Главная » Философский словарь
19:14
Философский словарь
ПОЗНАНИЕ, высшая форма отражения объективной действительности. Познание не существует вне познават. деятельности отд. индивидов, однако последние могут познавать лишь постольку, поскольку овладевают коллективно выработанной, объективированной системой знаний, передаваемых от одного поколения к другому.

В П. существуют разные уровни: чувств. П., мышление, эмпирич. и теоретич. П. Наряду с этим выделяют различные формы П.: П., направленное на получение знания, неотделимого от индивидуального субъекта (восприятие, представление), и П., направленное на получение объективированного знания, существующего вне отд. индивида (напр., в виде науч. текстов или в форме созданных человеком вещей, несущих в себе социально-культурный смысл). Объективированное П. осуществляется коллективным субъектом по законам, несводимым к индивидуальному процессу П., и выступает как часть духовного производства. Различают также такие типы П., как обыденное, художественное и научное, а внутри науки – естеств.-науч. и обществ.-науч. П. Различные стороны процесса П. исследуются рядом специальных наук (когнитивная психология, науковедение, история науки и др.). Функционирование и историческое развитие эталонов и норм П. изучает теория познания как философская дисциплина.



Поппер

(Popper) Карл Раймунд (р. 28.7.1902, Вена), австро-английский философ-неопозитивист, логик и социолог. Был близок к Венскому кружку. С 1945 живёт в Великобритании, профессор логики и научного метода Лондонского университета (1949-1969), декан факультета философии, логики и научного метода в Лондонской школе экономики и политической науки (1945-69).

Философская концепция П., которую он назвал "критическим рационализмом", близка к логическому позитивизму, хотя он критически относится к некоторым основным положениям последнего. Основную цель философии П. видит в разработке логических основ научной методологии. Взгляды П. на природу науки противоречивы: критикуя учения, рассматривающие универсальные законы и теорию как правила или совокупность инструкций для выведения одних единичных высказываний из других, заявляя, что наука имеет дело с объективными явлениями и способна к реальным открытиям, он в то же время отрицает, что наука постигает истину. Критикуя принцип верификации (эмпирические подтверждения) Венского кружка, П. в качестве методологического принципа, с помощью которого можно отделить научное знание от умозрительных метафизических спекуляций, выдвигает принцип фальсифицируемости (опровержимости): принадлежность теорий, утверждений к научному знанию определяется возможностью их опровержения опытом. Согласно П., наука развивается за счёт выдвижения смелых гипотез, которые затем разными способами пытаются опровергнуть. Чем больше из гипотезы можно вывести следствий, способных опровергнуть её на опыте, тем богаче она по содержанию. Неопровержимыми (базисными) высказываниями науки непоследовательно объявляются им те, которые компетентными наблюдателями признаются настолько обоснованными, что в дальнейшей проверке не нуждаются. В области логики П. известен работами по вероятностной логике и теории выводимости. В социологии П. резко выступает против детерминизма и историзма, особенно марксистского, отвергая возможность научной теории исторического развития. В противовес этому он требует от социологии планирования конкретных социальных изменений с помощью фрагментарной "социальной инженерии". П. является апологетом буржуазной демократии, рассматривая её как "открытое", гуманное общество и противопоставляя "тоталитарным", "закрытым" обществам, к которым он с антикоммунистических позиций причисляет социалистическое общество.

Причинность,

генетическая связь между отдельными состояниями видов и форм материи в процессах её движения и развития. Возникновение любых объектов и систем и изменение их характеристик (свойств) во времени имеют свои определяющие основания в предшествующих состояниях материи. Эти основания называются причинами, а вызываемые ими изменения - следствиями (иногда - действиями).

Вопрос о П. непосредственно связан с пониманием принципов строения материального мира и его познания. На основе П. организуется материально-практическая деятельность человека и вырабатываются научные прогнозы. Всё это обусловливает остроту проблемы П. в философии и науке вообще (см. Детерминизм и Индетерминизм). Проблема П. тесно связана с основным вопросом философии: "субъективистская линия в вопросе о причинности есть философский идеализм..." (Ленин В. И., Полное собрание соч., 5 изд., т. 18, с. 159).

Сущностью П. является производство причиной следствия. П. есть внутренняя связь между тем, что уже есть, и тем, что им порождается, что ещё только становится. Этим П. принципиально отличается от др. форм связей, для которых характерен тот или иной тип упорядоченной соотнесенности одного явления другому.

П. объективна; она есть присущее самим вещам внутреннее отношение. П. всеобща, т.к. нет явлений, которые не имели бы своих причин, как нет явлений, которые не порождали бы тех или иных следствий.

Связь причины и следствия является необходимой: если есть причина и налицо соответствующие условия, то неизбежно возникает следствие, причём оно всегда порождается данной причиной при тех же условиях и во всех др. случаях. Следствие, произведённое некоторой причиной, само становится причиной другого явления; последнее, в свою очередь, оказывается причиной третьего явления и т.д. Эту последовательность явлений, связанных друг с другом отношением внутренней необходимости, называется причинной или причинно-следственной цепью. Её можно назвать "цепью причинения". Любая из цепей причинения не имеет ни начала, ни конца. Попытки найти абсолютно "первую" или "последнюю" причины означают обращение в той или иной форме к чуду, сверхъестественной силе.

В процессе причинения происходит перенос материи и движения от причины к следствию. С этим связана другая фундаментальная черта процесса причинения - перенос структуры от причины к следствию, т. е. воспроизведение, "отображение" структуры причины в структуре следствия. Этот факт лежит в основе присущего материи свойства отражения. На основе причинного воздействия и переноса структуры по цепям причинения осуществляются все виды создания, восприятия, передачи, хранения, переработки и использования информации в технических устройствах и живых организмах. Информационный аспект процессов причинения играет особенно важную роль в социальной сфере; именно он становится здесь главенствующим, выражая существенную особенность П. в социальной области.

Неизбежность переноса материи и движения от причины к следствию ведёт к тому, что уже сам факт порождения следствия определённым образом изменяет причину, что является универсальным свойством П. На основе этого свойства П. в ходе естественного развития материи возникают системы с обратной связью и самоорганизующиеся системы. Процесс причинения последовательно развёртывается во времени. Его исходным пунктом служит формирование самой причины для действия в данных условиях. Причина во времени предшествует следствию, но вместе с тем существует более или менее длительная стадия, когда причина и следствие сосуществуют вместе и в течение которой идёт процесс активного воздействия следствия на причину. То, как именно будет действовать причина и каким окажется следствие, зависит не только от природы причины, но и от характера условий, при которых развёртывается действие этой причины. Условия, независимые от причины явления, превращают в действительность заключённую в причине возможность порождения следствия.

Обоснование П. и её виды. В диалектическом материализме представление о П. обосновывается на основе практики: тот факт, что человек управляет определёнными природными и социальными процессами, является решающим доказательством существования П.

С развитием практики и познания раскрываются новые виды П., которые определяются природой соответствующих объектов и систем, формой движения материи.

Классическая физика основывалась на механическом понимании П.: причиной искомого состояния объекта является некоторое его исходное состояние и его взаимодействия за исследуемый отрезок времени. Предсказания солнечного и лунного затмений, времени противостояния планет и т.п. служили важным обоснованием этой концепции.

Развитие современной физики, и прежде всего становление и развитие квантовой механики, привело к существенному видоизменению, обобщению категории П. Это связано с признанием фундаментальной значимости нового класса теорий - статистических теорий, которые принципиальным образом включают в свою структуру вероятностные представления (см. Вероятностей теория, Вероятность). В классической физике предполагалось, что все связи между параметрами объекта определены в количественном отношении строго однозначно (т. н. "лапласовский детерминизм"). В структуру же статистических теорий неустранимым образом включены неопределённости и неоднозначности. Так, например, в квантовой механике определение состояния квантовой системы включает в себя неоднозначность ряда характеристик, поэтому определение будущих состояний системы также содержит неоднозначность. Вместе с тем наиболее существенные характеристики при задании состояний определяются вполне однозначно.

Познание причин явлений направлено прежде всего на раскрытие их сущности. В этой связи принципиальное значение имеет мысль Ф. Энгельса о том, что бессмысленно настаивать на абсолютно исчерпывающем познании всех причинно-следственных связей какого-либо объекта (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 20, с. 534). В рамках статистических теорий, и прежде всего в квантовой механике, П. раскрывает именно существенные взаимосвязи, которые определяются однозначным образом. Познание же причин явлений, ведущих к неоднозначным связям, выходит за рамки этих теорий.

Тот факт, что статистические теории включают в себя неоднозначность и неопределённость, по-своему был истолкован теми философскими направлениями, которые отрицают П. и детерминизм. Утверждая, что статистические теории свидетельствуют о принципиальном индетерминизме и знаменуют крушение принципа П., представители позитивистской философии абсолютизировали наличие указанной неопределённости.

Развитие новейших обобщений категории П. непосредственно связано с разработкой новых классов законов - симметрии и управления. Первые выражают проникновение познания на новые фундаментальные уровни строения материи, вторые особо уделяют внимание раскрытию целенаправленности и эффективности функционирования сложных систем. В ходе этих исследований на первый план выдвигаются и разрабатываются структурно-информационные аспекты учения о П.

П. есть лишь одна из форм всеобщей связи явлений. В. И. Ленин подчёркивал, что "каузальность, обычно нами понимаемая, есть лишь малая частичка всемирной связи..." (Полное собрание соч., 5 изд., т. 29, с. 144). К особо важным типам связей относятся законы природы и общества. Понятие "закон" более широкое, нежели понятие "П.". Если П. соединяет только причину и её следствие, то закон может соединять не только причины с их следствиями, но и, например, разные следствия той же самой причины, разные стороны одного и того же следствия, порожденного данной причиной, и др. связи.

П. никогда не реализуется в "чистом" виде, освобожденном от присутствия др. форм связи, и только в абстракции может быть отделена от них. Но такая абстракция необычайно плодотворна и эффективна, потому что помогает вскрыть П. как основу, на которой складывается вся система многообразных явлений природы и общества. Конечно, когда причинная связь раскрыта, мышление должно вновь вернуться к целостной картине и как бы вплести П. в сложную сеть многообразных взаимозависимостей.

В ходе развития современной науки раскрывается всё большее многообразие форм связи явлений, выражающихся в виде соотношений, не имеющих непосредственно причинного характера. На основе такой тенденции у некоторых философов и учёных стало складываться ошибочное впечатление, будто вообще изучение причинных связей, отношений порождения отступило на задний план и уже не составляет существенной задачи научного исследования. П. как бы перестаёт "работать" и приносить необходимые результаты. Так, английский философ и математик Б. Рассел пришёл к выводу, разделяемому рядом др. философов, будто "старое" философское понятие П. утратило смысл, а реально П. совпадает с любым законом, позволяющим делать какой-либо вывод по одной группе явлений о другом явлении (см. "Человеческое познание", М., 1957, с. 362, 486). Однако это расширительное толкование П. ведёт к потере её самых основных специфических черт.

Существуют также представления, сближающие П. с фатализмом или даже отождествляющие их, что используется в двух взаимно исключающих целях - либо для оправдания фатализма, либо для критики П., как якобы ведущей к телеологии или родственной ей. Но оба эти подхода несостоятельны. Если в диалектическом учении о П. явления понимаются как необходимо связанные между собой по своей внутренней природе, то для фатализма явления сами по себе никак не связаны друг с другом; необходимость лежит за их пределами и действует помимо них, подчиняясь неотвратимому сверхъестественному року. Учение же о П., напротив, не утверждает, что нечто порождаемое причиной произойдёт при всех условиях с неотвратимостью. Изменяя условия, можно изменить и следствия данной причины; создавая условия, при которых возникают противоборствующие причинные тенденции, можно даже пресекать ранее сложившийся ход событий, останавливать действие прежней причины и создавать новые возможности. Указывая на те или иные возможности, П. даёт реальную опору для человеческой свободы.

Однолинейное механическое понимание П. было не в состоянии опровергнуть телеологию, поскольку целый ряд фактов не укладывался в рамки такой П. Трудности причинного объяснения в этом случае привели к альтернативе: "либо причинность, либо телеология". Эта альтернатива была преодолена только тогда, когда теория П. стала опираться на представление о её диалектической природе, включающей идею об обратной связи и целенаправленности функционирования сложных систем. Эти представления получили дальнейшую разработку в ходе развития общей теории управления. То, что движет систему к определённому состоянию, - не фиктивная "целевая причина", а воздействие вполне реальных конкретных материальных факторов, характеризующих строение и динамику сложноорганизованных систем.

Лит.: Энгельс Ф., Диалектика природы, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20; его же, Анти-Дюринг, там же; Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, Полн, собр. соч., 5 изд., т. 18; его же, Философские тетради, там же, т, 29: Бом Д., Причинность и случайность в современной физике, пер. с англ., М., 1959; Фролов И. Т., О причинности и целесообразности в живой природе, М., 1961; Бор Н., Атомная физика и человеческое познание, пер. с англ., М., 1961; Бунге М., Причинность, пер. с англ., М., 1962; Гейзенберг В., Физика и философия, пер. с нем., М., 1963; Борн М., Физика в жизни моего поколения. Сб. пер. ст., М., 1963; Бриллюэн Л., Научная неопределённость и информация, пер. с англ., М., 1966; Кузнецов И. В., Категория причинности и её познавательное значение, в сборнике: Теория познания и современная наука, М., 1967; Свечников Г. А., Причинность и связь состояний в физике, М., 1971; На пути к теоретической биологии, пер. с англ., М., 1970; Омельяновский М. Э., Диалектика в современной физике, М., 1973; Современный детерминизм. Законы природы, М., 1973. См, также лит. при статьях Закономерность общественная, Исторический материализм.

Религия

(от лат. religio - благочестие, набожность, святыня, предмет культа), мировоззрение и мироощущение, а также соответствующее поведение и специфические действия (культ), которые основываются на вере в существование (одного или нескольких) богов, "священного", т. е. той или иной разновидности сверхъестественного.

По своему существу Р. является одним из видов идеалистического мировоззрения, противостоящего научному. Главный признак Р. - вера в сверхъестественное, но это не значит, что Р. и есть отношение, связывающее человека с богом, как её определяют обычно теологи. "... Всякая религия является не чем иным, как фантастическим отражением в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни, - отражением, в котором земные силы принимают форму неземных" (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 328). В Р. человека порабощают продукты его собственного воображения. Р. представляет собой не только специфическую форму общественного сознания, но и выполняет функцию регулятора общественного поведения.

Согласно современным научным данным, Р. возникла, по-видимому, в эпоху верхнего палеолита (каменный век) 40-50 тыс. лет назад на относительно высокой уже ступени развития первобытного общества. Памятники верхнепалеолитического искусства запечатлели зарождение культа животных и охотничьего колдовства. О наличии религиозных веровании свидетельствуют также верхнепалеолитические погребения, отличающиеся от более ранних обычаем хоронить умерших с орудиями труда и украшениями. Это говорит о зарождении представлений о посмертном существовании - о "мире мёртвых" и "душе", которая продолжает жить после смерти тела. Аналогичные представления и сопутствующие им обряды сохранились вплоть до нашего времени. Возникновение Р. связано с таким уровнем развития человеческого интеллекта, когда появляются зачатки теоретического мышления и возможность отрыва мысли от действительности (гносеологические корни Р.): общее понятие отделяется от обозначаемого им предмета, превращается в особое "существо", так что на основе отражения человеческим сознанием того, что есть, в нём могут появиться представления о том, чего в самой реальной действительности нет. Эти возможности реализуются лишь в связи со всей совокупностью практической деятельности человека, его общественных отношений (социальные корни Р.). Р. есть продукт ограниченности практического и духовного овладения миром на первоначальных стадиях человеческой истории. В первобытных религиозных верованиях запечатлено фантастическое сознание людьми их зависимости от природных сил. Не отделяя себя ещё от природы, человек переносит на неё отношения, складывающиеся в первобытной общине. Объектом религиозного восприятия становятся именно те природные явления, с которыми человек связан в своей повседневной практической деятельности, которые имеют для него жизненно важное значение. Бессилие человека перед природой вызывало чувство страха перед её "таинственными" силами и непрестанные поиски средств воздействия на них. Исторически наиболее ранними проявлениями Р. были магия, тотемизм, ведовство, погребальный культ, шаманизм; более поздние формы доклассовой Р. - тайные союзы, культ вождей и др.

Первоначально объектом религиозного отношения был реально существующий предмет, наделяемый сверхчувственными свойствами, - фетиш. Фетишизм связан с магией, стремлением оказать влияние на ход событий в желаемом направлении при помощи колдовских обрядов, заклинаний и т. п. В дальнейшем приписываемые предмету сверхчувственные свойства стали отделяться от него, превращаться в самостоятельные существа - "духов"; возникла вера в самостоятельную по отношению к телу "душу" (анимизм), создалась возможность удвоения мира на реально существующий и потусторонний, сверхъестественный. В процессе разложения родового строя на смену родовым и племенным Р. пришли Р. классового общества.



По мере социального расслоения общества складывалась иерархия и в мире "духов". С развитием земледелия всё более важную роль стали играть "духи" растительного мира, культ умирающих и воскресающих богов, ритуалы, связанные с сезонными явлениями в природе (проводы зимы и т.п.). С развитием патриархальной семьи родовой культ предков превратился в культ предков семьи, культ домашних богов. Получили развитие эсотерические (тайные) верования и культы, были закреплены мифы (см. Мифология) - сначала в устной традиции, затем появились письменные памятники Р. - священные книги. С разделением общества на классы и зарождением государственности возникли политеистические (см. Политеизм) Р. раннего классового общества: ведическая религия Древней Индии, японский синтоизм, Р. Древнего Египта, Ирана (маздеизм), Р. греков, римлян и др. Выделилась особая социальная прослойка профессиональных жрецов (см. Жречество) и служителей культа, историческими предшественниками которых в первобытной Р. были колдуны, знахари, заклинатели, гадатели, шаманы. Развилась система жертвоприношений, усложнился и приобрёл большую социальную значимость культ, появились предназначенные для жертвоприношений и богослужений святилища (храмы), возникла система религиозного обучения и образования. Р. стала одним из институтов классового общества, защищавшим привилегии и власть эксплуататорской верхушки. С появлением профессионального жречества Р. всё чаще стала использоваться в целях сознательного обмана масс.

В племенных культах доклассового общества боги выступали прежде всего как олицетворение сил природы, а также моральных предписаний. В Р. рабовладельческого общества боги начинают олицетворять в первую очередь социальную власть. "Фантастические образы, в которых первоначально отражались только таинственные силы природы, приобретают теперь также и общественные атрибуты и становятся представителями исторических сил. На дальнейшей ступени развития вся совокупность природных и общественных атрибутов множества богов переносится на одного всемогущего бога... Так возник монотеизм..." (там же, с. 329).

В Р. раннего классового общества сохранялись и многие традиционные культы, возникшие в родовом обществе: тотемистически окрашенные культы животных и растений, культ предков и разного рода духов, демонов, фетишей, разрабатывалась богатая мифология. По своему характеру это - племенные, а в дальнейшем национально-государственные Р., в которых вероисповедная связь между людьми совпадает с этническими и политическими связями (таковы, например, существующие и ныне конфуцианство,синтоизм, индуизм, иудаизм). На более поздней стадии исторического развития появляются мировые, или наднациональные, Р. - буддизм (6-5 вв. до н. э.), христианство (1 в.) и ислам (7 в.). Они объединяют людей общей веры независимо от их этнических, языковых или политических связей. Одной из важнейших отличительных особенностей таких мировых Р., как христианство и ислам, является монотеизм. Характерный для христианского монотеизма своего рода культ "абстрактного человека" (см. там же) обусловлен отношениями товарного производства и связан с таким пониманием человека, в котором реальные социальные характеристики человека, социальное неравенство между людьми, их имущественные, правовые и др. различия отбрасываются и "преодолеваются" как несущественные с точки зрения главного отношения, определяющего сущность человека, - отношения к богу. Вера в бога здесь связана с принижением "мирского", она ориентирует человека не на социальные преобразования, а на "спасение" от мирских уз, на уход от мирской суеты как идеал достойной человека жизни. Складываются новые формы религиозной организации и религиозных отношений - церковь, духовенство (клир) и миряне; получает развитие теология. Одной из форм распространения мировых Р. является миссионерство. Специфические особенности различных мировых Р. обусловлены различиями материальной жизни, политических и культурных форм той общественной среды, в которой они возникли и получили распространение.

Сущность Р. наиболее глубоко была раскрыта марксизмом, который продолжил и развил традиции критики Р. прогрессивной общественной мыслью, подняв эту критику на качественно новый уровень, органически связав её с борьбой за революционное преобразование тех социальных отношений, которые создают потребность в религиозных иллюзиях. Не боги создают человека, но человек создаёт богов по своему образу и подобию - основной тезис атеистической критики Р. со времён античности и вплоть до Л. Фейербах; согласно последнему, человек, поклоняясь богу, поклоняется своей собственной сущности, которую он отчуждает от себя самого. Фейербах сводит религиозный мир к его земной основе, но при этом остаётся открытым вопрос о том, почему происходит это удвоение, самоотчуждение человека, почему "...земная основа отделяет себя от самой себя и переносит себя в облака как некое самостоятельное царство..." (Маркс К., там же, т. 3, с. 2). Марксизм, опираясь на материалистическое понимание истории, показывает, что это "...может быть объяснено только саморазорванностью и самопротиворечивостью этой земной основы" (там же). Марксизм объясняет существование Р. реальными общественно-историческими отношениями; с появлением классового общества это - отношения, построенные на эксплуатации человека человеком. Превратный мир торжествующего зла и несправедливости рождает превратное сознание, в котором растоптанная в этом мире человечность обретает фантастическое существование в потустороннем мире. Перенося осуществление своих идеалов за пределы "этого" мира, Р. примиряла человека с реально существующей общественной несправедливостью. Именно эту социальную функцию Р. имел в виду К. Маркс, характеризуя её как "опиум народа" (см. там же, т. 1, с. 415). Развивая и критически преодолевая фейербаховскую антропологизацию Р., марксизм подчёркивает, что в основе религиозного отчуждения лежит реальное отчуждение человека в обществе, в котором "...человеческая сущность не обладает истинной действительностью" и потому получает иллюзорное осуществление в боге. "Это государство, это общество порождают религию, превратное мировоззрение, ибо сами они - превратный мир". Р. есть "...самосознание и самочувствование человека, который или ещё не обрёл себя, или уже снова себя потерял" (там же, с. 414).

Преодоление религии Маркс связывал с революционным переустройством общества на коммунистических началах. "Религиозное отражение действительного мира может вообще исчезнуть лишь тогда, когда отношения практической повседневной жизни людей будут выражаться в прозрачных и разумных связях их между собой и с природой. Строй общественного жизненного процесса... сбросит с себя мистическое туманное покрывало лишь тогда, когда он станет продуктом свободного общественного союза людей и будет находиться под их сознательным планомерным контролем" (там же, т. 23, с, 90).

Земные истоки Р. всё более раскрывались по мере того, как она становилась предметом научного исследования. Многочисленные этнологические исследования (Э. Тай-ор, Дж. Фрейзер, Р. Маретт, К. Прёйс и др.) показали, что первоначально существование Р. было связано с низким уровнем развития производства и духовной культуры. Характеризуя Р. в её элементарных проявлениях, этнология помогла тем самым реконструировать историю возникновения религиозных верований. Изучение древнейших закрепленных в памятниках письменности религиозных текстов дало обширный сравнительный материал для объяснения сходства мифов, верований и культов у народов в разных частях света, которое вытекает из сходства форм производственной деятельности, экономического быта на ранних ступенях общественного развития. Была показана связь религиозного сознания с развитием языка и общим культурным развитием древнего мира (например, связь иудаизма с культурным миром Древнего Востока, зарождающегося христианства - с восточно-эллинистическим синкретизмом).

В классовом обществе Р. как элемент социальной структуры выполняет обусловленные этим социальные функции, является одним из инструментов, при помощи которых идеи господствующих классов становятся господствующими в данном обществе идеями. Р. выступает, т. о., как духовная опора "превратного мира", построенного на социальном неравенстве и гнёте. В то же время, будучи включенной в борьбу классов, Р. в определённых обстоятельствах может выражать и выражала интересы и стремления эксплуатируемых масс; их борьба против эксплуататоров облекалась нередко в форму борьбы одной религиозной идеи против другой. Революционные крестьянские движения во многих странах формулировали свои (антифеодальные) программы на основе раннехристианских требований равенства и братства. Однако тот факт, что на определённых этапах истории идеи прогрессивных социальных движений выступают в религиозной оболочке, свидетельствует лишь о незрелости этих движений.

Понятие бога, сверхъестественного может иметь различный социальный смысл именно потому, что суждение о боге есть всегда суждение о мире. Вера в существование бога может формировать различное отношение к действительности, обнаруживать себя в различном социальном поведении, которое колеблется в достаточно широких пределах между мирским служением и монашеской отрешённостью от мира, экзальтацией и квиетизмом,примирением с существующим порядком вещей и протестом. Так, ориентация современной религиозной идеологии на земные проблемы отражает изменения в сознании широких масс верующих трудящихся, которые всё больше стремятся к эффективному осуществлению социальной справедливости на земле путём участия в борьбе за изменение несправедливого мира.

С каждым великим историческим переворотом в общественных порядках происходил переворот и в религиозных представлениях людей. Так, средневековый католицизм олицетворял собой феодальную разновидность христианства, в противовес которой с развитием капитализма возник протестантизм как буржуазная разновидность христианства. В свою очередь и католицизм со 2-й половине 19 в. становится на путь приспособления к условиям буржуазного общества. Вместе с тем с эпохи Возрождения получает всё большее развитие процесс секуляризации - постепенного падения влияния Р., высвобождения из-под её контроля различных сторон общественной и личной жизни. Особенно большой размах этот процесс приобретает в современную историческую эпоху, в условиях глубоких социальных преобразований и научно-технического прогресса человечества, когда Р. переживает глубокий и необратимый кризис. Всё меньше остаётся стран, где Р. признаётся государственной идеологией; в результате отделения церкви от государства, школы от церкви сужается сфера контроля Р. над духовной жизнью общества. Р. перестаёт быть господствующей формой идеологии, её престиж и число приверженцев заметно уменьшаются, сохраняющаяся религиозность приобретает всё более поверхностный характер. Научно-техническая революция нанесла новый удар по религиозной картине мира и упрочила уверенность человека в способности своими силами решить стоящие перед ним проблемы. В эпоху перехода от капитализма к социализму всё более очевидным становится то, что Р. как форма общественного сознания исторически изжила себя. Состояние современного религиозного сознания характеризуется конфликтом между традиционными формами веры и её обновленными вариантами. Попытки снять конфликт между наукой и Р., примирить их, освободив Р. от архаических элементов, мифологии, наивного антропоморфизма и т. п., лишь подчёркивают противоположность Р. научному мировоззрению.

Наряду с факторами, подрывающими Р., продолжают действовать и факторы, которые питают, поддерживают её. Государственно-монополистический капитализм несёт с собой обострение социальных противоречий, усиление эксплуатации, подавление и опустошение личности. Он олицетворяет собой тот "превратный мир", духовным порождением которого является Р. Научно-технические достижения сами по себе не ведут автоматически к отмиранию Р., поскольку причины её существования коренятся в общественных отношениях. Научно-техническая революция в условиях капиталистического общества сопряжена с рядом отрицательных социальных последствий, ответственность за которые религиозные идеологи возлагают на науку, на познающий разум. Кризис запутавшегося в противоречиях капитализма интерпретируется как кризис человека, забывшего о боге; Р. предлагается вместо политики. Хотя в целях приспособления Р. к изменившемуся миру (модернизация Р.) делаются попытки интерпретировать Р. в духе "теологии революции" как духовную силу, стимулирующую социальную активность, это не изменяет коренным образом её социальной природы; поскольку вера в бога остаётся оборотной стороной неверия человека в собственные силы, она в конечном счёте гасит социальный протест иллюзорным утешением. В той мере, в какой капитализм исторически себя изживает, у господствующих классов растет потребность в религиозном оправдании его существования. В эпоху империализма Р. активно насаждается всеми средствами буржуазной пропаганды как одно из главных средств противодействия распространению научно-материалистического мировоззрения, коммунистической идеологии.

Будучи глубоко научным, материалистическим в основе своей, марксистско-ленинское мировоззрение противостоит Р. как иллюзорному, превратному сознанию. Коммунизм, открывший научно обоснованную перспективу утверждения социальной справедливости, превративший социализм из утопии в науку и затем в социальную реальность, противостоит Р. как реальный гуманизм, не признающий гуманизма утешительной лжи или самообмана: "упразднение религии, как иллюзорного счастья народа, есть требование его действительного счастья" (Маркс К., там же, т. 1, с. 415). С возникновением социализма на земле сложился общественный строй, принципиально противоположный тому "бессердечному миру", тем "бездушным порядкам", иллюзорным восполнением которых является Р. Чувство религиозной общности, связи с богом выступает как иллюзорная компенсация слабости социальных связей между людьми, которая присуща антагонистическим общественно-экономическим формациям и ликвидируется в ходе социалистических преобразований. До тех пор, пока Р. сохраняется ещё в социалистическом обществе, верующим предоставляется возможность свободного отправления культа, гарантированная конституцией. Церковь отделена от государства, и оно не вмешивается в отношения граждан к Р. и религиозным верованиям - в этом воплощён лозунг свободы совести, отстаивавшийся марксизмом-ленинизмом на всех этапах его истории. Вместе с тем в социалистическом обществе осуществляется деятельность, направленная на создание условий для освобождения сознания граждан от религиозных воззрений, ведётся научно-атеистическая пропаганда. Если свободомыслие и атеизм в его исторически ограниченных формах проявления в антагонистических формациях не были ещё достоянием широких масс, то в социалистическом обществе Р. противостоит массовый атеизм (см. также Атеистическое воспитание).

Марксистский атеизм порывает с ограниченностью просветительской критики Р., которая не преодолевает идеалистической иллюзии, будто достаточно изменить сознание людей, чтобы изменился мир. В. И. Ленин, предостерегая против заигрывания с Р., в то же время выступал против всякого рода авантюр "...политической войны с религией", считая необходимым "...подчинение борьбы с религией борьбе за социализм" (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 17, с. 417, 425). Создание материально-технической базы коммунизма, совершенствование социалистических общественных отношений, рост культуры трудящихся масс обусловливают закономерное движение к обществу, свободному от Р. Историческая практика подтверждает мысль Маркса о том, что "...религия будет исчезать в той мере, в какой будет развиваться социализм. Ее исчезновение должно произойти в результате общественного развития, в котором крупная роль принадлежит воспитанию" (Маркс К. и Энгельс Ф., Об атеизме, религии и церкви, 1971, с. 470).

Религия, лат., особое отношение человека к высшему Существу или высшим силам, кот. он поклоняется; причем это поклонение, будь оно чувственным или духовным, предполагает несомненную для верующего сознания реальность того высшего Существа или тех высших сил, кот. оно чтит, а также предполагает и веру, то есть религиозное настроение, и возможность воздействовать на Божество путем молитв, жертвоприношений и др. форм культа. Различаются: 1) Р. естественная, сюда относятся верования и культы первобытной эпохи современных некультурных народов, см. Анимизм, Фетишизм, Тератология, Политеизм, Шаманство; 2) Р. разума, вытекающая из созерцания мира и человеческой природы и отрицающая сверхъестественное откровение (см. Деизм); 3) Р. откровенная, позитивная, кот. опирается на известные исторические элементы, принимает сверхъестественное откровение, и все содержание своего учения обрабатывает в виде твердо установленных положений (догматов).



РЕФЛЕКСИЯ, принцип человеческого мышления, направляющий его на осмысление и осознание собств. форм и предпосылок; предметное рассмотрение самого знания, критич. анализ его содержания и методов познания; деятельность самопознния, раскрывающая внутр. строение и специфику духовного мира человека.

Различают три вида Р.: элементарная Р., приводящая к рассмотрению и анализу знаний и поступков, к размышлению об их границах и значении; науч.Р. – критика и анализ теоретич. знания, проводимые на основе применения и уяснения тех методов и приемов, к-рые свойственны данной области науч. исследования; филос. Р. – осознание предельных оснований бытия и мышления, человеч. культуры в целом.

Как форма познания Р. есть не только критич.. но и эвристич. принцип: она выступает как источник нового знания. Р. полагает в качестве своего предмета самознание о нем.

Как особая проблема Р. стала предметом обсуждения еще в др.-греч. Философии. Сократ выдвинул на первый план задачу самопознания, предмет которого – духовная активность в ее познават. функции. У Платона и Аристотеля мышление и Р. толкуются как атрибуты, изначально присущие демиургу, божеств. разуму, в котором обнаруживается единство мыслимого и мысли. Подобная трактовка Р. перешла через неоплатонизм в ср.-век. философию, где Р. прием. толковалась как отраженная в логосе миротворч. активность божества. В новое время трактовка Р. связана с проблемами филос. обоснования науч. знания. У Декарта Р. выступает в качестве способа постижения непосредственно достоверных основоположений сознания. Кант трактовал подлинную Р. как отнесение знаний и представлений к соответствующим познават. способностям: Р. определяет источники познания (рассудок или чувств. Созерцание), которые формируют понятия или представления. У Гегеля Р. мирового духа выступает движущей силой его развития, внутр. формой историч. самосознания и саморазвития культуры.

Для бурж. философии 20 в. характерны, с одной стороны, абсолютизация Р. как универс. способа анализа сознания (феноменология), а с другой – негативное толкование Р. как источника неадекватного самопознания человека (экзистенциализм).

К. Маркс и Ф. Энгельс, отвергая метафизич. и идеалистич. трактовки Р., понимали филос. Р. как осознание предметно-практич. отношения человека к миру. При этом философия выступает как Р., направленная на раскрытие всеобщих «сущностных сил» человека и человечества. См. философия.



Рефлексия

(от позднелат. reflexio - обращение назад, отражение), форма теоретической деятельности человека, направленная на осмысление своих собственных действий и их законов; деятельность самопознания, раскрывающая специфику духовного мира человека. Содержание Р. определено предметно-чувственной деятельностью: Р. в конечном счёте есть осознание практики, предметного мира культуры. В этом смысле Р. есть метод философии, а диалектика - Р. разума.

Руссо

(Rousseau) Жан Жак (28.6.1712, Женева, - 2.7.1778, Эрменонвиль, близ Парижа), французский философ-просветитель, писатель, композитор. Сын часовщика. Служил лакеем, писцом, гувернёром, учителем музыки и др. До 1741 жил в Швейцарии, затем уехал в Париж. В 1743-44 секретарь французского посольства в Венеции. В Париже сблизился с Д. Дидро и другими просветителями, сотрудничал в энциклопедии, куда писал статьи главным образом по вопросам музыки. В 1762, после выхода в свет педагогического романа "Эмиль" и политического трактата "Об общественном договоре", опасаясь ареста, покинул Францию. Его преследовали не только французские католики, но и швейцарские протестанты. В 1770 он возвратился в Париж, занимался перепиской нот. Последние месяцы жизни провёл в Эрменонвиле, имении маркиза Р. Л. Жирардена. В период якобинской диктатуры останки Р. были перенесены в Пантеон.

Р. - наиболее влиятельный представитель французского сентиментализма, последнего и наиболее революционного этапа Просвещения. Социально-философские взгляды Р. нашли отражение в его трактатах. В "Рассуждении о науках и искусствах" (1750) он подвергает критике современную цивилизацию, основанную на неравенстве и жестокой эксплуатации народа, и противопоставляет ей "естественное состояние", где люди были равны и свободны, не зная власти общества с его системой принудительных узаконений. Р. отмечает пагубное воздействие наук и искусств: они "... покрывают гирляндами цветов железные цепи, коими опутаны... люди" ("Трактаты", М., 1969, с. 12), заглушают в них естественный голос свободы, являются причиной упадка нравов. Эти идеи получили дальнейшее развитие в "Рассуждении о начале и основании неравенства между людьми" (1755); Ф. Энгельс относил его к "... высоким образцам диалектики" ("Анти-Дюринг", 1966, с. 16). Р. утверждает, что основанием неравенства явилась частная собственность, причём имущественное неравенство породило политическое, закрепленное образованием государства. Трагические противоречия прогресса - лейтмотив трактата: по мере развития цивилизации углубляется неравенство; оно достигает наивысшего предела при деспотизме, где все превращены в ничто. Р. обосновывает право народа на восстание: современное государство держится силой и только сила может его низвергнуть.

Р. понимает, что вернуться к утраченному раю "естественного состояния" невозможно и человек обречён жить в обществе. В трактате "Об общественном договоре" (1762) он рисует картину идеального общества, максимально приближенного к природе. В общественном состоянии суверенной свободой обладает не личность, а государство, возникшее на основе добровольного соглашения, договора, а люди пользуются свободой лишь как полноправные члены государства. Теория общественного договора приобретает у Р. радикально-демократический характер. Условием свободы является равенство, и не только политическое, но и имущественное; его обязано охранять государство, не допуская поляризации богатства и нищеты. Мелкую собственность, основанную на личном труде, Р. считает незыблемой основой общества, не менее священной, чем свобода. Р. критикует систему английского парламентаризма, отстаивает идею народного суверенитета, народовластия и, опираясь на опыт античного полиса и швейцарских кантонов, выступает за принцип прямой демократии, где законы непосредственно принимаются собранием всех граждан. Ориентация на создание мельчайших государственных образований, как и идея равенства мелкой крестьянской и ремесленной собственности, была утопична, противоречила объективным тенденциям исторического развития, но эта мечта о равенстве выражала социальные чаяния народных масс (прежде всего крестьянства) и вдохновляла якобинцев в период Великой французской революции.

Педагогические воззрения Р. получили выражение в книге "Эмиль, или О воспитании" (1762), занимающей промежуточное место между педагогическим трактатом и художественным произведением. Утверждая в начале книги: "Все прекрасно, когда выходит из рук творца, все портится в руках человека", Р. стремится изолировать своего воображаемого воспитанника Эмиля от тлетворного влияния общества с тем, чтобы развить заложенные в нём природой задатки и индивидуальные склонности. Р. не допускает никакого насилия над личностью ребёнка, уделяя внимание не столько образованию, сколько нравственному воспитанию, которое Р. не мыслит без религиозной основы. В этом он расходится с французским материализмом 18 в. Отвергая культовые формы, церковность, религиозную догматику, что и было причиной осуждения "Эмиля" французскими клерикалами и женевскими кальвинистами, Р. стоит на позициях деизма. Он сохраняет веру в бога как творца Вселенной и высшего нравственного законодателя, но, в отличие от Вальтера, апеллирует не к просвещённому разуму, а к религиозному чувству, живущему в сердце как внутренний голос совести.

Р. выступил с критикой всей сословно-феодальной системы воспитания, подавлявшей личность ребёнка. Он был врагом догматизма и схоластики, поборником развития у детей самостоятельного мышления, настаивая на активизации обучения, его связи с жизнью, с личным опытом ребёнка. Особое значение Р. придавал трудовому воспитанию. Педагогические воззрения Р., проникнутые гуманизмом и демократизмом, сыграли важную роль в развитии взглядов на цели, задачи и методы воспитания в конце 18 - начале 19 вв. Значительное влияние оказали взгляды Р. на немецких педагогов-филантропистов (см. Филантропизм), на И. Г. Песталоцци, Л. Н. Толстого, в известной мере на Г. Спенсера, Дж. Дьюи.
Теги: Философский словарь
Просмотров: 12 | Добавил: creditor | Теги: Философский словарь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close