царь выступал в поход в сопровождении Б. и Федора Никитича Романова. Благодаря этой войне, возвращены были отнятые шведами при Иоанне Грозном города: Ям, Иван-город, Копорье и Корелла(последний по миру 1595).
Отношения к крымским татарам были натянутые, вследствие их частых набегов на южную окраину. Летом 1591 года крымский хан Казы-Гирей с полуторастотысячной ордой подошел к самой Москве, но, потерпев неудачу в мелких стычках с московскими войсками, отступил, причем бросил весь обоз; дорогой хан понес большие потери от преследовавших его русских отрядов. За отражение хана Б. получил три города в Важской земле и звание слуги, которое считалось почетнее боярского. За этот неудачный поход татары отплатили в следующем 1592 г. нападением на Каширские, Рязанские и Тульские земли, причем увели много пленных.
С Турцией московское правительство старалось сохранить по возможности добрые отношения, хотя действовало вопреки турецким интересам: поддерживало в Крыму враждебную Турции партию, старалось возбудить персидского шаха против Турции, посылало цесарскому двору субсидии деньгами и мехами на войну с турками. В 1586 году кахетинский царь Александр, теснимый, с одной стороны, турками, с другой персиянами, отдался под покровительство России. Ему послали священников, иконописцев, огнестрельные снаряды и возобновили крепость на Тереке, построенную при Грозном; оказали помощь против враждебного Александру тарковского владетеля, но защищать против турок не решались. Англичанам, которые пользовались особенным расположением Б., в 1587 г. позволено было торговать в России беспошлинно вольной торговлей, но в то же время отказано в их просьбе воспретить другим иноземцам торговлю в России. В высшей степени замечательна деятельность Б. по отношению к окраинам Московского государства, как колонизатора и строителя городов. В Земле черемисов, усмиренных в начале царствования Федора, для избежания восстаний на будущее время, был построен ряд городов, населенных русскими людьми: Цивильск, Уржум, Царев, город на Кокшаге, Санчурск и др. Нижняя Волга, где опасность представляли ногаи, была обеспечена постройкой Самары, Саратова и Царицына, а также постройкой в Астрахани в 1589 г. каменной крепости. Построен был город и на отдаленном Яике (Урале). Для защиты от опустошительных набегов крымцев, Б. воздвиг крепости на южной степной окраине: Курск (возобновлен), Ливны, Кромы, Воронеж, Белгород, Оскол, Валуйки, под прикрытием которых только могла идти на юг русская колонизация. Насколько эти укрепления были неприятны татарам, видно из грамоты крымского хана Казы-Гирея, в которой хан, притворяясь доброжелателем московского правительства, убеждает не строить городов в степи, так как они, находясь близко от турецкой и татарской границы, могут тем легче подвергнуться нападению, как со стороны турок, так и татар. В Сибири, где по смерти Ермака (убитого в ночь с 5 на 6 августа 1584 г. и по уходе обратно за Урал казацкой дружины) русское дело казалось проигранным, правительство Федора Ивановича восстановило русское господство. И здесь русская колонизация была упрочена постройкой городов: Тюмени, Тобольска, Пелыма, Березова, Сургута, Тары, Нарыма, Кетского острога и переводом поселенцев из России, преимущественно северо-восточной. Во время управления Б. также усилено укрепление Москвы постройкой Белого города (в 1586 г.) и воздвигнуты каменные стены Смоленска, сослужившие великую службу в смутное время.
Ко времени правления Б. относится учреждение патриаршества (1589 г.), которое сравняло первосвятителя русской церкви со вселенскими восточными патриархами и дало ему первенство пред митрополитом киевским. Вместе с тем 4 архиепископии были возведены в достоинство митрополий: Новгородская, Казанская, Ростовская и Крутицкая: 6 епископов сделались архиепископами и вновь явилось 8 епископств. Другим важным событием внутренней истории России была отмена Б. Юрьева дня, т.е. права свободного перехода крестьян от одного владельца к другому.
Из указа царя Василия Ивановича Шуйскаго узнаем, что «царь Федор по наговору Б. Годунова, не слушая совета старейших бояр, выход крестьян заказал». Указа о прикреплении не сохранилось, но он должен был относиться к первым годам царствования Федора, как видно из царского указа 1597 года. Целью прикрепления было обеспечить государственную службу помещиков и платеж повинностей, а это требовало необходимо твердой оседлости земледельческого класса. Прикрепление совершилось в интересах мелких служилых людей, которые при праве свободного перехода не могли выдерживать конкуренции с крупными светскими землевладельцами, а также с духовными (митрополит, архиереи, монастыри), которые привлекали крестьян на свои земли более льготными условиями. Указ о воспрещении перехода не позволяет, однако, считать Б. основателем крепостного права, так как оно было создано жизнью, а не законодательным актом. В 1591 г. совершилось событие, имевшее огромное влияние на судьбу Б.: 15 мая в Угличе погиб царевич Димитрий, причем жители Углича, перебили людей, заподозренных ими в убийстве царевича. Следствие произведенное на месте особой комиссией, присланной из Москвы, выяснило, что царевич, страдавший падучей болезнью, был не убит, но, играя в тычку ножом, в припадке упал на нож и зарезался. Народная молва обвинила в убийстве Б. Насколько, действительно, Б. виноват в преждевременной смерти царевича, остается до сих пор темным. Обвинение же Б. в убийстве основывается, главным образом, на соображении, что смерть Димитрия была в интересах Б.: она не только спасала его от опалы в будущем, но и очищала дорогу к престолу. После углицкого происшествия клевета не раз чернила В., обвиняя его в различных злодеяниях, и нередко истолковывая лучшие действия его в дурную сторону. Вскоре после смерти Димитрия (в июне того же 1591 года) в Москве вспыхнул сильный пожар, истребивший весь Белый город. Б. старался оказать всевозможную помощь погорельцам и вот про несся слух, что он нарочно велел зажечь Москву, чтобы милостями привлечь ее жителей. Нашествие крымского хана Казы-Гирея под Москву летом 1591 г. приписывалось также Б., который будто бы желал тем отвлечь внимание народа от смерти Димитрия. Не пощадили Б. даже от обвинения в смерти царя Федора, беспотомственная кончина которого ставила Б., имевшего много врагов, в трагическое положение. Б. оставалось одно из двух: или достижение престола, или падение, которое в лучшем случае привело бы его в монастырь. Не только ради честолюбия, но и ради самосохранения он избрал первое. По смерти Федора (умер 7 января 1598 г.), последнего паря из династии Рюриковичей, все присягнули царице Ирине, чтоб избежать междуцарствия, но она, чуждая властолюбия, в 9-ый день по кончине супруга удалилась в московский Новодевичий монастырь, где и постриглась под именем Александры. За Ириной последовал в монастырь и брат. Управление государством переходит в руки патриарха и боярской думы, а правительственные грамоты издаются по указу царицы Ирины. Во главе правительства стал патриарх Иов, действиями которого руководила не просто преданность Б., но глубокое убеждение, что Б. – человек наиболее достойный занять престол и что избрание его в цари обеспечит порядок и спокойствие в государстве. В пользу избрания Б., кроме свойства с покойным царем, всего более говорило долголетнее пользование царской властью при Федоре, а царствование Федора рассматривалось современниками, как царствование счастливое. Сверх того, долголетнее пользование верховной властью дало Б. и его родственникам громадные средства и связало с его интересами интересы всей тогдашней администрации Московского государства. С самого начала патриарх предлагает Б. в цари и, сопровождаемый боярами, духовенством и народом, просит Б. принять царство, но получает от него решительный отказ. Что бы сломить упорство Б. созывается земский собор. 17 февраля выборные собрались к патриарху в числе свыше 450; большинство из них состояло из духовенства, покорного патриарху, и служилых людей, сторонников Б. После речи Иова, прославлявшей Б., земский собор единогласно постановил «бить челом Б. Федоровичу и кроме него никого на государство не искать». 21 февраля, после многих упрашиваний, угрожаемый отлучением от церкви, Борис согласился исполнить просьбу земских людей. Эти неоднократные отказы со стороны Бориса объясняются сначала ожиданием избрания от земского собора, а затем русским обычаем, который требовал всякую почесть, даже простое угощение, не принимать по первому приглашению. 30 апреля Борис переехал из Новодевичьего монастыря в Кремль и поселился с семьей в царском дворце. Слухи о нашествии крымцев заставили Бориса вскоре (2 мая) выступить из Москвы во главе огромного войска и остановиться в Серпухове, но вместо орды явились послы от хана с мирными предложениями. В стане под Серпуховом Борис угощал служилых людей пирами, одарял их и они остались очень довольны новым царем; «чаяху и впредь себе от него такого жалованья». Из этого похода царь с торжеством вернулся в Москву, как бы после великой победы. 1 сентября, в день нового года, Борис венчался на царство. Во время венчания, под влиянием радостного чувства, у осторожного. сдержанного Бориса вырвались слова, поразившие современников; «отче великий патриарх Иов! Бог свидетель сему, никто же убо будет в моем царствии нищ, или беден»! Тряся за ворот сорочки, царь прибавил: «и cию последнюю разделю со всеми». Царское венчание, кроме пиров во дворце, угощений народа, пожалований в чины, сопровождалось необыкновенными милостями: служилым людям выдано двойное годовое жалованье, купцам дано право беспошлинной торговли на два года; земледельцы освобождены на год от податей; есть известие, что было определено, сколько крестьяне должны были работать на помещиков и платить им; вдовам и сиротам розданы деньги и съестные припасы; освобождены заключенные в темницах и получили вспоможение; иногородцы также были освобождены на год от податей. Первые годы царствования Бориса были как бы продолжением царствования Федора Ивановича, что очень естественно; так как власть оставалась в тех же руках. Современники хвалят Бориса, говоря, что «он цвел благолепием, видом и умом всех людей превзошел; муж чудный и сладкоречивый, много устроил он в Русском государстве достохвальных вещей, ненавидел мздоимство, старался искоренять разбои, воровство, корчемство, но не мог искоренить; был светлодушен и милостив и пищелюбив!»
В 1601 г. Борис снова разрешил переход крестьян во всей России, кроме московского уезда, но лишь от мелких владельцев к мелким. Как человек умный, Борис сознавал отсталость русского народа в образовании сравнительно с народами Западной Европы, понимал пользу науки для государства. Есть известие, что Борис хотел завести в Москве высшую школу, где бы учили иностранцы, но встретил препятствие со стороны духовенства. Борис первый решился послать нескольких юношей учиться в Западную Европу: в Любек, Англию, Францию и Австрию. Эта первая отправка русских учеников заграницу была не удачна: все они там и остались. Борись посылал в Любек приглашать в царскую службу врачей, рудознатцев, суконников и разных мастеров. Приезжавших в Москву немцев из Ливонии и Германии царь принимал весьма ласково, назначал им хорошее жалованье и награждал поместьями с крестьянами. Иностранные купцы пользовались покровительством Бориса. Из иноземцев, преимущественно из ливонских немцев, составился особый отряд царской гвардии. При Борисе состояло 6 иностранных медиков, получавших огромное вознаграждение. Немцам разрешено было по строить в Москве лютеранскую церковь. Есть известие, что некоторые из русских, желая подражать по внешности иностранцам, стали брить бороды. Пристрастие Бориса к иностранцам возбуждало даже неудовольствие в русских людях.
Внешняя политика была еще более мирной, чем при Федоре, так как Борис страшился какой-нибудь военной неудачей омрачить свое царствование, но эта самая робость мешала ему приобрести военную славу, которая бывает так полезна для основателей новых династий. От Грозного Борис наследовал мысль о необходимости присоединить Ливонию, чтобы, имея в руках гавани при Балтийском море, вступить в общение с народами Западной Европы. Открытая вражда между Польшей и Швецией давала возможность осуществить эту мечту, если б только действовать решительно, приняв сторону одного из враждующих государств. Но Борис хлопотал о присоединении Ливонии дипломатическими средствами и, конечно, ничего не достиг. Подражая Грозному, Борис думал сделать из Ливонии вассальное королевство и с этой целью (в 1599 г.) вызвал в Москву шведского принца Густава, сына сверженного шведского короля Эрика XIV, который изгнанником скитался по Европе. Вместе с тем царь думал женить Густава на своей дочери Ксении, но Густав своим легкомысленным поведением навлек на себя гнев Бориса, был лишен Калуги, назначенной ему в удел до приобретения Ливонии, и был сослан в Углич. У Бориса было сильное желание породниться с европейскими царствующими домами в видах возвышения собственного рода. Во время переговоров с Данией из за руссконорвежской границы в Лапландии, было заявлено желание царя иметь своим зятем датского королевича. В Дании это предложение было охотно принято и принц Иоанн, брат короля Христиана IV, приехал в Москву, но вскоре по приезде опасно заболел и скончался (в окт. 1602 г.) к великому горю Бориса и Ксении. В 1604 начались переговоры о браке Ксении с одним из герцогов шлезвигских, но были прерваны смертью Бориса. Царь искал жениха для дочери и невесты для сына также между единоверными владельцами Грузии. – Отношения к Крыму были благоприятные; так как хан принужден был участвовать в войнах султана, а кроме того был стеснен постройкой крепостей в степи. В Закавказье русская политика потерпела неудачу при столкновении с могущественными турками и персиянами. Хотя шах Аббас был в дружественных сношениях с Борисом, однако он сверг кахетинского царя Александра, будто бы за сношения с турками, а на самом деле за сношения с Москвой. В Дагестане русские были вытеснены турками из Тарок и при отступлении перерезаны кумыками; владычество Москвы исчезло в этой стране. По делам торговым были сношения с ганзейскими городами: Борис исполнил просьбу 59 городов и дал им жалованную грамоту для торговли; при этом жителям Любека сбавлена была пошлина до половины. В Сибири по смерти Кучума продолжалась русская колонизация и строились города: Верхотурье (598 г.), Мангазея (1601 г.), Туринск (1601), Томск (1601). У Бориса хватило ума достигнуть престола, но не меньше ума, а может быть и счастья нужно было, чтоб удержаться на престоле. Знатное боярство считало себя униженным, вследствие его воцарения. При несомненном уме, ловкости, Борис имел один недостаток сильно ему вредивший, унаследованный от времен Грозного, страшную подозрительность. Борис не мог возвысится до сознания, что он земский выборный царь, которого воля народа, не обращая на происхождение, возвела на престол, должен стать выше всяких счетов с боярами, тем более, что по своим личным достоинствам он был выше их.
Вот что говорят современники о главном недостатки Бориса, как царя: «цвел он, как финик, листвием добродетели и, если бы терн завистной злобы не помрачал цвета его добродетели, то мог бы древним царям уподобиться. От клеветников изветы на не винных в ярости суетно принимал, и по этому навел на себя негодование чиноначальников всей Русской земли: отсюда много ненасытных зол на него восстали и доброцветущую царства его красоту внезапно низложили». Подозрительность эта на первых порах уже проявилась в клятвенной записи, но впоследствии дело дошло до опал и доносов. Князьям Мстиславскому и В. И. Шуйскому, которые по знатности рода могли иметь притязания на престол, Борис не позволял жениться. С 1800 г. подозрительность царя заметно возрастает. Быть может не лишено вероятности известие Маржерета, что в то время начались темные слухи, что Димитрий жив. Первой жертвой подозрительности Бориса был Богдан Бельский, которому царь поручил строить Борисов город. По доносу о щедрости Бельского к ратным людям и не осторожных словах: «Борис царь на Москве, а я в Борисове» Бельский был вызван в Москву, подвергся различным оскорблениям и сослан в один из отдаленных городов. Холоп князя Шестунова сделал донос на своего господина. Донос оказался не заслуживающем внимания. Тем не менее доносчику сказали царское жалованное слово на площади и объявили, что царь за его службу и раденье жалует ему поместье и велит служить в детях боярских. Страшное действие имело это поощрение доносов: доносчики явились во множестве. В 1601 г. по ложному доносу пострадали Романовы и их родственники. Старший из братьев Романовых Федор Никитич был сослан в Сийский монастырь и пострижен под именем Филарета; жену его, постригли под именем Марфы, сослали в Толвуйский Заонежский погост, а малолетнего сына их Михаила (будущего царя) на Белоозеро. К унынию, произведенному опалами, пыткам и козням присоединились физические бедствия. С 1601 года три года подряд были не урожайными и начался страшный голод, так что ели, как говорят, даже человеческое мясо. Чтобы помочь голодающим, Борис начал постройки в Москве и раздавал деньги. Эта мера вызвала еще большее зло, так как народ большими массами устремился в Москву и умирал во множестве от голода и моровой язвы на улицах и на дорогах. Только урожай 1604 г. прекратил голод. За голодом и мором следовали разбои. Разбойничьи шайки составлялись главным образом из холопов, отпущенных господами во время голода, а также из холопов опальных бояр. Смелый атаман Хлопка Косолап явился под Москвой, но после упорного боя был разбит царскими войсками (в 1604 г.). В начале 1604 года стало в Москве достоверно известно, что в Литве появился человек, называющий себя царевичем Димитрием, а в октябре того же года Самозванец вступил в пределы Московского государства, находя себе повсюду приверженцев. Хотя 21 янв. 1605 г. Самозванец потерпел поражение при Добрыницах, однако снова собрал войско. Дело находилось в нерешительном положении, когда 13 апреля 1605 г. Борись скончался скоропостижно, приняв схиму. Москва присягнула сыну Бориса – Федору, которому отец постарался дать возможно лучшее воспитание, и которого все современные свидетельства осыпают большими похвалами. Но Федору Борисовичу после самого кратковременного царствования вместе с матерью пришлось погибнуть насильственной смертью. Царевна Ксения, отличавшаяся красотой, была пощажена для потехи самозванца, впоследствии она постриглась и умерла в 1622 году. Прах царя Бориса, удаленный при Самозванце из Архангельского собора, при Михаиле Федоровиче был перевезен в Троицко-Сергиевскую лавру, где покоится и ныне; там же покоится и прах семьи Бориса. Кроме общих источников Карамзина, Арцыбашева, Соловьева, Костомарова: «Русская история в жизнеописаниях» (т. 1), ср. БестужевРюмин, «Обзор событий от смерти царя Иоанна Вас. до избрания на престол Мих. Фед. Романова» («Ж. М. Н. Пр.» 1887, июль); Павлов, «Об историч. значении царствования Бориса Годунова» (2 изд. 1863); Белов, «О смерти царевича Димитрия» («Ж. М. Н. Пр.», 1873, т. 168); Платонов, «Повести и сказания о смутном времени» (Спб., 1888 г.); Сергеевич, «Юридич. Древности» (I. Спб., 1890).
А. Воронов.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 6 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close