Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:36
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Буслаев
Буслаев (Федор Иванович) – академик, род. 13 апреля 1818 г. в Керенске (Пензенской губ. ), где его отец был секретарем уездного суда. Мальчику не было еще в пяти лет, когда он лишился отца, и мать его переехала в Пензу. Здесь Б. поступил в гимназию и по окончании в ней курса в 1834 г. поступил казеннокоштным студентом в московский университет, по историко-филологическому факультету (называвшемуся тогда словесным). Окончив университетский курс в 1838 г., Б. был назначен преподавателем русского языка во 2-ю московскую гимназию, а в следующем году отправился с семейством графа С. Г. Строганова заграницу, где и пробыл два года, переезжая из Германии во Францию и Италию и занимаясь преимущественно изучением памятников классического искусства. По возвращении в Москву (1841) занял должность преподавателя в 3-й гимназии, а с 1842 г. был прикомандирован в помощники к профессорам русской словесности, И. И. Давыдову и С. П. Шевыреву, для исправления и разбора письменных упражнений студентов. В это же время имя Б. впервые появляется в печати, под несколькими научными статьями и рецензиями (в «Москвитянине»). Внимание молодого ученого было привлечено в особенности историческим изучением русского языка, к которому он обратился под влиянием «Грамматики немецкого языка» Якова Гримма, – этого классического труда, послужившего основою исторической филологии. В 1844 г. Б. издал замечательную по своему времени книгу: «О преподавании отечественного языка» (2 тома; 2-е, сокращенное издание, в одном томе, Москва, 1867), в которой много места отведено рассмотрению данных русской исторической грамматики и стилистики. Во многих частях эта книга полезна и поучительна еще и теперь. В отношении стилистики она представляет богатый подбор фактов, извлеченных из известных в то время памятников нашей древней словесности, причем многое темное и загадочное в языке этих памятников получает меткое объяснение.
С января 1847 г. Б. начал читать лекции русского языка и словесности в московском университете, а в 1848 г. издал магистерскую диссертацию: "О влиянии христианства на славянский язык. Опыт истории языка по «Остромирову Евангелию». Этот труд имеет более археологический или культурно-исторический характер, чем строго-лингвистический, некоторые из поставленных им вопросов впоследствии с большею точностью и определительностью были рассмотрены Миклошичем («Christliche Terminologie»);открылось, вообще, много новых материалов для дополнений; но в целом исследование Б. и до сих пор еще не заменено ничем лучшим и остается одним из замечательнейших опытов истории языка, понимаемой в связи с движением жизни и культуры. Основываясь на данных сравнительного изучения готского перевода Библии, Б. доказывает, что славянский язык задолго до Кирилла и Мефодия подвергся влиянию христианских идей и что перевод Св. Писания на славянский язык относится к той поре народной жизни, когда в языке господствовали еще во всей силе понятия о семейных отношениях, между тем как в языке готского и древненемецкого переводов Св. Писания замечается гораздо большее развитие понятий государственных. «В истории славянского языка виден естественный переход от понятий семейных, во всей первобытной чистоте в нем сохранившихся, к понятиям быта гражданского. Столкновения с чуждыми народами и перевод Св. Писания извлекли славян из ограниченных домашних отношений, отразившихся в языке, сознанием чужеземного и общечеловеческого». Таким образом, Б. по языку перевода Св. Писания пытается составить понятие о характере народа, а отчасти – и самих переводчиков.
В 1855 г., в юбилейном издании московского университета: «Материалы для истории письмен восточных, греческих, римских и славянских», помещен труд В. : «Палеографические и филологические материалы для истории письмен славянских», – ряд словарных и грамматических извлечений из рукописей, большею частью русской редакции, с превосходно исполненными снимками. В 1858 г. появился его «Опыт исторической грамматики русского языка», выдержавший с тех пор несколько изданий и до настоящего времени, несмотря на недостатки, указанные специалистами, сохраняющий значение первостепенного труда, обильного материалом, тщательно извлеченным из огромного количества памятников, – труда, влияние которого чувствуется почти во всех позднейших исследованиях, посвященных русскому языкознанию. Особенный интерес представляет 2-й том «Грамматики», заключающий в себе русский исторический синтаксис. В тесной связи с этой работой стоит «Историческая хрестоматия церковно-славянского и древнерусского языков» (1-е изд. Москва, 1861), – очень важный сборник, содержащий в себе, между многими уже известными текстами, множество таких, которые впервые были изданы составителем; все тексты снабжены подробными историко-литературными и грамматическими примечаниями.
Одновременно с историею языка, Б. занимался изучением русской народной поэзии и древнерусского искусства. Результатом этих изданий был обширный сборник статей и монографий, под общим заглавием: «Исторические очерки русской народной словесности и искусства» (2 больших тома, Спб., 1861). В первом томе этого собрания помещены исследования по народной поэзии: сначала – главы, имеющие предметом поэзию в связи с языком и народным бытом; потом – изучение славянской поэзии сравнительно с поэзиею других народов (германскою, скандинавскою); далее – национальная поэзия славянских племен вообще, и, наконец – русская. Во втором томе рассматриваются народные элементы древнерусской литературы и искусства. В этих монографиях автор является верным последователем гриммовской школы, с ее учением о самобытности народных основ мифологии, обычаев и сказаний – школы, которая в настоящее время уже уступила место теории взаимного общения между народами в устных и письменных преданиях. Многое, что представлялось 30 лет тому назад наследственною собственностью того или другого народа, признается теперь случайным заимствованием, взятым извне вследствие разных обстоятельств, более или менее объясняемых историческими путями, по которым шли различные культурный влияния. Таким образом, большая часть «Очерков» Б. в настоящее время, по методу, является уже устаревшею, хотя они и заключают в себе массу интересного и ценного материала. Тоже нужно сказать и о ряде его статей, напечатанных в 1862 – 71 гг. в разных изданиях и повторенных в книге: «Народная поэзия» (Спб., 1887), составляющей как бы непосредственное продолжение «Очерков».
В 1861 г. Б. получил от московского университета степень доктора русской словесности и был назначен ординарным профессором. Кафедру он занимал до 1881 г., посвящая свои труды преимущественно исследованиям в области древнерусского и византийского искусства. Результатом этих исследований явилось в 1884 г. издание «Толкового Апокалипсиса» по рукописям VI – Х XVII в., с атласом в 400 рисунков, представляющее весьма важный вклад в историю русских лицевых изображений.
В 1886 г. Б. издал сборник своих статей, рассеянных по журналам 1851 – 81 гг., под общим заглавием: «Мои досуги» (2 т. ). В первый том вошли мелкие статьи по истории искусства классического, средневекового и современного; во второй – статьи преимущественно историко-литературного содержания («Иллюстрация стихотворений Державина», «Перехожие повести», «Значение романа в наше время» и др. ). С 1890 г. в «Вестнике Европы» печатаются подробные и во многих отношениях интересные воспоминания Б.
П. М.
Буссенго
Буссенго (Жан-Баптист-Жозеф-Диеноне Boussingault) – знаменитый химик и агроном, род. в 1802 г. в Париже; учился в сен-этьенской горной школе; по поручению английского горного общества отправился в Колумбию и там занимался геологическими и метеорологическими наблюдениями. Б. участвовал в Южноамериканской войне за освобождение, состоя в чине полковника при генерале Боливаре, затем по военным надобностям был и в Венесуэле, Эквадоре и Перу; однако, никогда не оставлял своих научных занятий. Возвратившись во Францию, Б. занял кафедру химии в Лионе, впоследствии сделался профессором агрономической химии, и на этой кафедре оставался до самой смерти (1887 т. ). Результаты своих исследований в области химии, физики и метеорологии, применительно к земледелию, физиологии растении и технологии, Б. опубликовал в соч. «Economie rurale» (Пар., 1844, 2 т.; 2е изд. 1851) и "Agronomiе, chimie agric. et physiol. " (Пар., 1860 – 84, 7 т.; 3-е изд. 1887). Кроме многочисленных специальных статей, Б. издал также с Дюма известный "Essai dе statistique chimique des etres organise (Пар., 1841, 3-е изд. 1844). Все эти работы, строго научные и прекрасно изложенные, ставят Б. на одно из первых мест среди агрономов XIX века.
Бутан
Бутан или водородистый бутил, С4Н10 – простейший предельный углеводород, начиная с которого современные теории допускают возможным появление изомерии, т. е. существование двух или более химических видоизменений, процентный состав и величина частицы которых одинаковы, распределение же элементарных атомов, составляющих частицу, различно. Для формулы C4H10 является возможным существование двух изомеров: нормального бутана или ди-этила, СН3СН2. СН2СНз, и изобутана или триметилметана СН(СНз)з. Первый образуется при действии сухого металлического цинка на йодистый этил C2H5J; это газ, легко сгущающийся при сильном охлаждении в жидкость, кипящую при 1°; он медленно реагирует с хлором. Присутствие его указано в американской нефти. Изобутан получен при действии цинка на йодистый третичный бутил JC(СНз)з в присутствии воды, причем йод заменяется водородом; газ, трудно сгущаемый в жидкость, кипящую при – 17°, очень легко реагирует с хлором, образуя с ним хлористый третичный бутил СlС (СНз)з. Открытие изомерии бутанов и сравнительное изучение их свойств принадлежит покойному А. М. Бутлерову и занимает в истории органической химии (1867 г. ) почетное место.
М. Л.
Бутирометр
Бутирометр, также лакто – бутирометр, лактоскоп – так называются приборы для определения содержания жира в молоке. При нынешнем, получающем все большее и большее распространение, рациональном способе молочного хозяйства, операция эта становится одной из самых необходимых; а так как точный химически (весовой) анализ сопряжен с крайне длинной и сложной манипуляцией, то для более скорого определения содержания жира, что очень важно также для рыночного контроля, придумана целая масса приборов, различных как по своему устройству, так и точности результатов и удобству применения. Для примера опишем два из них:
1) Ареометричесмй прибор Сокслета (Sohxlet). Основания, на которых он построен, таковы: если смешать отвешенное количество молока, едкого кали и эфира, взболтать все это и дать отстояться, то, как известно, жир растворяется в эфире и через некоторое время собирается в виде прозрачного раствора на поверхности смеси. Если, при этом всякий раз брать одинаковое количество молока и эфира, то, чем больше жировых веществ содержит молоко, тем более концентрирован будет этот раствор. Концентрацию раствора, а следовательно, и относительное содержание жира в испытуемом молоке, определяют затем с помощью особого ареометра. На этом основании существенную часть прибора Сокслета составляет стеклянная трубка В назначенная для принятия эфирного жирового раствора, вгоняемого помощью насоса из бутылки Е, и ареометра С, которых два, один для цельного, другой для снятого молока. Для поддержания во время опыта постоянной температуры, трубка В окружена холодильником А. Ход опыта таков: когда в бутылке отстоится жировой сдой, его вгоняют, нажимая насос, в трубку В, опускают ареометр С и отсчитывают деление, до которого он погружен. По полученному таким образом удельному весу раствора процентное содержание жира определяют уже прямо из составленной Сокслетом ad hoc таблице. Разница таких показаний сравнительно с результатами, полученными при точном весовом анализе, не превышает 0,02 %. – 2) Другой, гораздо менее точный, но зато еще более простой и дешевый прибор – бутирометр Маршана (Marchand). Он состоит из запаянной с одного конца стеклянной трубки, на которой нанесены, с промежутками в 10 куб. см., три черты, причем от самой верхней идет вниз шкала с делениями, отвечающими 0,1 куб. см. Для производства опыта наполняют трубку испытуемым молоком до первой черты, потом приливают до второй черты эфира и, закрыв отверстие пробкой, взбалтывают сильно в продолжение минуты. Прилив затем до третьей черты спирта 90° и закрыв трубку, взбалтывают опять содержимое некоторое время и опускают затем в воду, нагретую до 40° Ц. Спустя десять минут, трубку вынимают, охлаждают под краном, стараясь по возможности не взбалтывать образовавшегося слоя жира, и отсчитывают по шкале высоту его. По приложенной таблице находим процентное содержание жира. Ошибка здесь возможна до 0,2 %. Кроме этих приборов имеется еще несколько других, из которых одни основаны на оптических свойствах молока, его непрозрачности и т. д. – так называемые лактоскопы; другие же – на свойстве жира всплывать вверх при долгом стоянии – так называемые кренометры И. Г.
Бутлеров
Бутлеров (Александр Михайлович) – знаменитейший русский химик и видный общественный деятель, родился в дворянском семействе в г. Чистополе, Казанской губернии, 25 августа 1828 г., и скончался 5 августа 1836 г. в той же губернии, в собственном имении, сельце Бутлеровке, спасского уезда. Первоначальное воспитание Б. получил в Казани, сперва в частном пансионе Топорнина, затем в 1-й местной гимназии. В 1844 г. он поступил в казанский университет на естественный разряд физико-математического факультета, где в 1849 г. и окончил курс со степенью кандидата; в следующем году Б. поручено было чтение университетских лекций по физике и физич. географии для медиков и неорганич. химии для натуралистов и математиков; в 1851 г. он получил степень магистра химии. Докторскую степень Б. получил в начале 1854 г. в московском университете, и по возвращении в Казань был избран экстраординарным, а 1858 утвержден в звании ординарного профессора. В начале 1868 г. Б. пригласили, по инициативе проф. Д. И. Менделеева, в петербургский университет, где с февраля 1869 года он начал чтение лекций, а в 1870 году устроил в университете отделение химической лаборатории для специальных работ по органической химии. Вскоре по переходе в Петербург Б. (в начале 1870 г. ) был избран членом Императорской Академии наук и заведовал сначала вместе с Зининым, а затем один академической химической лабораторией. Б. умер в звании заслуженного проф. петерб. университета, ординарного академика Имп. Академии наук и профессора химии Высших женских курсов, состоя почетным членом университетов казанского, киевского и московского и медицинской академии, различных ученых обществ в России и заграницей. Вся мало продолжительная, но полная плодотворнейшей деятельности жизнь покойного Б. была посвящена излюбленной им науке и ее распространению. Имя его, можно сказать, слито вплотную с насаждением и расцветом химии в нашем отечестве, и неразрывно связано с развитием целого блестящего периода органической химии на Западе, как в области ее теорий, так и в области фактов их закрепляющих. Б., как химик и основатель целой химической школы, пользовался громкою известностью не только у нас, но еще большею заграницей. Кроме того. Б., страстно интересуясь и занимаясь некоторыми отделами прикладного естествознания, немало потрудился в этой области, и многого достиг, в особенности на поприще пчеловодства, где настойчивой деятельностью на практике и в печати заново призвал к жизни русское пчеловодство. Не менее громкую, хотя, конечно, не многим симпатичную известность имеет имя Б. в сфере популяризации и разбора явлений так называемого медиумизма.
Переходя к обзору деятельности Б., как крупного научного деятеля, прежде всего должно обратить внимание на то, что он образовал и оставил после себя в России целую школу исследователей по органической химии, разрабатывающих эту науку в духе идей и приемов своего учителя.
Но чтобы быть творцом научной школы в стране, для этого требуется соединение многих редких личных качеств, которыми в избытке обладал наш знаменитый ученый педагог. С редкой живостью, ясностью мысли и речи – в нем соединялась замечательная простота в обхождении и отзывчивость. Страстная любовь к науке била в нем ключом и завлекала жаждущую истины во всех ее видах молодежь. Б. и в лаборатории, и у себя в кабинете был всегда доступен и практикантам-химикам, и любителям-пчеловодам, и сторонним посетителям; для всякого находилось в запасе у Б. именно то, что в данную минуту было всего нужнее, совет или поощрение, мягкая критика или слова утешения (см. превосходную речь Г. Г. Густавсона: «А. М. Бутлеров, как представитель школы», в "Журнале Р. X. О. " за 1887). Укрепившиеся еще с средины 60-х годов выражения в химии: «Бутлеровское направление», «Бутлеровская школа» сохранились во всей их силе и до сего времени. Зовется это направление Бутлеровским потому, что Б. был одним из творцов, как нового научного принципа – «химического строения», так в особенности и всестороннего применения и развития этого последнего, положенного им в основу и преподавания, и всех научных работ, произведенных им лично и его учениками. Не входя в детальное рассмотрение самого принципа, считаем, однако же, нужным указать, что прошло почти тридцать лет после появления классических статей Б. по установке принципа строения и двадцать пять истекло после выхода 1-го издания его бессмертного «Введения к полному изучение органической химии» и работ над изомериею простейших углеводородов и спиртов, – а принцип за все это время применялся все шире и шире; теперь нет того отдела в органической химии, куда бы его помощью не был внесен яркий свет. Подобный широкий захват материала, подчинившегося принципу строения, явился возможным только потому, что на ряду с ясным и точным изложением основ учения о химическом строении, всюду, где было возможно, выставлялись и предсказания; задачи, поставленные самим творцом теории, тотчас разрабатывались, часто разрешались в лаборатории им лично и с помощью учеников. Так зародилась «Бутлеровская школа», тесно связанная в начале с возникновением Бутлеровского учения о строении. Первые пионеры школы научились у первоисточника не только работе лабораторной, со своеобразными приемами и методами исследования веществ, трудно получаемых и нередко в ничтожных количествах, но и особым приемам трактования предмета исследования, по которому частности подчинялись и ярко освещались единым общим принципом. В статье «О химическом строении» придется еще вернуться к значению всего созданного Б., здесь же вкратце проследим общий ход только самых важнейших его работ по органической химии, интерес и значение которых не только не теряется до сих пор, но по отношению к некоторым даже возрастает. С конца 50-х годов начинают появляться исследования наипростейших органических соединений с одним паем углерода в составе, начатые Б. в лаборатории Вюрца в Париже, продолженные в Казани и давшие науке способы образования, свойства и превращения веществ, важность которых для науки и практики, можно сказать, с тех пор все более и более увеличивается. Так, упомянем о приготовленном Б. йодистом метилене. CH2I2 (из йодоформа действием C2H5ONa), который, благодаря своему высокому удельному весу (тяжелейшая из всех органич. жидкостей) 3,842 и сравнительной стойкости, стал в последнее время обиходною жидкостью в руках минералога и петрографа при определениях уд. веса и состава минералов и горных пород. Исходя из йодистого метилена и щавелевокислого серебра, Б. получил так называемый оксиметилен (CH2О)n, превращающийся при нагревании в простейший альдегид (муравьиный) и снова при охлаждении переходящий в твердое, полимерное состояние. Интерес и значение последнего соединения высоки потому, что еще в 1861 г. Б. удалось действием на оксиметилен известковой воды доказать впервые возможность искусственного получения сахаристого начала, названного им метиленитаном. Лишь в самое последнее время, когда создались совершенно новые методы исследования и выделения сахаристых начал, авторитет в этой новейшей области – Эмиль Фишер вновь возбудил интерес к первой синтетической глюкозе (метиленитан зовется теперь формозой и акрозой), в которой по ее свойствам очень не легко было угадать в начале 60-х годов синтетическую глюкозу. После 1861 года Б. выступает с рядом блестящих теоретических и критических статей, в которых излагаются им с замечательной ясностью и силой главнейшие основания учения о «Химическом строении веществ». Назовем здесь: «О химическом строении веществ» (1861); «О различных способах объяснения некоторых случаев изомерии» (1863, в Эрленмейровском «Kritische Zeitschrift f. Chemie», на немецком языке, и в «Ученых записках казанского университета»). Это учение имело и имеет конечною целью определить взаимное химическое отношение и связь отдельных элементарных атомов, составляющих частицу данного тела; принимая всецело унитарность частицы, учение это, однако, стремилось во всех случаях определить самый способ и порядок расчленения единой частицы на составляющие ее атомы. Так как структурное (от немецкого выражения строение = Straktur, введенного самим Б. взамен термина «конституция») учение Бутлерова, исходя из немногих допущений, опиралось на факты уже известные; объясняя их и предсказывая новые, то окончательное его признание и укрепление могло произойти только после всестороннего испытания его путем новых и новых опытов. К ним то и приступил Б., начиная с 1863 г., неустанно обогащая науку чрезвычайно важными экспериментальными работами, с изумительной ясностью доказывающими верность структурного учения, в особенности в области явлений изомерии органических тел. Ряд классических его работ начинается с открытия им первого третичного алкоголя – триметилкарбинола (изомерного с Вюрцевским бутильным алкоголем брожения) и синтеза других его гомологов. Немногим позже, изучая производные этого алкоголя, Б. обнародовал другое, не менее важное в истории органической химии исследование о двух предельных углеводородах состава C4H10, на которых с отчетливостью и блеском доказал изучением свойств химических и физических изомерию открытого им вновь триметилформена СН(СНз)з с диэтилом C2H5. C2H5. Оставляя в стороне значительное число работ, произведенных Б. в период времени до начала 70-х годов, укажем лишь на те, которые по их важности занесены в элементарные курсы органической химии: «Определение плотности пара метильного соединения свинца (плумбпетраметила)», и «О некоторых углеводородах СnН2n», где описан изобутилен из триметилкарбинола, и «Исследование некот. превращений цинк-метила». Из петербургского периода химической деятельности Б. особенного внимания заслуживают его работы, важные и в теоретическом отношении, над установкой явления полимерии в ряду этиленных углеводородов. Как в других бутлеровских исследованиях, так и в этих, на ряду с чрезвычайно глубокими и часто новыми соображениями теоретического характера, выступает мощность таланта экспериментатора, редко останавливающегося перед трудностями задач. В обширном мемуаре «Об изодибутидене» (1876 – 77) приведено в нескольких строках совершенно новое, так сказать, динамическое воззрение о значении условий превращения на строение некоторых веществ – воззрение, которое до сих пор еще ждет дальнейшего развития и обещает разъяснить многое в той области, которую немцы очень неудачно называют то таутомерией, то десмотропией, то аллоизомерией и пр. Как ряд статей и мемуаров над изучением продуктов уплотнения изобутилена, так и в появившемся ранее мемуаре «О строении некоторых непредельных углеводородов» (1870), кроме образцовой экспериментальной стороны, рассеяна такая масса важных теоретических замечаний и сопоставлений, что их можно смело рекомендовать для изучения каждому начинающему химику на ряду с классическими трактатами великих химиков-экспериментаторов первой половины настоящего столетия: Гей-Люсака, Берцелиуса, Вёдера, Либиха, Бунзена, Дюма, Жерара и Лорана. К той же категории классической обстоятельности и точности можно отнести и подробные статьи Б. : «О физических свойствах триметилкарбинола» (1871); «О триметилуксусной кислоте» (1872 – 74); «Пентаметил-этоле» и немало других менее обширных, и по своему теоретическому интересу уступающих приведенным нами выше.
Преемственность бутлеровских идей и направления всего яснее выступает в следующих сопоставлениях работ учеников его и работ учеников этих последних. Открытие Б. синтеза предельных третичных алкоголей послужило толчком к открытию интереснейших синтезов непредельных третичных и вторичных алкоголей для преемника Б. в казанской лаборатории – Зайцева и его многочисленных учеников; под руководством и по предложению Б. была сделана в Казани работа над окислением кетонов А. Н. Поповым, продолжавшим разрабатывать эту тему почти в течение всей своей деятельности; завершена эта работа над правильностью окисления кетонов, превосходным исследованием Е. Е. Вагнера, ученика А. М. Зайцева. Рассеянные в многочисленных статьях Б. различные наблюдения над явлениями изомеризации и иных анормальных реакций, а также и в особенности сопутствующие им соображения о «механизмах реакций» послужили к разработке многих частностей и открытиям обобщений в духе структурного учения для Морковникова, Зайцева, Львова и их учеников. Число учеников Б., работавших на его темы и под его руководством, очень значительно (одних преподавателей и лаборантов в высших учебных заведениях, список которых составлен был за 11/2 года до смерти Б. в газете «Новости» 22 марта 1885 г., № 80, было около 30 чел. ). Но в течение всей долголетней педагогической деятельности Б. очень редко держался обычая публиковать исследования своих учеников от общего с ними имени (нам известны только работы с Осокиным в Казани, с Вышнеградским, Горяйновым и Рицца здесь), и никогда не пользовался работами начинающих для своих личных, хотя бы и высоко научных целей, как то практикуется почти всеми корифеями химии на Западе.
Для обстоятельного знакомства с личностью и трудами покойного Б. укажем речи проф. : Г. Г. Густавсона, А. М. Зайцева и В. В. Морковникова, помещенные в "Журнале Химич. общ. " за 1887 г: речь проф. Лагермарка, «А. М. Бутлеров» (брошюра, Харьков, 1887); речи проф. казанского унив. А. М. Зайцева, И. И. Канонникова, Н. М. Мельникова и А. И. Якобия (брошюра, Казань, 1887); проф. Н. П. Вагнера, «Воспоминание об А. М. Бутлерове» (помещенное в изданном А. Н. Аксаковым «Сборнике статей А. М. Бутлерова по медиумизму», Спб., 1889). Относительно многочисленных работ Б., из которых лишь только на некоторые мы уже ссылались в тексте, укажем здесь, что все они появлялись одновременно на русском и иностранных языках (немецком и французском) в различных химических журналах ("Журнале Химич. общ. ", «Мемуарах» и «Бюллетенях» здешней академии, «Bulletin'ях» парижского химич. общ., «Annales de chimie», «Zeitschrift f. Chemie» и в «Либиховских Анналах»). Работы казанского периода с 1863 г. появлялись по преимуществу на немецком языке, а с 1870 г. после злостной выходки Фольгардта и Кольбе против французских химиков – на французском яз. в изданиях Академии наук.
Классический учебник Б.: «Введение к полному изучению органической химии» впервые издан в Казани в течение 1864 – 1866 г. и в 1868 был переведен с дополнениями под редакцией автора на немецкий язык под заглавием: «Lehrbuch d. organischen Chemie zur Einfuhrung in das specielle Studium derselben» (Лейпциг). С этим изданием сверено петербургское посмертное издание Бутлеровского «Введения», под редакцией его учеников в 1887 г. Для желающих познакомиться с мастерским изложением учения «о химическом строении» укажем на превосходную брошюру Б., изданную им за год до смерти, в 1885 г. : «Химическое строение и теория замещения с приложением статьи: современное значение теории химического строения». Кроме того, укажем и на общедоступную брошюру Б.: «Основные понятия в химии», изданную в год смерти (в марте 1886 г. ), а также книжку по пчеловодству для крестьян: «Пчела, ее жизнь и правила толкового пчеловодства» (1871), выдержавшую до настоящего времени несколько изданий и до сих пор пользующуюся громадным спросом в уважением у всех грамотных пчеляков. Недавно все статьи Бутлерова по пчеловодству изданы отдельной книгой.
М. Л.
Бухарест
Бухарест или Бyкapecт (Bucuresti) – с 1665 г. главный город Валахии, а с 1862 г. соединенных княжеств Молдавии и Валахии, теперешнего королевства Румынии; узловой пункт Румынской и Журжево-Бухарестской железных дорог; расположен на болотистой равнине по обоим берегам Дымбовицы, через которую здесь построено 15 мостов, в расстоянии 60 км. от Дуная (44° 25' сев. шир. и 26° 6' вост. долг.). Город имеет около 8 км. в поперечнике и представляет своеобразный вид, благодаря своим многочисленным церквам, покрытым ярко-блестящею жестью, башням, куполам и красивой зелени в промежутках между массами домов, особенно с южной стороны. Как по внешности, так и по нравам и обычаям жителей Б. составлял раньше промежуточный пункт между востоком и западным миром. В некоторых частях города бросаются в глаза все недостатки восточного города, каковы, напр., пыльные или грязные улицы. В Б. имеется 340 румынских (правосл. ), 14 греческих, 2 католические и 2 протестантские церкви, синагога и 20 еврейских молитвенных домов. Заслуживают внимания: митрополичья церковь (выстроенная в 1656 г. и возобновленная в 1834 г. ), здания университета, национальный банк, национальный театр, монетный двор. Между греческими церквами замечательны также ставрополосская церковь (построенная в 1724 г. ) и церкви св. Георгия и св. Анфима. Перед зданием университета находится конная статуя воеводы Михаила III, поставленная в 1871 г. Во дворе старого госпиталя Кольца (с большою четырехугольною башнею) стоит мраморный памятник князю Стефану Кантакузену (казнен в 1716 году в Константинополе). В городе считается около 221000 жителей. Бухарест есть резиденция румынского короля и местопребывание митрополита, парламента, министерств, высшего суда и других государственных учреждений. Из учебных и образовательных заведений здесь находятся: университет, два лицея, гимназии, военная школа, реальное училище, богословская и учительская семинарии, коммерческое училище, три средних женских училища, медико-хирургическая и ветеринарная школы, сельскохозяйственное училище, училище живописи, консерватория и 20 начальных училищ, не считая многочисленных частных учебных заведений. Далее, Б. имеет академию наук, национальную библиотеку и естественноисторический и археологический музей. Большой сиротский дом устроен в 1862 г. княгинею Еленою, а восемь госпиталей получили недавно лучшее устройство. Местом для прогулок служит устроенный князем Стирбеем сад Эйсмеджиу. В 1885 г. ассигнованы средства на возведение укреплений, которые должны состоять из фортов, образующих 18 поясов, с средним радиусом в 13 км. от центра города. Форты, по проекту бельгийского инженера Бpиальмона, должны быть снабжены подвижными панцирными башнями и соединены подземными галереями. Промышленность Б. весьма незначительна: изготовляются кирпичи, железные изделия, мыло и восковые свечи. Ремесленники и лица, занимающиеся промышленностью, большею частью – немцы. Торговля, находящаяся преимущественно в руках греков, евреев и армян, значительно развита. Вывозятся в особенности вино, кожи, нефть, соль, уголь и другие произведения страны. Вблизи города лежит монастырь Котрочени, летняя резиденция короля. В новейшее время Б. становится все больше и больше европейским городом. Придворная и общественная жизнь, гостиницы, театры (вместе с румынскими театрами существует итальянская опера и французская оперетка зимою), концерты, кофейни, cafе-chantants, мостовые на улицах, конно-железные дороги и т. д. довольно похожи на западно-европейские. Живое движение на улицах, в особенности большое число фиакров, напоминает Париж, который и в других отношениях служит для румын образцом.
Буше
Буше (Francois Boucher) – французский живописец, родился в Париже 29 сентября 1703, умер 80 мая 1770 года. Отец его Николай Б. бедный учитель живописи и рисовальщик узоров для вышивки, был, по видимому, первым его учителем. Затем Б. стал учеником Лемуана и поступил к граверу Карсу, у которого занимался составлением виньеток, гербов и эмблем для франмассонских дипломов, заглавных листов и т. п. В 1722 ему было поручено иллюстрировать новое издание «Французской истории» О. Даниеля, а в 1723 он получил академическую премию за картину «Евил-меродах, сын и наследник Навуходоносора, освобождающий из оков царя Иоахима». В 1725 г. Буше выставил несколько мелких картин на"выставке молодежи" и был приглашен де Жюльенном сотрудничать в издании произведений Антона Ватто. В 1727 он отправился на свой счет в Рим, где усерднее всего изучал Альбано и Пьетро да Кортоне, с которым нередко его впоследствии сравнивали, и срисовал целое собрание голов с Траяновой колонны (изданное Гютеном). Современные критики находили, что картины, написанные Б. по возвращении из Италии, отличались красотой и мужественной силой; это относится может быть к картинам, которые дошли до нас лишь в гравюрах, изданных Лаврентием Карсом, так как оригиналы их исчезли. 24 ноября 1731 года Б. был принят в академию, а в 1732 написал «Венеру, заказывающую Вулкану вооружение для Энея». В 1734 г. Б. был удостоен звания академика за картину, изображающую «Рено и Армиду», и в том же году украсил комнату королевы в Версальском дворце аллегорическими фигурами Сострадания, Изобилия, Верности и Благоразумия, иллюстрировал большое издание Мольера, и исполнил одно за другим несколько собраний эстампов, как напр. «Cris de Paris»; «Livres de sujets et Pastorales»; «Elements», «Saisons» и др. В 1735 году он был назначен адъюнкт профессором, в 1737 году профессором академии. В промежуток от 1737 по 1740 он написал; «Воспитание амура Меркурием», «Аврора и Кефал» и «Венера, входящая в купальню» – картины, заказанный для отеля Субиз (ныне дворец национальных архивов). С этих пор начинается его в высшей степени плодовитая деятельность: он доставляет мануфактуре в Бовэ, торговцам эстампов и китайщины, только что вошедшей в моду, любителям и двору целую массу картонов. рисунков и картин, из которых некоторые, – как напр. «Рождение Венеры» (1740 г., ныне в Стокгольмском музее), «Эпическая Поэзия» (1741) и «История», исполненные для Королевской библиотеки, «Диана, выходящая из купальни» и «Пастушеская сценка» (в Лувре) – считаются лучшими из его произведений. В 1743 г. Б. был назначен декоратором оперы и руководил постановкою нескольких балетов; он писал также декорации для театров ярмарки С.-Лоран и Бельвю и для любительских спектаклей, устраиваемых маркизой Помпадур, его ученицею и покровительницей. Громадное количество получаемых заказов вскоре, однако, превратило произведения этого «Анакреона живописи» в спешно сделанные наброски, на которые критика не могла смотреть благосклонно, хотя от времени до времени ему удавалось сосредоточиться на таких произведениях, как «Собрание гениев искусства» (1751), «Латона на острове Делосе», «Солнце, начинающее свой путь и изгоняющее ночь». В это время Буше, находясь в полном блеске славы и королевской милости, получил пенсию и квартиру в Лувре. В 1757 г. он выставил портрет марк. Помпадур, для которой в то же время написал: «Музу Эрато», «Музу Клио», «Отдых в Египте» и др. В 1765 году, несмотря на смерть маркизы Помпадур, лишившую его столь могущественного покровительства, Буше удалось, однако, получить место первого живописца короля, сделавшееся вакантным за смертью Карла Ван-Ло. Но картины, относящиеся к последним годам жизни состарившегося, прожившегося и сбитого с пути началом классической реакции, Б. не могли уже производить прежнего впечатления; несмотря однако на это и не обращая внимания на едкую критику Дидро, он принимает участие во всех выставках и не оставляет оперы. Последним его произведением был «Цыганский обоз», выставленный в 1769 г. и написанный не задолго до его смерти, последовавшей в 1770 г. Слава его вскоре после его смерти совершенно упада под влиянием реакции классицизма; его стали обвинять в развращении юношества и лучшие из его картин не находили покупателей. Ныне эти несправедливые обвинения потеряли свое значение, современная критика отводит Б. видное место среди художников французской школы XVIII ст. Ср. Mariette, «Abecedario»: Diderot, «Salon de 1759, 1761, 1763, 1765, 1767» (т. X и XI изд. Асеза-Турнё); Е. и Ю Goncourt, «L'art au XVIII siecle» (Париж, 1881); P. Mantz, «Francois Boucher, Lemoyne et Natoire» (Париж, 1880); A. Michel, «Francois Boucher» (сборник «Artistes celebres» (Париж, 1886). В петербургском Эрмитаже имеется его «Отдохновение на пути в Египет». Подписана: J. Boucher 1757.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 11 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close