Главная » Психоаналитические термины и понятия
12:07
Психоаналитические термины и понятия
ИНСТИНКТИВНОЕ ВЛЕЧЕНИЕ

(INSTINCTUAL DRIVE)



Цель влечения

(instinctual aim)

Объект влечения

(instinctual object)

Гипотеза об эндогенных мотивационных силах (наряду с другими), обусловливающих поведение человека, была одним из наиболее ранних допущений Фрейда и в дальнейшем оставалась краеугольным камнем психоаналитической теории. Для обозначения этих источников мотивации Фрейд использовал немецкое слово Trieb. Из множества определений наиболее распространено следующее: “[Trieb]... представляется нам как понятие на границе психического и соматического, как физический репрезентант стимулов, исходящих изнутри организма и достигающих психики, как мера требований к работе психики вследствие ее связи с телом” (Freud, 1915, с. 121—122).

Англоязычные читатели Фрейда были введены в некоторое заблуждение Стрейчи, решившим перевести слово “Trieb” как “инстинкт”. Инстинкты, как их определяют биологи и исследователи поведения, выступают в качестве мотивационных сил, всегда воплощающихся в виде специфического поведенческого паттерна. Напротив, фрейдовское понятие “Trieb” предполагает, что мотивационные силы могут действовать безотносительно к определенному способу проявления. Поскольку его определение касается психических репрезентаций (в сознательном, предсознательном или бессознательном) стимулов, порождаемых физиологическими процессами, оно не предполагает — в отличие от понятия инстинкт — специфического паттерна поведенческой реакции. По всей видимости, Фрейд имел в виду всю совокупность психических репрезентаций, которые могут быть связаны с данным соматическим процессом. В качестве определяющих характеристик он назвал источник, цель и объект. Следует сразу отметить, что по крайней мере одно из этих понятий, а именно “объект”, предполагает определенную степень дифференциации себя и объекта. В этом смысле инстинктивное влечение соотносится с проблемами развития и созревания. Понятие цель также предполагает ряд проблем. Поскольку существует возможность определения в терминах, соотносимых лишь с потребностью в разрядке соматического напряжения, многие авторы (Hartmann, Kris & Loewenstein, 1949) рассматривают действие над объектом как уже включенное в определение инстинктивного влечения. Другие авторы (например, Brenner, 1982), признавая врожденную природу инстинктивных влечений, считают, что их реализация возможна лишь при соответствующем преобразовании опытом. Третьи (Jacobson, 1964) допускают, что инстинктивные влечения являются продуктом развития. Фрейд допускал, что Triebе основаны на врожденных, генетически обусловленных потенциях организма. Это явилось одной из причин того, что Стрейчи и другие до него избрали для перевода термин “инстинкт”. Термин “инстинктивные влечения”, подчеркивая биологический аспект понятия “Trieb”, позволяет избежать ловушки, связанной со словом “инстинкт”. Новый термин был поддержан такими теоретиками, как Гартманн (1948) и Шур (1966).

Не было установлено, как можно определить ту врожденную данность, которая выступает в качестве генетически детерминированного субстрата (компонентов) инстинктивных влечений. Теоретические представления Фрейда претерпели значительную эволюцию. В итоге он пришел к разграничению двух основных тенденций, назвав одну из них либидо, или эросом, другую — агрессией, представления о которой он сформулировал в терминах влечения к смерти (танатос). Либидо, или эрос, проявляется как в физиологических, так и в психических процессах, и направлено на синтез; оно присутствует также во всех позитивных аспектах человеческих взаимоотношений и является конструктивным элементом мотивации большей части человеческой активности. В более узком смысле либидо принято связывать с “энергией”, проявляющейся в эротических или сексуальных целях; в этом смысле либидо иногда обозначают как сексуальный инстинкт.

Положение о влечении к смерти является, пожалуй, наиболее спорным у Фрейда. Его остро критиковали как психоаналитики, так и другие теоретики; до сих пор оно остается крайне спекулятивным и не подтверждается биологическими исследованиями. Фрейд признавал и активно обсуждал тот факт, что влечение к смерти можно наблюдать лишь в агрессивных, деструктивных действиях, направленных либо на внешнюю среду, либо на себя. В настоящее время большинство психоаналитиков как в клинической практике, так и в своих публикациях пользуются представлениями о либидинозных и агрессивных инстинктивных влечениях. Они также согласны в том, что инстинктивных влечений в чистом виде не существует. Поведение человека рассматривается как отражение либидинозных и агрессивных побуждений (конфликтующих либо взаимодействующих), при преобразующем воздействии уже интернализированных регуляторных агентов (Сверх-Я), индивидуального самовосприятия и отношения к среде. Таким образом, проявление инстинктивных влечений всегда является объектом влияний индивидуальной истории развития и актуальных условий. Они подвергаются “слиянию” еще на ранних этапах жизни и “расслаиваются” в качестве регрессивных феноменов в особых ситуациях.



[131, 285, 411, 422, 451, 766, 791]





ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИЯ

(INTELLECTUALIZATION)



Психологическая связь инстинктивных влечений с интеллектуальной активностью, особенно в целях контроля над тревогой и редукцией напряжения. Этот механизм обычно возникает в подростковом возрасте; примеры тому — абстрактные дискуссии и рассуждения на религиозные и философские темы, позволяющие избегать конкретных телесных переживаний или конфликтных чувств и идей. При благоприятных обстоятельствах адаптивная интеллектуализация может способствовать повышению уровня знаний и интеллекта, но патологические нарушения могут приводить к формированию обсессивной и паранойяльной симптоматики. При психоаналитическом лечении интеллектуализация нередко используется в целях защиты, отделяя и изолируя идеи от аффектов и препятствуя тем самым достижению эмоционального инсайта.



См. инстинктивные влечения, обсессия, психическая энергия.

[225, 748, 827, 874]



ИНТЕРВЕНЦИЯ

(INTERVENTION)



Общий термин для обозначения всех видов коммуникации аналитика с пациентом. К интервенциям относятся инструкции, объяснения, вопросы, конфронтации, разъяснения, реконструкции и интерпретации.





ИНТЕРНАЛИЗАЦИЯ

(INTERNALIZATION)



В широком, биологическом, смысле — процесс, посредством которого аспекты внешнего мира и интеракции с ним входят в организм и репрезентируются в его внутренних структурах. В рамках психоанализа этот процесс понимается как интрапсихический и обычно отнесенный к объектам, осуществляющийся в трех основных формах: инкорпорации, интроекции и идентификации. Соответствующие феномены экстернализации — проекция и действие. Хотя эти термины применялись не строго и как взаимозаменяемые, предпринимались многочисленные попытки определить их специфически с точки зрения уровня психического и психосексуального развития (Meissner, 1981).

Интернализация (термин, обобщающий эти способы) рассматривается как средство, при помощи которого аспекты удовлетворяющих потребности отношений (Hartmann, Kris & Loewenstein, 1949; Hartmann, 1950; A. Freud, 1952) и функций, осуществляемых одним индивидом для другого (Loewald, 1962; Tolpin, 1971), сохраняются, становясь частью самого индивида. Интернализация, являясь первичным феноменом, способствующим психическому развитию, действует в течение всей жизни, когда нарушаются либо прекращаются отношения со значимым другим. Восприятие, память, мыслительные репрезентанты и символические образования кодируют во внутреннем плане аспекты объектов и интеракций с ними, постепенно выстраивая структуры психического аппарата, благодаря чему индивид получает возможность присвоить функции, изначально осуществлявшиеся другими. Существуют различные формы репрезентации — сенсомоторная, образная, словесная, символическая (Piaget, 1937; Bruner, 1964; Horowitz, 1972; Blatt, 1974). Таким образом, психический аппарат получает возможность фиксировать и сохранять личностный и культурный опыт индивида, и эта фиксация отражает как фазу психосексуального развития и развития Я, так и способ переработки информации.

Фрейд (1917) постулировал существование ранней формы интернализации (прямой, непосредственной, не связанной с утратой объекта), так называемой первичной идентификации. Последняя проявляется до дифференциации индивидом себя и объектов и поэтому должна быть отделена от интернализации на других уровнях развития, где нечто, первоначально переживавшееся как внешнее, становится внутренним (Sandler, 1960; Loewald, 1962; Jacobson, 1964). Такая интернализация называется вторичной. Принято считать, что она возникает на более высоких уровнях развития — последовательно в формах инкорпорации, интроекции и идентификации. Некоторые авторы (например, Meissner, 1979, 1981) считают, что эти три уровня интернализации включают различные психические процессы, тогда как другие (Behrends & Blatt, 1985) полагают, что механизм интернализации на различных уровнях идентичен, но соотносится с различными уровнями дифференциации индивидом себя и объектов.

Инкорпорацию можно рассматривать как способ интернализации относительно недифференцированного уровня, на котором базисное различение себя и объектов достигнуто лишь в самом общем виде. Поскольку на этой стадии частные свойства выделяются плохо, интернализации глобальны, не дифференцированы и буквальны. Чувствование себя часто смешивается с чувствованием другого. Предполагаются фантазии орального поглощения и разрушения объекта. Инкорпорация как способ интернализации проявляется в фантазиях и сновидениях больных психозами, импульсивными расстройствами и с выраженным оральным характером. Она также встречается у невротических пациентов в состояниях выраженной регрессии при анализе.

При интроекции нет присущей инкорпорации деструкции через поглощение, и она не связана с границами тела. Это несколько более дифференцированный процесс, при котором частные свойства и функции объектов доступны, но не полностью интегрируются в целостное и эффективное чувство себя. Однако интроецированные компоненты становятся частью репрезентации себя или структур психического аппарата (Я, Сверх-Я или Я-идеала).

Таким образом, репрезентанты объекта трансформируются в репрезентанты себя, если границы между тем и другим неразличимы, в результате чего индивид может потерять чувство себя как отдельного целого и даже идентичности. Это происходит, когда ребенок психологически принимает родительские требования как собственные, но ведет себя одинаково независимо от присутствия объекта. Регулирующие, запрещающие или вознаграждающие аспекты Сверх-Я формируются через интроекцию родительских указаний, предостережений и поощрений.

Термин идентификация используется в качестве общего обозначения всех психических процессов, посредством которых индивид становится похож на другого в одном или нескольких аспектах; в этом смысле идентификация включает в себя все остальные термины, которые обсуждались выше. Однако в настоящее время аналитики склонны относить этот термин к более высокому по уровню типу интернализации. Этот более зрелый уровень интернализации предполагает более тонкую дифференциацию субъекта и объекта, и, с точки зрения интернализируемых свойств, процесс является более избирательным. Различные установки, функции и ценности других людей интегрируются в связную, эффективную идентичность и становятся полноценными функциональными частями субъекта, конкурентоспособными с другими. Таким образом, идентификация отличается от других способов интернализации с точки зрения того, насколько интернализация является центральной для базисной идентичности или ядра Я (Loewald, 1962). Трансформированные репрезентанты субъекта стабильны и способствуют становлению возрастающего чувства идентичности, самоконтролю и целенаправленности (Schafer, 1968).

Различные способы интернализации соотносятся со стадиями созревания и психического развития; на них влияют травмы, конфликты, задержки и регрессии каждой стадии. В оптимальном варианте они способствуют процессам обучения, включая овладение языком, а также развитию черт характера, таких, как манеры поведения, интересы и идеалы. Идентификации с любимыми, обожаемыми людьми или же с теми, кто вызывает страх, приводит к формированию адаптивных или защитных паттернов реагирования.

См. характер, развитие, развитие Я.

[65, 97, 141, 227, 294, 324, 412, 422, 438, 451, 567, 569, 601, 602, 685, 746,757, 839]





ИНТЕРПРЕТАЦИЯ

(INTERPRETATION)



Основной вид деятельности аналитика во время лечения, процесс, в ходе которого аналитик словами выражает то, что он понял в психической жизни пациента. Понимание основывается на описании пациентом своих воспоминаний, фантазий, желаний, страхов и других элементов психического конфликта, прежде им не осознававшихся либо осознававшихся неполно, неточно или в искаженной форме. Интерпретация основывается также на наблюдениях за тем, как пациент искажает отношения с аналитиком, чтобы встретиться с бессознательными потребностями и оживить прошлые переживания.

Интерпретация — это утверждение нового знания о пациенте. Этому процессу способствуют оба участника аналитического процесса, хотя аналитик, как правило, выступает инициатором. Генетическая интерпретация связывает и соотносит чувства, мысли, конфликты и поведение в настоящем с их историческими предшественниками, часто обращаясь к раннему детству. Реконструкция, являясь частью генетической интерпретации, представляет собой “сборку” информации о психологически значимых ранних переживаниях. Эта информация извлекается из сновидений, свободных ассоциаций, трансферентных искажений и других источников аналитических данных. Динамическая интерпретация направлена на прояснение конфликтующих психических тенденций, проявляющихся в поведении, чувствах и других формах психической деятельности. Интерпретация переноса раскрывает и объясняет искажения психоаналитических взаимоотношений, основанные на смещении на фигуру аналитика чувств, установок и способов поведения, изначально относившихся к значимым фигурам из прошлого пациента, обычно к родителям, братьям и сестрам. Анагогическая интерпретация, обычно предполагающая материал сновидений, раскрывает и проясняет абстрактные идеи, которые из-за сложности их непосредственной репрезентации в психических образах представлены в аллегорической форме материалом, до некоторой степени свободно соотносимым с абстрактными мыслями.

Интерпретация обычно предполагает дополнения и изменения со стороны аналитика и пациента по мере появления нового материала. Процесс интерпретации позволяет пациенту понять свою прошлую и настоящую внутреннюю жизнь по-новому, менее искаженно и более полно, что дает возможность изменения чувств, установок и поведения. Проработка связывает процесс интерпретации с терапевтическим изменением.



См. генетическая ошибка, перенос, проработка, реконструкция.

[41, 521, 549, 571]





ИНТРОВЕРСИЯ

(INTROVERSION)



См. термины аналитической психологии: типология.





ИНТРОЕКТИВНАЯ

ИДЕНТИФИКАЦИЯ

(INTROJECTIVE

IDENTIFICATION)



См. теория Кляйн.





ИНТУИЦИЯ

(INTUITION)



Способность быстрого понимания или распознания. Интуиция предполагает возможность молча и без видимых усилий (то есть предсознательно) организовывать и интегрировать множество разнесенных во времени наблюдений. Процесс интуитивного понимания достигается без осознания промежуточных шагов; приобретенное знание кажется внезапным, неожиданным и потому удивительным. Интуитивно обретенные знания требуют целенаправленной валидизации на основе объективного познания.

Интуиция связана с эмпатией, и разграничение между ними проводится не всегда верно. Эмпатия обычно предполагает общие эмоциональные переживания, в то время как интуиция соотносится с индивидуальными мыслями и идеями, которые могут и не сообщаться кому-либо в момент их появления. Эмпатические реакции являются информацией, на основе которой часто возникает интуитивное понимание. И наконец, эмпатия выступает как функция переживающего Я, а интуиция — наблюдающего Я.



См. познание, предсознательное, эмпатия, Я.





ИНФАНТИЛЬНАЯ

СЕКСУАЛЬНОСТЬ

(INFANTILE SEXUALITY)



Проявления психосексуального развития до подросткового возраста. Они отражают соответствующее определенным фазам созревание сексуального влечения (которое само подчиняется закономерностям общего развития) и постепенное развитие способности к формированию объектных отношений.

В ходе развития отдельные области тела ребенка (эротогенные зоны) становятся важными участками напряжения, удовлетворения и дистресса (то есть удовольствия или неудовольствия). Сначала оральная (рот, губы, язык), затем анальная, уретральная и, наконец, генитальная области наделяются повышенной способностью к обеспечению удовольствия и разрядке напряжения. Однако период развития столь непродолжителен, что даже при доминировании одной из зон в очередной фазе остальные зоны по-прежнему активны и способны обеспечивать эротическое удовлетворение. Поэтому катексис одной из зон не означает отсутствие такового в отношении остальных.

Ребенок от рождения отличается генетически заложенной способностью образовывать аффективные связи с другими людьми. Поскольку базисные телесные потребности (например, голод) удовлетворяются через контакты с объектами, удовлетворяющая стимуляция, связанная с различными эротогенными зонами, усиливает привязанность к объекту и дает импульс (парциальное влечение) к последующему удовлетворению. Удовольствие интрапсихически ассоциируется с присутствием объекта. Однако ребенок способен и к самоудовлетворению (например, посредством сосания пальца или задержки стула). Таким образом, удовлетворение дериватов влечений может быть отнесенным к объекту или аутоэротическим.

С возникновением Я у ребенка начинает возникать психическая репрезентация отсутствующего в данный момент объекта, что повышает удовольствие от аутоэротической активности. В ходе дальнейшего развития с обретением опыта сексуальные фантазии постепенно усложняются, приводя к конфликтным представлениям эдипова периода с сопутствующей генитальной мастурбацией или без таковой. Впоследствии они перерастают в подростковые и взрослые фантазии при мастурбации. В латентном периоде (периоде сексуальной статичности, продолжающийся с конца фаллически-эдиповой фазы до наступления подросткового возраста) сексуальные побуждения в значительной степени вытесняются. Такое вытеснение, однако, не является полным, и инфантильная сексуальность, хотя и принимает другие формы активности, сохраняется, выражаясь в симптомообразованиях, в структуре характера или в мастурбации.

С достижением подросткового возраста у индивида появляется возможность сексуального удовлетворения посредством внешнего объекта. Теперь он вынужден противостоять собственным фантазиям и желаниям, часть которых является дериватами парциальных влечений, ранее на сознательном уровне не принимавшихся. После того как сексуальные элементы организуются при примате гениталий, остатки инфантильной сексуальности находят нормальное выражение в виде предварительной эротической игры (взгляды, прикосновения, поцелуи и т.п.). Созревание сексуальной организации сочетается, как правило, с укрощением агрессивного влечения, возрастанием контроля над инстинктивными проявлениями и слиянием любовной нежности и сексуального желания в едином объектном отношении. Некоторые индивиды, однако, не достигают взрослой генитальной организации вследствие конституциональных особенностями, проблем развития или интрапсихического конфликта. Их сексуальная активность напоминает таковую при инфантильной сексуальности с точки зрения условий или способа разрядки, необходимых для достижения удовлетворения или обусловленных характером объектных отношений (например, привязанностью к парциальным объектам).



См. инфантильный невроз, компонентные влечения, объект, перверсия, подростковый возраст, психосексуальное развитие.





ИНФАНТИЛЬНОСТЬ

(INFANCY)



Хотя Фрейд использовал термин “инфантильный” для обозначения феноменов всего детского периода, инфантильность в современном употреблении относится к периоду первых трех лет жизни. В этот период ребенок переходит от состояния полной психической и физической зависимости к индивидуальному бытию с автономной регуляцией чувствования себя и других, способностью вербального общения и выражения внутренней реальности, независимостью во многих областях психического функционирования. К концу периода инфантильности должны произойти важные достижения в психической структуре: ребенок должен четко дифференцировать репрезентанты себя и объектов и быть способным интегрировать “хорошие” и “плохие” частичные объекты в целостные репрезентации себя и объектов. Также должны произойти дифференциация Я и Оно, развиться защитные механизмы, способные справиться с конфликтными чувствами и побуждениями. Должна появиться способность к формированию компромиссных образований, равно как и способность к продуцированию внутренней тревоги и развитию невротической симптоматики. Такой прогресс вооружает Я способностью интенциональности, сдерживания разрядки, сопротивления регрессии; зарождается толерантность к фрустрации, тревоге и амбивалентности. Ребенок обретает все большую способность справляться со сложными аффективными переживаниями при взаимодействии с одушевленной и неодушевленной средой.

В период инфантильности происходит быстрая дифференциация и интеграция функций, которая отражает сложное взаимодействие конституциональных данностей, генетически обусловленного созревания и среды (как до, так и после рождения). Существует множество моделей развития ребенка в этот период; хотя в каждой из них акцент делается на чем-то особом, все они основаны на постулате о том, что каждый новый уровень функционирования (выражение аффектов, моторные навыки, сенсорное восприятие и ретенция, контроль побуждений и т.д.) возникает во взаимодействии ребенка со средой. Опыт переживаний организуется во все более сложные паттерны, сначала на физиологическом, а затем на психологическом уровне репрезентации.

Из этих теоретических систем наиболее важными являются модель сенсомоторного развития Жана Пиаже, принадлежащая Фрейду теория влечений и концептуализация психосексуального развития (вместе с последующими психоаналитическими теориями Я и объектных отношений), модель сепарации-индивидуации Малер, этология человека (изучение наблюдаемого поведения), теория научения, основанные на наблюдении исследования Шпица, Вульф, Эмде, Штерна и др.

На протяжении первого года генетически обусловленное созревание как детерминанта поведения все более уступает место опыту. Развитие в этот период неравномерно. Наиболее быстрое развитие обозначается как биоповеденческие сдвиги; имеется в виду внезапное возникновение новых способностей и функций, включая новые формы аффективного поведения, отражающие новый уровень психической и физиологической организации.

Подобные сдвиги проявляются в виде резких изменений в социальной жизни ребенка. Так называемая реакция улыбки (2—3-й месяцы жизни) приводит к более интенсивным и качественно иным взаимодействиям с человеческим окружением, а боязнь незнакомых людей (6—8-й месяцы) указывает на появление способности испытывать страх.

Третий заметный поведенческий сдвиг наблюдается между восемнадцатым и двадцать четвертым месяцем жизни, когда появляется жест с сигнальным значением “нет”, происходит быстрое усвоение языка, развивается автономия, способность к социальным контактам, происходит смещение от сенсомоторного интеллекта к репрезентативному (Пиаже), возникает кризис восстановления (Малер), на смену приходит анальная фаза психосексуального развития (Фрейд). По истечении восемнадцати месяцев возникающее чувство Я проявляется в узнавании ребенком себя в зеркале. Ребенок начинает также говорить о себе в первом лице.

Один из способов концептуализации сдвигов уровней психической организации заключается в том, что после двух месяцев ребенок вспоминает мать в моменты узнавания; после семи—девяти месяцев — испытывать биологические и психологические потребности; после восемнадцати месяцев мнемическое воспроизведение осуществляется относительно независимо от внешних стимулов и внутренних потребностей. Такие сдвиги в возможностях ребенка делают процесс развития внешне дискретным, поскольку достижение нового уровня интеграции и организации приводят к типу функционирования, прежде недоступному.

Периоды поведенческих изменений в направлении более сложных уровней организации — это периоды наибольшей уязвимости ребенка к стрессу. Потенциал роста и самоконтроля может уступать место возможности дезорганизации и декомпенсации, причем на то и другое влияет конституциональная предрасположенность. Так, у ребенка, рано научившегося перемещаться в пространстве, будет иной тип объектных отношений, нежели у ребенка, более склонного к сидячему образу жизни и исследующего мир в основном зрительно. Последний может дальше продвинуться в плане индивидуации до начала физической сепарации от опекуна. На уязвимость ребенка к стрессу влияет также среда.

Перцептивный аппарат ребенка отличается врожденной способностью направлять внимание на частичные объекты (конфигурация человеческого лица, голос матери, запах и т.п.). Такая биологически детерминированная способность, способствующая формированию связи с объектами, проявляется даже в отсутствие связанного с данным объектом опыта кормления или при редукции влечений. Следовательно, ребенок по природе социально интерактивен, ищет как возбуждающей, так и успокаивающей стимуляции и способен стимулировать других (особенно мать), вызывая реакции; таким образом, ребенок может воздействовать на окружение с момента появления на свет. Поскольку развитие является частью системы интеракций, то поведение ребенка и поведение опекуна со временем будут усложняться. Согласно одной из современных гипотез, генетически обусловленное, направленное на объект поведение дает ребенку возможность привлекать к себе внимание матери в период, когда его выживание целиком зависит от нее.



См. константность объекта, психосексуальное развитие, реакция улыбки, развитие Я, сепарация-индивидуация, страх незнакомца.

[145, 181, 389]





ИНФАНТИЛЬНЫЙ НЕВРОЗ

(INFANTILE NEUROSIS)



Термин, введенный в обиход Фрейдом для описания психических нарушений, которые рассматриваются как общие для всех людей при столкновении с эдиповым комплексом. На пике развития того, что Фрейд назвал “инфантильной генитальной организацией” (фаллической фазой), “...доминирующее значение приобретает интерес к гениталиям и их деятельности, к тому, чего немного не достигло созревание” (Freud, 1923). Эта генитальная направленность сопровождается универсальными фантазиями обладания объектом противоположного пола, завистью, ревностью, гневом в отношении объекта своего пола, сменяющими друг друга конфликтами и желаниями привязанности идеализируемого объекта своего пола. Зависть к пенису, страх кастрации, страх утраты любви, низкая самооценка и чувство вины могут появляться как манифестации этого ядерного конфликта.

Понятие инфантильного невроза стало центральным в психоанализе после случаев маленького Ганса и “человека-волка” (Freud 1909, 1918). В настоящее время оно имеет два значения: 1) прототипического источника интрапсихических конфликтов эдипова комплекса; 2) метапсихологического конструкта, относящегося к внутренней структуре и организации инфантильной личности, возникающим в результате конфликта. Во втором значении инфантильный невроз характеризуется вызывающим тревогу интернализированным конфликтом и структурой Я, способной ответить на сигнал тревоги соответствующими защитами и компромиссами. С явными симптомами или без таковых эта интрапсихическая организация составляет основу будущего невроза взрослого.

Неврозы начинаются с интрапсихического конфликта. Исторически существовала тенденция недооценивать возможности предшественников Я и Сверх-Я в формировании интрапсихического конфликта на ранних стадиях развития. Согласно современным представлениям, интернализация конфликта начинается во второй половине второго года жизни (Mahler, 1975). Большое значение для совладания с эдиповым конфликтом имеет выход из восстановительного кризиса. Специфические трудности, связанные с эдиповым комплексом, в сочетании с требованиями зарождающегося Сверх-Я, усиливают возможность невротического конфликта.

Однако инфантильный невроз предполагает не только интернализированный конфликт, но также определенную стадию психического структурирования. Борьба Я с инстинктивными влечениями все более поддерживается со стороны Сверх-Я. С обретением Сверх-Я большей консолидации во внутреннем мире возникает организованный набор норм и источник наказаний; нарушение внутренних норм приводит к внутреннему порицанию, то есть чувству вины. Наградой за следование этим нормам или целям является чувство гордости и повышение самооценки. Соответственно, уменьшается вероятность внешних влияний на внутренние неупорядоченные компромиссные решения, и Я действует все более независимо от внешней поддержки. Другими словами, классическая формула формирования невроза на сегодняшний день выглядит следующим образом: “...конфликт, за которым следует регрессия; регрессивные цели, повышающие тревогу; тревога, отраженная защитой; разрешение конфликта посредством компромисса; формирование симптома” (A. Freud, 1971, с. 80).

Хотя исторически понятие инфантильного невроза использовалось для описания эдипова конфликта, симптомов и как метапсихологический конструкт, следует, по-видимому, ограничить этот термин только рамками метапсихологических построений. Как уже отмечалось, интернализированный конфликт возникает еще до формирования эдипова комплекса. Это значит, что пациенты с доэдиповым конфликтом могут тем не менее быть невротиками, а пациенты, которых невротиками не считают (с пограничными, нарциссическими, характерологическими и даже шизофреническими расстройствами), обладают эдиповыми желаниями и конфликтами. Кроме того, инфантильный невроз не является клинической диагностической категорией — этот термин нельзя использовать для обозначения констелляции наблюдаемых симптомов. В самом деле, симптоматика, которую считали показателем инфантильного невроза, например фобические и обсессивные проявления, может иметь множество динамических форм.



См. детский невроз, конфликт, психосексуальное развитие, развитие, сепарация-индивидуация, эдипов комплекс.

[232, 236, 260, 296,304, 585, 727, 839]





ИПОХОНДРИЯ

(HYPOCHONDRIASIS)



Симптом жалоб по поводу телесных проблем. При отсутствии явного заболевания чрезмерное внимание направлено на неприятные телесные ощущения, такие, как натяжение, переполнение, раздувание и др., тогда как боль и другие симптомы настоящего физического заболевания вызывают постоянную, назойливую, доходящую до навязчивости тревогу. Пациент убежден в наличии серьезной органической болезни — рака, туберкулеза, сифилиса. Он испытывает дистресс и требует облегчения состояния. Особенно часто симптомы включают кожу, брюшную полость, нос, прямую кишку и гениталии; иногда они обретают свойство соматического бреда; например, пациент уверен, что внутри его тела что-то растет или какая-то часть тела изменила форму.

В типичных случаях ипохондрический пациент замкнут, озабочен собой и обнаруживает выраженные нарциссические черты. Тревога заставляет постоянно обращаться за консультациями к специалистам-медикам. Ипохондрик может стремиться к медицинской карьере, стать причудливым в еде или, как реактивное образование, у него может возникнуть пренебрежение собственным здоровьем и благополучием. Состояниями, характеризуемыми ипохондрией, отмечены явления, занимающее промежуточное положение между неврозами, прежде всего истерическими и обсессивными, и бредовыми, депрессивными или шизофреническими психотическими расстройствами.

С психоаналитической точки зрения ипохондрия понимается как результат относительного уменьшения катексиса объектов с одновременным усилением катексиса тела или органа. Возросший катексис органа может быть связан с органическими изменениями в пораженной части тела, что, в свою очередь, может вызывать ипохондрические переживания.



См. актуальный невроз, аффективные расстройства, обсессии.

[183, 203, 280]





ИСКОННЫЕ ОБРАЗЫ

(PRIMORDIAL IMAGES)



См. термины аналитической психологии: архетип.





ИСТЕРИЯ

(HYSTERIA)



Класс неврозов, известный со времен Гиппократа и относимый в античные времена к болезням матки (hysteron). В конце ХIХ столетия Жане и Шарко обратили к истерии внимание медиков. Под влиянием Шарко Фрейд совместно с Брейером начал исследовать психические механизмы истерии. В ходе исследований он открыл бессознательную фантазию, конфликт, вытеснение, идентификацию и перенос, чем ознаменовалось возникновение психоанализа. Истерические симптомы объяснялись Фрейдом как результат вытесненных сексуальных воспоминаний и фантазий, обратившихся телесными симптомами.

Психоневрозы Фрейд разделял на две категории — истерический невроз и невроз навязчивости. Он отличал их от невроза страха, считая, что физиологической основой последнего является неудачная сексуальная практика; психоневрозы же он считал психическими по природе и связанными с ранними детскими конфликтами. Фрейд различал также два вида истерии — конверсионную истерию и истерию страха. В обоих случаях главной чертой является защита от эдипова конфликта посредством вытеснения. При конверсионной истерии больной пытается справиться с психическим конфликтом, обращая его в телесные симптомы или посредством диссоциации; при истерии страха Я не преодолевает страх вопреки обсессивным и, прежде всего, фобическим механизмам.

В настоящее время истерию страха принято обозначать как фобический невроз или смешанный психоневроз.

Конверсионная истерия характеризуется: 1) телесными симптомами, изменчивыми по природе и связанными с психическими функциями и значениями, а не с анатомическими и физиологическими нарушениями; 2) внешним эмоциональным безразличием (la belle indifference — “прекрасное равнодушие”) к приписываемой серьезности симптомов; 3) эпизодическими психическими состояниями (самостоятельными или сочетающимися с перечисленной выше симптоматикой), известными как истерические припадки. Последние включают диссоциацию определенных психических функций, не нарушающими сферу сознания или исключающими возможность нормального осознания, что приводит к таким расстройствам, как раздвоение личности, сомнамбулизм, общая амнезия и т.п. Нередко истерические припадки выражаются в сложных фантастических историях, которые могут быть проанализированы так же, как элементы сновидений; оба феномена — продукты искажений, проистекающих из механизмов, в которых задействован первичный процесс.

Телесные симптомы конверсионной истерии могут включать моторные, сенсорные или висцеральные феномены: анестезию, боль, паралич, тремор, глухоту, слепоту, рвоту, икоту и т.п. Они соответствуют ложным представлениям о болезни, а не анатомо-физиологической реальности. Вместе с тем — и вопреки аффективной реакции, неадекватной кажущейся серьезности симптома, — истерические пациенты убеждены, что симптомы соответствуют реальному телесному заболеванию.

Появление истерических симптомов связано с пробуждением конфликтов, относящихся к эдипову периоду психосексуального развития. Основную опасность представляет желание объекта инцестуозной любви. Кроме того, как показал еще Фрейд, для определенных типов истерии немалое значение имеют догенитальные, в частности, оральные конфликты. Основными формами защиты выступают вытеснение, регрессия и идентификация, приводящие к диссоциированной телесной и аффективной симптоматике, которая действует как искаженный заместитель и компромисс по отношению к изначальному детскому сексуальному удовлетворению.

Таким образом, симптомы представляют выражение на “языке тела” специфических бессознательных фантазий, возникших в качестве компромисса при конфликтах между провоцирующими тревогу инстинктивными желаниями и защитой от этих желаний. Синдромы индивидуальны, и анализ показывает, что они исторически обусловлены специфическими вытесненными прошлыми переживаниями. Выбор симптома (включая пораженный орган или область тела) преимущественно основан на содержании бессознательной фантазии, эротогенности области, ранних идентификаций и возможностей органа в символизации задействованных сил. Эти симптомы являются прекрасным примером “возвращения вытесненного” — в них реактивируются как инстинктивное желание, так и защита от него. В недуге или депривации, связанной с симптомом, выражается мазохистское наказание за частичное удовлетворение запретных фантазий.

Эдиповы конфликты могут также влиять на формирование истерического характера. Люди с такой структурой характера театрально демонстративны, кокетливы, лабильны в настроениях, склонны к отыгрыванию эдиповых фантазий, но при этом боятся сексуальности и сдержаны в действиях.

Психоанализ — предпочтительный метод лечения истерии; прогноз успешности лечения — от хорошего до самого благоприятного.

Фрейд и Брейер в ранних трудах использовали термины “защитная истерия”, “ретенционная истерия” и “гипноидная истерия”; в настоящее время они вышли из употребления и считаются архаичными.

См. защита, конверсия, символ, тревожные расстройства, характер, эдипов комплекс.

[136, 203, 253, 698]





ИСТИННАЯ САМОСТЬ

(TRUE SELF),

ЛОЖНАЯ САМОСТЬ

(FALSE SELF)



См. теория Винникотта.





“КАК БУДТО” ЛИЧНОСТЬ

(AS-IF PERSONALITY)



Обозначение лиц с выраженными личностными расстройствами, порождающих иллюзию убежденности и заинтересованности, хотя у них отсутствует преданность высказываемым идеям и проявляемым чувствам. Важные характеристики этого паттерна — отсутствие глубины эмоциональных переживаний и склонность к имитации. Понимавшееся первоначально как отдельная диагностическая категория, относимая лишь к женщинам, понятие “как будто” личности постепенно обрело описательный статус и было отнесено к особенностям поведения, связанным с разнообразными нарушениями, которые присущи как женщинам, так и мужчинам; они наблюдаются даже у здоровых подростков. Первое описание, опубликованное в 1934 году, привлекло внимание исследователей к ранним нарушениям развития объектных отношений, идентификации и саморепрезентации.



[159, 613, 659, 714]





КАСТРАЦИЯ

(CASTRATION)



Комплекс кастрации

(castration complex)

Страх кастрации

(castration anxiety)

Несмотря на то, что в большинстве словарей кастрация определяется как лишение индивида яичек (или яичников), Фрейд (1923) отмечал: “Удивительно... сколь мизерную часть детского внимания привлекает другая область мужских гениталий — маленькие мешочки с их содержимым. И всякий раз при анализе приходится слышать, что люди даже не догадываются, что мужские гениталии включают еще что-то, кроме пениса” (с. 142). Однако много позже Анита Белл (1961) описала комплекс, связанный с отсутствием, утратой или страхом повреждения яичек. В принятом в психоанализе употреблении кастрация означает реальную или воображаемую утрату или повреждение гениталий представителей обоего пола, а в более узком смысле — утрату тех частей гениталий, которые приносят максимальное сексуальное наслаждение — пениса и клитора. Символически кастрация может выражаться различными способами.

На ранней генитальной фазе развития, то есть примерно с шестнадцати до двадцати четырех месяцев (Roiphe, 1968) внимание фокусируется на гениталиях и межполовых различиях. С двух с половиной лет сексуальное возбуждение концентрируется в гениталиях, способствуя развитию эдипова комплекса, и особое значение обретает генитальная мастурбация. Одним из решающих в этой области открытий Фрейда было установление универсальности бессознательных фантазий о том, что женщины кастрированы и неполноценны, поскольку лишены фаллоса. Ассоциируясь с мыслями о запретных желаниях, кастрация приобретает значение наказания; страх потери пениса становится источником страха кастрации. Такой страх, будучи составной частью эдиповых фантазий, вместе с ассоциируемыми мыслями и эмоциями образует комплекс кастрации. Страх кастрации у мальчиков фокусируется на пенисе; девочки боятся проникновения в гениталии, их разрыва или иного повреждения. У девочки может развиться фантазия о том, что она уже кастрирована, поскольку лишена пениса; зависть к пенису характерна для женского комплекса кастрации. Зависть к пенису — не просто желание иметь пенис; в ней есть важные защитные и реактивные аспекты. В реститутивные фантазии может включаться то, что, по сути, является воображаемым пенисом.

Хотя комплекс кастрации имеет предшественников — оральную и анальную тревогу, — его следует отделить от них, соотнеся только со связанным с гениталиями возбуждением у представителей обоего пола. У взрослых страх повреждения гениталий переносится, как правило, на другие части тела. Чрезмерный страх потери, повреждения или проникновения в какую-либо область тела отчасти связан со страхом кастрации. Острый страх кастрации может привести представителей обоего пола к нарциссической переоценке фаллоса и стать помехой на пути формирования независимости, автономии и здоровой гордости мужественностью и женственностью.



См. тревога, фантазия, генитальность, зависть к пенису.

[66, 108, 149, 303, 310, 545, 641, 729]





КАТЕКСИС

(CATHEXIS)



Термин греческого происхождения, изобретенный и введенный в употребление английскими переводчиками Standard Edition для передачи смысла обиходного немецкого слова “Besetzung”, не имеющего удовлетворительного английского эквивалента (наиболее близким является понятие “occupation”). Хотя Фрейд никогда не давал определения понятию “Besetzung”, он часто использовал его при формулировке представлений о психической энергии, способной к возрастанию и уменьшению, смещению и разрядке, распространяющейся на хранящиеся в памяти следы идей подобно тому, как электрический заряд распространяется по поверхности тела.

Катексис — метафорическое количественное понятие, не относящееся к какой-либо реально измеряемой силе; оно отражает скорее относительную интенсивность бессознательных психических процессов. Катексис, таким образом, обозначает интерес, внимание или эмоциональный вклад. Либидинозный катексис означает эротический интерес к определенному лицу или проблеме.

В различных контекстах Фрейд по-разному использовал описательные образы, и хотя фигуры его речи живы и ясны, английские издатели его трудов, очевидно, сочли, что непоследовательность его терминологии не соответствует требованиям научности. Они явно считали, что научные термины должны быть стандартизованы и отличны от обыденного языка. Английские издатели Фрейда стремились к согласованию и интеграции различных терминов. Они объединили катексис, катектическую энергию и психическую энергию в синонимический ряд при помощи понятия антикатексис, или контркатексис, сочли возможным выразить психический конфликт в количественной метафоре, определили изъятие катексиса или декатексис как отвлечение интереса, внимания, эмоциональной направленности или энергии от какого-либо человека или проблемы, из-за чего происходит реинвестиция в самого себя или другую область.

Свободный катексис представляет собой относительно “сырую” энергию или нарождающиеся способности, что соответствует фрейдовским парциальным влечениям, включенным в первичные процессы. В ходе развития многие желания фрустрируются, и человек вынужден создавать все более дифференцированные компромиссы. В приспособлении такого рода рождаются фантазия, язык, мышление.

Некоторые аналитики описывают специфические области интересов и внимание к определенной деятельности как связанные, а не свободные. Так, устойчивое чувство любви по отношению к постоянному партнеру будет “связанным” в сравнении с интенсивными, но кратковременными чувствами любви, обращенными в прошлом к новорожденному.

Если несколько различных побуждений или потребностей способствуют развитию одного общего интереса (например, комбинация эротической любви, ревнивой ненависти, страха вины, гордости за свое умение и настойчивого любопытства мотивируют контроль над безопасностью начинающего ходить), то некоторые аналитики приписывают подобное гиперкатексису (Ьberbesetzung). Активность, проистекающая из различных источников, служит сверхдетерминированной психической организации, интегрирующей и даже сублимирующей отдельные элементы.

В современных исследованиях уточняются различия между гибкими представлениями Фрейда и более поздними попытками строгих метапсихологических рассуждений, часто основывающихся на работах Фрейда в издательском варианте Стрейчи. Правомерность экономического подхода все более подвергалась сомнению, особенно после того, как было описано множество видов катексиса или энергии. Те, кто до сих пор используют эти термины, часто имеют в виду, что осуществляют относительное описание или грубое сравнение тех или иных интересов или “вкладов”. Таким образом, современное применение термина катексис стало напоминать простую метафору Фрейда.



См. инстинктивные влечения, метапсихология, психическая энергия, теория либидо.

[284, 531, 847, 832]





КАТЕКСИС ВНИМАНИЯ

(ATTENTION CATHEXIS)



См. катексис, сознание.





КВАЗИНЕЗАВИСИМОСТЬ

(QUASI-INDEPENDENCE)



См. теория Фэйрбейрна.





КОЛЛЕКТИВНОЕ

БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ

(COLLECTIVE

UNCONSCIOUS)



См. термины аналитической психологии





КОМПЕНСАТОРНЫЕ

СТРУКТУРЫ

(COMPENSATORY

STRUCTURES)



См. психология Самости.





КОМПЛЕКС

(COMPLEX)



См. аналитическая психология.





КОМПЛЕКС ЭЛЕКТРЫ

(ELECTRA COMPLEX)



См. эдипов комплекс

КОМПОНЕНТНЫЕ

ВЛЕЧЕНИЯ

(COMPONENT INSTINCTS)



Инфантильные силы (называемые также парциальными влечениями), осуществляющие вклад в сексуальное влечение, организующееся в пубертатном возрасте при примате гениталий. Указав на наличие инфантильных элементов сексуальности, Фрейд (1905) смог установить простые корреляции между здоровьем, перверсиями и неврозами.

Первичные источники сексуальных возбуждений, эротогенные зоны и соответствующий орган определяют их независимые цели: инкорпорацию в случае оральной зоны, активное и пассивные цели и “влечение” к самоконтролю — в случае анальной зоны. Помимо преобладающего влияния эрогенных зон в детстве наблюдаются другие компонентные влечения — скопофилия, эксгибиционизм, жестокость, — но они входят в генитальную жизнь позже. Эти меньшие компонентные влечения появляются в основном в виде пар противоположностей, каждая из которых активна и предлагает новые сексуальные цели: например, скопофилическое влечение образует пару с эксгибиционизмом; существуют активная и пассивная формы влечения к жестокости. Хотя они кажутся в определенной степени независимыми от эрогенных зон, при скопофилии и эксгибиционизме эрогенной зоне соответствуют глаза, а при компонентах боли и жестокости — кожа (хотя Фрейд утверждал, что жестокость является дериватом анально-садистской стадии и влечения к овладению).

Эти компонентные (или парциальные) влечения составляют сексуальную конституцию детей (о которых поэтому говорят, что они полиморфно перверcны). Оральный и анальный элементы претерпевают первую, или догенитальную, сексуальную организацию, при которой сексуальная активность сугубо аутоэротична (направлена на себя). В пубертатный период индивид стремится соединить все компоненты, подчинив их генитальной зоне, когда побуждение возникает под влиянием репродуктивной функции, а влечение направлено на внешний объект. По мере развития все большее ограничивающее влияние оказывают чувства стыда, отвращения, сострадания, а также мораль и социальные авторитеты. Вытеснение отдельных компонентов инфантильной диспозиции и субординация остальных при примате генитальных зон приводит к нормальному сексуальному функционированию. Постепенно отдельные компоненты отторгаются, ограничиваются, модифицируются или включаются в сексуальную игру. Неудачное вытеснение может привести к возникновению перверсий. При частичном, но недостаточном вытеснении могут возникать неврозы, при которых существенная часть сексуальной энергии, привлеченной к компонентам, образует симптомы. Сексуальная жизнь невротика остается в инфантильном состоянии либо возвращается к нему.

При описании компонентных влечений Фрейд сумел показать многообразие путей выражения либидо и агрессии на разных уровнях развития. Однако обозначение отдельных компонентных влечений, по-видимому, не соответствует дуалистической теории инстинктов, в рамках которой он пытался рассмотреть все мотивированное поведение человека. Тем не менее ранние наблюдения Фрейда сохранили свое эвристическое значение, а разработка проблемы онтогенеза инстинктов предвосхитила более поздние представления о влечениях.



См. генитальность, инстинктивные влечения, психосексуальное развитие, садомазохизм, скопофилия, эксгибиционизм, эротизм.

[256]
Теги: Психоаналитические термины и понятия
Просмотров: 16 | Добавил: creditor | Теги: Психоаналитические термины и поняти | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close