Главная » Психологический словарь
12:17
Психологический словарь
ВЫТЕСНЕНИЕ

(REPRESSION)



Барьер вытеснения

(Repression Barrier)

Первичное вытеснение

(Primal Repression)

Собственно вытеснение

(Repression Proper)

Защитный процесс, посредством которого идеи устраняются из сознания. Вытесненное идеационное содержание несет потенциально мучительные дериваты влечений и соответствующие побуждения. Они несут угрозу аффективно болезненного чрезмерного возбуждения, тревоги или конфликта. Изначальный постулат Фрейда гласил, что вытеснение представляет собой только патологическое последствие того, что забытые детские сексуальные переживания пробуждаются в связи со стрессогенными событиями взрослой сексуальной жизни. Вскоре, однако, Фрейд расширил свое представление, рассмотрев вытеснение как вездесущий психологический феномен. В раннем психоанализе понятие “вытеснение” использовалось в качестве родового обозначения, эквивалентного защите. Несмотря на то, что вытеснение до настоящего времени занимает особое место среди механизмов защиты, раннее его понимание следует отличать от более позднего, ограниченного, которое было предложено Фрейдом в 1926 году.

Первичное вытеснение является стадией развития феномена вытеснения, коренящейся в детстве. (Сюда можно отнести и вытеснение, возникающее при взрослых травматических неврозах.) Такие первичные вытеснения приписываются незрелости психического аппарата ребенка. Предполагается, что первичное вытеснение в значительной степени ответственно за “нормальную” детскую амнезию.

Хотя первичное вытеснение связано с ранними вспышками тревоги, в первые дни и недели жизни оно не выступает как защита. Фрейд ясно указывал, что до достижения психическим аппаратом стадии организованности, необходимой для первичного вытеснения, инстинктивные побуждения парируются иными способами, например преобразованием в их противоположность или обращением на самого субъекта. Поначалу Фрейд полагал, что первичное вытеснение заканчивается с овладением речью, но в 1926 году он утверждал, что это происходит с образованием Сверх-Я, что более соответствует теории в целом, клиническому опыту и множеству наблюдаемых феноменов, включая обычную детскую амнезию.

В топографической модели барьер вытеснения был размещен на стыке систем бессознательного и предсознательного, а в структурной модели — на стыке Оно и Я.

Объясняя первичную регрессию, Фрейд рассматривает два процесса. Некоторые ранние впечатления и порождаемые ими желания “первично вытесняются”, поскольку становление вторичных процессов еще весьма далеко от своего завершения. Он назвал это “пассивно отставленным” объектом “фиксации”. Вовлеченные в это силы продолжают оказывать непрямое, временами очень глубокое, воздействие на психическую жизнь, но их идеационные репрезентанты из-за недостаточности предсознательных репрезентаций, не доступны сознанию. Более позднее исполнение этих желаний вызывает неудовольствие из-за несоответствия первичного и вторичного процессов и, следовательно, в связи с нормами и запретами последнего. В дальнейшем ассоциативно связанные импульсы становятся объектами тех же сил вытеснения; таким образом, первичное вытеснение является необходимым условием защиты, известной как собственно вытеснение (называемой также вторичным вытеснением или последующим вытеснением), возникающей в позднем детстве, подростковом возрасте или у взрослых.

В своей новой формулировке теории тревоги и защиты Фрейд (1926) эксплицитно определил мотив первичного вытеснения — избегание специфических стимулов, продуцирующих неудовольствие. Он добавил также предположение о том, что оно представляет собой реакцию на болезненную чрезмерную стимуляцию незрелого психического аппарата. Очевидно, что Фрейд считал верными как ранние, так и более поздние формулировки, и его допущения подтверждаются клиническим опытом. В обоих случаях первичное вытеснение рассматривается как возникающее в результате контркатексиса. Считается, однако, что собственно вытеснение предполагает также устранение энергии (то есть декатексис) имеющей место бессознательной идеации и функционально заменяет собой идеацию.

Первичное вытеснение делает доступными собственно вытеснению эмоционально заряженные идеи позднего детства, подросткового и взрослого возраста. Этот феномен возникает в результате либо последующей интрапсихической стимуляции, либо стимуляции со стороны внешней среды. Первоначально предполагалось, что ранние первичные вытеснения привлекают последующие ассоциированные идеи, которые становятся затем объектом сил вытеснения. Они привлекают также идеи, возникающие вследствие дисгармонии взрослой психической жизни, вызванной конфликтом влечений и нормами либо запретами (“двухтактная” теория). Согласно первой теории тревоги, Фрейд полагал, что влечения, ассоциированные с вытесненными идеационными представлениями, могут затем проявляться в виде тревоги. В последующих теоретических разработках собственно вытеснение рассматривалось как одна из возможных защитных реакций от инстинктивных влечений, которые порождают сигналы тревоги, вызванной рядом угроз в ходе развития.

Устанавливаемый вытеснением динамический баланс может разрушаться в связи с изменением силы влечения (например, в пубертатный период или в период старения), внешней стимуляции, соответствующей ранее вытесненным идеям, или изменениями вытесняющей структуры (Я), вызванными, например, заболеванием, сном, созреванием. Если вытесняющие силы открывают путь, то возвращение вытесненного может вызвать невротические симптомы, ошибочные действия и сновидения соответствующего содержания.

Успешное вытеснение означает, что катектированная идея существует вне сознания. Для удержания ее там требуется постоянный расход энергии контркатексиса. Или же энергия идеи может быть обращена в другое русло. Наконец, вытеснение может вынудить психическую организацию сместиться в сторону более примитивных уровней потребностей или структуры (регрессия).

Вытеснение явилось первой описанной Фрейдом в 1890-х годах защитой, связанной с неврозами (Freud, 1895, 1896). До сих пор считается, что это представление о вытеснении применимо к случаям истерии. “Вытеснение” является также важным психоаналитическим понятием, выходящим за рамки теории защиты, поскольку оно тесно связано с представлениями о бессознательном, теорией развития, большой и малой психопатологией и со все более совершенными моделями лечения, в которых считается важным устранение вытеснения.



См. защита, истерия, психический аппарат, регрессия, структурная теория, теория Фэйрбейрна, топографический подход, тревога.

[126, 222, 243, 244, 287, 312, 319, 878]





ГАЛЛЮЦИНАТОРНОЕ

ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ

(HALLUCINATORY WISH

FULFILLMENT)



Способность психического аппарата удовлетворять желания с помощью галлюцинаций является, согласно Фрейду, одной из важнейших его характеристик. Регрессию к галлюцинациям Фрейд рассматривал также в качестве важнейшего компонента работы сновидений, считая, что убежденность в реальности зрительных образов сновидения достигается именно благодаря их перцептивной природе. С этой точки зрения сновиґденье как процесс представляет собой результат топографической регрессии, а видение сна аналогично самым ранним стадиям психического развития. Разумеется, галлюцинаторное удовлетворение иллюзорно, и из-за невозможности дать реальное удовлетворение оно влияет на формирование функции проверки реальности.



См. вытеснение, сновиґденье, сновидение, память, реальность.

[243, 249, 292]





ГАЛЛЮЦИНАЦИЯ

(HALLUCINATION)



Не вызывающий сомнений в своей подлинности чувственный образ объекта, которого в реальности не существует. Хотя обычно галлюцинации являются признаком психоза, они могут возникать при истерии, при засыпании и пробуждении (гипнагогические и гипнопомпические феномены), при высокой температуре и при отравлениях. Галлюцинаторные образы могут иметь любую модальность и принимать разнообразные формы. Фрейд считал галлюцинации свидетельством возвращения вытесненного. Он предполагал, что их возникновение при психозах является попыткой восстановления, то есть попыткой вернуть либидо утраченным объектам. Слуховые галлюцинации при шизофрении могут быть связаны с любимыми в прошлом объектами, с которыми пациент пытается восстановить не только отношения преследования, но также любви и защиты.



См. восстановление, психоз, шизофрения.

[306, 309, 614]





ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ОШИБКА

(GENETIC FALLACY)



Ложное допущение, что функция или значение, имеющие место в настоящем, могут быть приравнены или сведены к их историческим предшественникам, как будто генетическая непрерывность несовместима с изменением функции. Например, возможно допущение, что выраженное оральное поведение непременно проистекает из оральной фазы развития или представляет регрессию к ней, или что сложные формы функционирования (например, хирургическое искусство) проистекают из компонентных влечений (например, анального садизма). В равной мере ошибочно представление о том, что определенные формы взрослого поведения имеют то же значение, что и при своем появлении в детстве.

Оллпорт (1937) метафорически выразил суть генетической ошибки: жизнь дерева есть продолжение жизни семени, но само семя более не питает дерево. Прежние цели сменяются последующими, а те, в свою очередь, уступают место новым. Подчеркивая, что историческая связь не обязательно является функциональной, Оллпорт использовал термин функциональная автономия. Гартманн (1964), соглашаясь с этим, утверждал, что структурный подход включает в себя понятие изменения функции, являющегося составной частью вторичной автономии. Генетическая непрерывность не исключает изменения функции, примером чего служат многочисленные формы сублимации.



См. автономия, изменение функции.

[22, 419, 548]





ГЕНЕТИЧЕСКИЙ ПОДХОД

(GENETIC VIEWPOINT)



См. метапсихология.





ГЕНИТАЛЬНОСТЬ

(GENITALITY)



Психические свойства, феномены и представления, связанные с гениталиями. Аналогично терминам анальность и оральность, генитальность является широким, общим понятием. В теории либидо утверждается последовательное доминирование сексуальных зон (оральной, анальной, уретральной, фаллической), чему соответствуют определенные формы организации Я, рассматриваемые как стадии. Эти стадии представляют собой теоретические конструкты, относящиеся к развитию, и их нельзя смешивать с чувственным функционированием.

Генитальная стадия — это заключительная стадия инстинктивного либидинозного развития. Предыдущие фазы и их конфликты интегрируются и соподчиняются соответственно генитальной ориентации, представляя новообразование, именуемое “приматом генитальности”, или психосексуальную зрелость. Фиксации и регрессии к более ранним стадиям препятствуют достижению примата генитальности и функционированию, соответствующему генитальной фазе.

Продуктивность использования понятия примата генитальности в теоретических построениях и в клинике оспаривалась многими авторами.

Росс (1970), Березин (Panel, 1969) и Лихтенштейн (1970) отвергают все определения примата генитальности, отождествляющие его лишь с оргазмическим функционированием. Способность к оргазму часто бывает никак не связана со зрелостью объектных отношений и возможностями Я. В клинике нередки случаи, когда сексуальное генитальное функционирование сопровождается оргазмом, служащим прежде всего оральным или анальным целям. Сарлин (1970) дополнил представление о примате генитальности идеями, разработанными позже в психологии Я, в частности, представлениями о кризисах развития, зрелости идентификаций, контроле над либидинозными и агрессивными влечениями, процессах нейтрализации и сублимации. Этот взгляд разделяет Кернберг (1977). Обсуждая проблему любви, он говорит о “нормальной интеграции генитальности со способностью к нежности и стабильным, глубоким объектным отношениям (с. 82). Разработанная Фрейдом теория либидо основывалась на реконструкции данных, полученных при анализе взрослых. Данные аналитиков, работающих с детьми и подростками, полученные непосредственно от детей, являются более точными с точки зрения хронологии развития и определения подфаз. Дополнительные данные, вынуждающие к изменению исходных формулировок Фрейда, связаны 1) с непосредственными наблюдениями над детьми, 2) с современными разработками психологии Я и теории объектных отношений и 3) с психологией нарциссизма и Самости.

Эриксон (1950) предполагает существование ранней бисексуальной диспозиции у представителей обоих полов; он считает, что полная дифференциация генитальных модусов — “мужского вторжения” и “женского принятия” — возможна лишь в пубертате. Поэтому он предлагает заменить термин инфантильная генитальная стадия, предполагающий сочетание модусов и модальностей вторжения и принятия, более привычным — фаллическая фаза.

Кестенберг (1968) говорит о наличии ранней инфантильной внутренней генитальной фазы, в которой генитальные ощущения внутри тела вызывают тревогу, ведущую к экстернализации этих ощущений на поверхность тела или внешние предметы, например куклу. Эта фаза предшествует фаллической. В пубертатный период внутренняя генитальная фаза завершается, поскольку все компонентные влечения, включая фаллические, интегрируются в специфический для каждого пола примат генитальности.

Пэренс (1980) считает, что термин фаллическая фаза характеризует первичный мужской тип развития как первичный, и предлагает термин первая инфантильная генитальная фаза для обозначения периода между 24 до 36 месяцами. Этот термин согласуется с представлением о том, что мальчики и девочки развиваются на основе, соответственно, ранней первичной маскулинности или фемининности.

Ройф (1968) описывает раннюю генитальную фазу, характеризующую развитие как мальчиков, так и девочек между пятнадцатым и девятнадцатым месяцами жизни. Согласно наблюдениям, в этой фазе дети регулярно стимулируют гениталии — либо непосредственно (рукой или предметом), либо косвенно (посредством раскачивания, сжимания бедер и т.д.). Он пришел к выводу, что генитальный катексис и осознание генитальных различий между мальчиками и девочками возникают раньше, чем считалось до этого. Наблюдения показали, что дети делают различие между гениталиями и органами выделения, хотя незрелость образа тела препятствует высокому уровню дифференциации. Девочки, по-видимому, придерживаются единого представления об этой области как о клоаке, которое может сохраняться до подросткового возраста (Shopper, 1979). Таким образом, определение того, что является “гениталиями”, зависит от степени отчетливости и дифференцированности образа тела.



См. психосексуальное развитие, символ.

[189, 256, 493, 498, 561, 660, 678, 730, 737, 754, 780]





ГЕТЕРОСЕКСУАЛЬНОСТЬ

(HETEROSEXUALITY)



Сексуальный интерес к лицам противоположного пола и эротическая направленность на них. Гетеросексуальная организация личности основывается на половой идентичности, соответствующей анатомии и сексуальной идентичности, комплементарной идентичности противоположного пола. Исследования, проведенные на животных, показывают, что главную роль в установлении стереотипов ухаживания и совокупления играют гормональные воздействия центральной нервной системы (ЦНС). Хотя аналогичное обусловливание со стороны ЦНС, по-видимому, присуще и человеку, убедительных подтверждений этому нет.

Бесспорная роль в формировании сексуальной ориентации принадлежит постнатальным психологическим факторам. Это показано в исследованиях развития оральных, анальных и фаллических влечений, соответствующего им катектирования объекта репрезентаций Самости и их последующей организации при доминировании генитальности. Исходным пунктом становления гетеросексуальности является развитие половой идентичности на втором году жизни, на пике преодоления кризиса сепарации-индивидуации. Половая идентичность включает в себя базисную интернализацию межполовых различий, идентификацию со своим полом и комплементарную идентификацию с противоположным полом, благодаря чему распознаются реципрокные репродуктивные роли того и другого пола — производить и рожать ребенка). Успешное становление половой идентичности у мальчиков предполагает дезидентификацию с матерью и идентификацию с отцом. Аналогичный процесс для девочек не обязателен, что наводит на мысль о том, что этот характерный для мальчиков дополнительный шаг влияет на их большую подверженность нарушениям половой и сексуальной идентичности.

Второй важной вехой на пути развития сексуальной ориентации является становление сексуальной идентичности в эдиповой фазе. Нарастающее давление влечений, направленных на инцестуозные объекты, перестройка диадических объектных связей в триадические, усиление страха кастрации и соответствующее структурирование психики делают этот период критическим для развития сексуальной ориентации. Мальчики, у которых развивается гетеросексуальная идентичность, идентифицируются с отцом, несмотря на его воображаемую роль потенциального оскопителя, поскольку угроза переводится в структуры Сверх-Я и Я-идеала. Точно так же мальчики вытесняют инцестуозные желания по отношению к матери без замещения эротического интереса к женщинам идентификацией. Остатки этих конфликтов и компромиссов отражаются не только в гетеросексуальной идентичности, но и в личном эротизме, проявляющемся в предварительной сексуальной игре, особой привлекательности определенных представителей противоположного пола, а также в выборе сексуального и брачного партнера.

В женском варианте гетеросексуального развития девочка продолжает идентифицироваться с матерью, несмотря на чувство генитальной неполноценности и фантазий по поводу того, что мать лишила ее пениса. В этом помогает прочная половая идентичность. Нарциссическая обида девочки, чувства униженности, вины по поводу воображаемой кастрации позволяют развиться не компенсаторной идентификации с отцом, а либидинозному интересу к нему. Поскольку воображаемый пенис уже отсутствует, девочки не так сильно переживают страх кастрации; соответственно и инцестуозный либидинозный катексис отца или тех, кто его заменяет, переносится девочками легче, чем мальчиками.

При формировании половой идентичности мальчиков — но не девочек — происходит дезидентификация с первичным объектом. С другой стороны, в эдиповой фазе гетеросексуальные девочки переносят свой фаллический либидинозный интерес к матери в сторону более приемлемой генитальной ориентации, то есть на отца. Некоторые авторы полагают, что подобное смещение определяет в дальнейшем то, что женщины чаще испытывают любовные и сексуальные неудачи.

У гетеросексуальных индивидов не столь выражен негативный эдипов комплекс. Однако остаточные бессознательные гомосексуальные желания до некоторой степени сохраняются после разрешения этого комплекса и способствуют процессу комплементарной идентификации с противоположным полом, который начался с формированием половой идентичности. Мужчина, например, может оценить то, что женщина любит мужчину, он может также обнаружить истинную, хотя и сублимированную женственность в своей нежности и заботе.

Нередко гетеросексуальность сравнивается и противопоставляется гомосексуальности. Главное различие между ними состоит в том, что, несмотря на компромиссные образования, которые могут повлиять на сексуальное поведение, при гетеросексуальности сохраняется либидинозный интерес к противоположному полу и репрезентации Самости, комплементарные противоположному полу. Именно это имеет место, например, при гетеросексуальных перверсиях, даже если сексуальные проявления могут быть компромиссными.



См. гомосексуальность, половая идентичность, психосексуальное развитие, эдипов комплекс.

[311, 340, 341, 610, 663]





ГИПОМАНИЯ

(HYPOMANIA)



Патологическое психическое состояние, характеризующееся не соответствующими реальным жизненным обстоятельствам пациента душевным подъемом и завышенной самооценкой, а также гиперактивностью и жаждой новых впечатлений и переживаний. Гипомания представляет собой смягченную форму мании и встречается при различных психиатрических состояниях, включая пограничные и невротические расстройства. Как правило, мания представляет собой фазу маниакально-депрессивного заболевания и лишь редко возникает как симптом. У циклотимических личностей или при расстройствах, рассматриваемых некоторыми авторами как невротический эквивалент маниакально-депрессивного психоза, гипомания может чередоваться с депрессией, но эти фазы протекают недостаточно остро для того, чтобы нарушить функцию проверки реальности и, следовательно, не могут квалифицироваться как маниакально-депрессивное состояние. Гипомания может встречаться как в рамках выраженных патологических состояний, так и у лиц с достаточной адаптацией. Например, художник-циклотимик в гипоманиакальной фазе может быть необычайно продуктивен.

Хотя предполагается, что типичные для мании фантазии и защиты Я — отрицание, идеализация и слияние Самости и объекта — лежат в основе гипоманиакального состояния, их влияние на поведение смягчается относительно здоровым Я. Таким образом, полной утратой границ, потерей чувства реальности, распадом Сверх-Я и полной утратой критического самосознания гипомания обычно не сопровождается.



См. восторг, мания, настроение.

[453, 554]





ГЛУБИННАЯ

ПСИХОЛОГИЯ

(DEPTH PSYCHOLOGY)



Заслуга введения этого термина в целом признается за Блейлером, расширившим границы академической рациональной и органически ориентированной психологии, введя в них открытые Фрейдом области бессознательного, бессознательные мотивы и феномены.

Отчасти по той же причине Фрейд, Гартманн, Рапапорт, Гилл и другие формулировали и разрабатывали метапсихологию (“по ту сторону психологии”), они стремились охватить весь спектр психических феноменов, конфликтов и компромиссных образований — от глубоко бессознательных до полностью осознаваемых, описанных в рациональной, когнитивной и физиологической психологии. Поэтому в обыденном, нетехническом значении глубинная психология иногда отождествляется с тем, что охватывается психоаналитическими теориями.

В некоторых случаях термины “глубинная психология” и “динамическая психология” используются как взаимозаменяемые, ретроактивно применяясь по отношению к разработкам тех, кто, осознанно или неосознанно, писал о бессознательных феноменах, обрисовывал их или теоретизировал по их поводу до возникновения психоанализа или вне него.



См. метапсихология.

[281, 287]





ГОМОСЕКСУАЛЬНОСТЬ

(HOMOSEXUALITY)



Выбор объекта того же пола для достижения субъектом сексуального возбуждения и удовлетворения. Гомосексуальная склонность может быть открытой (то есть сознательно приемлемой и выражающейся в сексуальной активности с соответствующим партнером либо в фантазиях, сопровождающихся мастурбацией и оргазмом), латентной или бессознательной. При латентной гомосексуальности эротическое предпочтение скрыто, но обладает потенциалом для того, чтобы проявиться. Этот термин применяется по отношению к лицам, не вступающим в гомосексуальные отношения по причине социальных запретов либо внутренних конфликтов, временно блокирующих принятие или осознание собственной гомосексуальности. Бессознательная гомосексуальность может быть распознана в скрытой форме при анализе характерологических нарушений, неврозов, сновидений и психозов, хотя такие пациенты редко становятся открытыми гомосексуалистами. Такое разграничение может с пользой применяться во многих случаях, но оно не является общепринятым; часто термины “латентная гомосексуальность” и “бессознательная гомосексуальность” используются как взаимозаменяемые. Бессознательная гомосексуальность в той или иной степени присутствует у каждого гетеросексуального индивида.

Фрейд полагал, что гомосексуальное либидо отвлекается от физических объектов к социально приемлемым (сублимация) либо “направляется на службу” вызывающему восхищение лицу или делу (в границах, определенных Я-идеалом). Оно может проявляться в сновидениях или других регрессивных состояниях и в усилении тревожности. Вместе с тем даже у лиц с явной гомосексуальностью имеются элементы гетеросексуальности.

Фрейдом (1905) описаны три типа гомосексуалистов: абсолютные, амфигенные и контингентные. Абсолютный, эксклюзивный или облигаторный гомосексуальный индивид возбуждается только лицами того же пола; к лицам противоположного пола он индифферентен или враждебен. Амфигенный индивид способен вступать в сексуальные контакты с лицами обоего пола. В настоящее время для обозначения такого открытого сексуального поведения термину амфигенный предпочитают обозначение бисексуальный — он не обязательно соотносится с тем, что Фрейд считал общей бисексуальной предрасположенностью человека. Радо (1949) назвал это “вариативной” гомосексуальностью.

Контингентно гомосексуальные индивиды (ситуативные по Радо) — это лица, способные принять гомосексуальный способ удовлетворения, если объекты противоположного пола недоступны (например, в тюремном заключении). Значительно труднее классифицировать лиц, чья сексуальная ориентация изначально гетеросексуальна, но которые по тем или иным причинам эпизодически вступают в гомосексуальные связи. К этой группе относятся подростки (гомосексуальная активность защищает их от тревоги, характерной для данной стадии развития), а также лица, мотивированные оппортунистическими соображениями.

Рассмотренные классификации различают виды гомосексуальности соответственно проявлениям сексуального поведения. Они полезны в описательном смысле, однако не учитывают психологические и психодинамические факторы, во многом бессознательные, отвечающие за гомо- или гетеросексуальный выбор объекта. С психоаналитической точки зрения, всякое сексуальное поведение человека предопределяется многочисленными факторами развития в сочетании с влияниями внешней среды. Возникая на доэдиповой и эдиповой стадиях, эти факторы подвергаются вытеснению, становятся бессознательными и не пробуждаются в обычных обстоятельствах. Поэтому некоторые авторы утверждают, что мы не знаем ничего о том, какие ранние факторы определяют выбор объекта. Например, по мнению ряда исследователей и клиницистов, семейные констелляции у многих гетеросексуальных индивидов идентичны тем, что считаются способствующими гомосексуализму, а родительское отношение ко многим гомосексуалистам соответствует “среднеожидаемому” (Isay, 1986). Релевантные динамические факторы могут быть обнаружены только при последовательном применении психоаналитических техник.

Попытки установить соматические (хромосомные и гормональные) факторы, влияющие на формирование сексуальной ориентации, пока неубедительны.

Соматические факторы, особенно в пренатальный период, определяют анатомический пол; выбор же объекта, как представляется, детерминирован средой. Как постулируют психоаналитики, конфликты стадии сепарации-индивидуации или эдиповой стадии могут приводить к идентификации с родителем противоположного пола и к гомосексуальному выбору объекта.

До 50-х годов текущего столетия исход эдиповой стадии рассматривался как главное объяснение возникновения гомо- и гетеросексуальности. Многие гомосексуальные мужчины переживали чрезмерную привязанность к матери в период ранних эдиповых взаимоотношений. Оставаясь “верными” ей, они не могли перенести свои сексуальные чувства на других женщин без того, чтобы не испытывать инцестуозные фантазии и соответствующие запреты, а поэтому переориентируются с женщины на мужчину. Негативному разрешению эдиповой стадии способствуют также страхи кастрации, сопровождающиеся частичной регрессией к оральному или анальному уровню интеграции и фиксации. Хотя мальчик и боится вмешательства и проникновения в свой мир (или кастрации) со стороны более могущественного мужчины (отца), он может желать инкорпорировать отцовскую силу — оральным либо анальным путем — и стремиться к безопасности, основанной на зависимости от отца. Негативный эдипов комплекс, способствующий гомосексуальному исходу, обычно связан также с проблемами более ранних доэдиповых взаимоотношений с матерью, во многом влияющими на чрезмерную привязанность к отцу.

Новейшие исследования в области сексуальной ориентации и раннего детского развития подчеркивают значимость доэдиповых влияний, определяющих неудачный переход от единства матери и ребенка (в младенческом возрасте) к индивидуации. Хотя в некоторых случаях выявлены преобладающие доэдиповы и эдиповы влияния, большинство включает механизмы, соответствующие многим уровням фиксации и регрессии. Корреляции с различными уровнями психопатологии, зависящими от точки фиксации или задержки развития, уровня функций Я и использования примитивных защит, могут быть аналогичны как для гомо-, так и для гетеросексуальных лиц. Соответственно, хотя психоаналитические исследования детской сексуальности, конфликтов, защит и компромиссных образований предоставляют базовые данные относительно психосексуальности, детерминанты гомосексуального выбора объекта до сих пор не отслежены с достаточной ясностью. Бессознательные основы гомосексуального и гетеросексуального выбора объекта различны. Они не обязательно коррелирует с клинической картиной, наблюдениями, а распознаются только при психоаналитическом исследовании.

Многие гомосексуалисты способны к адаптации и не обнаруживают явных признаков психопатологических нарушений. Гомосексуальный акт может являться защитой от конфликтов и тревоги, допуская тем самым высокий уровень личностного развития и достижений в иных областях. Нарушения по одной из линий развития может не оказывать заметного разрушающего влияния на другие линии. Таким образом, вполне возможно, что объектные отношения детерминированы своего рода психопатологией, которая может сосуществовать с гомосексуальностью так же, как и с гетеросексуальностью. Как гомо-, так и гетеросексуальные индивиды в равной степени способны поддерживать зрелые и длительные привязанности; в то же время те и другие могут обнаруживать признаки мазохистских, нарциссических, депрессивных, пограничных или психотических расстройств. В связи с этим Фрейд писал:

1. Инверсия [этому термину он отдавал предпочтение перед термином гомосексуальность] обнаруживается у людей без признаков каких-либо других существенных отклонений от нормы.

2. Она обнаруживается у людей с несниженной продуктивностью, отличающихся при этом высоким интеллектуальным развитием и уровнем этической культуры (с. 138—139).

Женская гомосексуальность (лесбиянство) исследуется и описывается аналитиками не столь активно, как мужская, и сформулированные положения относительно этого феномена более спорны. Как и в случае мужской гомосексуальности, в ранних теоретических представлениях внимание концентрировалось на конфликтах фаллически-эдиповой фазы, инцестуозных желаниях девочки по отношению к отцу (и братьям), соперничестве и неприязни по отношению к матери (и сестрам); то и другое порождают тревогу и чувство вины, что может завершиться защитной регрессией на уровень доэдиповых отношений девочки с матерью. Интенсивность конфликтов часто подкрепляется реальной или воображаемой первичной сценой обнажения, а также садомазохистскими представлениями о половом акте. Острый страх кастрации и зависть к пенису, страх пассивных желаний и пенетрации, разочарование в отце ассоциируются с возрастающей тенденцией к маскулинной идентификации. Девочка может идеализировать мать, но иногда в ходе анализа обнаруживается, что мать была отчуждена, назойлива, контролировала телесные функции и запрещала инфантильное сексуальное удовлетворение (включая мастурбацию). В этом контексте партнер становится эрзацем “хорошей матери”, и в гомосексуальной активности, по-видимому, отыгрываются счастливые симбиотические отношения, что являет попытку отрицать эдипов конфликт: дочь не ненавидит мать, а любит ее, мать же не фрустрирует сексуальные желания, а удовлетворяет их. Такое разрешение конфликта, однако, как правило, является нестабильным, поскольку интенсивная близость может нести угрозу, а маскулинная идентификация может возникать как защита от тревоги, основанная на фантазии о слиянии с матерью.

Современные авторы также признают значение эдипова конфликта, но большее внимание уделяют нарушениям взаимоотношений матери и ребенка в доэдиповой фазе процесса сепарации-индивидуации. Эти нарушения могут усиливаться, а половая идентичность искажаться врожденными дефектами, повторяющимися медицинскими процедурами, физическим или эмоциональным отсутствием матери. Это приводит к фиксации и делает более вероятной регрессию вследствие эдипова конфликта. В ситуациях депривации и пренебрежения со стороны матери гомосексуальный партнер может представлять собой переходный объект, утрата которого вызывает острую тревогу или депрессию, угрожает интеграции личности или половой идентификации. Острая физическая или душевная боль усиливает зависимость ребенка от матери, а также обостряет враждебность и агрессию по отношению к ней; как следствие, иногда возникает защитный мазохизм. Если мать поощряет зависимость дочери или принижает значение ее телесности, интенсифицируются фантазии и страхи, связанные с кастрацией. Большое значение в формировании женской гомосексуальной ориентации имеет позиция отца, критикующего и дискредитирующего мужчин, которые интересуются дочерью, разочарование в гетеросексуальной любовной жизни или супружестве или же сомнение в доступности гетеросексуальных объектов. Таким образом, феномен гомосексуальности обусловливается комплексным взаимодействием биологических, онтогенетических, интрапсихических и культурных влияний.



См. бисексуальность, гетеросексуальность, женская психология, защита, кастрация, множественный детерминизм, объект, половая идентичность, топографический подход, фиксация, эдипов комплекс.

[52, 158, 233, 256, 301, 316, 320, 444, 675, 696, 787, 789]





ГОРИЗОНТАЛЬНОЕ

РАСЩЕПЛЕНИЕ

(HORIZONTAL SPLIT)



См. психология Самости.





ГОСПИТАЛИЗМ

(HOSPITALISM)



Катастрофическая картина симптомов, развивающаяся на первом году жизни у детей, которые воспитываются в специальных учреждениях или по иным причинам испытывают острую материнскую депривацию. К этим симптомам относятся ухудшение физического состояния, повышенная восприимчивость к инфекциям, подверженность заболеваниям, высокая смертность, ухудшение, задержка и дисфункция психического функционирования. Среди выживших детей обнаруживаются повышенная частота психических расстройств, задержка психического развития и антисоциальные наклонности.

Психиатрические последствия госпитализма впервые были изучены в тридцатые годы, однако первое систематическое исследование патогенетических факторов, обусловливающих этот синдром, принадлежит Шпицу (1945). Он изучал младенцев, которые находились в благоприятных условиях с точки зрения гигиены и питания, но были лишены нормальной аффективной поддержки со стороны матери. Начиная с третьего месяца жизни отмечались ухудшение физического и психического состояния с крайней подверженностью инфекциям и заболеваниям, высокая смертность, причем даже от заболеваний, обычно не приводящих к фатальному исходу. Дети страдали депрессией, были заторможены, пассивны, амимичны, с плохой координацией глаз. Со второго года жизни выявлялись признаки глубокой физической и психической отсталости: дети не могли сидеть, стоять, ходить, говорить. Последствия госпитализма долговременны и в целом необратимы.

В своих новаторских работах Шпиц показал, что адекватный материнский уход абсолютно необходим для здорового физического и психического развития. Шпиц различал госпитализм, формирующийся в связи с тотальной эмоциональной депривацией, и анаклитическую депрессию, возникающую в ситуации, когда изначально нормальная ситуация отношений между матерью и ребенком прерывается, и ребенок оказывается в депривации.

В последнее время термин госпитализм распространяется на все случаи острой материнской депривации независимо от конкретных обстоятельств. Так, например, Леон Крейслер (1984) использует понятие внутрисемейный госпитализм для описания ситуации, когда мать не способна эмоционально реагировать на ребенка.



См. анаклитическая депрессия.

[518, 693, 741, 798, 800, 805]





ГРАНДИОЗНАЯ САМОСТЬ

(GRANDIOSE SELF)



См. психология Самости.





ДЕАГРЕССИВАЦИЯ

(DEAGGRESSIVATION)



См. психическая энергия.





ДЕЙСТВИЕ

(ACTION)



В широком смысле — любое мотивированное поведение. Действие предполагает направленность, цель и смысл, хотя направленность не обязательно сознательна, смысл может быть скрыт, а действие не обязательно доступно наблюдению; оно не всегда сопряжено с моторной активностью. Рефлексы и другие физиологическое феномены, равно как и внешние события, не являются действиями в психологическом смысле. Хотя слова “акт” и “действие” нередко используются как взаимозаменяемые, первое из них означает нечто свершившееся или выполненное, второе означает процесс, включающий более чем один шаг, процесс, который продолжается или предполагает возможность повторения. Заключенная в действии последовательность инициируется психическим импульсом, который модифицируется различными психологическими функциями и либо осуществляется, либо сдерживается.

Мышление, фантазирование, речь, равно как подавление импульсов или отказ от действия, рассматриваются как мотивированное поведение и согласно приведенному определению являются действиями. Однако в психоаналитических рассуждениях по этому поводу наблюдается определенная непоследовательность. Считается, что действие включает моторные проявления, то есть представляет некоторую активность, опосредствованную телесной мускулатурой и направленную на самого субъекта или на внешние одушевленные и неодушевленные объекты. Анализируемого просят воздержаться от таких действий и, лежа на кушетке, пытаться свободно ассоциировать, подразумевая тем самым, что чувствование и речь не являются действиями. Вместе с тем является общепризнанным, что молчание, а порой и речь могут являть собой отыгрывание, то есть действие (действие — action, отыгрывание — acting out), равно как и определенное деструктивное комплексное поведение за пределами лечебной ситуации.

Стройной психоаналитической теории действия не существует. В соответствующей литературе рассматриваются в большей степени не теоретическая, а клиническая проблематика — психоаналитиков больше занимало отыгрывание, а не действие. Неудачные попытки разграничить оба понятия привели к расширению — и расплывчатости — понятия отыгрывание. Шефер (1976), пытавшийся переформулировать положения психоанализа, представив его как изучение человеческого действия, работал в рамках четко обозначенного определения действия, но предложенная им концепция “языка действия” широкого признания не получила.

При рассмотрении клинического психоанализа, по-видимому, необходима дихотомия, противопоставляющая корневые элементы психоаналитического процесса (чувствование, мышление, запоминание, фантазирование, продуцирование свободных ассоциаций, речевое общение) другим компонентам действия, многие из которых (но не все) предполагают моторные проявления. Психоаналитик видит в действии в первую очередь нечто противоположное психоаналитическому процессу, например, когда психопатология принимает форму деструктивного, дезадаптивного либо неадекватного поведения. Тем не менее определенные аспекты действия имеют непосредственное отношение к психоанализу.

Адаптивное действие является результатом разрешения и интеграции потребностей, защит и внешней реальности, достигнутым за счет удовлетворительного компромисса, приведшего к относительной внутренней гармонии и эффективному самоуправлению. Это не означает отсутствие конфликта; речь идет об эффективном функционировании Я, интегрирующего дериваты влечений и влияние Сверх-Я на оптимальном уровне. В ходе психоаналитического лечения проработка и интегрирующие инсайты только тогда приводят к изменениям, когда подкрепляются соответствующим действием.

Невротическое действие соотносится с широкой категорией патологических типов поведения, возникающих при разных формах психопатологии, где компонент действия является отчетливым выражением невротического конфликта. Характерными примерами могут служить навязчивые ритуалы и саморазрушительные действия. У лиц, страдающих неврозом, функционирование Я менее эффективно; над ним доминируют дериваты влечений и жесткие защитные механизмы. Невротическое действие может символизировать бессознательный конфликт либо воспроизводить раннюю детскую травму.

Импульсивное действие отличается от невротического тем, что обычно несимволично и неспецифично; оно является результатом общего нарушения контроля над импульсами, включая отсутствие толерантности к фрустрации и задержке.

Отыгрывание в узком смысле определяется как действие, возникающее в ответ на терапевтическую ситуацию, опосредованную переносом.

Фрейд рассматривал мышление как пробное действие, осуществляемое с небольшими затратами энергии. Процесс мышления позволяет индивиду использовать восприятие, память, суждение для предсказания последствий действия без реального его осуществления.

Обсуждая рациональные и иррациональные действия, Гартманн (1947) подчеркивал, что адаптивное поведение возникает в том случае, если все психические тенденции подчинены организующей функции Я.

Действие — это естественный способ выражения у детей и основное средство коммуникации с ними в процессе терапии. Пиаже, Малер и другие неоднократно подчеркивали роль моторного поведения в развитии и становлении идентичности. В подростковом возрасте действия используются для регуляции напряжения, а некоторые пациенты с пограничными расстройствами используют действие как защиту от утраты идентичности. Действие в форме телесных движений и разнообразных поз может также служить средством общения. Ренгелл (1981) уделял особое внимание взаимосвязи действия и инсайта как фактору становления самоконтроля и изменений.

Действие определялось здесь в терминах поведения, и оба понятия имеют сходное значение. Для более тонкой дифференциации см. поведение, а также импульсивные расстройства, отыгрывание, симптом, симптоматический акт.



[410, 661, 702, 739, 760]





ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ

(DEPERSONALIZATION)



Изменение самовосприятия, при котором временно утрачивается или искажается представление о собственной реальности. Образ себя расщепляется на отстраненное наблюдающее Я и действующее или переживающее Я, что сопровождается чувством самоотчуждения или нереальности Я. Основным для данного феномена является чувство нереальности. Части тела или сам человек могут казаться измененными, нереальными, не принадлежащими себе; чувство собственной идентичности сохраняется, но связь с наблюдающим Я сильнее, чем с действующим. Нередко феномен сопровождается быстро возникающим и постепенно пропадающим головокружением. Переживания не носят характера бреда, сноподобны и обычно (хотя не всегда) неприятны.

С феноменом, называемым деперсонализацией, могут быть связаны разнообразные измененные состояния Я; некоторые авторы относят все эти состояния к деперсонализации, другие пытаются их дифференцировать. В частности, состояние деперсонализации часто сопровождается дереализацией — чувством отчужденности от внешнего мира, хотя одно из них может быть более выраженным. Деперсонализация и дереализация могут возникать у нормальных людей в ситуациях реальной внешней опасности. Оба феномена служат фантазии отрицания, то есть фантазии о том, что опасность нереальна или сам человек лишь наблюдатель, не вовлеченный в опасную ситуацию.

Многие авторы едины в том, что деперсонализация “является результатом интрапсихического конфликта, при котором Я в той или иной степени неудачно пытается защитить себя от тревоги” (Arlow, 1966, с. 459). В более ранних работах феномен деперсонализации пытались объяснить в терминах экономической концепции как результат массивных смещений либидинозного катексиса или контркатексиса в отношении собственных чувств, либо отвлечения катексиса от внешних объектов.

Якобсон (1959) постулировала, что стабильность и чувство близости образа Я зависит от совместимости, гармоничного взаимодействия между Я и Сверх-Я и нарциссических идентификаций. Если Оберндорф предполагал наличие межсистемного конфликта, противостояния Сверх-Я телесному Я, то Якобсон рассматривала конфликт как внутрисистемный — между несовместимыми идентификациями. К отвергаемым и отчуждаемым аспектам Я относятся неприемлемые эксгибиционистские или агрессивные желания, садомазохистские стремления и соблазны, а также идентификация с образом униженного объекта.



См. дереализация, защита, измененные состояния Я, конфликт, метапсихология, регрессия, функции Я.





ДЕПРЕССИВНАЯ ПОЗИЦИЯ

(DEPRESSIVE POSITION)



См. теория Кляйн.





ДЕПРЕССИВНЫЕ НЕВРОЗЫ

(DEPRESSIVE NEUROSES)



Состояния, с психодинамической точки зрения соответствующие психоневрозам, главным проявлением которых является депрессивный аффект. Существуют несколько форм депрессивного невроза. Большинство из них предполагают те же провоцирующие факторы и характерные личностные черты, что и большинство аффективных расстройств, но при депрессивных неврозах оценка реальности сохранна, а симптомы менее выражены, чем при психотических реакциях.

Хотя в настоящее время реактивная депрессия в целом отождествляется с невротической депрессией или ситуационной депрессией, изначально термин относился к психотической депрессии, которая, в отличие от эндогенной депрессии, возникает как реакция на провоцирующие факторы. Депрессивное настроение развивается у лиц, переживающих изменения или угрозу изменений жизни. При этом важным психодинамическим фактором является сознательное или бессознательное восприятие таких перемен, как личная утрата. Обычно утрату легко идентифицировать. Это может быть измена возлюбленного, смерть супруга, развод, потеря работы и т.д. Однако в других ситуациях необходимо установить ее бессознательное символическое значение. Например, продвижение по службе может переживаться скорее как утрата, а не как успех, если более низкий статус использовался индивидом в качестве защиты от эдипова конфликта; на бессознательном уровне потеря защитной адаптации приводит к появлению чувства вины, связанного с эдиповым триумфом: продвижение по службе символически означает превосходство над отцом.

Многие люди, у которых сформировалась константность объекта, остро реагируют на изменения. Для адаптации в новых условиях им необходимо ослабить связь с прошлым, пережить утрату обретенного, что типично для процесса печали. Человек может испытывать трудности после утраты, особенно если он был слишком зависим от других, чтобы сохранить самооценку. Лица с подобной зависимостью особенно подвержены ситуационной депрессии. Они сохраняют интенсивные, но амбивалентные внутренние отношения с психическими репрезентантами утраченного объекта. Любовь к репрезентируемому объекту приводит к идентификации, направленной на удержание его внутри себя, тогда как чувство ненависти требует его разрушения. Поскольку индивид идентифицируется с утраченным объектом, он переживает эти деструктивные силы как направленные против себя самого. Если при этом депрессивные симптомы выражены незначительно, это состояние обозначается как депрессивный невроз; однако ситуационная депрессия может перейти в депрессию более серьезную.

Циклотимические расстройства сходны с маниакально-депрессивными расстройствами в колебаниях настроения от приподнятости до подавленности; однако сравнительно незначительная выраженность фаз и их длительности не дает оснований для постановки диагноза большого биполярного аффективного расстройства. Чувство неадекватности в периоды депрессии и воодушевление при повышении самооценки предполагают нарциссическую личностную организацию. Эти флуктуации являются кратковременными и нестабильными элементами личности. Психоаналитические исследования лиц с циклотимическими расстройствами позволили выявить чередовавшиеся в детском возрасте переживания отвержения и исполнения нарциссических притязаний. Взрослый индивид относится к реальным или воображаемым стимулам сообразно своей детской модели. Так, для детей, о которых заботились несколько человек, существует опасность циклотимических расстройств. Фрустрация одной матерью приводит к поиску другой, приносящей удовлетворение; этот паттерн повторяется каждый раз, когда материнская фигура “плоха” или приносит разочарования.

Если аффект ограничен депрессивным настроением, сопровождается потерей интереса и удовольствия от деятельности на протяжении нескольких лет, то иногда используется термин дистимическое расстройство. Однако при этом тяжесть расстройств и психодинамические факторы не отличаются от таковых при депрессивном неврозе, с которым оно отождествляется.

Депрессивный характер означает хроническую подверженность депрессивному настроению; индивиду либо недостает способности испытывать удовольствие, либо это переживание кратковременно и сопровождается тревогой. Депрессия при этом не является выраженной, не отличается остротой и не переживается как симптом; индивид воспринимает ее просто как часть своей личности. Такие люди склонны к пессимизму — на обращение “доброе утро” они, скорее всего, ответят типичным вопросом: “Да что в нем, собственно, доброго?”. Для них характерна также пассивно-рецептивная позиция, они постоянно жалуются на несправедливость и неосуществимость притязаний.

Психоаналитические исследования показали, что реальная или воображаемая враждебность родителей вызывает у ребенка чувство, что раз его наказывают, значит, он того заслуживает. Зрелая жизнь такого индивида отражает раннюю психодинамику: он склонен к самоосуждению и жертвованию собственным удовольствием, чтобы обрести расположение других.

Разграничение этих синдромов не является окончательным. Например, циклотимические и дистимические расстройства — в зависимости от клинической картины — могут расцениваться и как симптоматические неврозы, и как неврозы характера.



См. аффективные расстройства, аффекты, депрессия, психодинамика, психоневроз, скорбь.

[4, 79, 203, 294, 849]
Теги: Психологический словарь
Просмотров: 44 | Добавил: creditor | Теги: психологический словарь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close