Главная » Психоаналитические термины и понятия
12:08
Психоаналитические термины и понятия
МЛАДЕНЧЕСКАЯ АМНЕЗИЯ

(INFANTILE AMNESIA)



См. амнезия.





МЛАДЕНЧЕСКАЯ

ЗАВИСИМОСТЬ

(INFANTILE DEPENDENCE)



См. теория Фэйрбейрна.





МОРАЛЬНАЯ ЗАЩИТА

(MORAL DEFENCE)



См. теория Фэйрбейрна.

МОРАЛЬНЫЙ МАЗОХИЗМ

(MORAL MASOCHISM)



См. мазохизм.





МУЖЕСТВЕННОСТЬ/

ЖЕНСТВЕННОСТЬ

(MASCULINITY/

FEMININITY)



Обобщающие обозначения сочетаний характерных признаков представителей каждого пола, включая анатомию, внешность, половую идентичность, половые роли, сексуальные предпочтения и культурно обусловленное социальное поведение. Несмотря на исторические и межкультурные различия, эти характеристики долго считались врожденными, биологическими по природе. Осознание того, что эти различия требуют психологического объяснения, является огромным интеллектуальным достижением Фрейда, за которое надо воздать ему должное.

Поначалу Фрейд отождествлял полярность мужественности/женственности с полярностью активности/пассивности, полагая, что активность женщины является мужским качеством, а пассивность мужчины — женским. Позже, однако, он вынужден был признать, что и в мужчинах, и в женщинах представлено смешение активности и пассивности, равно как других мужских и женских черт. Вследствие этого он и другие исследователи как в рамках психоанализа, так и вне него изменили первоначальную формулировку. Содержание этих понятий менялось по мере того, как возникали все новые вопросы по поводу традиционного отождествления биологического пола с сексуальной ролью и психологическими характеристиками. В настоящее время сложный процесс становления характеристик, обозначаемых как мужские и женские, рассматривается не только в связи с эдиповым развитием, но и с доэдиповым развитием, идентификацией, интернализацией и научением.

Наряду с анатомическими и гормональными межполовыми различиями, выделены три основные группы психологических различий: 1) половая идентичность: чувство принадлежности к тому или другому полу, формирующееся к трем годам, когда завершается процесс сепарации-индивидуации и ребенок обретает автономию; 2) сексуальное поведение, явное или воображаемое, выражающееся в выборе объекта и соответствующей активности; 3) детерминированные культурой и институционализированные несексуальные атрибуты и поведение — внешний физический облик, одежда, манеры, речь, эмоциональная отзывчивость, агрессивность и др. Идентификация и с отцом, и с матерью означает, что представители обоих полов обретают бисексуальную предрасположенность, но к трехлетнему возрасту одна сексуальная ориентация превалирует. Хотя и половая идентичность, и полоролевое поведение могут отражать полярность мужественности/женственности, полоролевая идентичность соотносится с психологическим образом себя, который можно определить как самооценку своей мужественности или женственности в соответствии с социальными стандартами мужского и женского поведения. Такая самооценка постоянно отслеживается, сознательно и бессознательно. Полоролевое поведение, напротив, соотносится с теми чертами, которые наблюдатель считает мужскими или женскими.



См. половая идентичность.

[318, 681, 795, 819, 873]





МУЖСКОЙ ПРОТЕСТ

(MASCULINE PROTEST)



Используя понятия “мужской” и “женский” как метафоры силы и слабости, Адлер (1924) постулировал существование мужского протеста — специфического набора черт, выполняющего у представителей обоего пола функции сверхкомпенсации чувства неполноценности и предрасположенности к неврозам. Позже он использовал термин в более узком смысле, соотнося его с протестом женщины против женской роли.

Адлер считал представления Фрейда о зависти к пенису слишком буквальными и биологическими, полагая, что женщина чувствует неполноценность не в связи с физической недостаточностью, а в связи с узаконенным культурой доминированием мужчин. Эта ранняя критика представлений Фрейда о женской психологии проистекала из внимания Адлера к власти как к доминирующей силе человеческой психики. Не соглашаясь с введением понятия мужской протест, Фрейд (1914) отождествил его со страхом кастрации, который он определил как страх мальчика за свой пенис и зависть девочки к пенису.

Расходящиеся с фрейдовскими взгляды Адлера обозначали его явное несогласие с биологически ориентированной психологией влечений. В конце концов он дал подробную критику представлений Фрейда, и их пути разошлись.



См. зависть к пенису, кастрация, тревога.

[17, 28, 280, 322]





МНОЖЕСТВЕННЫЙ

ДЕТЕРМИНИЗМ

(MULTIDETERMINISM)



Положение, согласно которому психическое явление или аспект поведения могут быть вызваны более чем одним фактором и могут служить более чем одной цели в психической системе и с точки зрения экономики.

Для указания на множественность взаимопересекающихся причин, лежащих в основе симптомов, сновидений, поведенческих проявлений и любого элемента психической жизни, Фрейд использовал термин сверхдетерминация. Этот термин был заимствован из геометрии: пересечение двух линий детерминирует точку; пересечение в точке трех линий сверхдетерминирует ее. В психоанализе, однако, термин предполагает несколько линий, но не всегда больше необходимого; поэтому термин множественный детерминизм предпочтительнее сверхдетерминации.

Согласно принципу множественного детерминизма все психические акты и структуры множественно детерминированы. Так, анализ может раскрыть, что какая-то мысль или сновидение определяется как тем, что воспринималось сознательно, так и множеством бессознательных факторов, включая дериваты влечений, защитные операции Я, сложные чувства, связанные с переносом, и др. Это возможно, поскольку каждый психический акт имеет множество значений. Так, симптом может включать удовлетворение желания, потребности в наказании, различные вторичные выгоды. Каждое значение сохраняет собственную ценность и движется к сознанию по своему пути, но конвергенция множества этих значений составляет суть конечного общего движения.

Разрабатывая фрейдовскую концепцию сверхдетерминации, Вельдер (1936) обнаружил, что каждое психическое действие отражает взаимодействие всех психических сил (Оно, Я, Сверх-Я), навязчивых повторений, требований внешней среды. Исходя из этого, Вельдер вывел принцип множественной функции, согласно которому “...ни одна попытка решения проблемы не может быть предпринята без того, чтобы в то же время тем или иным способом она не представляла попытку решения другой проблемы” (с. 49). Но некоторые силы находятся в разногласии с другими и не все могут быть в равной степени удовлетворены; таким образом, каждый акт представляет компромисс, разрешающий одни проблемы успешнее, чем другие.

Множественный детерминизм и принцип множественных функций соответствуют факту множества значений, и сами психические структуры развиваются соответственно этим принципам. Они исключительно важны для понимания клинических проявлений и, следовательно, проблем, связанных с формированием неврозов и характера. Синтетическая функция Я собирает воедино различные конфликтующие силы наилучшим для индивида в его состоянии образом.

Естественным следствием упомянутых принципов является принцип множественной апелляции. Выведенный Гартманном в 1951 году, он связан с наблюдением, что интерпретация, осуществленная вдоль какой-либо отдельной линии, имеет последствия и вне этой линии. Апеллируя к различным аспектам динамической системы, она может произвести неожиданный эффект.



См. компромиссное образование, психоневроз, функция Я.

[413, 785, 809, 850]





НАВЯЗЧИВОЕ ПОВТОРЕНИЕ

(REPETITION COMPULSION)



В клиническом смысле — навязчивое стремление определенных людей повторно переживать неприятные и болезненные ситуации, возникающие в их жизни, без осознания собственной причастности к появлению таких инцидентов или связи текущих ситуаций с прошлым опытом. Пациенты склонны приписывать неприятные эпизоды, которые могут возникать неожиданно и внешне безо всякой связи с личностью или общим поведением индивида, невезению или судьбе. Про лиц с такими повторяющимися и, как правило, сходными жизненными трагедиями принято говорить, что они страдают неврозом судьбы или навязчивым повторением.

В отличие от других психологических феноменов, включая мазохизм, навязчивое повторение является относительно независимым от принципа удовольствия. Этот факт настолько поразил Фрейда, что свою первую опубликованную работу о навязчивом повторении он назвал “По ту сторону принципа удовольствия” (1920) и использовал эту категорию для дифференциации более примитивных (в биологическом и эволюционном значении) психических операций от тех, которые регулируются принципом удовольствия/неудовольствия.

Фрейд также использовал идею о навязчивом повторении в своей теории о влечениях к жизни и смерти. Он считал навязчивое повторение проявлением главной функции психического аппарата, то есть связывания напряжения и устранения возбуждения. Он рассматривал его как выражение принципа нирваны и тем самым как дериват конечной цели агрессивного влечения (к смерти), возвращения к неорганическому состоянию.

Впервые упомянув о навязчивом стремлении к повторению в работе, посвященной вопросам техники анализа (1914), Фрейд обратил внимание на повторение пациентом в отношениях с врачом поведения и установок, характерных для прежних переживаний. Фрейд полагал, что повторение в действии является способом припоминания, замещающим собой вербальное воспроизведение забытых событий. Он считал также, что и сам по себе перенос также является повторением.

Однако навязчивое повторение относится не только к терапевтической ситуации; оно происходит также в обычной деятельности и в случае вышеописанных невротических состояний. Среди различных его проявлений встречаются повторения в детской игре, помогающие ребенку справиться с переживаниями утраты, — дети часто также предаются активному повторению различных пассивно пережитых травматических событий. То же самое относится к повторяющимся ночным кошмарам, возникающим после травмирующих событий. Иные проявления навязчивого повторения включают в себя активизацию детских конфликтов в процессе психоаналитического лечения и определенные расстройства характера, сопровождающиеся постоянной потребностью терпеть поражения.

Другие психоаналитики дополнили представления о навязчивом повторении, соотнося его с такими функциями Я, как совладание и регуляция (реститутивное и рекреативное повторение), или с одним из вариантов мазохизма, или отождествляя его с проявлением биологических влечений, отвечающих за созревание психической структуры и психического функционирования (влечений, принуждающих к разрядке, несмотря на действие принципа удовольствия/неудовольствия).

Повторяемость является характеристикой многих феноменов и процессов жизни, биологических и психологических, но не все из них детерминируются навязчивым повторением. Оно проявляется в моторном и психическом развитии ребенка как часть процесса научения, в попытках избежать нового, в реакциях на те же самые стимулы, если результат приносит удовольствие, и в случае незавершенных намеренных действий. В психологической сфере Лёвальд (1971) проводит разграничение между относительно пассивными, или автоматическими, повторениями и повторением активным. Инфантильные бессознательные прототипические переживания пассивно воспроизводятся при неврозах, тогда как оживление инфантильного невроза в ходе анализа является активным воссозданием на более высоком уровне организации, обеспечивающим возможность разрешение конфликта.



См. инстинктивное влечение, мазохизм, отыгрывание, принцип удовольствия/неудовольствия, травматический невроз.

[32, 282, 300, 568]

НА ПУТИ

К КОНСТАНТНОСТИ

ОБЪЕКТА

(ON THE WAY

TO OBJECT CONSTANCY)



См. сепарация-индивидуация.





НАРЦИССИЗМ

(NARCISSISM)



Любовь к самому себе — термин, введенный Некке в 1899 году на основе осуществленного Хэвлоком Эллисом сопоставления греческого мифа о Нарциссе со случаем мужской аутоэротической перверсии. В психоанализе, однако, термин приобрел более широкое значение, и подобная перверсия рассматривается лишь как конкретная, наглядная иллюстрация чего-то более общего в человеческой психике и поведении.

При первом рассмотрении Фрейдом нарциссизма в его письме к Флиссу (1899) он склонен был использовать это понятие в связи с энергетическими представлениями, объясняя судьбу либидинозной энергии при психических нарушениях (эта идея была им разработана позже).

В то же время он использовал его для объяснения различных феноменов, таких, как “безграничная любовь ребенка к себе” и гомосексуальный выбор объекта. Позже он использовал этот термин в генетическом смысле, рассматривая нарциссизм как стадию развития между аутоэротизмом и объектной любовью.

В программной работе 1914 года “О нарциссизме” Фрейд описал первичный нарциссизм — “...изначальный либидинозный катексис собственной персоны, часть которого впоследствии отдается объекту, но который в основном сохраняется” (с. 75) и вторичный нарциссизм — катексис “осадков” утерянных объектов, встроенных (посредством интроекции) внутрь Я. Трансформируясь в нарциссизм, это объектное либидо десексуализируется (сублимируется) и предположительно дает энергию для развития и функционирования Я. Кроме того, Фрейд определял нарциссизм как “либидинозный катексис Я”, но, как отмечает Гартманн (1950), Фрейд здесь использует понятие Я в значении Самости. Фрейд также называл нарциссической такую установку к внешнему миру, для которой характерно отсутствие объектных отношений. Наконец, он обозначил нарциссические корни Я-идеала и показал, что самооценка зависит от нарциссического либидо.

Таким образом, в психоаналитической литературе термин нарциссический используется для обозначения широкого круга явлений: сексуальной перверсии, стадии развития, типа либидо или его объекта, способа выбора объекта, взаимоотношений со средой, установки, самооценки и типа личности, которая может быть относительно здоровой, невротической, психотической или пограничной. Кроме того, представление об отдельной линии развития нарциссического либидо стало фундаментальной теоретической основой для школы психологии Самости, в которой различные личностные черты рассматриваются как нарциссические структуры, возникающие в результате трансформации нарциссизма. Столь широкое применение этого термина приводит к путанице, поэтому все очевиднее становится необходимость более строгого его употребления (Pulver, 1970).

В современной литературе термин нарциссизм принято соотносить прежде всего с самооценкой. Кернберг (1967), к примеру, пишет, что нарциссические пациенты “во взаимодействии с другими необычайно ориентированы на себя, испытывают чрезвычайную потребность в любви и восхищении со стороны других, их характеризует очевидное и весьма любопытное противоречие между завышенными представлениями о себе и чрезмерной потребностью восхваления” (с. 655). Кроме того, такие индивиды характеризуются чувством собственных исключительных прав, фантазиями о всезнании и всемогуществе, собственном совершенстве или совершенстве идеализируемого объекта, выраженность которых зависит от остроты психопатологии. Сопутствующие аффекты колеблются от душевного подъема (если завышенная самооценка подкрепляется) до разочарования, депрессии или гнева, называемого нарциссическим гневом (если уязвлено самолюбие).

После построения структурной теории взгляды Фрейда на нарциссизм не пересматривались, хотя он несколько раз упоминал о важной роли представлений о нарциссизме в разработке второй теории влечений и второй топографической модели (Оно, Я и Сверх-Я). Его идеи о первичном и вторичном нарциссизме хотя и выражены в терминах экономического подхода, указывают на признание роли объектов и проективно-интроективных механизмов в процессах идентификации, приводящих к формированию Я (как результату взаимообменов между матерью и ребенком). В современном понимании нарциссизма сохраняется идея о либидинозном катексисе Самости, но к этому добавляется структурное видение его раннего экономического значения и признание не только либидинозных, но и агрессивных элементов в нарциссических феноменах.

Следует различать нормальный и патологический нарциссизм. Первый зависит от структурной целостности, обретения константного восприятия себя и объектов, равновесия между дериватами агрессивных и либидинозных влечений, гармонии между структурами Самости и Сверх-Я, способности к Я-синтонному выражению побуждений, принятию вознаграждения со стороны внешних объектов, а также от физического благополучия. Патологический нарциссизм включает защитное самоуничижение с сопутствующей недостаточной интеграцией представления о себе и диссоциацией агрессивно обусловленных репрезентаций Самости. Нормальный нарциссизм ведет к устойчивому реалистическому отношению к себе. Патологический нарциссизм, напротив, сопровождается архаическими требованиями к себе, исключительной зависимостью от оценки со стороны других и бедными или вырожденными объектными отношениями. Он проявляется в чувстве собственной исключительности, безжалостном самосовершенствовании и нарушенной способности заботиться о других, сочувствовать им, любить их.



См. гомосексуальность, катексис, метапсихология, психическая энергия, психоз, психология Самости, Самость, сублимация, теория либидо, Я-идеал.





НАРЦИССИЧЕСКИЙ ГНЕВ

(NARCISSIC RAGE)



См. психология Самости.

[80, 412, 490, 491. 622, 695]

НАРЦИССИЧЕСКИЙ НЕВРОЗ

(NARCISSIC NEUROSIS)



См. психоневроз.





НАРЦИССИЧЕСКИЙ ПЕРЕНОС

(NARCISSIC TRANSFERENCE)



См. психология Самости.





НАСТРОЕНИЕ

(MOOD)



Временное, но относительно стойкое комплексное психическое состояние, содержащее несколько компонентов: преобладающую эмоциональную окраску (аффективный компонент), сужение психического содержания и изменение отдельных аспектов мышления в рамках вторичного процесса (когнитивный компонент), склонность к определенным действиям (поведенческий компонент). Настроение меняется в ответ на внутренние или внешние, сознательные или бессознательные психофизиологические события; оно отличается от того, что в целом привычно для данного индивида.

Наиболее ярким признаком настроения является аффективный компонент, переживаемый субъективно и, как правило, доступный объективному наблюдению. Аффективные признаки настроения могут быть мимолетными, но обычно они сохраняются несколько часов или дней. На шкале чувств простые аффекты расположились бы на одном полюсе, настроения — в середине, а более сложные и продолжительные аффективные явления, такие, как любовь, верность, патриотизм, — на другом полюсе. Настроения представляют собой динамические психические констелляции, которые содержат, регулируют, связывают и выражают сложную смесь аффектов. В рамках структурного подхода настроение можно рассматривать как попытку Я интегрировать и контролировать аффективные реакции на требования Оно, Сверх-Я и реальности. В экономическом смысле структура настроения регулирует проявление повторяющихся небольших количеств аффектов, тем самым предотвращая возможность эксплозивной, потенциально неконтролируемой разрядки. Настроения, подобно симптомам, выполняют роль компромисса, одновременно защищая от сильных аффектов, возникающих в результате конфликта, и допуская их смягченное проявление.

Когнитивный компонент настроения качественно окрашивает вторично-процессуальное мышление и психическое содержание. В структурном отношении настроение ставит под угрозу деятельность Я, особенно его способность точно оценивать внутреннюю и внешнюю реальность. Настроение меняет природу репрезентаций Самости и объектов. Например, в подавленном настроении человек может считать себя ничтожеством и думать, что другие люди совершенно им не интересуются. Он же в состоянии душевного подъема может считать себя способным одолеть любые препятствия и распространять свой оптимизм на весь мир. Подобная избирательность восприятия ухудшает проверку реальности. В то же время избирательная концентрация на идеях, воспоминаниях, установках, верованиях, оценках и ожиданиях в гармонии с чувственным тоном и исключение диссонирующего психического содержания усиливают и сохраняют настроение. Это придает настроениям глобальный и всеобъемлющий характер.

Поведенческий компонент настроения раскрывается в индивидуальных поведенческих действиях, бездействии или паттернах моторной активности. Дезорганизованная гиперактивность маньяка, болтливость гипоманиакального человека, психомоторная заторможенность человека, находящегося в депрессии, продуктивность в “рабочем настроении” — все это примеры поведенческого компонента. Настроение может окрашивать весь поведенческий репертуар индивида, включая черты характера, которые обычно считаются ригидными и фиксированными. Поведение влияет на других, чьи реакции подкрепляют обоснованность настроения.

Размышления психоаналитиков о происхождении ранних, базальных настроений и настроениях, характерных для индивида, были обращены как к врожденным факторам, так и переменным опыта. Очевидно, что различные дети предрасположены к различным настроениям, а фазы нормального детского развития связаны с характерными настроениями (например, приподнятое настроение в период от десяти до одиннадцати месяцев, связанное с тем, что Гринэйкр (1957) назвала “отношениями любви с миром”). Существует связь между депрессией и реальной или воображаемой утратой объекта в раннем возрасте (возникающей в контексте детско-материнских отношений); это отношение особенно проявляется в подфазах сепарации-индивидуации второго и третьего года жизни. Вытесненные ранние переживания фрустрации/депривации или удовлетворения, равно как и некоторые другие события и травмы, служат архаическими очагами (точками фиксации), вокруг которых организуются бурные аффективные реакции. Когда с этими точками фиксации ассоциируются текущие переживания, индуцируется комплексная психологическая реакция, называемая настроением. Как отмечает Якобсон (1971), эмоциональное переживание, выступающее триггером настроения, может быть полностью внутренним (осуществляясь посредством психических либо нейроэлектрохимических процессов) либо внешним (связанным с текущим жизненным опытом). Оно может быть осознанным или бессознательным, ориентированным либо на реальность, либо на ассоциации с сознательными или бессознательными воспоминаниями.



См. аффект.

[371, 455, 582, 662, 865]





НАРУШЕНИЯ НАСТРОЕНИЯ

(MOOD DISTURBANCE)



Расстройства настроения

(mood disorder)

Психопатологические состояния, вызываемые выраженными изменениями компонентов настроения. Чрезмерная интенсивность, длительность, изменчивость или характер аффективного тона настроения (его аффективного компонента) снижает способность индивида действовать (поведенческий компонент) и мыслить (когнитивный компонент) гибко и адекватно внутренним указаниям Я и требованиям внешней реальности.

Чаще оба термина употребляются как синонимы более распространенного — аффективное расстройство, — относящегося к группе клинических состояний, в которую наряду с другими входят такие, как патологическая грусть, инволюционная меланхолия, эндогенная депрессия, реактивная депрессия, невротическая депрессия, психотическая депрессия, гипомания, мания, маниакально-депрессивное заболевание и биполярное расстройство настроения.



См. аффективные расстройства.





НЕВРАСТЕНИЯ

(NEURASTHENIA)



См. актуальный невроз.





НЕВРАЧЕБНЫЙ АНАЛИЗ

(LAY ANALYSIS)



Психоаналитическая практика, осуществляемая аналитиком без медицинского образования, чаще всего — клиническим психологом или другим специалистом в области психического здоровья.



НЕВРОЗ

(NEUROSIS)



Этот термин в настоящее время употребляется в основном как синоним психоневроза. Впервые в 1777 году его использовал Уильям Каллен для обозначения функционального физиологического расстройства, не имеющего структурной основы в страдающем органе. В 1896 году Зигмунд Фрейд описал так называемый актуальный невроз (от нем. aktual — нынешний), при котором симптомы нервного расстройства, включая тревогу и астению, связаны со стрессовыми нарушениями зрелой сексуальной жизни. Актуальный невроз Фрейд отличал от психоневроза, при котором психический конфликт, по большей части бессознательный и базирующийся на ранних детских переживаниях, предшествует формированию невротической симптоматики. При этом Фрейд признавал возможность смешения обоих форм невроза и частую невозможность их клинического различения.

По мнению Фрейда, тревога при актуальном неврозе, так же, как и при травматическом, связана с чрезмерной стимуляцией. Без нормальной сексуальной разрядки она “наполняет” тело напряжением, которое находит выражение посредством “запасной” автономной разрядки. Согласно этой первой теории тревоги, последняя представляет собой трансформированное либидо. В рамках второй теории тревоги Фрейд рассматривает тревогу как сигнал Я об опасности. С этого времени термин актуальный невроз был упразднен.



См. актуальный невроз, психоневроз, травматический невроз, тревога.

[153, 246, 312, 527, 768]





НЕВРОЗ ОРГАНОВ

(ORGAN NEUROSIS)



Состояние, в котором бессознательные психические конфликты выражаются в виде физиологических нарушений организма — отдельного органа или системы органов. Сюда же относятся “психосоматические” заболевания, такие, как пептическая язва или бронхиальная астма, а также состояния неспецифического психического напряжения и застоя аффектов. Физиологические изменения при неврозе органов не имеют первичного психического значения, которое можно было бы интерпретировать. Таким образом, невроз органов отличается от конверсионных реакций, которые обычно не включают в себя физиологические изменения. Конверсия является “переводом” специфических бессознательных фантазий на язык тела; она непосредственно доступна психоанализу, подобно сновидению.

Однако разграничение между неврозом органов и симптомами конверсии не является столь строгим, как в этом узком определении, поскольку в отдельных случаях конверсия может выражаться в повреждении тканей; и наоборот, даже чисто физиологические нарушения вторично приобретают психическое значение. В целом термин “невроз органов” эквивалентен более современному понятию психофизиологического расстройства, широко распространенному в психиатрической литературе.



См. психосоматические состояния, соматизация.

[185, 203]

НЕВРОЗ СУДЬБЫ

(FATE NEUROSIS)



См. навязчивое повторение.



НЕВРОЗ УСПЕХА

(SUCCESS NEUROSIS)



Термин, введенный Шандором Лораном для описания пациентов, которых Фрейд называл “те, кто сокрушен успехом”. До достижения успеха пациенты не демонстрируют никаких симптомов. Типичным примером является пациент-мужчина из среднеобеспеченной семьи, добившийся значительно большего, чем отец, иногда даже крупного финансового успеха. Однако это достижение для пациента разрушается конфликтом, основанным на том, что успех имеет значение эдиповой победы, и индивид переполнен чувством вины и самобичеванием. Фрейд (1914—1916) приводил примеры из литературы — Макбет Шекспира, Ребекка из “Росмерсхольма” Ибсена, — чтобы показать, как чувство вины разрушает то, что иначе было бы эдиповыми победами.

У некоторых пациентов успех усиливает гомосексуальную тревогу, поскольку открывает путь отцовской любви. Поэтому конфликт и тревога могут возникать на основе как положительной, так и отрицательной эдиповой коннотации успеха. Аналогичные феномены наблюдаются в неврозе судьбы и при негативной терапевтической реакции.

Позже некоторые авторы использовали этот термин в менее специфическом смысле — для обозначения различных сложностей в отношении к достижениям, включая проблемы характера и доэдиповы конфликты. Среди рассматриваемых феноменов — сниженная успеваемость и проблемы, возникающие у женщины в ее стремлении к успеху. Подобные проблемы могут рассматриваться как часть мазохистского континуума либо быть отнесены к нарциссической патологии. Сепарация-индивидуация и, в частности, патология восстановительной фазы могут сыграть роль фактора, накладывающего запрет на удовлетворение от успеха, достигнутого отдельно от матери. В целом, однако, эти феномены не соответствуют специфическим обстоятельствам, описанным Фрейдом, Лораном, Шекели и Бресслером, в которых специфические невротические симптомы возникают вслед за достижением долгожданного успеха. В целях ясности и непротиворечивости термин следует сохранить за неврозами, при которых симптоматика возникает в описанных названными авторами условиях.



См. негативная терапевтическая реакция.

[135, 223, 283, 321, 574, 836]





НЕВРОТИЧЕСКИЙ

ХАРАКТЕР

(NEUROTIC CHARACTER)



См. тревога.





НЕГАТИВНАЯ

ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ

РЕАКЦИЯ

(NEGATIVE THERAPEUTIC

REACTION)



Клиническая реакция, случающаяся иногда в процессе анализа. После периода эффективного и конструктивного психоанализа состояние больного парадоксальным образом ухудшается. Фрейд (1923) описывал эту ситуацию следующим образом: “Каждое частичное разрешение проблемы, которое должно было бы иметь, — а у других и имеет результатом, — улучшение или временное устранение симптомов, вызывает у них немедленное обострение их недуга” (с. 49). В некоторых случаях достаточно правильной интерпретации, чтобы усилить симптомы.

Такая негативная реакция может иметь несколько причин. Чаще всего она возникает у депрессивных, склонных к мазохизму пациентов, испытывающих выраженную бессознательную потребность в наказании. Их чувство вины может проистекать из ранних фантазий о совершенном “преступлении” (например, пациент чувствует себя ответственным за кастрацию матери в результате своего рождения). Потребность в наказании удовлетворяется главным образом благодаря страданию, доставляемому самим неврозом; когда эффективная аналитическая работа угрожает облегчить недуг с сопровождающим его страданием, пациент сопротивляется и сводит на нет лечение. Другой детерминантой могут быть особые мазохистские стремления, включающие в себя Я-идеал, возникший в результате идентификации с родителем, по-видимому, идеализировавшим жизнь в страдании.

Эти черты — выраженная тенденция к депрессивному аффекту, садомазохистская направленность, негативизм и сопротивление, исходящее от Сверх-Я, — глубоко укоренены в структуре характера пациентов, развивающих негативную терапевтическую реакцию.

Негативную терапевтическую реакцию нельзя путать с негативным переносом; более того, клинические данные свидетельствуют, что она возникает при наличии латентного позитивного переноса. Однако негативная терапевтическая реакция может вызывать контрперенос. Подобная тупиковая ситуация основывается обычно на взаимных чувствах беспомощности, вины и злости. Аналитик должен проявлять осторожность в работе с больными, опасающимися агрессивного вмешательства. Эффективная аналитическая работа и явные ожидания терапевта, что симптом будет устранен, угрожают нарушить хрупкий баланс, установленный индивидом, и он отвечает на эту угрозу мазохистским образом — усилением страдания и обострением симптомов.

Паттерны дезадаптивного поведения, внешне напоминающие негативную терапевтическую реакцию и имеющие сходство с психопатологическими симптомами, проявляются и вне аналитической ситуации. Примерами здесь могут служить описанные Фрейдом категории преступников, совершающих преступления из чувства вины, людей, сокрушенных успехом, “неудачников” и т.д. Для таких индивидов любые позитивные, жизнеутверждающие переживания таят в себе угрозу и могут вызвать негативную реакцию.



См. депрессия, контрперенос, перенос, садомазохизм, Сверх-Я, чувство вины.

[48, 303, 308, 644, 645, 664, 747]

НЕРАЗДЕЛЕННОЕ ЭГО

(UNDIVIDED EGO)



См. теория Фэйрбейрна.





НЕРАЗДЕЛЕННЫЙ ОБЪЕКТ

(UNDIVIDED OBJECT)



См. теория Фэйрбейрна.





НЕДИФФЕРЕНЦИРОВАННЫЕ

ЭНЕРГИИ

(UNDIFFERENTIATED

ENERGIES)



См. психическая энергия.





НЕЙТРАЛЬНАЯ ЭНЕРГИЯ

(NEUTRAL ENERGY)



См. психическая энергия.





НЕЙТРАЛЬНОСТЬ

(NEUTRALITY)



Позиция аналитика, обычно рекомендуемая для осуществления успешного психоаналитического процесса. Основой психоаналитической нейтральности является контроль над контрпереносом, избегание приписывания пациенту собственных ценностей и ориентация на возможности пациента, а не на собственные желания. В структурном отношении нейтральность описывается как позиция, равноудаленная от требований Оно, Я и Сверх-Я. Понятие относится также к рекомендуемой эмоциональной позиции аналитика — позиции человека, выполняющего профессиональные обязанности или позиции доброжелательного понимания, что позволит избежать крайностей отчуждения или чрезмерной включенности.

Предполагается, что нейтральность аналитика облегчает развитие, распознание и интерпретацию невроза переноса и сводит к минимуму искажения, которые могут возникнуть, если аналитик пытается учить, советовать или навязывать пациенту ценности, основанные на контрпереносе.

Многие авторы в качестве одного из аспектов нейтральности рассматривают абстиненцию, однако это является отдельным техническим принципом, служащим той же цели.

Избегание навязывания пациенту ценностей — общепризнанный аспект психоаналитической нейтральности. Однако все чаще признается, что аналитик всегда ориентируется на свои ценности, особенно на те, которые связаны с поиском истины, обретением знания, пониманием, ориентацией на реальность, зрелость, изменение. Эти установки сложным образом влияют на терапевтический процесс. Появилась обширная литература, посвященная этой проблеме (Bornstein, 1983).

Большие расхождения наблюдаются во взглядах на эмоциональную позицию аналитика, в частности, таких проявлений, как холодность, отстраненность, отзывчивость, сочувствие, поддержка и т.п. Одним из факторов, определивших эти разногласия, является противоречивость и двусмысленность высказываний Фрейда относительно установок аналитика. В одних случаях он высказывается за то, чтобы отставить в сторону человеческое сочувствие и принять позицию эмоциональной холодности (1912), в других — рекомендует сочувственное, понимающее отношение (1913) или позицию союзника (1940). Впервые термин нейтральность был применен Фрейдом в статье “Заметки о любви-переносе” (1915), одной из шести работ по проблемам психоаналитической техники, опубликованных между 1911 и 1925 годами. Чтобы понять смысл, который Фрейд вкладывал в понятие нейтральность, эти работы, а вместе с ними некоторые другие (1940), следует рассматривать как единое целое. Многие его комментарии касаются специфических технических проблем и, рассматриваемые по отдельности, неадекватно отражают его точку зрения. Современные авторы, однако, не полностью соглашаются с Фрейдом по данной проблеме.

Хотя многие авторы считают интерпретацию и инсайт единственными терапевтическими силами в процессе психоаналитического лечения, другие полагают важной стороной терапевтического процесса объектные или самообъектные отношения с аналитиком. Позиция по этому важному вопросу влияет на то, как понимается нейтральность и ее связь с принципом абстиненции.



См. абстиненция.

[120, 270, 327, 674]





НЕРВНАЯ АНОРЕКСИЯ

(ANOREXIA NEUROSA)



Расстройство приема пищи, наблюдаемое в основном у девушек и женщин, настойчиво стремящихся похудеть и полностью контролировать свое тело. Чувство голода подавляется и отрицается, человек произвольно ограничивает себя в еде, тогда как гиперактивность часто усиливает метаболические потребности. Пациенты с таким нарушением страдают не отсутствием аппетита, что предполагает буквальный смысл термина анорексия, а страхом располнеть, их ужасает переполненность ненасытными вербальными побуждениями. Во многих случаях анорексической булимии обжорство с последующей рвотой и/или приемом слабительных чередуется с периодами соблюдения диеты.

Обычно анорексия появляется в пубертате и в измененной форме может сохраняться всю жизнь. Часто другие члены семьи чересчур озабочены проблемами внешности и соблюдением диеты. В типичном случае мать — доминирующая и контролирующая фигура, отношения отца и дочери минимальны. По всей видимости, распространенность данного расстройства определяется различными медицинскими и социальными факторами, включая широко распространенный культурно обусловленный страх полноты.

Описываемое явление, которое может развиться в гипоталамическую аменорею, кахексию и даже привести к смерти, является комплексом психосоматических симптомов, возникающих при различной патологии: истерической, обсессивно-компульсивной, пограничной и психотической. Он часто сопровождается другими психосоматическими симптомами, атипичной депрессией, отыгрыванием и зависимостью. Физические эндокринно-матаболические изменения являются результатом произвольного голодания и обычно легко обратимы. Симптомы маскируют собой эдипов и доэдипов конфликты, сходные у всех пациентов с анорексией. Вместе с тем рестрикторы (понуждающие себя к голоданию) обладают ригидным контролирующим Я по сравнению с лицами, страдающими булимией; хотя они пытаются голодать, их периодически переполняют не только оральные, но и иные побуждения.

Больные анорексией обнаруживают широкий спектр психопатологических проявлений и расстройств Я. К расстройствам Я относятся нарушения восприятия, включая искажение образа тела, — отрицание истощения и устойчивый страх уродства и полноты. Представляется, что структурные дефекты Я связаны с ранними неудачами сепарации-индивидуации.

Больные анорексией испытывают сильную потребность в независимости и успехе, но стремятся удовлетворить ее дезадаптивным образом, пытаясь установить ригидный контроль над телом. Они обнаруживают выраженную амбивалентность, особенно по отношению к матери. Защита против женских генитальных желаний осуществляется через регрессию к первичным объектным отношениям и догенитальной разрядке влечения, что приводит к страху поглощения и примитивной идентификации со всемогущей матерью. Отказ от еды служит им средством достижения независимости и собственной успешности, а подавление аффекта — для того, чтобы чувствовать свою сепаратность. У некоторых пациенток эдиповы желания и отвергнутые фантазии беременности приводят к возникновению орально-агрессивной позиции, при которой каннибальские фантазии и инкорпоративные желания порождают страх разрушить материнский объект.

Я таких пациентов расщеплено на области псевдонормального функционирования различной способности к переносу. При анорексии показаны психоаналитическая терапия или даже психоанализ с использованием тех же средств, что разработаны для лечения острых характерологических нарушений. При лечении подростков желательна также терапия родителей.



См. психосоматические состояния, расстройства побуждений, характер.

[793, 794, 797, 879, 880]
Теги: Психоаналитические термины и понятия
Просмотров: 58 | Добавил: creditor | Теги: Психоаналитические термины и поняти | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close