Главная » Малый словарь терминов по психиатрии
19:26
Малый словарь терминов по психиатрии
Абулия(греч. аЬиИа — безволие, нерешительность) — первоначальное значение: безволие, утрата желаний, отсутствие стремлений, побуждений к деятельности, т. е. одна из характеристик апатико-абулического шизофренического дефекта. Однако в современной американской литературе это — недостаточность воли или мотивации, часто проявляющаяся неспособностью принять решение, ослаблением побуждения к действиям и мышлению, сопровождающаяся индифферентностью или отсутствием озабоченности последствиями своих действий или бездействия. Очевидно, что при таком понимании А. как симптом не привязывается жестко к шизофрении и может быть, например, проявлением психопатии неустойчивого круга или некоторых психоорганических расстройств.

Агрессия(лат. а@§ге55ю — движение на...) — нападение, наступление с целью насильственных действий. В современной американской литературе А. - сильные физические, словесные или символические действия. Может быть адекватной, защитной (включая здоровую тенденцию защищать свое право) и не приемлемой (проявление ненависти и деструктивного поведения), направленной на окружающих или на '. самого себя (аутоагрессия). Наиболее часто проявляется в клинике психопатий (например, возбудимых, эпилептоидных, истеровозбудимых) и особенно пси-хопатоподобных расстройств шизофренического и органического генеза (в рамках малой психиатрии).

Адаптация (лат. ааар1а1ю — приспосабливать) — способность человека, функциональная возможность его ЦНС приспосабливаться к условиям окружающей среды, более или менее быстро и прочно вырабатывать свой динамический стереотип. В устаревшей литературе примерно в этом же значении использовался термин/“аккомодация психическая”. В современной американской литературе, по А. Е. Личко и Н. Я. Иванову, это — приспособление поведения к требованиям окружения — часто путем модификации побуждений, эмоций и отношений. Кроме А. используется термин “приспособление” (англ. ао]и51теп1) — функциональное, часто транзиторное приспособление поведения, дающее возможность лучше приспособиться к непосредственному окружению и своему “я”. “Расстройство приспособления” соответствует понятию отечественной психиатрии “ситуационное расстройство”: речь идет о неправильных реакциях на события и обстоятельства жизни, не дающих возможности приспособиться.

Ангедония (греч. ап — отрицание, Ьейопе — удовольствие, приятность, наслаждение) — неспособность испытывать удовольствие от того, что доставляло его обычно. Противоположность гедонизму — наслаждению как высшему благу и цели жизни. А. не обязательно связана с шизофренией, но является отражением хронического течения душевных заболеваний — депрессий, особенно эндогенных, например типа “ип1и8Ь>, тяжелых неврозов, невротических раз-витий личности. Впервые описана Кайо (Ко1Ь Ь. С,, ВгосИе Н. К., 1982).

Аномия (фр. апопие — отсутствие закона) — апатия и отчуждение вследствие потери ранее значимых целей в жизни. Это — социально-психологическое понятие, обозначающее нравственно-психологическое состояние индивидуального и общественного сознания, которое характеризуется кризисом системы ценностей, обусловленной противоречием между принятыми целями (богатство, власть, успех) и невозможностью их достижения для данной личности. Выражается в отчужденности человека от общества, апатии, разочарованности в жизни, преступности. А. рассматривается как одна из важнейших причин суицидов. Понятие А. введено Е. ОигкИепп (1897), теория разработана К. К. Мейоп.

Апатия — безразличие к себе, окружающим лицам и событиям, отсутствие желаний, побуждений и бездеятельность.

Аутизм (греч. аи1о5 — сам) — погруженность в мир собственных переживаний с ослаблением или утратой контакта с действительностью, интереса к реальности. отсутствием стремления к общению с окружающими, бедностью эмоциональных проявлений. Может быть симптомом шизоидной психопатии или изменений личности, нарастающих вследствие шизофренического или (реже) органического процесса.

Брутальность (ит. ЬгиЦо — грубый) — тяжеловесность, грубость. Термин, используемый для характеристики аффективных, дисфорических расстройств со склонностью больных к агрессии, к пренебрежению социальными нормами, распорядком в отделении (например, при декомпенсации эпилептоидных личностей или психопатизированных больных шизофренией, эпилепсией и др.).

Гипертимия — повышенное, радостное настроение с усилением влечений и неутомимой деятельностью, ускорением мышления и речи, веселостью, чувством превосходного здоровья, выносливости, силы, когда все воспринимается в розовом свете, над сеем господствует оптимизм. Используется преимущественно для характеристики одного из вариантой циклоидных психопатии, но может явиться и следствием перенесенного шизофренического шуба.

Гипотимия — угнетенное, меланхолическое настроение, глубокая печаль, уныние, тоска с неопределенным чувством грозящего несчастья и физическими тягостными ощущениями — стеснения, тяжести в области сердца, груди, во всем теле (витальная тоска). Теоретически может быть одним из вариантов циклоидных психопатий, но, как правило, в этом случае речь идет о психопатоподобных расстройствах шизофренического гснеза. Данное состояние необходимо дифференцировать с хронифицированной депрессией и тяжелым невротическим развитием личности, однако в указанных случаях до появления этих расстройств пациент был здоров.

Гомо- и гетерономные ощущения (симптомы). Гомо-номныс симптомы, имитирующие при известных соматических заболеваниях с предполагаемым больным анатомо-физиологическим правдоподобием высказываемых жалоб, отличаются от “нормальных” .только степенью выраженности. Они могут быть первичными, содержащими черты вегетативных расстройств, с жалобами на давящие боли в сердце, тахикардию, колющие головные боли или тяжесть в голове, боли в туловище, груди, мурашки в конечностях; характерна быстрая смена их интенсивности и длительности. Возможны пароксизмальные кризы по типу сердечных приступов. Больные чаще относятся к этим сенсациям как к чему-то не очень важному, редко настаивают на всестороннем обследовании.

Вторичные гомономные ощущения выводят из чувственного континуума личности. Для них характерна сверхценная озабоченность, тревожная фиксация внимания, имеет место ипохондрическая патологическая установка.

При гетерономных ощущениях (расстройствах телесной чувствительности) имеются принципиальные отличия от проявлений здоровой психической жизни. Речь идет о странных, непривычных, необычных ощущениях, проявляющихся на фоне разного рола ипохондрической симптоматики.

По .1. 0!а12е1 (1973, 1974), гомономные ощущения более свойственны циклотимии, гетерономные — шизофрении или атипичным психозам (инициальные этапы), однако точная диагностика возможна только при катамнестической верификации.

Попытки использования указанной систематики с целью определения диагностической и прогностической значимости соматоформных расстройств предпринимались А. Б. Смулевичем и соавт. (1989, 1991).

Литература:

Смулевич А. Б., Сыркин А. Л., Гиндикин В. Я. и сотр. // Актуальные проблемы пограничной психиатрии. Ч. II. М. — Витебск. 1989, с. 113-115; ЮеШК. //2. §е5. Nеиго1. Р5усЫа1., 1911, 5, 366-387;

0!а(ге! ^. // Р5ус1ш1. сИп., 1973, 6. I, 46—53; Ыет // К1т. Мсс!.. 1974, 69, 32/33, 1333-1338.

Депривация (англ. аерпуе — лишать) — недостаток адекватных и соответствующих межличностных и средовых переживаний, особенно в первые годы жизни, недостаток удовлетворения каких-либо человеческих потребностей. Выделяются следующие видь: Д :

1. Д. материнская (эмоциональная) — возникающая в раннем детстве (8р11г К., 1946) в связи с недостаточностью контакта с матерью. Как клиническое выражение этой Д. описаны аффективные, невротические и психотические расстройства, в частности аналитическая депрессия.

2. Д. сенсорная — лишение необходимой для жизнедеятельности информации (Уегпоп I., НоГГтап I., 1956). Неудовлетворенность потребности к накоплению знаний может стать фактором Д. и сопровождается появлением внутренних невротических конфликтов (Божович Л. И., 1968).

3. Д. социальная— недостаточность контактов с окружающей средой, влияющих на психическое развитие ребенка (синдромы Каспара Хаудера, Маугли) или нарушение уже сложившихся механизмов социальной адаптации (НаиГег Н., 1954), могущих привести к возникновению депрессий, тяжелых неврозов, психогенных психозов. Выделены и другие формы Д.

Литература:

Гурьева В. А. Психогенные расстройства у детей и подростков. М., 1996, 207 с.; Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М., 1968; Психогигиена детей и подростков. М., 1985, 224 с.; \УетегК. Ваз уегЬаиегкйеэййе Кт4. ВегПп, 1979, 246 8.; Пег ГеЫеп1\у1с1се11е 1и§епсШспе ипй 5еше КптшаЩа!. 1епа, 1982, 307 5.

Дереализация и деперсонализация. Дереализация (лат. йе — отрицание, геаПа — вещественный) — чувство призрачности окружающего, состояние, при котором окружающее воспринимается неотчетливо, неясно, как нечто бесцветное, застывшее, безжизненное, декоративное, нереальное. Больные утрачивают

1чувственное восприятие предметов, лиц, которые кажутся им отвлеченными, абстрактными, лишенными чувственного компонента. В связи с тем что эти ощущения сопровождаются утратой единства “я”, С. ЛУег-шске рассматривал их как аллопсихическую деперсонализацию. У этих больных сохраняется понимание того, что речь идет о субъективном и спонтанном изменении, а не навязанном внешними силами или другими людьми (т. е. должна сохраняться критика). Сознание остается ясным, токсические состояния спутанности (например, свойственные эпилепсии) отсутствуют.

Явления дереализации становятся более выраженными и яркими во второй половине пубертатного периода, приблизительно с 16 лет (Ковалев В. В., 1985), возможны при шизофрении, депрессивных фазах циркулярного психоза, органических заболеваниях мозга, эпилепсии, но также и при тяжелых невротических состояниях и психопатиях: в рамках астенического, депрессивного невроза, невроза навяз-чивостей, при обсессивно-компульсивных расстройствах, невротических развитиях личности, психастении.

Деперсонализация (лат. <3е — отрицание, рсгеопа — личность, лицо) — буквально: отчуждение от самого себя, расстройство сознания личности, сопровождающееся отчуждением психических свойств личности. Термин предложен }. Ви@а5 (1898).

Выделяются следующие виды деперсонализации:

• невротическая: окружающее воспринимается умом. становится отвлеченным, абстрактным понятием:

уменьшается способность воспринимать эмоциональные реакции других людей; физиологические отправления ощущаются измененными; имеются массивные невротические наслоения;

• аутопсихическая: собственное духовное “я” теряет свое единство и цельность, отмечается раздвоенность или исчезновение своего “я”, на окружающих и самих себя больные смотрят как бы чужими глазами; характерна растворенность своего “я” в окружающих людях, свое прошлое вспоминается фрагментарно, вне связи с настоящим;

• соматопсихическая: чувство ослабления эмоционального реагирования, утрата чувств с ощущением мучительного бесчувствия, потеря мысленного зрения, анестезия витально-соматических ощущении, депрессия, тревога и ажитация, анозогнозия; более свойственна подростково-юношескому возрасту;

• пубертатная Майера;

• эпизодическая Дэвисона;

• бредовая: изменение сознания личности при некоторых бредовых синдромах на короткое или длительное время (больные перестают ощущать свою личность прежней, представляются себе богом, инопланетянином и т. п.; возникающие при этом противоречия сомнений у них не вызывают). Д. может входить в структуру неврозов и психопатий (в частности, психастении), а также депрессий (Нуллер Ю. Л.), дисморфоманий (Коркина М. В.).

Если явления дереализации, как и деперсонализации, развиваются остро, то сопровождаются растерянностью, страхом, двигательным беспокойством.

Явления дереализации часто выступают одновременно с деперсонализацией, в этом случае они расцениваются как синдром деперсонализации-дсрсализа-ции (МКБ-10, 1994).

Литература:

Ушаков Г. К. Детская психиатрия. М., 1973, 392 с.; Ковалев В. В. Семиотика и диагаостика психических заболевании у детей и подростков. М., 1985, 286 с.; Воробьев В. Ю. //Жури. невропатол. и психиатр., 1971, 8, 1224—1232; /ддрега К. А11§стсте Р5ус1юра1по1о-ё;с. 9. ЛиП. ВегПп и.в.уу., 1973, 748 5.

Диспсихофобия — данный термин объединяет всю гамму “тревоги—страха” — от первоначальных опасений расстройства психики до маниофобии, т. е. страха безумия (Ануфриев А. К., 1985; Воронцова Е. А., 1988).

Дистимия — преходящее снижение настроения без видимой причины с преобладанием отрицательных эмоций и снижением влечений (см. депрессия невротическая).

Дисфория — угрюмое, ворчливо-раздражительное, злобное и мрачное настроение с повышенной чувствительностью к любому внешнему раздражителю, ожесточенностью и взрывчатостью. Наиболее характерна для психопатий, психоорганических расстройств (например, при опухолях височной доли — А. С. Шмарьян, 1940), эпилепсии и хронического алкоголизма. В современной американской литературе под Д. понимают неприятное настроение; по мнению А. Е. Личко и Н. Я. Иванова, термин определяется нечетко и используется довольно редко.

Иллюзия — ложное, ошибочное восприятие реальных вещей или явлений, при котором отражение реального объекта сливается с болезненными представлениями. Возникает, как правило, на фоне измененного аффекта (детские и иные страхи, истерические психопатии, интоксикации и мн. др.).

Инертность (малая подвижность) — нарушение пс-реключаемости или патологическая фиксация внимания; застойность, неподвижность; замедленность смены психических процессов как свойство личности. Из числа пограничных расстройств свойственна эпи-лептоидному варианту возбудимых психопатий и психастеникам с “умственной жвачкой” (вариант П. Жане).

Клептомания (греч. к1ер1о — красть, тагиа — страсть, безумие) — патологическое воровство. В этом случае человек периодически испытывает влечение к краже предметов, что не связано с личной необходимостью в них или материальной выгодой. От предметов могут отказаться, они могут выбрасываться, но ими могут и запасаться. Пациент обычно описывает повышающееся чувство напряжения перед актом воровства и чувство удовлетворения и облегчения во время или сразу после него. Обычно делаются слабые попытки скрыть воровство, но для этого используются не все возможности. Воровство совершается в одиночку, без соучастников. Будучи пойманным на месте преступления, клептоман впадает в состояние растерянности и не может объяснить мотивы своих действий. Часть клептоманов спустя некоторое время “набираются смелости” и потихоньку, тайком возвращают украденное.

К. — одно из проявлений расстройства влечений, встречающегося при психопатиях и психопатоподоб-ных состояниях шизофренического или органического генеза.

В том случае, если К. связана с восполнением сексуальной неудовлетворенности (кража как средство вызвать у себя чувство страха и тревоги, стимулирующее усиление недостаточных до того сексуальных импульсов с последующим достижением удовлетворения), используется термин клептолагния.

К. надо отличать от повторяющегося воровства в магазинах без явного психического расстройства, когда эти поступки более тщательно спланированы и имеется отчетливая мотивация, связанная с личной выгодой; от органического психического расстройства, когда больной периодически не платит за товары из-за плохой памяти и интеллектуального снижения;

от депрессивного расстройства с воровством: некоторые депрессивные больные совершают кражи и могут совершать их неоднократно, пока сохраняется депрессивное расстройство (МКБ-10, 1994).

К. у детей наблюдается редко, главным образом при психопатиях и психопатоподобных состояниях как нарушения сложных влечений. Следует отличать от краж блестящих, красивых вещей, сладостей, денег для получения удовольствия, наблюдающихся у инфантильных детей, от “престижных” краж подростков, не относящихся к патологии.

Литература:

Лукомская М. И. // Научно-практические вопросы психиатрии в трудах молодых специалистов РСФСР. М., 1975, с. 185—194; Кондратьев Ф. В., Пантелеева Г. П. // Практика судебно-психиатрической экспертизы. М., 1963, № 8, с. 44—45; 8сЬтШ О. // 2Ь1. Nеи^о1ое^е, 1939, 92, 1—18.

Компульсия — навязчивое влечение (лат. сотре!-1о — принуждаю), стремление вопреки разуму, воле и чувствам совершать какое-либо бессмысленное, часто опасное действие. Это влечение осознается больным как неприемлемое, тягостно им переживается, часто сопровождается сильным чувством страха. В отличие от импульсивных влечений (при неврозах и психопатиях) не реализуется, но при шизофрении (нсврозо- или психопатоподобная, психопатоподоб-ный дефект) в очень редких случаях это происходит (например, убийство ребенка). Обычно больной заранее предупреждает о возникших у него влечениях и опасениях, и отнестись к ним надо со всем вниманием.

Кризис идентичности (греч. кп515 — поворотный пункт, лат. к1еп1лси5 — тождественный, одинаковый) — потеря чувства самого себя как личности, нс-способность принять ту роль, которая предписывается обществом, или адаптироваться к такой роли. Б. С. Положием (1994) выдвинута концепция КИ как специфической формы психической дсзадаптации, возникающей в ответ на стремительные и радикальные изменения в жизни общества. В клиническом отношении речь идет о комплексе нарушений — от акцентуации личностных черт до возникновения психических или поведенческих расстройств, или же декомпенсации имеющихся психических заболеваний.

Литература:

Положий Б. С. // Социокультуральные проблемы современной' психиатрии. М., 1994, с. 88—93.

Культурально-специфические синдромы — формы нарушения поведения, присущие определенным культуральным системам, которые не соответствуют западным нозологическим единицам. К их числу относятся амок (Малайский архипелаг) — острая неодолимая гомоцидная мания; после периода дисфории, а иногда минуя его, наступает сумеречное состояние сознания с агрессивно-разрушительными действиями, а после приступа — амнезия. Вшдиго (канадские индейцы) — бред овладения чудовищем-людоедом, приступы ажитированной депрессии, садистические страхи и импульсы. Коро (Китай, Юго-Восточная Азия) — боязнь, что половой член уйдет внутрь живота с последующим смертельным исходом. Латах (Юго-Восточная Азия) — вызванная потрясением дезорганизация со сверхвнушаемостью, автоматическим послушанием и эхопраксией; аналогичные состояния, носившие эпидемический характер, отмечались в Восточной Сибири и описывались под названием мс-рячение, в Северной Америке — под названием джам-пинг ()итруп§), пиблокто (эскимосы) — приступы крика, плача, беготни нагишом.

Авторы МКБ-10 (1994) предполагают, что эти расстройства могут рассматриваться как варианты тревоги, депрессии, соматоформного или адаптационного расстройства. Поэтому в данной систематике они самостоятельно не выделяются: используется наиболее близкий эквивалентный код с дополнительным указанием конкретного КСС.

Литература:

Сербский Вл. Руководство к изучению душевных болезней. М., 1906, 573 с.; Сидоров П. И., Давыдов А. Н. // Обозр. психиатр, и мед. психол., 1992, I. с. 15—26; Личко А. Е., Иванов Н. Я. Ц Там же, с. 63—84.

Лабильность (лат. 1аЬШ8 — скользящий, неустойчивый) — нестойкость, изменчивость. В малой психиатрии используются следующие понятия.

1. Реактивная лабильность — неустойчивость настроения с выраженными проявлениями часто сменяющихся эмоций, готовность к формированию психогений. В качестве синонимов в отечественной психиатрии назывались также “ремиттирующая реактивность”, “чрезмерная реагибсльность”, “аффективная и эмотивная лабильность”. Характеризуя соответственно названный тип психопатий, П. Б. Ган-нушкин (1933) фиксировал внимание на том, что порог выносливости этих личностей очень невысок, в связи с чем они наиболее часто дают патологические реакции и реактивные психозы, в том числе на неприятные переживания, “хоть сколько-нибудь выводящие их из душевного равновесия”. Аффективно-лабильный темперамент как одна из разновидностей акцентуированных личностей описан К. Леонгардом (1981), лабильный тип акценуа-ций и психопатий — А. Е. Личко (1983). Наряду с конституциональными психопатиями и акцентуациями возможна и нажитая РЛ — последствия про-трагированных депрессий, невротических развитии;

РЛ может быть проявлением соматических, органических или эндокринных заболеваний, а также (на определенном этапе) шизофренического процесса.

2. Симптоматическая лабильность — конституциональ-ная предрасположенность к соматогенным психозам, склонность к реагированию на соматогенные вредности заболеваниями экзогенного типа — с ог-лушенностью, сумеречными состояниями. Для этих же лиц характерна тенденция к рецидивированию аналогичных психозов при последующих соматических заболеваниях.

3. Аутохтонная лабильность (Юе181 К., 1911, 1920) — подверженность аффективным/депрессивным, маниакальным/ и параноидным/ синдромам.

Литература:

Ганнушкин П. Б. Избранные труды. М., 1964, 291 с.; Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. Изд. 2-е. Л., 1983, 255 с.; Смулевич А. Б. Малопрогредиентная шизофрения и по|-раничные состояния. М., 1987, 239с.; Леонгард К. Акцентуированные личности. Киев, 1981, 390 с.

Манифестация болезни (лат. тап1Ге51а1ю — обнаружение, проявление) — появление выраженной типичной симптоматики заболевания после периода латентного течения, прерываемого эпизодическими предвестниками (форпост-синдромами), и после продро-мального периода. Момент манифестации совпадает с появлением дебютной стадии заболевания.

Метаморфопсия (греч. пте1а — за чем-либо, тогр-Ье — форма, вид, ор515 — зрение) — искажение величины или формы воспринимаемых предметов и пространства. Окружающие предметы кажутся неестественно уменьшенными (микропсии) или увеличенными до гигантских размеров (макропсии), удлиненными, расширенными, скошенными, перекрученными вокруг оси (дисмегалопсии). Один из характерных признаков органического поражения ЦНС.

Нейротизм (греч. пеигоп — жила, нерв), негативная аффективность — тенденция к испытыванию и высказыванию жалоб широкого ряда негативных эмоций^ включая тревогу, враждебность, чувство вины, депрессию. Н. связан с интроспекцией и самосознанием. Это предполагает интенсификацию жалоб на соматические симптомы за счет усиления внимания, направленного на тело, что способствует понижению порога к боли и другим болезненным соматическим симптомам. Понятия Н. как надежной (валидной), стойкой психометрической структуры используется в разработках, посвященных амплификации соматических сенсаций, в частности при нейроциркуляторной астении.

Литература:

Ооо^оп ^., С!еагу Р. Р. // РзусЬозотпаНс МесНгте, 1988, 50, 510— 519-Сод/а Р. Т. //Ат. ]. Сагйю!., 1987, 60, 18, 201-261.

Никогда не слышанное (фр. ]ата1& еп1спс1и) — кратковременное психическое расстройство, заключающееся в том, что знакомые звуки воспринимаются как впервые услышанные. Чаще встречается при органических поражениях ЦНС.

Никогда не пережитое (фр. ^а1па^8 усси) — кратковременное психическое расстройство, заключающееся в том, что привычное явление (ситуация) осознается как впервые возникающее. Чаще отмечается при органических поражениях ЦНС.

Никогда не виденное (фр. ^ата^5 vii ) — кратковременное психическое расстройство, заключающееся в том, что знакомые предметы, лица, обстановка воспринимаются как впервые увиденные. Чаще отмечается при органических поражениях ЦНС, но бывает как у психически здоровых лиц, так и у больных шизофренией.

Паратимия (греч. рага — рядом, вблизи, отклонение от чего-либо, 1путо5 — настроение, чувство), неадекватный аффект, аффект, качественно и количественно не соответствующий его причине, неадекватный поводу. Может быть следствием куммуляции аффекта, наблюдаемого при психопатиях, в частности возбудимых с последующей реакцией по коллате-рали, когда страдает не обидчик, а первый попавшийся под руку человек.

Литература:

Шостакович Б. В. Судсбно-психиатрическое значение некоторых вариантов динамики психопатии возбудимого типа. Кант дис. М., 1963.



Пиромания (греч. руг — огонь, жар, таща --страсть, влечение), импульсивное поджигательство, патологические поджоги — непреодолимое влечение к поджогам с получением удовлетворения от вида огня и дыма. Это расстройство характеризуется множественными актами или попытками поджогов собственности или других объектов без очевидных мотивов, а также размышлениями о предметах, относящихся к огню и горению. По МКБ-10 (1994), может обнаруживаться анормальный интерес к противопожарным машинам и оборудованию, к другим предметам, имеющим отношение к огню и вызову пожарной команды. Основными признаками являются: 1) повторные поджоги без очевидных мотивов, таких, как получение денег, месть или политический экстремизм; 2) повышенный интерес к виду огня; 3) чувство нарастающего напряжения перед поджогом и сильною возбуждения сразу же после него.

П. следует отличать от: а) намеренного поджигательства при отсутствии отчетливого психического расстройства; б) поджигательства подростками с нарушением поведения, когда имеются другие нарушения поведения, такие, как кражи, агрессия, прогулы; в) поджигательства взрослыми с социопатическими личностными нарушениями, когда имеются стойкие нарушения социального поведения, такие, как агрессия или другие проявления равнодушия к интересам и чувствам других людей; г) поджогов при шизофрении, которые обычно имеют место в результате бредовых идей или приказов “голосов”; д) поджогов при органических психических расстройствах, когда они начинаются внезапно как результат спутанности, плохой памяти, недостаточного осознавания последствии или комбинации этих факторов.

Деменция или острые органические состояния также могут приводить к умышленным поджогам. Другими причинами являются острые состояния опьянения, хронический алкоголизм и т. п. Возможны и привычные бытовые поджоги, связанные с удовольствием от общения, сидения у огня.

Псевдопироманический акт (термин, принятый в судебной психиатрии) имеет психологически понятные корни и представляет собой продуманные, целенаправленные действия с критическим отношением к своему поступку.

Психодиагностика — отрасль психологии личности, предмет которой — оценка потенциальных способностей конкретных личностей или их типов к определенным видам деятельности.

Симптом Плюшкина — патологическое влечение к собиранию и хранению всевозможных выброшенных за непригодностью, ненужных предметов, тряпок, ветоши. Встречается у детей и подростков с органической стигматизацией и некоторой интеллектуальной ограниченностью, но более свойственен больным позднего возраста с сенильной и глубокой атс-росклсротичсской демснцией.

Симуляция и родственные понятия (лат. 5ипи1а1:ю — притворство) — создание ложного представления о наличии болезни. Предполагает определенную выгоду: освобождение от воинской службы, экскульпа-цию (освобождение от наказания ввиду наличия психического расстройства), пенсионное обеспечение. Встречается при всех психических заболеваниях, но чаще — у социопатических личностей (см. психопатии). В ряде случаев используются конверсионные механизмы. К концу наблюдения в отличие от начала предъявляемая симптоматика обычно усложняется.

В случае развития С. на патологически измененной почве (у лиц с органическим поражением головного мозга, олигофренов, больных шизофренией и др.) предпочтительнее термин “патологическое притворство”. Разновидности последнего:

1) аггравация (лат. а@егауаге — делать тяжелее, отягощать) — нарочитое усиление признаков имеющегося заболевания;

2) метасимуляция (греч. те1а — после, за, через) — умышленное воспроизведение, “удерживание” симптомов только что перенесенного заболевания;

3) сюрсшгуляция (фр. киг — над) — изображение психопатологических симптомов, не свойственных, чуждых имеющемуся заболеванию.

Литература:

Говсеев А. А. Симуляция душевных болезней и патологическое притворство. Харьков, 1894, 333 с.; Фелинская Н. И. // Проблемы судебной психиатрии. Сб. 6, М., 1947, с. 134—146; Боброва И. 11. // Судебная психиатрия. Изд. 2-е. М., 1988, с. 369—387.

Синтонность и регрессивная синтонность (грсч. вуп — с, вместе с, 1опо5 — напряжение; лат. ге§гск-8115 — возвращение, движение назад) — термины, касающиеся личностных характеристик, используемые в описании клиники психопатий, особенностей темпераментов и, главное, в дифференциальной диагностике пограничных состояний и малопрогредиснтиой шизофрении. Синтонный — легко и доброжелательно вступающий в контакт, действующий с учетом ситуации (иногда слишком это акцентирующий). То есть в этом случае заведомо отвергаются признаки шизоидности, экстравагантности, особенностей типа УегксЬгоЬепе (чудаковатости), но все же не исключается возможность гипертимных характерологических черт, являющихся либо проявлением психопатии циклоидного типа, либо аналогичной психопатиза-ции личности. По К. ^а8ре1•5 (1973), “синтонный” и “циклотимический” (характеры) — синонимы. Е. В1е-и1ег (1983) рассматривал С. в рамках циклоидного характера, однако, по К. Ьеоппага (1981), для синтон-ного темперамента характерно ровное, нейтральное настроение.

О регрессивной С. (“аутизме наизнанку”) говорят в случае чрезмерной открытости и доверчивости больного, когда он, не будучи интеллектуально снижен, обнаженно и обстоятельно отвечает на бестактный вопрос, ответ на который в этих условиях отнюдь не обязателен, начинает делиться подробностями своей интимной жизни, рассказывает сотрудникам, например, о своих ощущениях при проктологическом обследовании и т. п. То есть здесь, иногда совершенно неожиданно для врача, выявляются признаки недоучета со стороны больного ситуационных условностей, что заставляет заподозрить появление (или выявление) личностных изменений, являющихся следствием процессуального заболевания.

Уже виденное (фр. <3е)а vii) — эпизодически возникающее ощущение, что видимое в настоящее время (лица, события, обстановка) уже наблюдалось когда-то в прошлом. Чаще встречается при органических заболеваниях ЦНС, но возможен и другой генез, как и в последующих двух вариантах.

Уже пережитое (фр. ае]а уеси) — эпизодически возникающее расстройство в виде ощущения того, что переживаемое в настоящее время состояние уже было в прошлом.

Уже слышанное (фр. ае]а еп1еп(1и) — эпизодически возникающее ощущение, что слышимое в данный момент уже было услышано в прошлом.

Экзацербация (лат. ехасегЬо — ухудшать) — обострение симптоматики в период ремиссии.

ГЛАВА 2

НЕВРОТИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА

Неврозы (греч. пеигоп — нерв, 0515 — суффикс, обозначающий болезнь) — функциональные болезненные состояния, возникающие и развивающиеся в условиях незавершившейся психотравмирующей микросоциальной ситуации, вызвавшей резкое эмоциональное перенапряжение (с иррадиацией в соматические процессы) и непреодолимую личностную потребность ликвидировать создавшееся положение (Семке В. Я., 1978, 1988). Однако и это определение, как и многие другие, нс является общепринятым. Именно отсутствием единого понимания Н. у психиатров разных школ в большей мере, чем собственно региональной спецификой, объясняется пестрота в результатах эпидемиологических исследований, посвященных распространенности Н.

К числу критериев, используемых на практике при диагностировании Н., относятся невротический уровень расстройств, психогенное начало, функциональный характер расстройств, парциальность невротических нарушений. Попытаемся с помощью этих признаков определить границы понятия Н.

Прежде всего остановимся на невротическом уровне расстройств, т. е. отсутствии психотической симптоматики и анозогнозии при условии клинической картины, свойственной отдельным формам Н. — неврастении, ННС, истерическому, ипохондрическому и некоторым другим. Однако этот признак, как и все последующие, не является строго детерминирующим, поскольку может отмечаться и при ряде других

заболеваний — как пограничных (например, при невротических развитиях личности), так и процессуальных (неврозоподобный дебют при шизофрении или неврозоподобная шизофрения, невротическая депрессия и т. п.). Кроме того, на высоте навязчивостей при ННС может исчезать критика, т. с. возникает анозогнозия.

Следующим признаком является психогенное начало, весьма часто ошибочно диагностируемое врачами, поскольку “психогенный” фактор нередко оказывается лишь поводом, а нс причиной развития состояния — появление в дальнейшсй~7ГйТТамикс болезни аналогичных первоначальным “невротических” расстройств, но уже без данной “психогении”, т. е. по механизмам развития процессуального заболевания или как проявление фазовых состояний при психопатиях, циклотимии и др. Кроме того, наличие истинного психогенного начала ни в коей мере нс противоречит возможности развития заболеваний, не укладывающихся в понятие Н., — так называемых психосоматических болезней, процессуальных заболеваний, провоцируемых психогениями (по данным И. А. Митихиной (1983), шизофрения начинается в 21% наблюдений в условиях психотравмирующей ситуации), а также реактивных состояний и психогенных развитии личности, обязанных своим возникновением именно психогенному фактору. Вместе с тем необходимо учитывать, что последний не является единственной причиной и истинных Н., о чем будет сказано ниже.

Функциональный характер расстройств (отсутствие необратимых изменений, возврат при выздоровлении к исходному уровню), казалось бы, также относится к числу кардинальных признаков. Однако, с одной стороны, ге511Ш1ю аа иПсешт является основным признаком фазовых состояний (следовательно, его использование для дифференцирования с невро-зоп сдобными фазами невозможно), а с другой — при таком Н., как ННС, в случае длительного течения последнего наблюдается формирование отсутствовавших ранее психастенических черт (рбсессивно-психас-теническое развитие личности, по Н. К. Липгарт, 1978). Если же в определение функциональных рас-. стройств привносить условно-рефлекторную фиксацию болезненных проявлений, то таковая весьма часто имеет место и при других заболеваниях, например боязнь езды в метро при неврозоподобной шизофрении в случае возникновения в этих условиях первого фобического приступа.

Парциальность невротических нарушений (в отличие от тотальности психопатической структуры личности) весьма относительна. Если иметь в виду лишь клинические признаки (а не уровень адаптирован-ности), то помимо собственно невротических, т. е. свойственных тем или иным видам Н., при последних имеют место и аффективные нарушения, затруднения интеллектуальной деятельности, не говоря уже о вегетативно-соматических нарушениях, встречаются и поведенческие расстройства.

Попытки определения отдельных видов Н. в соответствии с классическими клиническими характеристиками не бесспорны в силу ряда обстоятельств. Во-первых, на разных возрастных этапах клиника неврозов не идентична. Так, в детском возрасте ННС может выражаться в склонности к ригидности и поведению со стереотипиями (МаПт М., 1984). Во-вторых, в дебюте процессуальных заболеваний, а иногда и при ремиссиях в их течении клинические картины могут становиться неотличимыми от Н. Таким образом, этот признак более адекватен для преневротичес-ких состояний (невротических реакций), чем для развернутых Н.

Преходящий характер болезненных расстройств, их кратковременность также не являются достаточно убедительной характеристикой при диагностике Н. в связи с возможностью кратковременных неврозопо-добных “зарниц” или форпост-синдромов, проскальзывающих иногда за много лет до выявления шизофренического процесса и являющихся его предстадией. Аналогичные предвестники описывались и при других психических заболеваниях, например при паранойе (РЦг А., 1922).

Все эти моменты, связанные с недостаточностью дефиниции понятия “неврозы”, и явились основанием к крайним взглядам, выражающимся в скептической оценке всего этого понятия со стороны ряда психиатров, в лучшем случае соглашающихся на понятие “реакция” либо рассматривающих их в рамках “невротических развитии”, а то и вовсе на синдромаль-ном уровне (Федотов Д. Д., 1974; Ануфриев А. К., 1974; МКБ-10, 1994).

Однако, как писал ^. МотЬоиг (1984), одностороннее занятие психозами, органическими синдромами и больничной психиатрией одновременно ведет к пренебрежению малой психиатрией, психотерапией и психологически-социальным подходом. Целесообразность использования понятия “неврозы” при практической работе в клиниках пограничных состояний и в условиях додиспансерной психиатрической службы, а также с учетом сложившихся в отечественной психиатрии традиций не вызывает сомнений.

При диагностике Н. представляется целесообразным учитывать ряд моментов, имеющих принципиальное значение:

1) отсутствие четкого и общепринятого в настоящее время определения этого понятия и связанный с этим вероятностный (а не абсолютный) характер перечисленных выше признаков, кладущихся в его основу, т. с. каждый из них, взятый отдельно, имеет лишь относительное диагностическое значение;

отсюда — необходимость учета комплекса этих признаков;

2) невозможность диагностирования Н. по отдельному, выхваченному из стереотипа болезни признаку, настоятельная необходимость учета всей клинической картины в целом с момента возникновения болезненных расстройств;

3) целесообразность учета возрастной специфики в клинических проявлениях болезни;

4) необходимость катамнестической верификации диагноза.

Остановимся на особенностях той “почвы”, на которой возникают Н. Лишь в 20% наблюдений нельзя отметить черт личностной измененности, в 48% речь идет об акцентуированных, в 28% — о психопатических личностях, в 4% — о невропатическом (соматопа-тическом, по К. 8сппек1ег, 1944) преморбиде. При этом чаще всего речь идет о клинически недифференцированной (мозаичной) личностной структуре (30% наблюдений), об астенических и психастенических личностных особенностях (по 25%), истерических (10%), шизоидных и неустойчивых (по 5%). Наблюдается известная, хотя и неполная, корреляция между типом преморбидной личности и формой Н.: так, истерический Н. чаще развивается у личностей истсри ческого склада, ННС — у психастеников и сенситив-ных шизоидов, а неврастения — у личностей астенического круга. Однако полной зависимости здесь нсэ:

типов личностной патологии описано больше, чем форм Н. Кроме того, любой тип личности, несмотря на указанную предпочтительность, может дать любую форму Н.
Теги: Малый словарь терминов по психиатрии
Просмотров: 15 | Добавил: creditor | Теги: Малый словарь терминов по психиатри | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close