Главная » Словарь терминов по речевым коммуникациям
21:48
Словарь терминов по речевым коммуникациям
СТИЛИСТИКА



Русский язык : энциклопедия / гл. ред. Ф.П.Филин. - М. : Издательство "Советская энциклопедия", 1979.

С.334

СТИЛИСТИКА - раздел языкознания, в котором исследуется функционирование (или способы использования) языковых единиц (и категорий) в рамках литературного языка (см.) в соответствии с его функциональным расслоением в различных условиях языкового общения, а также функционально-стилевая система, или "система стилей" (см. Стиль), лит. языка в его совр. состоянии и в диахронии. С. подразделяется на функциональную С., С. языковых единиц, С. текста, С. художественной, или поэтической, речи (язык художественной лит-ры).

Функциональная С. изучает дифференциацию лит. языка по его исторически сложившимся разновидностям (функционально-стилевым единствам), т. е. изучает и описывает систему стилей, закономерности её внутриструктурной

С.335

организации. Функциональная С. вырабатывает общие принципы типологии, классификации и выделения основных функционально-стилевых единств (функционального стиля, функционально-стилевой сферы) лит. языка, взятого как объект теоретического исследования и как конкретная историко-культурная данность; выявляет, определяет их экстралингвистические стилеобразующие факторы, их иерархию и взаимодействие стилей и функционально-стилевых сфер внутри лит. языка, использование и принципы организации языковых элементов в рамках определённого функционально-стилевого единства и в иностилевой среде, устанавливает характеристики функционально-стилевых единств.

С. языковых единиц изучает функционирование в лит. языке единиц (и категорий) всех уровней в типовых речевых ситуациях, в контекстах различного смыслового и экспрессивного содержания с учётом действующих языковых норм; см. Норма (языковая). В рамках С. языковых единиц анализируются т. н. общелит. речевые средства и явления дополнительной стилистической информации языковых единиц, т. е. их стилистической окраски, или стилистического "значения" ("созначения"), прослеживается "поведение" известной языковой единицы (или категории) как таковой и во взаимодействии с другими языковыми единицами (категориями) в типовых речевых ситуациях, в функциональных разновидностях лит. языка.

Стилистическая окраска, возникающая в процессе употребления слова, формы, конструкции в различных условиях речевой коммуникации, объективно присуща языковым единицам, как и их основное, структурно-семантическое содержание.

Принципиальную важность имеют сопоставления стилистической окраски вариантов языковых единиц (вариантных форм, параллельных конструкций, лексических и синтаксических синонимов) с учётом особенностей их функционирования в лит. языке.

В задачи С. языковых единиц входит исследование системных соотношений стилистически окрашенных языковых элементов между собой и со стилистически нейтральными, а также изучение совокупностей таких стилистически окрашенных элементов, принадлежащих различным функциональным разновидностям совр. рус. лит. языка, выявление правил и норм построения текстов из такого языкового материала.

Т. о., С. языковых единиц, с одной стороны, непосредственно связана с функциональной С, с другой - тесно смыкается с С. текста. Однако в С. языковых единиц иное распределение исследовательского материала, чем в функциональной С. Первая исходит из самой языковой единицы (или категории), вторая -- из целей и условий речевой коммуникации для определённой совокупности языковых единиц.

С. текста изучает общие и частные закономерности организации языковых единиц, подчиняющихся известному идейно-содержательному, функциональному, композиционно-структурному единству, каким представляется текст как речевое произведение, выясняет способы и нормы организации языковых единиц в текстах определённого назначения и содержания; исследует внутриабзацные связи и стилистическую характеристику сложного синтаксического целого, прежде всего предложений и сверхфразовых единств в их соотношении с абзацем (см.), с общей композицией и синтаксическим строем текста, соотнесённость композиционных частей текста с определённой совокупностью языковых единиц в зависимости от идейного содержания и жанрово-композиционных особенностей данного текста.

С. художественной речи изучает вопросы, связанные с приобретением языковыми единицами в контексте цельного художественного произведения эстетической значимости. Проблематика С. художественной речи включает: а) проблему "образа автора" как того идейно-композиционного стержня художественного произведения, вокруг которогo организуются его языковые и композиционные элементы, благодаря которому они приобретают целесообразность и своё идейно-эстетическое назначение; б) вопросы построения разных типов авторского повествования, речи персонажей, диалога как таковых, так и во взаимном соотношении в рамках цельного художественного произведения (в связи с этим возникают проблемы отражения речи описываемой среды); в) проблему отбора языковых элементов (в т. ч. и нелитературных, ненормированных), их трансформации в контексте художественного произведения, художественной речи в целом. Эти вопросы тем более актуальны, что художественной речи присущ синкретический характер состава языковых элементов с точки зрения их стилевой принадлежности, стилистической окраски., предметно-логического содержания; г) вопрос о соотношении лит. языка и художественной речи ("языка художественной лит-ры"). Термин "язык художественной лит-ры" означает лишь, что в художественной речи языковые элементы приобретают эстетическую функцию, язык художественного произведения обязательно ориентирован на действующие нормы лит. языка. Т. о., понятия лит. языка и "языка художественной лит-ры" не тождественны, они соотносительны как общее, родовое, и видовое. "Язык художественной лит-ры",

С.336

будучи явлением искусства, не утрачивает своей лингвистической субстанции. Следовательно, С. художественной речи, изучающая "язык художественной лит-ры", остаётся лингвистической дисциплиной. Оперируя лингвистическими категориями и понятиями, она вместе с тем обращается для выявления эстетической функции языка в лит-ре к категориальному аппарату искусствоведения, а также вводит свои собственные понятия, как, напр., "образ автора", "художественно-образная речевая конкретизация". Для С. художественной речи чрезвычайно существенны проблемы изучения языка писателя и индивидуально-авторского.

Элементы С. были заложены уже в античных теориях языка. Античные риторики рассматривали вопросы выразительности языка, специальной организации языковых элементов для целей воздействия на людей. Аналогичные вопросы, связанные в основном с поэтической, художественной речью, интенсивно обсуждались в эстетических и философских трактатах эпохи Возрождения. Эти традиции нашли отражение в рус. риториках 17 - нач. 19 вв.

На научную основу вопросы С. поставлены в 18 в. М. В. Ломоносовым (см. Трёх стилей теория), хотя он рассматривал их в рамках грамматики, риторики, "лексикона". Большое значение для развития С. имела деятельность Н. М. Карамзина и его школы (кон. 18- нач. 19 вв.), разрабатывавших вопросы С. в тесной связи с ведущими тенденциями языкового развития своей эпохи. В 19 в. важная роль в разработке проблем С., преим. в составе теории словесности и поэтики, принадлежит А. А. Потебне (см.) и А. Н. Веселовскому (1838-1906).

С. как самостоятельная отрасль науки о языке выделилась в кон. 19- нач. 20 вв. (преим. работы швейцарского учёного Ш. Балли, 1865-1947). В рус. науке в нач. 20 в. развитие С. связано с преимущественной разработкой проблем художественной речи (прозаической и стихотворной), а также с культурой речи (см. B. И. Чернышёв). В сов. время вопросам C. стало уделяться большое внимание в связи с актуальностью таких социолингвистических проблем, как развитие и формирование лит. языков народов СССР, повышение речевой культуры народа и др. Возникла прикладная дисциплина - практическая С., содержащая стилистические рекомендации в соответствии с требованиями культуры речи.

В постановку и исследование проблем функциональной С., С. языковых единиц, С. художественной речи, историко-лит. изучения языковых стилей большой вклад внесли М. М. Бахтин (1895-1975), Л. А. Булаховский (см.), К. И. Былинский (1893-1960), Г. О. Винокур (см.), A.И. Ефимов (1909-66), В. М. Жирмунский (1891 - 1971), Б. А. Ларин (1893-1964), Б. В. Томашевский (1890-1957), B.Б. Шкловский (р. 1893), Л. В. Шеоба (см.), Б. М. Эйхенбаум (1886- 1959), Л. П. Якубинский (см.) и др. Особую роль в развитии С. сыграли работы В. В. Виноградова (см.), его учение о "трёх стилистиках" (С. языка, С. речи, С. художественной речи), отграничение С. от поэтики, разработка общих проблем функциональной С., выдвижение теоретических проблем С. художественной речи, учение об "образе автора" как центральной идейно-содержательной и композиционноречевой категории художественного произведения.

Лит.: Винокур Г. О., Культура языка, 2 изд., М., 1929; его же, Язык художественной литературы. Язык писателя, в его кн.: Избранные работы по русскому языку, М., 1959; Виноградов В. В., Итоги обсуждения вопросов стилистики, "ВЯ", 1955, N 1; его же, Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика, М., 1963; его же, О теории художественной речи, М., 1971; Томашевский Б. В., Стилистика и стихосложение, Л., 1959; Шмелев Д. Н., Слово и образ, М., 1964; Будагов Р. А., Литературные языки и языковые стили, М., 1967; Кожина М. Н., К основаниям функциональной стилистики, Пермь, 1968; Ефимов А, И., Стилистика русского языка, М., 1969; Гальперин И. Р., О понятиях "стиль" и "стилистика", "ВЯ", 1973, N3; Скребнев Ю. М., Очерк теории стилистики, Горький, 1975; Розенталь Д. Э., Практическая стилистика русского языка, 4 изд., М., 1977.



Ю. А. Бельчиков





Литературная энциклопедия терминов и понятий / Рос. акад. наук, ИНИОН, [Федер. прогр. книгоизд. России] ; гл. ред. и сост. А.Н.Николюкин. - М. : Интелвак, 2001.

Стр.1031

СТИЛИСТИКА (фр. stylistique, от style - стиль) - учение о разновидностях (стилях) речи. С. основывается на науке о языке, но вместе с тем имеет самостоятельный предмет и задачи. Каждый национальный язык обладает определенным единством и целостностью. Однако в реальной речевой деятельности людей складываются существенно различные типы или, точнее, стили речи. Их появление обусловлено различием цели, функций речи, социальным, бытовым и психологическим своеобразием говорящего или пишущего человека, условиями времени и места. С. выделяет ряд многообразных стилей речи: разговорный и письменный, официальный и фамильярный, научный и публицистический, деловой и интимный, торжественный и просторечный. Все они обладают лексическим, фразеологическим, грамматическим и фонетическим своеобразием, своей особенной системой языковых элементов и форм. Литературовед, изучающий речь художественного произведения, не может не опираться на выводы С. Без этого невозможно правильно понять значение и роль тех или иных явлений художественной речи. Вместе с тем очевидно, что С. сама по себе не имеет прямого отношения к науке об искусстве слова, ибо она изучает человеческую речь вообще.

Существует, однако, особая отрасль С, предметом которой непосредственно является речь художественной литературы (С. в целом изучает речь газеты, науки, деловой переписки). Иногда эту отрасль даже называют литературоведческой С. (в отличие от лингвистической С). Необходимость специального раздела С, посвященного речи художественной литературы, диктуется, как показал В.В.Виноградов, исключительной стилевой сложностью этой речи, которая "использует, включает в себя все другие стили или разновидности книжно-литературной и народио-разговорной речи в своеобразных комбинациях и в функционально-преобразованном виде" (Виноградов, 71). Речь художественной литературы вбирает в себя весь океан общенародной речи и специфически преобразовывает эту речь. Естественно, что речь литературы нуждается в особенно углубленном и самостоятельном исследовании. Но С. художественной речи не перестает поэтому быть принципиально лингвистической дисциплиной - и по своим методам, и по своим целям. Она изучает речь литературы в ее отношении к другим формам речи и к речи вообще, а не в ее отношении к художественному содержанию литературы. Она рассматривает речь писателя как своеобразную форму речи, а не как своеобразную форму искусства. Поэтому С. художественной литературы остается в пределах лингвистики - науки о языке. Она необходима литературоведу (ибо раскрывает природу материала искусства слова), но она никак не может заменить науку о литературе.

Лит.: Винокур Г.О. Избранные работы по русскому языку. М., 1959; Виноградов В.В. О языке художественной литературы. М, 1959.



В.В.Кожинов





СТИЛЬ



Русский язык : энциклопедия / гл. ред. Ф.П.Филин. - М. : Издательство "Советская энциклопедия", 1979.

С.336

СТИЛЬ (от лат. stilus, stylus - остроконечная палочка для письма) - объединённая определённым функциональным назначением система языковых элементов, способов их отбора, употребления, взаимного сочетания и соотношения, функциональная разновидность лит. языка.

Композиционно-речевая структура С. (т.е. совокупность языковых элементов в их взаимодействии и взаимном соотношении) обусловлена социальными задачами речевого общения (речевой коммуникации) в одной из основных сфер человеческой деятельности (политика, наука и техника, художественная лит-ра, право и делопроизводство, общение официальное и неофициальное). С. - основное, фундаментальное понятие функциональной стилистики (см. Стилистика) и литературного языка (см.).

Функционально-стилевая система совр. рус. лит. языка многомерна. Составляющие её функционально-стилевые единства (стили, книжная речь, публичная речь, разговорная речь, язык художественной лит-ры) неодинаковы по своей значимости в речевой коммуникации и по охвату ими языкового материала. Наряду с C. выделяется функционально-стилевая сфера. Это понятие соотносительно с понятием "С." и аналогично ему. Вместе

С.337

с тем если функционирование С. в лит. языке обусловлено специализированными задачами речевого общения, то функционально-стилевая сфера характеризуется совокупностью таких социальных задач коммуникации; для её характеристики также существенна форма речи - письменная или устная.

Функционально-стилевая сфера может объединять ряд С. Соотносительность данных понятий наглядно демонстрирует исторически сложившаяся дифференциация в такой функционально-стилевой сфере, как книжная речь (см.). В книжной речи обычно выделяют в качестве её разновидностей публицистический стиль (см.), научный стиль (см.), официально-деловой стиль (см.) и язык художественной лит-ры, который неправомерно считать С. Функционально-стилевое единство "язык художественной лит-ры" противопоставлено С. и разговорной речи, во-первых, в силу присущей ему эстетической функции, во-вторых, в силу того, что в языке художественной лит-ры принципиально возможны любые языковые элементы из разных С. и из разговорной речи, а также из ненормированной, некодифицированной сферы языка, которые получают в контексте художественного произведения эстетическую мотивированность наряду с мотивированностью коммуникативной.

Функционально-стилевая система, как и сами С., - явление, исторически изменяющееся. Изменяются принципы выделения С., их взаимное соотношение и степень обособленности друг от друга (достаточно сопоставить систему стилей, сложившуюся в 18 в. и в послепушкинский период истории рус. лит. языка), меняется материальный состав С., их внутренняя организация в рамках одного периода развития лит. языка, как, напр., в рус. лит. языке 2-й пол. 19 в. и в сов. время.

С. (вообще функционально-стилевые единства) выделяются, конституируются на экстралингвистической базе, в основе которой лежат такие важнейшие общественные функции языка, как общение, сообщение, воздействие. В основе каждого С. (вообще функционально-стилевого единства) также лежит единый конструктивный принцип или стилеобразующий фактор экстралингвистического характера, который определяет специфику функциональной категории, отбор и способы сочетания средств выражения, организует их в систему.

В связи с различиями в объёме, составе, условиях функционирования, качественно-количественном "спектре" языкового материала конкретного С. (функционально-стилевого единства) его экстралингвистическая платформа может отличаться существенными качественными характеристиками от экстралингвистической базы других функциональных категорий. Так, разговорная речь проецируется непосредственно на такую важнейшую функцию языка, как общение, для публицистического С. устанавливается в качестве единого абстрактного конструктивного принципа чередование экспрессии и стандарта (В. Г. Костомаров). При определении экстралингвистической базы основных функциональных категорий исходят также из свойств формы познания, присущей науке, праву, художественной лит-ре (М. Н. Кожина).

Наряду с функциональными С. в языкознании выделяются С. экспрессивные - по характеру заключённой в языковых элементах экспрессии. Эти С. непосредственно связаны с такой общественной функцией языка, как воздействие. Обычно выделяют С.: торжественный (риторический), официальный, фамильярный; интимно-ласковый, шутливый (юмористический), насмешливый (сатирический). Все эти С. определяются на фоне нейтрального С., т. е. такой речи, которая лишена экспрессии. Вопрос о том, представляют ли экспрессивные С. определённые системы языковых элементов, лингвистами решается по-разному.

Термин "С." употребляется также в связи с жанровой дифференциацией функционально-стилевых единств, напр. С. деловых бумаг, С. государственных документов (в рамках официально-делового С.), С. передовой статьи, очерка, репортажа (в рамках публицистического С.), С. романа, рассказа, басни, баллады..., С. писателя (для языка художественной лит-ры). Такие С. следует рассматривать как подстили.

В других значениях и осмыслениях термин "С." употребляется в литературоведении, искусствоведении, эстетике.

Лит.: Гвоздев А. Н., Очерки по стилистике русского языка, 3 изд., М., 1965; Костомаров В. Г., Русский язык на газетной полосе, [М.], 1971; Кожина М. Н., О речевой системности научного стиля сравнительно с некоторыми другими, Пермь, 1972; Русская разговорная речь, М., 1973. См. также лит. при ст. Стилистика.



Ю. А. Бельчиков





Лингвистический энциклопедический словарь / Федер. целевая прогр. книгоизд. России ; подгот. Г.В.Якушева и др. ; гл. ред. В.Н. Ярцева. - 2-е изд., доп. - М. : Большая Рос. энцикл., 2002. - 707 с. : ил.

С.494

СТИЛЬ (от лат. stilus, stylus - остроконечная палочка для письма, манера письма) в языкознании - 1) разновидность языка, закрепленная в данном обществе традицией за одной из наиболее общих сфер социальной жизни и частично отличающаяся от др. разновидностей того же языка по всем основным параметрам - лексикой, грамматикой, фонетикой; то же, что С. языка. В совр. развитых нац. языках существуют 3 наиболее крупных С. языка в этом значении: а) нейтральный, б) более "высокий", книжный, в) более "низкий", разговорный (или фамильярно-разговорный, или разговорно-просторечный); 2) то же, что функциональный стиль; 3) общепринятая манера, обычный способ исполнения к.-л. конкретного типа речевых актов: ораторская речь, передовая статья в газете, научная (не узкоспециальная) лекция, судебная речь, бытовой диалог, дружеское письмо и т. д.; С. в этом смысле характеризуется не только набором (параметрами) языковых средств, но и композицией акта; 4) индивидуальная манера, способ, которым исполнены данный речевой акт или произведение, в т.ч. литературно-художественное (ср., напр., "С. вашего выступления на собрании"; "язык и С. ранних стихов Лермонтова"); 5) то же, что языковая парадигма эпохи, состояние языка в стилевом отношении в данную эпоху (ср. выражение "в С. русского литературного языка 1-й половины 19 века").

Несмотря на различия приведенных пяти пониманий С., в каждом из них присутствует осн. общий инвариантный признак: С. всегда характеризуется принципом отбора и комбинации наличных языковых средств, их трансформаций; различия С. определяются различиями этих принципов. Каждый С. характеризуется некоторыми дифференциальными признаками, отличиями от другого, сопоставимого с ним, т. е. отклонениями. Этот признак достигает максимума в индивидуальном С., который есть "мера отклонения от нейтральной нормы". Кроме того, "изнутри" С. характеризуется некоторыми постоянными компонентами, "интегральными признаками", которые тоже достигают максимума в индивидуальном С, приводя к его определению как "высшей меры соразмерности и сообразности". Понятие отбора, в свою очередь, предполагает представление о том, что является правильным, с чем следует сравнивать отклонения,- понятие нормы (см. Норма языковая). Понятие комбинации предполагает понятие о соразмерности, гармонии. Т. о., С. является категорией не только исторической, но и субъективно-объективной, поскольку в истории изменяются как объективные материальные элементы С, так и субъективные принципы их отбора и комбинации. Есть случаи, когда нац. язык (напр., эстонский) не имеет четких границ между стилями.

В истории С. с т. зр. материального состава элементов три осн. С. языка имеют 3 разл. ист. источника. В совр. европ. языках книжный С. обычно восходит к лит.-письм. языку предшествующего периода, нередко иному, чем повседневный разг. язык осн. массы населения. Так, книжный С. в странах ром. речи - Франции, Италии, Испании и др. - восходит к латыни как лит. языку средневековья по составу лексики и частично синтаксиса; англ. яз. в его книжном С. в этом отношении также восходит к латинскому и частично французскому языкам средневековья. Книжный С. во всех слав. языках во многом восходит к старослав. (церковнослав.) языку - лит. языку средневековья. Вместе с тем в ром. и слав. языках определ. роль играл лит. язык на нац. основе, напр, язык героич. эпоса во Франции и Испании, язык летописания и др. письм. документов в Киевской Руси; при этом вопрос о соотношении двух языков в Киевской Руси и др. рус. гос-вах средневековья остается дискуссионным.

Нейтрально-разг. С. восходит к обще-нар. языку, в особенности к языку гор. части населения. Фамильярно-прост. С. имеет своим источником язык гор. низов и крест. диалекты, а также языки проф. групп, жаргоны - ремесленников, солдат, студентов и т. д.

На системе С. сказывается их лит. обработка и кодификация. Так, нормализация франц. лит. языка в 17 в., в эпоху лит. классицизма, способствовала жесткой кодификации письм. речи и ее отличию от разговорной по принципу "никогда не пишут, как говорят"; поэтому нейтральный С. франц. яз. был закреплен в его близости к книжной, письм. речи. Норма же рус. лит. языка складывалась в кон. 18 - нач. 19 вв., в эпоху Пушкина, эпоху становления лит. реализма, благодаря чему в книжный С. гораздо шире были допущены демократич. элементы языка, а нейтральный С. оказался приближенным к разг. речи.

Прообраз трех С. языка существовал уже в лат. яз. Др. Рима: 1) urbanitas - речь самого г. Рима (Urbs), считавшаяся образцом; 2) rusticitas (от rusticus - деревенский, сельский) - речь сел. местностей, не вполне правильная, "неотесанная"; 3) peregrinitas (от peregrinus - чужеземный), воспринимавшаяся римлянамн как неправильная лат. речь отдаленных рим. провинций, из которой впоследствии развились ром. языки.

У трех С. был и др. источник, тоже трехчастный: три осн. жанра тогдашней словесности - "низкий", "средний" и "высокий". В Риме они обычно ассоциировались с тремя разл. жанровыми циклами произв. Вергилия - "Буколики" (букв.- пастушеские стихотворения), "Георгики" (букв. - земледельческие стихотворения), "Энеида" - героич. эпич. поэма. Соответственно трем жанрам не только слова, но и обозначаемые ими предметы, а также имена собственные должны были быть различны. В поздне-рим. эпоху они иллюстрировались так:



Это стилевое различие имеет более древний аналог - различие языков эпоса и трагедии ("высокий"), лирики ("средний"), комедии ("низкий") в Др. Греции, которое, в свою очередь, восходит, по-видимому, к еще более древним различиям сакрального, в т. ч. поэтического, языка и языка обыденного общения. "Теория трех стилей" была особенно актуальной в Европе в эпоху лит. классицизма 17-18 вв. В России ее разрабатывал М. В. Ломоносов (см. Язык художественной литературы).

В истории С. с т. зр. принципов отбора наиболее древним принципом различия С. оказывается социальный престиж, прямо соответствующий понятиям-оценкам "высокий", "средний", "низкий" слов и предметов, которые словами обозначаются. Изъясняться в высоком стиле значило изъясняться высоким слогом и о высоких предметах; одновременно высокий стиль речи указывал на высокое обществ. положение говорящего. Практика языковых оценок речи, принятых в Др. Риме, удерживается вплоть до нового времени. Так, согласно определению грамматиста 17 в. К. де Вожла (Франция), "хорошее употребление языка", или "добрый обычай",- это "манера говорить самой здравой части королевского двора, в соответствии с манерой писать самой здравой части писателей данного времени". "Добрый обычай" в совр. терминологии соответствует нейтральному и книжному С, или языковой норме в самом жестком смысле слова. В определении Вожла содержится и др. важный признак - "сообразность" речи, ее соответствие социальному положению говорящего. Т. о., "низкая" речь крестьянина не отвечает "доброму обычаю", но отвечает "сообразности".

В 19 в. везде, где имела место общая демократизация обществ. жизни, понятие нормы расширяется, и "низкий" С. естеств. речь демократич. слоев населения, включается в норму в широком смысле, в систему С. лит. языка. Диал. речь и жаргоны остаются за пределами нормы. Однако признак социального престижа сохраняется; в известной мере это дает себя знать даже в определении нормы в сов. науч. лит-ре 30--40-х гг., ср.:

С.495

"Норма определяется степенью употребления при условии авторитетности источников" (Е. С. Истрина). В лингвистич. литре 80-х гг. в развитых странах, в соответствии с развивающейся структурой общества, признак "высокой" или "низкой" социальной оценки постепенно исключается из понятия нормы языка и соответственно из оценки С.; ср. применительно к совр. рус. языку, где норма - правила речи, "принятые в обществ.-речевой практике образованных людей" (однако этот признак сохраняется для совр. франц. языка).

Параллельно этому происходит разделение таких признаков С, как слово и его предметная соотнесенность; последний признак исключается из определения С.: в совр. лит. языках в любом С. языка можно говорить об одной и той же действительности, одних и тех же предметах. Этому способствуют развитые синонимич. ряды (см. Синонимия), сложившиеся из разл. источников (напр., в рус. яз. старославянизмы и исконно рус. лексика: "битва" - "сражение", "бой" - "стычка", "лик" - "лицо" - "физиономия", "метать" - "бросать" - "кидать", "швырять" и т. п.).

Понятие С. как индивидуальной манеры речи или письма оформляется в 18 в. и достигает расцвета в эпоху лит. романтизма в связи с развитием понятия индивидуального "гения" - человека-творца, писателя, художника. В 1753 Ж. Л. Л. Бюффон формулирует след. определение С.: "Знания, факты и открытия легко отчуждаются и преобразовываются... эти вещи - вне человека. Стиль - это сам человек. Стиль не может ни отчуждаться, ни преобразовываться, ни передаваться". Это определение, отражающее одну из объективных сторон явления "С.", играет большую роль в литературоведч. стилистике. Во франц. лингвистике на его основе определяются задачи стилистики в целом.

В 19 в., в связи с осмыслением многообразных речевых функций человека (бытовая речь, публичное выступление, речь в суде и т. п.) возникает понимание С. как переменной величины, как языкового приспособления человека к обществ. среде (А. И. Соболевский, 1909). Этому пониманию отвечает в определ. мере понимание С. как общепринятой манеры исполнения речевых актов. Наиболее полно С. в этом понимании исследуется в теории речевых актов как одно из условий их успешности (см. Прагматика).

В 50-70-х гг. 20в., в связи с развитием истории науки, истории человеческого познания, было сформулировано общее для науки, иск-ва и языка понятие С. как "С. мышления, миропонимания". В этом значении используются разные термины: "эпохэ" (М. П. Фуко), "письмо" (применительно к худож. лит-ре, Р. Барт), "парадигма" (применительно к науке и науч. С. Т. Кун). Но наиболее общим и удачным термином и здесь остается "С.", в соответствии с определением М. Борна (1953): "...существуют... общие тенденции мысли, изменяющиеся очень медленно и образующие определенные философские периоды с характерными для них идеями во всех областях человеческой деятельности, в том числе и в науке... Стили мышления - стили не только в искусстве, но и в науке".

Лит.: Соболевский А. И., О стиле, Хар., 1909; Истрина Е. С., Нормы рус. лит. языка и культура речи. М. - Л., 1948; Винокур Г. О., О задачах истории языка, в его кн.: Избр. работы по рус. языку, М.. 1959; Конрад Н. И., О лит. языке в Китае и Японии, в сб.: Вопросы формирования и развития нац. языков. М., 1960; Гельгардт Р. Р., О языковой норме, в кн.: Вопросы культуры речи, в. 3, М.. 1961; Долежел Л., Гаузенблас К., О соотношении поэтики и стилистики, в кн.: Poetics. Poctyka. Поэтика, [Warsz., 1961]; Борн М., Состояние идей в физике, в его кн.: физика в жизни моего поколения, [пер. с англ.], М., 1963; Виноградов В. В., Проблемы лит. языков и закономерностей их образования и развития, М., 1967; его же. Очерки по истории рус. лит. языка XVII- XIX вв., 3 изд.. М., 1982; Будагов Р. А., Лит. языки и языковые стили, М., 1967; Язык и общество. М., 1968; Кожина М. Н., К основаниям функциональной стилистики. Пермь, 1968; Ярцева В. Н., Развитие нац. лит. англ. языка, М., 1969; Семенюк Н. Н., Из истории Функционально-стилистич. дифференциации нем. лит. языка. М., 1972; Рус. разг. речь, М.. 1973; Щерба Л. В., О разных стилях произношения и об идеальном фонетпч. составе слов, в его кн.: Языковая система и речевая деятельность, Л., 1974; Б е л ь-чиков Ю. А.. Рус. лит. язык во 2-й пол. XIX в., М., 1974; Жирмунский В. М., Проблема социальной дифференциации языков, в его кн.: Общее и герм. языкознание. Л., 1976; Макдэвид Р. И. (мл.), Диалектные и социальные различия в гор. обществе, пер. с англ., в кн.: НЛ, в. 7 - Социолингвистика, М., 1975; Фуко М., Слова и вещи. Археология гуманитарных наук, пер. с франц., М.. 1977; НЗЛ, в. 8 - Лингвистика текста, М.. 1978; в. 9 - Лингвостилистика, М.. 1980; Винокур Т. Г., Закономерности стилнетпч. использования языковых единиц, М.. 1980: Мельничук А. С, Обсуждение проблемы языковой ситуации в Киевской Руси на IX Междунар. съезде славистов. Изв. АН СССР. сер. ЛиЯ. 1984, т. 43, N 2; Buffon G. L. L., Discours sur le style. P.. [1905]; Сressоt M., Le style et ses techniques, P., 1947; Cuiraud P., La stylistique. 8 ed., P., 1975.



Ю.С.Степанов
Теги: Словарь терминов по речевым коммуникациям
Просмотров: 26 | Добавил: creditor | Теги: Словарь терминов по речевым коммуни | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close