Главная » Психоаналитические термины и понятия
12:08
Психоаналитические термины и понятия
КОМПРОМИССНОЕ

ОБРАЗОВАНИЕ

(COMPROMISE FORMATION)



Идеационные, аффективные и поведенческие результирующие попыток разрешения конфликта между психическими силами или между психикой и внешним миром. Компромиссное образование возникает в результате того, что проявления-дериваты инстинктивных влечений (желания и фантазии) сталкиваются с ограничениями со стороны Я или запретами со стороны Сверх-Я; конфликт завершается тем, что они отделяются от сознания. Разрешение такого конфликта предполагает реорганизацию внутренних сил, при которой возникает возможность приемлемого выражения и проявления каждого из соперничающих интересов в соответствии с принципом множественного функционирования (Waelder, 1930). Компромиссные образования включают динамически активные составляющие, которые проистекают как из психических сил (Оно, Я, Сверх-Я), так и из внешней реальности. Например, фантазия отражает не только желание, но и вызывающую страх опасность, защитные действия и наказание; таким образом, сознание становится толерантным по отношению к фантазии. Компромиссные образования могут принимать различные формы: черт характера, идентичности, самооценки, сублимированного поведения, символов, фантазий, симптомов или симптоматических действий, сновидений, ошибочных действий, переноса или некоторых интрапсихических паттернов, которые могут иметь структурное значение в качестве компонентов Сверх-Я (см. Brenner, 1982). Компромиссные образования могут сохранять свое значение продолжительное время или же представлять собой лишь неустойчивые комбинации, наблюдаемые во время аналитического процесса. Поскольку компромиссные образования участвуют в формировании сопротивления анализу, необходимо выявлять компоненты защиты против возникающих специфических дериватов влечений.

Не всякое поведение является результатом компромиссных образований. В 1939 году Гартманн сформулировал положение о существовании свободной от конфликтов сферы Я с относительно независимыми функциями; соответствующая активность не рассматривается как компромиссное образование.



См. конфликт, множественный детерминизм, тревога.

[30, 131, 151, 303, 312, 408, 850]



КОМПУЛЬСИИ

(COMPULSIONS)

См. обсессии.



КОНВЕРСИЯ

(CONVERSION)

Процесс, в результате которого отвергнутое психическое содержание превращается в телесные феномены. Симптомы обретают разнообразные формы, включая моторные, сенсорные и висцеральные реакции: анестезии, боли, параличи, тремор, конвульсии, нарушения походки, координации, глухота, слепота, рвота, икота, нарушения акта глотания.

Первые в практике Фрейда случаи истерии представляли собой конверсионные симптомы; истерия стала моделью для всей психопатологии и для построения теории неврозов. Конверсию Фрейд рассматривал как истерический феномен, направленный на разрешение конфликтов эдиповой фазы: “неприемлемая идея обезвреживается посредством трансформации связанного с ней возбуждения в нечто соматическое” (1894, с. 49). Хотя конверсия до сих пор рассматривается исключительно в связи с истерией, Ренгелл (1959) и другие исследователи настаивали на расширении сферы ее действия, приводя клинические примеры конверсионных симптомов при самых разных психопатологических нарушениях на всех уровнях развития либидо и Я. Сущностью конверсии, пишет Ренгелл, является “сдвиг или смещение психической энергии с катексиса психических процессов к катексису соматической иннервации, в результате чего последняя выражает в искаженном виде дериваты вытесненных запретных побуждений” (с. 636). Соматические феномены имеют символический смысл, являют собой “язык тела”, выражающий в искаженной форме как запретные инстинктивные импульсы, так и защитные силы. Посредством анализа связанные с телесными симптомами мысли и фантазии удается перевести обратно в слова.

Ранние случаи, на которых основывались представления об истерии и конверсии, ныне считаются намного более сложными, чем это казалось сначала. Эти случаи сверхдетерминированы, их динамические механизмы проистекают из множества точек фиксации и регрессии, включая догенитальные компоненты наряду с фаллическими и эдиповыми. Но, по наблюдениям Фрейда, для возникновения конверсии необходимы благоприятные условия, причем спектр этих условий весьма широк. Он допускал, что для разрешения конфликта с помощью конверсии, а не фобических и обсессивных симптомов, требуется определенная “способность к конверсии” или “соматическая готовность”; тем не менее конверсионные феномены часто сочетаются с фобическими и обсессивными симптомами.

Хотя представления Фрейда относительно конверсии носят экономический характер — психическая энергия перемещается или трансформируется из психической сферы в соматическую, — в той же работе он заложил фундамент для другого, в настоящее время более приемлемого объяснения. Подобно тому, как навязчивые идеи могут возникать при отделении аффекта от отвергаемой идеи и замене ее более приемлемой, точно так же в качестве компромиссного образования аффект может быть отнесен к фантазии о телесном заболевании и привести к клинической картине конверсии (Freud, 1894, с. 52).

Соотношение между истерическими конверсионными симптомами и другими психосоматическими проявлениями остаются не вполне ясными. Так, например, при неврозах органов функциональные нарушения, по-видимому, не имеют собственного психического значения, поскольку не являются переводом специфических фантазий и побуждений на язык тела. Это же относится к догенитальным конверсиям (Fenichel, 1945), включающим заикание, тики и астму. Чтобы не относить к конверсии любой сдвиг из психики в сому, Ренгелл (1959) предложил ограничить случаи конверсионных расстройств рамками вышеописанных критериев; он предложил исключить случаи неизбежных, но неспецифических соматических последствий психического напряжения и неразряженного аффекта. Такое разделение, однако, нередко вызывает затруднения в клиническом отношении.



См. истерия, метапсихология, психическая энергия, психоневроз, эдипов комплекс.

[203, 241, 698]





КОНСТАНТНОСТЬ

ОБЪЕКТА

(OBJECT CONSTANCY)



Термин, введенный Гартманном (1952) для описания качества объектных отношений у развивающегося ребенка. Константность достигается тогда, когда отношение к объекту любви остается стойким и стабильным “независимо от состояния потребностей” (Hartmann, 1953, с. 181). До этого объект характеризуется как “удовлетворяющий потребность”. Константность объекта предполагает наличие когнитивных элементов и элементов влечений. Для его достижения необходимо нейтрализовать либидинозные и агрессивные влечения (Hartmann, 1952, с. 163) и построить когнитивный образ постоянного объекта (Piaget, 1937), сохраняющийся и в отсутствие объекта.

В различных схемах развития используются разные термины. Термины “либидинозный объект”, “константность объекта” и “константность либидинозного объекта” являются взаимозаменяемыми. По мнению Шпица (1959), реакции на незнакомца, возникающие в возрасте от шести до восьми месяцев, являются индикатором того, что мать стала либидинозным объектом, поскольку ребенок предпочитает мать другим людям. Анна Фрейд (1965) считала, что константность объекта достигается, когда либидинозный катексис матери сохраняется независимо от удовлетворения потребности, то есть когда мать становится либидинозным объектом (в формулировке Шпица). До этого момента отношения с объектом в отсутствие потребности или при переживании фрустрации у ребенка не сохраняются. Ни Шпиц, ни Анна Фрейд не использовали термин константность в когнитивном значении; они использовали его в значении либидинозной привязанности к объекту любви.

И наоборот, Малер использовала оба аспекта — когнитивный и аспект влечений — для описания константности объекта, возникающей при разрешении амбивалентности анальной фазы в возрасте от двух до трех лет. По ее мнению, константность объекта предполагает прежде всего стабильную когнитивную репрезентацию объекта. В соответствии с этим происходит интеграция “хороших” и “плохих” аффектов (Jacobson, 1964; McDevitt, 1975), а репрезентация матери вызывает положительные эмоции и чувство безопасности и комфорта, какие вызывает реальное присутствие матери. Малер (1968) отмечает: “Говоря о константности объекта, мы имеем в виду, что образ матери становится интрапсихически доступным ребенку точно так же, как либидинозно доступна реальная мать — для поддержки, комфорта и любви” (с. 222). Для разграничения этого дополнительного либидинозного аспекта репрезентации объекта и его чисто когнитивной репрезентации психоаналитики стали использовать термин константность либидинозного объекта. Бургнер и Эджкумб (1972) указывают, что с достижением константности либидинозного объекта отношения между матерью и ребенком становятся более стабильными и сохраняются независимо от переживаний фрустрации или удовлетворения.



См. амбивалентность, развитие Я, страх незнакомца, теория объектных отношений.

[144, 220, 240, 414, 415, 451, 583, 598, 685, 804]





КОНСТРУКЦИЯ

(CONSTRUCTION)



См. реконструкция.





КОНТЕЙНЕР/

СОДЕРЖИМОЕ

(CONTAINER/CONTAINED)



См. теория Биона.





КОНТРПЕРЕНОС

(COUNTERTRANSFERENCE)



Ситуация, при которой чувства и установки аналитика по отношению к пациенту являются дериватами прежних ситуаций жизни аналитика, перемещенных на пациента. Таким образом, контрперенос отражает собственные бессознательные реакции аналитика на пациента, хотя некоторые аспекты этого феномена могут быть осознанными. Феномен аналогичен переносу, имеющему огромное терапевтическое значение при анализе. В узком смысле контрперенос определяется как специфическая реакция на перенос пациента. Некоторые относят к нему все эмоциональные реакции аналитика на пациента — сознательные и бессознательные, в частности, те, что препятствуют аналитическому пониманию и технике. В таком расширенном понимании этот феномен, пожалуй, лучше называть контрреагированием.

Под влиянием контрпереноса анализ для аналитика приобретает бессознательный конфликтный смысл, вместо того чтобы быть адаптированным к реальности и свободным от конфликтов. Проявления контрпереноса крайне многообразны. Чаще всего он возникает, когда аналитик идентифицируется с пациентом, реагирует на продуцируемый им материал или аспекты аналитической ситуации. В этих условиях стимулируются бессознательные стремления, стоящие за чертами характера аналитика, а их дериваты проявляются в его мыслях, чувствах и действиях.

Реакции, проистекающие из бессознательных конфликтов аналитика, отличаются от реакций на личность пациента и терапевтическую ситуацию. Первые могут препятствовать аналитической нейтральности и создавать “слепые пятна”, мешающие эмпатии и пониманию; в крайних случаях контрперенос может приводить к отыгрыванию. С другой стороны, внимательное изучение аналитиком чувств, возникающих при контрпереносе, дает ключ к пониманию поведения пациента, его чувств и мыслей, облегчая тем самым проникновение в его бессознательное. Такое тщательное самоисследование является одной из основных целей учебного анализа, помогающего аналитику осознать собственные конфликты и их производные.

И контрперенос, и эмпатия предполагают механизм идентификации, однако здесь имеются существенные различия. При эмпатии идентификация представляет собой преходящее, временное переживание с пациентом производных проявлений его бессознательных фантазий. Возникающий аффективный резонанс с пациентом может способствовать лучшему пониманию его конфликтов. При идентификации же, возникающей вследствие непроанализированного контрпереноса, для аналитика такой инсайт невозможен, поскольку он сам оказывается “захваченным” конфликтом, аналогичным таковому у пациента.

В последние годы отраженный в психоаналитической литературе интерес к проблеме контрпереноса возрастает, возможно, в результате повышенного внимания к вопросам аналитических взаимоотношений. Некоторые авторы считают, что контрперенос представляет собой биполярный феномен, поскольку и аналитик, и пациент реагируют на переносы друг друга. Представляется, что анализ детей, а также психотических, пограничных и нарциссических пациентов порождает более сложные реакции контрпереноса; возрастание объема работы такого рода также повлияло на повышение интереса к контрпереносу.



См. идентичность, перенос, эмпатия.

[44, 131, 265, 275, 279, 651, 713]





КОНТРФОБИЯ

(COUNTERPHOBIA)



См. фобия.





КОНФАБУЛЯЦИЯ

(CONFABULATION)



См. амнезия.





КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТЬ

(CONFIDENTIALITY)



Принцип, согласно которому лицо, предоставляющее профессиональные услуги, не должно нарушать прав индивида на тайну частной жизни, то есть не должно разглашать сведения, полученные в процессе сотрудничества. Главное назначение этого принципа — помощь пациенту. В медицине он выражен в клятве Гиппократа; он применим также в страховании, здравоохранении, предпринимательстве, в образовании, кредитовании, бизнесе и браке. Определенные виды отношений — между супругами, юристами и клиентами, священнослужителями и прихожанами, банковскими служащими и вкладчиками, врачами и больными, психотерапевтами и пациентами — охраняются принятыми законами и/или кодексами. Общение при таких отношениях считается привилегированным, но лишь частично, возможны исключения и ограничения.

Принцип конфиденциальности чрезвычайно важен в психоанализе, поскольку часть информации, активно отслеживаемой во время терапевтического процесса, являлась бессознательной; то есть обнаруженное часто оказывается неприемлемым для пациента. Обсуждение такой информации с другими, какое-либо нарушение принципа конфиденциальности может усилить и без того имеющееся сопротивление. Обязанность хранить в тайне содержание бесед распространяется и на тех, кто узнает о нем при выполнении профессиональных функций, — на коллег (например, в ситуации консультирования или обучения), руководство или персонал больницы.



См. частная жизнь, привилегия.

[508, 592, 365, 783]





КОНФЛИКТ

(CONFLICT)



Конфликт, вернее, интрапсихический конфликт, означает борьбу между несовместимыми силами или структурами внутри психики; внешний конфликт разворачивается между индивидом и отдельными аспектами внешнего мира. (Они часто сопутствуют друг другу.) В ранних работах Фрейд описывал конфликт как противоречие между бессознательными желаниями и сознательными требованиями морали, но позже обнаружил, что конфликт может быть полностью бессознателен, и для его рассмотрения была сформулирована трехкомпонентная структурная модель. Конфликт проявляется в виде таких наблюдаемых феноменов, как симптомы, действия и мысли; его можно также выявить на основе данных, полученных при психоанализе. Современная теория рассматривает формирование конфликта в такой последовательности: инстинктивные желания входят в противоречие с внешними запретами; Я, испытывая угрозу, продуцирует сигналы тревоги; мобилизуются защиты; конфликт разрешается с помощью компромиссных образований в виде симптомов, изменений характера или путем адаптации.

При нормальном раннем развитии доэдиповы конфликты возникают между ребенком и средой; предшественниками Сверх-Я и влечениями; противоположными желаниями внутри личности ребенка (агрессивность/пассивность; зависимость/независимость; конфликты амбитендентности и зарождающейся амбивалентности). Происходящие в среде события, препятствующие удовлетворению соответствующих развитию детских потребностей, например чрезмерная или недостаточная стимуляция, могут представлять помехи развитию. Их, однако, следует отличать от конфликтов развития — либо рассогласования возникающих в соответствующее время внешних требований и детских желаний (например, при обучении навыкам туалета), либо конфликта между желаниями (например, желанием доставить удовольствие матери и желанием немедленной дефекации). Подобные конфликтующие желания — прототипы внутренних конфликтов, которые обостряются по мере развития; их, как правило, подразделяют на содержащие амбивалентность, бисексуальность и активность-пассивность. Угроза детскому Я при доэдиповом конфликте — это опасность утраты объекта любви или утраты любви.

Интернализированные конфликты возникают тогда, когда внешние влияния, изначально противостоявшие сексуальным и агрессивным влечениям ребенка, в результате интернализации и идентификации становятся внутренними силами детской психики, противостоящими его влечениям. Детский невроз как проявление детской сексуальности и эдипов комплекс обычно следуют за интернализированными конфликтами. Вследствие защитных усилий в детстве, а иногда и в более позднем возрасте, интернализированные конфликты часто переживаются как экстернализированные, то есть в восприятии индивида конфликт разворачивается как нечто внешнее по отношению к нему.

Важно отметить, что помехи развитию и внутренний конфликт не обязательно являются предшественниками интернализированного конфликта (A. Freud, 1962). Непрерывность или скачкообразность развития может дать развивающейся психике возможность овладеть зарождающимся конфликтом. По мере развития многие конфликты более или менее разрешаются; другие же сопровождают индивида в течение всей жизни, приводя к патологии различной степени тяжести. Проявления конфликта изменяются в соответствии с уровнями развития, природой психопатологических нарушений и культурными факторами, влияющими на формирование Сверх-Я. Некоторые проявления типичны для конкретных стадий развития ребенка (например реакции на конфликт, возникающий при обучении навыкам), проявляются в ритуалистическом поведении, а эдиповы конфликты часто выражаются в ночных кошмарах. Эдипов конфликт в целом считается ядерным конфликтом при психоневрозах. Содержащаяся в нем угроза содержит опасность повреждений и увечий (комплекс кастрации).

Интрапсихические конфликты подразделяют на интерсистемные и интрасистемные. Такое подразделение основывается на положениях структурной теории. Интерсистемные конфликты отражают столкновение между желаниями или силами, исходящими из различных психических систем. Например, стремление к удовлетворению сексуального влечения, источником которого является Оно, может прийти в конфликт с запретами Сверх-Я. Интрасистемные конфликты представляют собой противостояние составляющих частей одной и той же психический структуры, например двух несовместимых идеалов (в Сверх-Я), влечений (в Оно), альтернативных решений или выборов, которые предстоит осуществить (в Я). Трехкомпонентная структурная модель психики позволяет нам также различить оппозицию, или конвергентный конфликт, например между желанием и запретом, и дилемму, или дивергентный конфликт — конфликт решений или амбивалентности (Rangell, 1963; A. O. Kris, 1984). Последний особенно отчетливо проявляется на восстановительной фазе сепарации-индивидуации. (Mahler, Pine & Bergman, 1975).

“Конфликты — часть человеческого существования” (Hartmann, 1939, с. 12). Интрапсихический конфликт неизбежен и универсален; он представляет собой один из важнейших динамических факторов, лежащих в основе человеческого поведения. Исход интрапсихических конфликтов определяет как основу невротических симптомов и задержек развития, так и широкий спектр черт характера, как нормальных, так и аномальных.



См. амбивалентность, инфантильный невроз, Оно, Сверх-Я, сепарация-индивидуация, структурная теория, тревога, эдипов комплекс, Я.

[69, 230, 408, 520, 589, 629, 699]





КОНФЛИКТ РАЗВИТИЯ

(DEVELOPMENTAL

CONFLICT)



См. детский невроз, конфликт.

ЛАТЕНТНЫЙ ПЕРИОД

(LATENCY)



Фрейд (1905) впервые заметил, что после некоторой фазы расцвета (от двух до пяти лет) сексуальная активность ребенка заметно снижается и наступает латентный период (термин, заимствованный у Флисса), который длится вплоть до наступления пубертата. Таким образом, этот термин применяется для описания психических проявлений в интервале между шестым и двенадцатым годами жизни. В этом возрасте поведение детей выравнивается, легко поддается влиянию и обучению. Некоторыми теоретиками высказывается предположение, что изменения в поведении в этот период связаны с биологическим снижением активности сексуальных влечений. Однако существуют аргументы, противоречащие такой точке зрения и подтверждающие наличие в латентном возрасте выраженных дериватов сексуальных влечений. Фрейд полагал, что энергия сексуального возбуждения в латентный период сохраняется и используется для достижения несексуальных целей, таких, как развитие защит от сексуальных импульсов, развитие социальных чувств и сублимационной активности.

Более современной, однако, представляется точка зрения, согласно которой структурное развитие в этот период является результатом интроективно-проективных механизмов, а организация защитных механизмов — следствием равновесия между защитами и влечениями. В таком относительно гармоничном психическом состоянии ребенок получает возможность направлять внимание на внешний мир, развивать психические, когнитивные и социальные навыки контактов с богатством воспринимаемых объектов. Подобная деятельность предоставляет разнообразные возможности для удовлетворения, снижающие давление сексуальной активности. Однако, несмотря на относительное успокоение эротических потребностей, мастурбационная активность и сопряженные с ней фантазии не исчезают, оставаясь важным фактором, поддерживающим стабильность ребенка в средней и поздней фазах латентного периода.



См. психосексуальное развитие, развитие.

[256, 755, 843]

ЛЕСБИЯНСТВО

(LESBIANISMO)



См. гомосексуализм.





ЛИБИДИНОЗНОЕ ЭГО

(LIBIDINAL EGO)



См. теория Фэйрбейрна.





ЛИЧНОСТЬ

(PERSONALITY)



Личностное расстройство

(personality disorder)

Доступный наблюдению, привычный, Я-синтонный и в обычных обстоятельствах относительно предсказуемый поведенческий паттерн, характеризующий повседневную жизнь индивида. Термин имеет весьма широкое применение; соподчиненными понятиями выступают темперамент и характер. Темперамент соотносится с конституционально обусловленными аффективно-моторными и когнитивными тенденциями. К характеру относятся Я-синтонные, рационализированные атрибуты поведения, формирующиеся на основе жизненного опыта. Нередко термины личность и характер используются как взаимозаменяемые. Последний чаще встречается в психоанализе, возможно, потому, что легче применим с метапсихологической точки зрения.

Термином личностные расстройства принято обозначать ригидные и дезадаптивные личностные черты, либо существенно нарушающие социальную деятельность индивида, либо вызывающие выраженный субъективный дистресс. Пациент считает, что его дистресс вызван другими (например, супругом или коллегами) и не может признать собственный вклад в ситуацию.

Лица с расстройствами характера, наоборот, создают проблемы и трудности для других, не признавая, что это делают. Однако эти понятия во многом перекрываются, и их четкое разграничение часто оказывается невозможным.

Термин личностные расстройства чаще употребляется в психиатрии, чем в психоанализе. Наиболее известный пример — так называемая психопатическая личность. И хотя это понятие более не рассматривается как отдельная психиатрическая категория, такое обозначение часто применяется по отношению к возбудимым и импульсивным людям с антисоциальным поведением (ложь, обман, преступность), не чувствующим каких-либо моральных запретов или вины. Они склонны к бунту, к неподчинению, часто патологически агрессивны и безответственны. Эти атрибуты присущи многим синдромам.



См. характер, включая ссылки.



ЛИЧНЫЙ МИФ

(PERSONAL MYTH)



Высокозначимая система автобиографических воспоминаний, являющаяся аспектом саморепрезентации индивида. Она служит затемнению пропусков или искажений в истории его жизненных переживаний. Высокая степень убежденности и связность деталей, с помощью которых она конструируется, обеспечивают защитный покров, предохраняющий определенные побуждения, воспоминания и фантазии от осознания. В ходе вытеснения личный миф одновременно смещает или сохраняет и придает особое выражение важным бессознательным фантазиям, что представляет индивидуальную версию темы “семейного романа”.

В клинической ситуации продолжающегося психоанализа личный миф выступает в качестве особого типа сопротивления исследованию личной истории пациента. Согласно описанию Криса (1926), этот феномен особенно выражен у лиц с обсессивной структурой характера, демонстрирующих анальную триаду характерных черт и в ком преждевременное развитие Я привело к ранней интернализации и расцвету фантазии. У таких лиц к факторам, которые в дальнейшем будут влиять на формирование и использование личного мифа в целях защиты, относятся травматические переживания фаллически-эдиповой фазы, за которыми следуют аналогичные конфликты латентного или подросткового возраста.



См. анальность, защита, интернализация, обсессия, покрывающее воспоминание, репрезентация, семейный роман, фаллос.

ЛЮБОВЬ

(LOVE)



Комплексное аффективное состояние и переживание, связанное с первичным либидинозным катексисом объекта. Чувство характеризуется приподнятым настроением и эйфорией, иногда экстазом, временами болью. Фрейд обозначал любовь как “повторное нахождение объекта”, ее можно рассматривать как аффективное воспроизведение состояния симбиотического единства. Вероятно, ребенок впервые переживает любовь в форме привязанности к матери и желания ее во время и после дифференциации репрезентаций себя и объектов.

Развитие любви в раннем детстве во многом зависит от взаимной любовной привязанности матери или того, кто первым заботится о ребенке. Изначально ребенок любит и нарциссический объект, и себя; ранняя любовь характеризуется выраженными оральными и нарциссическими целями и свойствами.

Любовь рассматривают в трех основных измерениях: нарциссическая любовь — объектная любовь, инфантильная любовь — зрелая любовь, любовь — ненависть. При этом важным фактором, влияющим на качество и стабильность любви, является степень сопряженной с ней ненависти, агрессивных целей, противостоящих целям привязанности, то есть амбивалентность. Развитие объектного постоянства, необходимого для дальнейшей зрелой любви, зависит от ряда факторов. Среди них: разрешение интенсивной амбивалентности, консолидация стабильных, связных репрезентаций себя и объектов, сопротивление регрессии Я и утрате привязанности в ситуации фрустрации и сепарации от объекта. Для того чтобы почувствовать себя любимым, необходимы постоянство Самости и здоровый вторичный нарциссизм. Важные элементы любовных отношений — способность находить друг в друге средство восполнения прошлых утрат или исцеления травм, а также установление и закрепление чувства уникальной взаимной близости. Стремление к удовлетворению сексуального желания обычно взаимно, но понятие любовь следует отличать от понятия примат генитальности, под которым в настоящее время понимается способность к достижению оргазма независимо от уровня или характера объектных отношений.

Фрейд обнаружил, что любовь основана на инфантильных прототипах. Любовь-перенос — это оживление реальных и воображаемых инфантильных любовных отношений; ее анализ помогает пациенту понять, как инфантильные цели и привязанности влияют на действия и отношения взрослого. Даже относительно внутренне согласованная и стабильная любовь является объектом регрессии и инфантильной фиксации. При выраженной регрессии или в случае задержки развития индивид может быть не способен к любви. Эта неспособность часто сопровождается примитивной агрессией, ненавистью к себе и объекту.

После того как устанавливается первичная психосексуальная объектная привязанность, любовь обретает много форм и направлений с запретными целями. С точки зрения структуры, любовь включает Оно, Я и Сверх-Я. Любовь, одобрение, удовольствие родителей интернализируются в зрелое и доброе Сверх-Я; грубое же и жестокое Сверх-Я разрушает способность любить и быть любимым. Любовь может смещаться с первоначальных объектов на коллективные объекты и дела, на религию, на художественную, интеллектуальную или физическую сублимацию, на домашних животных, на личные интересы. Границы понятия любовь определить трудно; взрослая любовь включает как зрелые, так и инфантильные бессознательные черты и всегда предполагает тенденцию к идентификации с любимым объектом и его идеализации.





МАЗОХИЗМ

(MASOCHISM)



Склонность к поиску физических или психических страданий для достижения сексуального возбуждения и удовлетворения. При этом мазохизм рассматривается и как условие, и как источник удовольствия. При мазохистской перверсии сексуальное удовлетворение зависит от физической или психической боли (избиение, угрозы, унижение, оскорбление и т.п.), реально либо в воображении наносимой партнером. Мазохизм появляется в раннем детстве, обычно в сочетании с садизмом, как компонентное или парциальное влечение.

С точки зрения Фрейда (1924), в боли есть некоторое удовольствие (эротогенный мазохизм), а потому предполагается, что незначительная доля мазохизма присуща каждой психологической структуре. Во взрослой жизни отголоски мазохизма проявляются в смягченном виде как компонент предварительной эротической игры. Однако, за исключением случаев мазохистских перверсий, либо поиск страдания, либо удовольствие, либо то и другое бессознательны. Бессознательна также “фантазия об избиении”, часто являющаяся субстратом клинической картины (Freud, 1919).

Фрейдом (1924) выделены три формы мазохизма: эротогенная, женская и моральная. Первая из них, по мнению Фрейда, обусловлена биологически и конституционально. Женская форма получила такое название потому, что, хотя она проявляется как у женщин, так и у мужчин, сопровождается фантазиями, помещающими человека в типично женскую ситуацию кастрированного, становящегося объектом вторжения и дающего жизнь ребенку субъекта. Фрейд отмечал и инфантильный компонент — такие мазохисты хотят, чтобы к ним относились как к беспомощным капризным детям, и в своих фантазиях оказываются обманутыми, связанными, избитыми, испачканными, униженными, понуждаемыми к покорности. Присоединение к этой форме чувства вины переводит ее в третью форму мазохизма. Моральный мазохизм включает основанную на чувстве вины бессознательную потребность в наказании, способствующую формированию невротической симптоматики либо бессознательно собственноручно спровоцированному страданию от несчастных случаев, финансовых потерь, плохих отношений, неудач или позора. При этой форме теряется видимая связь с сексуальным объектом, однако Фрейд утверждал, что место садистского объекта здесь занимает Сверх-Я, и быть наказанным — эквивалент быть избитым отцом, а значит, отражает желание пассивных женских сексуальных отношений с ним. Выраженный моральный мазохизм приводит к серьезному сопротивлению лечению, поскольку нежелание пациента отказываться от невротического страдания может привести к негативной терапевтической реакции.

Моральный мазохизм — первичное свойство мазохистского характера или поведенческого мазохизма, хотя к последнему обычно относят также депрессивные настроения и склонность жаловаться на свое положение жертвы судьбы и недоброжелателей. Патогенез этих форм основан на бессознательной регрессивной сексуализации чувства вины, и — у мужчин — на бессознательных пассивно-гомосексуальных желаниях, исходящих из эдипова конфликта, и нарушенных ранних объектных отношениях. Как у мужчин, так и у женщин мазохизм представляет собой компромиссное образование, обеспечивающее устранение детских страхов кастрации, отвержения и заброшенности.

В ранних работах Фрейд высказывал предположение, что мазохизм является феноменом, производным от предшествующего садизма. В работе “Экономическая проблема мазохизма” (1924) он высказался в пользу существования первичного эротогенного мазохизма, остатка смешанного существования влечений к жизни и смерти после частичной проекции на объекты внешнего мира (собственно садизм). В некоторых случаях спроецированный садизм интроецируется и, обращаясь внутрь, порождает вторичный мазохизм. В одном и том же индивиде связь садистских и мазохистских черт неизменна.



См. компромиссное образование, конфликт, негативная терапевтическая реакция, перверсия, садизм, садомазохизм, фантазия об избиении.

[127, 297, 307, 572, 670]



МАНИАКАЛЬНО-

ДЕПРЕССИВНЫЙ СИНДРОМ

(MANIC-DEPRESSIVE SYNDROME)



Обозначение патологического расстройства, характеризующегося чередованием фаз депрессии и мании или же рекуррентными эпизодами одной депрессии. Психогенные и нейрофизиологические компоненты представлены в различной степени — то либо другое, как правило, доминирует.

В современной психиатрической нозологии это явление рассматривается как единое биполярное расстройство. Подчеркивается значение генетического, семейного и нейрофизиологического факторов; психологические же считаются нерелевантными или вторичными. Однако с психоаналитической точки зрения, это состояние часто актуализируется переживанием утраты или личного крушения у пациента, с детства катастрофически реагировавшего на сепарацию. Признавая в ряде случаев наличие травматического психического опыта, некоторые клиницисты, однако, считают его роль лишь ролью триггера нейроэндокринного метаболического нарушения. Тем не менее фоном маниакально-депрессивного синдрома часто выступает отчетливое психогенное условие — пограничное или нарциссическое нарушение характера. Чередующиеся мании и депрессии отражают основную защиту, вырабатываемую Я в ситуации конфликта с внешней реальностью. При этом депрессия является результатом использования интроекции, а мания — отрицания.

Фрейд считал, что существуют два типа маниакально-депрессивных расстройств: первично психологический и первично физиологический. Такая точка зрения до сей поры поддерживается многими аналитиками. Эта гипотеза подтверждается тем, что одни пациенты поддаются психотерапевтическому лечению, а другие — лишь медикаментозному.

Хотя все исследователи подчеркивают роль предрасположенности к формированию маниакально-депрессивных расстройств, до сих пор не достигнуто согласия в том, является она конституциональной или обретается в детстве. Есть некоторые данные в пользу того, что ранние травматические переживания могут нарушать эндокринный метаболизм или вызывать склонность к такому нарушению.



См. аффекты, восторг, депрессия, мания.

[8, 294, 447, 900]





МАНИЯ

(MANIA)



Патологическое психическое состояние, обычно представляющее фазу маниакально-депрессивного заболевания. Мания характеризуется неадекватно высоким душевным подъемом, гиперактивностью, а завышенная самооценка часто обогащается паранойяльным представлением о своем величии. Жажда новых впечатлений и переживаний отражается в “речевом напоре” и “полете идей”.

Подъем настроения и завышенная самооценка не соответствуют реальности, поскольку в действительности индивид переживает (обычно бессознательно) чувство утраты и крушения. Индивид находится в состоянии “великолепного” самочувствия, отрицая в своем воображении реальность травматических переживаний, как настоящих, так и имевших место в прошлом. Таким образом пациент противодействует стоящей за его состоянием депрессии — но с большими потерями для самосознания и критичности и лишь временно, поскольку эпизоды мании неизбежно уступают место депрессивным.

Пациент избавляется от потенциальной ярости в отношении травмы, угрожающей и Самости, и объекту, посредством слияния с объектом (в фантазии); то есть у пациента внутренне сочетаются образ самого себя и образ объекта его гнева и любви. В классической теории это рассматривается как первичная идентификация с объектом, возвращение в совершенное состояние единения с объектом, включающее смешение Я и Сверх-Я. Возникающая в результате дисфункция Сверх-Я приводит к недостаточности рациональной самооценки и сдержанности поведения.

Таким образом, в рамках психоаналитической теории мания рассматривается как результат защиты (отрицания), к которой обычно прибегает Я в ситуации конфликта с внешней реальностью. С другой стороны, есть научные данные в пользу катехоламиновой гипотезы, поскольку установлено, что концентрация нейротрансмиттеров в центральной нервной системе в состояниях мании и депрессии соответственно выше или ниже обычного. Эта гипотеза служит основой для продолжающихся исследований нейрофизиологических аспектов мании и депрессии, но для интеграции физиологических и психоаналитических открытий в этой области сделано мало.



См. аффект, эйфория.

[278, 453, 485, 554]

МАСТУРБАЦИЯ

(MASTURBATION)



Как правило, произвольная ритмическая стимуляция гениталий, приводящая к сексуальному удовольствию с последующим оргазмом или без такового. Индивид может мастурбировать себя или другого, в одиночестве или в присутствии других лиц; сексуально возбуждающая самостимуляция может фокусироваться не на гениталиях, а на других эротогенных зонах; они могут стать областью предшественников перверсий. Мастурбация проявляется в течение всей жизни. Она может сопровождаться самыми разными чувствами и фантазиями, как сознательными, так и бессознательными. По мнению Фрейда, мастурбация является “первичной зависимостью”; другие зависимости, в частности, зависимость от алкоголя, морфия, табака и подобных веществ, возникают как замещающие ее.

Инфантильная мастурбация, или генитальная игра, — один из многих типов аутоэротической детской активности. Это нормальная, прогрессивная с точки зрения развития активность, способствующая разрядке напряжения, благоприятствующая ранней дифференциации, научению, самоисследованию и самопознанию, указывающая на удовлетворительные отношения с осуществляющим заботу окружением. Мальчики обычно мастурбируют, манипулируя пенисом. Девочки могут мануально стимулировать клитор, но чаще они используют предметы либо потирают бедра друг о друга. В последнее время клиторальная сексуальность не рассматривается как мужская, а ее вытеснение не расценивается как необходимое условие для установления примата вагины или женской идентичности.

Для того чтобы истинные мастурбационные фантазии начали ассоциироваться с активностью, необходима относительная зрелость Я. Лишь после становления константности восприятия объектов у маленького ребенка может сформироваться полноценная фантазия об объекте, удовлетворяющем потребность. Эдиповы фантазии относятся к объектам и связаны с захватом или угрозой возмездия (страх кастрации). Латентный период связан с борьбой против мастурбации и сопровождающих ее фантазий, что отражает развитие Сверх-Я. Такие защитные механизмы, как вытеснение, регрессия и реактивные образования, обеспечивают ранние характерологические изменения в этой фазе. Такая борьба с мастурбацией продолжается в отрочестве. С одной стороны, мастурбация помогает развитию, приводя догенитальные влечения к регуляции генитальной функцией. При этом мастурбационные фантазии благоприятствуют объектной отнесенности. С другой стороны, имеются регрессивные аспекты подобной активности, которым должны противодействовать новые достижения в развитии Я.

Определенная неизвращенная мастурбация необходима для нормального развития ребенка. На протяжении жизни мастурбация может выполнять различные функции и иметь разное значение, как здоровое, так и патологическое.

Компульсивная мастурбация (или ее эквиваленты) может возникнуть, когда тревога (страх кастрации) и чувство вины сопровождают деятельность индивида таким образом, что ему требуется постоянное подтверждение сохранности гениталий. Мастурбация становится патологической только в том случае, если индивид всегда предпочитает ее отношениям с доступным партнером. Мастурбация встречается также в таких формах патологии, как трансвестизм, вуайеризм и эксгибиционизм. Патологическая мастурбация иногда связана с острыми садомазохистскими перверсиями.

Психическая мастурбация предполагает фантазии, достаточно интенсивные для того, чтобы привести к полной разрядке сексуального возбуждения без физической стимуляции. Мастурбация и связанные с ней фантазии предоставляют еще один путь, которым психоаналитик может приблизиться к сложной, множественно детерминированной деятельности Я.

Догенитальный эквивалент мастурбации представляет собой половое возбуждение без мастурбации, когда имеет место бессознательная защита от сексуальных чувств и фантазий, и последние замаскированы разнообразными защитами. Сексуальную природу чувств можно распознать по их связи с несексуальной активностью типа авантюризма, рискованных игр, неосторожной езды. Борьба с мастурбацией и соответствующими фантазиями может проявляться в кусании ногтей, почесывании, трихотилломании (выдергивании волос, бровей или ресниц), трихофагии (кусании, жевании или проглатывании волос). Фантазии, связанные с оральными, анальными или уретральными компонентами сексуальности, становятся полностью бессознательными и смещаются на определенную деятельность Я.

Те же элементы могут связываться с чертами характера, отражающими мастурбационные фантазии, в виде задиристости, преступной деятельности, повышенного интереса к провоцирующим тревогу событиям (таким, как несчастные случаи), компульсивных разговоров и других компульсивных или обсессивных симптомов. Фрейд рано начал наблюдение невротических симптомов, как видно по истерии; он считал, что они есть следствие борьбы против мастурбации и ассоциированных с ней фантазий. С ранними родительскими запретами мастурбации могут быть связаны такие обсессивные проявления, как самозапреты, самонаказания, стремление к наказанию (мазохизм). Страх (кастрации) и чувство вины, связанные с мастурбационным поведением и/или мастурбационными фантазиями, вызывают защитную регрессию к догенитальной фазе. В таких случаях эти желания проявляются в типичных компромиссных образованиях, продуцирующих многочисленные симптомы с разнообразными функциями.



См. аутоэротизм.

[30, 233, 256, 593]





МЕТАПСИХОЛОГИЯ

(METAPSYCHOLOGY)



Термин, используемый Фрейдом для обозначения подхода к явлениям, лежащим за пределами сознательных переживаний, буквально — “за психологией” — в том смысле, в котором психология понималась и применялась в его время. Метапсихология представляет высший уровень абстракции в континууме “клиническое наблюдение — психоаналитическая теория” (Waelder, 1962) и служит концептуальным средством установления системы координат для клинических данных и психоаналитических положений более низкого уровня.

Метапсихология условно представлена пятью широкими системами или подходами: динамическим, экономическим, структурным, генетическим и адаптивным. Первые три принадлежат Фрейду. Последние два имплицитно содержатся в его работах, а также представлены в работах поздних теоретиков психоанализа; Рапапорт и Джилл первыми эксплицитно обозначили их как подходы. Заложенные в них теоретические принципы иногда представлены в виде моделей, теоретических систем, призванных помочь изучению и пониманию.

Динамический подход постулирует наличие в психике направленных психических “сил”, каждая из которых имеет источник, величину и объект. Этот подход дает возможность теоретических рассуждений о побуждении и конфликте (например, между инстинктивными влечениями и ограничениями).

Экономический подход предполагает распределение в психическом аппарате психической энергии, для рассмотрения чего предлагаются теоретические рассуждения о возбуждении и формах и природе разрядки. Существенными для данного подхода являются представления о количестве и сущности энергий, порогах, законах аккумуляции и разрядки. Этот подход приводит нас также к мысли о том, что внутри психики действуют и отличные от интенциональности законы.

Структурный подход постулирует, что повторяющиеся и стойкие психические феномены обретают в психике более или менее организованную репрезентацию и что можно охарактеризовать природу этих репрезентаций. Они включают черты характера, защиты, навыки, моральные нормы, установки, интересы, воспоминания, идеалы. Первоначальная модель Фрейда, называемая топографической, состояла из трех систем: сознательного, предсознательного и бессознательного. Феноменологию сознательного и бессознательного он рассматривал как релевантную идеации и эмоциям, находившимся в центре клинических интересов и теоретических построений того времени. Вследствие теоретической ограниченности и противоречивости этой модели Фрейд в 1923 году предложил трехкомпонентную модель. Фрейд постулировал, что изначально энергетическое Оно борется с исполнительным органом, Я, которое помимо уравновешения влечений Оно и внешней реальности вынуждено обманывать напряжения, исходящие из Сверх-Я, хранилища и выражения совести и идеалов.

За трехкомпонентной моделью последовали, но не отменили ее, другие модели. В одной из них, которую можно обозначить как суперординатное Я, внимание фокусируется на Я как на главном исполнительном и адаптивном органе. Сторонниками этой модели были Анна Фрейд, Хайнц Гартманн, Эрнст Крис, Рудольф Лёвенштейн, Давид Рапапорт и Эрик Эриксон, работы которых послужили развитию общей психологии. В модели Мелани Кляйн постулируется наличие очень ранних патологических структур, которые персонализируются и приписываются себе или другим спутанными и деструктивными способами. В теории объектных отношений утверждается многообразие примитивных ядер Самости, которые, в силу своей патологической природы, не интегрируются в единую связную и упорядоченную систему. В психологии Самости Кохута функционирование и связность постоянной “биполярной Самости” подвергаются угрозе из-за недостаточной структурированности, проистекающей из детских переживаний, которые вызваны взаимодействием с патологически разочаровывающими и неэмпатическими фигурами родителей.

Генетический подход обеспечивает концептуализацию временных параметров интрапсихических феноменов. Главное внимание уделяется прогрессивному развитию от младенчества до взрослого возраста; при этом считается, что понимание психики взрослого невозможно без знания фактов и обстоятельств его детства. Не менее важно и то, что генетический подход обеспечивает возможность концептуализации регрессивных феноменов, а также оценку настоящего и будущих перспектив индивида.

Адаптивный подход предполагает изучение межличностных и социальных феноменов, влияющих на психику индивида или испытывающих влияние с ее стороны.

Кроме пяти вышеупомянутых подходов существует множество допущений, распространенных столь широко, что их не выделяют в отдельные подходы, а рассматривают внутри названных. Назначение метапсихологии прежде всего состоит в построении такой теории психики, в которой человек рассматривается как биопсихическая целостность, как существо, овладевающее внутренней и внешней средой на основе данных ему и развивающихся способностей и при этом борющееся со своим животным началом. Система должна давать картину психологически детерминированных психических феноменов, противопоставляя их тем, что возникают случайно или на основе биологических или физических законов; она должна строиться, последовательно ориентируясь на принципы каузальной логики, а не телеологии. Она должна допускать множественное причинное объяснение, действуя путем конвергенции или дивергенции относительно данного элемента. Закономерности и параметры должны быть, по сути, безличны; личные рассуждения уместны на уровне, близком к наблюдениям или клиническому теоретизированию.

Фрейд рассматривал свои теории как своего рода концептуальные “строительные леса”, подлежащие перестройке в соответствии с новыми наблюдениями и дедуктивными заключениями. Несмотря на противоречивость, отчасти вследствие отдаленности от клинических наблюдений, метапсихология рассматривается большинством аналитиков как необходимая, полезная и гибкая теоретическая система.



См. инстинктивные влечения, психическая энергия, структурная теория, топографический подход.

[221, 303, 710, 853]





МИФОЛОГИЯ

(MYTHOLOGY)



С первых лет становления психоанализа внимание исследователей было обращено к мифологии, в чем виделся один из путей понимания человеческой психики. В 1926 году Фрейд недвусмысленно утверждал, что знание мифологии необходимо для успешной работы каждого аналитика. Уже в “Толковании сновидений” (1900) он использовал миф о Кроне и Зевсе, иллюстрируя универсальность эдипова комплекса. Собственно, само название этого наиболее известного комплекса и стадии детского развития было позаимствовано из греческой легенды или мифа о царе Эдипе, убившем своего отца и женившемся на матери, что иллюстрирует бессознательную фантазию мальчиков и мужчин.

Пионеры психоанализа, такие, как Ранк (1909), работавшие в рамках топографического подхода и новых теорий инфантильной сексуальности, пытались использовать мифы для обоснования положений, которые были выдвинуты психоаналитиками о бессознательном и детской сексуальности.

С переходом от топографической теории к структурной и другими последующими изменениями психоаналитической теории и техники мифология стала пониматься шире. Арлоу (1961) подчеркнул, что миф — это разделяемая рядом людей фантазия, служащая множественным целям удовлетворения инстинктов, защиты и адаптации группы и ее членов. Индивиду отказано в удовлетворении инфантильных сексуальных желаний — это необходимо для цивилизованной жизни, — но взамен предлагаются общественно приемлемые версии этих желаний в форме мифа. Общественный миф способствует формированию Сверх-Я, в частности, предлагая индивиду для идентификации приемлемые идеалы Я. Интрапсихический же индивидуальный конфликт, в результате которого вытесняются события детства, часто находит свою кульминацию в возникновении личного мифа. Распространенные версии личного мифа — покрывающие воспоминания и семейный роман.



См. покрывающее воспоминание, семейный роман, фантазия.

[32, 249, 313, 706]
Теги: Психоаналитические термины и понятия
Просмотров: 16 | Добавил: creditor | Теги: Психоаналитические термины и поняти | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close