Главная » Словарь терминов по речевым коммуникациям
21:49
Словарь терминов по речевым коммуникациям
ТРОПЫ



Литературная энциклопедия терминов и понятий / Рос. акад. наук, ИНИОН, [Федер. прогр. книгоизд. России] ; гл. ред. и сост. А.Н.Николюкин. - М. : Интелвак, 2001.

Стр.1099

ТРОПЫ (греч. tropos - поворот, оборот речи) - употребление слов в переносном значении, призванное усилить образность поэтического и вообще художественного языка. Сформировались в процессе разложения мифологического синкретического образного сознания, расслоения смысла образа на прямой и иносказательный. Аристотель называет Т. метафорами. Впоследствии античные риторы их дифференцировали. Классификация Т. по непрерывной традиции преподавалась в монастырских школах и средневековых университетах Европы. Знали ее и в Древней Руси: славянский перевод византийского трактата Георгия Хоробоска "О образех" (рубеж 6-7 вв.) вошел в "Изборник" Святослава, 1073. Но для большинства позднейших древнерусских книжников символы, аллегории, метафоры не различались и были категориями неосознанными и "неизреченными". Создателями оригинальных русских риторик стали Феофан Прокопович и М.В.Ломоносов. В пушкинскую эпоху, однако, наибольший авторитет имела книга французского теоретика Пьера Фонтаньера "Фигуры речи" (1821-30). До настоящего времени Т. иногда относят к "фигурам" - т.наз. фигурам переосмысления (В.П.Григорьев). Еще на рубеже 18-19 вв. их разграничивал в своем "Опыте риторики" (1796) И.С.Рижский, писавший, что украшения "суть такие выражения, в которых или одно речение изображает вдруг не только два понятия, но в то же время дает чувствовать читателю и некоторые между ними соотношение; или особливый подбор и расположение в речи не только слов, но и целых предложений, кроме изображаемых ими вещей представляют еще нечто нашему вниманию. Первый из сих родов украшений риторы называют тропом, а второй - фигурой, разделяя сию последнюю... на фигуру слов и фигуру предложений" (Русская словесность. От теории словесности к структуре текста. М., 1997. С. 18). Рижский упоминал среди Т. аллегорию, гиперболу, сарказм и др. В 1920 Б.В.Томашевский относил к числу Т. метафору (с катахрезой) и метонимию (с синекдохой) как основные их виды, эпитеты, аллегории, перифраз. Другие теоретики ставят под сомнение в этом качестве эпитет, сравнение, перифраз; отсутствует единое мнение относительно олицетворения, символа, аллегории, оксюморона. Относительно упорядочил классификацию

Стр.1100

переносных значений Г.Н.Поспелов, разделив иносказательную изобразительность и выразительность слов, т.е. собственно Т. (это метафора, метонимия и их виды, ирония как Т., а также, по Поспелову, простое сравнение), и "виды словесно-предметной изобразительности" (иерархически более высокий уровень формы), к которым отнес олицетворение, символы, аллегории и эмблемы, а также образный параллелизм, развернутое сравнение (что уже скорее не виды образности, но виды соотношения образов) и гиперболу, которая является качеством, характеризующим слова и образы как в прямом, так и в переносном значениях (гиперболизированными бывают и символы, и аллегории, бывает и чисто словесная гиперболизация). Эпитет Поспелов отнес, в отличие от сравнения, к синтаксису, хотя и указал, что он может выступать в форме разных частей речи. Классификация Т., имеющая более чем двухтысячелетнюю историю, еще далека от логического завершения. Определенно новой разновидностью Т. можно считать эффект синэстезии (см. Оксюморон). Фактически в художественном произведении Т. и "словесно-предметная изобразительность" часто активно взаимодействуют, совмещают свои признаки, переходят друг в друга, выражают друг друга, чего не было в период становления Т., когда иносказательность была намного проще. В поэмах Гомера "важную роль играют эпитеты, а потом - сравнения. Метафор чрезвычайно мало, речь лишена метафоричности. У Гомера развит неметафорический эпитет" (Бахтин М.М. Лекции по истории зарубежной литературы. Античность. Средние века. Саранск, 1999. С. 13). У А.С.Пушкина же "в багрец и в золото одетые леса" ("Осень", 1833) - единый словесный образ, являющийся и метонимией, и метафорой. Лермонтовский "парус одинокой" истолковывают и как метонимию (некто в лодке - парус), и как синекдоху (парус - часть судна), и как метафору (человек в море житейском).

Лит.: Поспелов Г.Н. Художественная речь. М., 1974; Григорьев В.П. Поэтика слова: На материале русской советской поэзии. М' 1979; Кожевникова Н.А. Словоупотребление в русской поэзии начала XX века. М., 1986 (Ч. 1. Гл. 3. Тропы в поэзии начала XX века); Харченко В.К. Переносные значения слова. Воронеж, 1989.



С.И.Кормилов





ТЩАТЕЛЬНОЕ ПРОЧТЕНИЕ



Современное зарубежное литературоведение : Страны Зап. Европы и США : Концепции, школы, термины : Энцикл. справ. / Рос. акад. наук. Ин-т науч. информ. по обществ. наукам ; науч. ред. и сост.: И.П.Ильин, Е.А.Цурганова. - М. : Интрада, 1996.

С.146

ТЩАТЕЛЬНОЕ ПРОЧТЕНИЕ - англ. CLOSE READING - методика работы с текстом в "новой критике", требующая от читателя фокусирования внимания в процессе чтения на произведении как таковом. Читатель не должен отвлекаться на фиксацию собственного отклика на произведение и на выявление его связей с окружающей действительностью. С точки зрения К.Брукса, идеальный читатель - это формалистически ориентированный критик. В статье "Критики-формалисты" (1951) он настаивает на том, что читатель должен концентрировать внимание на структуре произведения.

Методика Т.П. предполагает следующее: подход к избранному для анализа тексту как к автономному, замкнутому в себе пространственному объекту; осознание того, что текст является сложным и запутанным, но в то же время организованным и целостным; сосредоточение внимания на многообразной семантике текста и внутренней соотнесенности его элементов; принятие как данности метафоричности и эмфатичности литературного языка; понимание, что парафразирование не эквивалентно поэтическому значению; стремление выявить цельность структуры в гармонии составляющих ее элементов; трактовка значения произведения лишь как одного из элементов структуры; осознанное стремление быть идеальным читателем и осуществить единственное правильное прочтение текста.

Основные принципы методики "тщательного прочтения предложены А.Ричардсом в работах "Принципы литературной критики" (1924) (308), "Практическая критика" (1929) (307)

С.147

и его 24-летним учеником У.Эмпсоном в книге "Семь типов двусмысленности" (1930) (123). В качестве пособий для студентов были выпущены комментированные антологии "Понимание поэзии" (1938) (356) и "Понимание прозы" (1943) (355) К.Брукса и Р.П. Уоррена.

В США и Англии методика Т.П. входит в курс обучения студентов-филологов. Она легко усваивается, поскольку не требует знания иного контекста, кроме "слов на бумаге ". Привлекательность ее состоит в том, что она обязывает быть внимательным к нюансам текста и позволяет увидеть богатство и сложность даже самого простого произведения искусства. Многие студенты проявляют виртуозность в текстуальной интерпретации литературного произведения, но при этом впадают в полное замешательство, когда их просят выявить и прокомментировать связи анализируемого произведения с окружающей их действительностью, с политикой, историей. Американские литературоведы утверждают, что техника Т.П., считавшаяся ранее специфической методикой "новой критики", теперь является основой литературной критики как таковой. Профессор ун-та Джонса Хопкинса У.Е. Кейн пишет: "Новая критика" живет двумя жизнями. Она мертва в одном смысле и весьма животворна в другом. Она мертва как движение, и это доказали многие критические дискуссии. Но преподанные ею уроки литературного исследования продолжают жить, они образуют нормы эффективного обучения и отмечают границы, внутри которых стремится утвердить себя практически вся критика. Именно "новая критика" определяет и закрепляет ядро практической исследовательской литературоведческой работы - "тщательное прочтение литературных текстов".



Е. А.Цурганова





УТОПИЯ



Стр.1117

УТОПИЯ (греч. u - нет; topos - место, т.е. место, которого нет; иное объяснение: eu - благо и topos - место, т.е. благословенное место) - литературный жанр, в основе которого - изображение несуществующего идеального общества. Термин происходит от названия книги Томаса Мора "Золотая книга, столь же полезная, как забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопии" (1516). Однако автором первой У. считается Платон, который разработал ее в диалогах "Государство", "Политик", "Тимей", "Критий". Уже в этих текстах проводится основной утопический принцип: подробное описание регулируемой общественной жизни. Структура У. как жанра сложилась в западноевропейской литературе эпохи Возрождения. Известность получили: "Город солнца" (1623) Т.Кампанеллы - рассказ мореплавателя об идеальной общине, живущей без частной собственности и семьи, где государственная каста поддерживает развитие науки и просвещения, обеспечивает воспитание детей и следит за общеобязательным 4-часовым рабочим днем; "Новая Атлантида" (1627) Ф.Бэкона - о вымышленной стране Бенсалем, которой руководит "Соломонов дом", объединяющий собрание мудрецов и поддерживаю-

Стр.1118

щий культ научно-технической и предпринимательской активности; "Иной свет, или Государства и империи луны" (1657) С.Сирано де Бержерака - о путешествии в утопическое государство на Луне, где продолжают жить Енох, пророк Илия, патриархи; "История севарамбов" (1675-79) Д.Вераса о посещении потерпевшим кораблекрушение капитаном Сиденом страны Севарамб, не знающей ни собственности, ни налогов. В 18 в. утопическая литература пополнилась книгой Морелли "Кодекс природы" (1755), в 19 в. вышли в свет ставшие весьма популярными романы "Через сто лет" (1888) Э.Беллами и полемизирующий с ним роман "Becти ниоткуда" (1891) У.Морриса. В 1898 появляется первая утопическая драма - "Зори" Э.Верхарна.

Литературная У. в России зарождается в 18 в. - рассказ А.П.Сумарокова "Сон. Счастливое общество" (1759), роман М.М.Щербатова "Путешествие в землю Офирскую" (1784). В 19 в. это - повесть А.Д.Улыбышева "Сон", написанная на французском языке и в переводе на русский впервые опубликованная в 1928; "фантастический рассказ" Ф.М.Достоевского "Сон смешного человека" (1877). Русские У. 20 в. - "Через полвека" (1902) С.Ф.Шарапова, "Республика Южного Креста" (1907) В.Я.Брюсова, "Красная звезда" (1908) и "Инженер Мэнни" (1911) А. А.Богданова. Революция дала новый толчок развитию фантастической и утопической литературы, благодаря чему появляются "Инония" (1918) C.A.Есенина, "Путешествие моего брата Алексея в страну крестьянской утопии" (1920) А.В.Чаянова, "Грядущий мир" (1923) Я.М.Окунева, "Дорога на океан" (1935) Л.М.Леонова и др. Наиболее заметной У. литературного зарубежья первой волны стала книга "За чертополохом" (1922) П.Н.Краснова, в которой предсказывается постепенное превращение изолированной от остального мира России в экзотическую лубочную монархию. Далее развитие У. как жанра в русской литературе прерывается до 1956, вышла в свет "Туманность Андромеды" И.А.Ефремова. Этот перерыв связан с тем, что литература социалистического реализма и так воспроизводила черты несуществующего, умозрительно конструируемого общества.

Литературная У. - жанр, в котором обязательны фигуры рассказчика, посещающего утопическое общество, и его проводника. Многовековая история прибавила к этой схеме лишь различные детали, продиктованные воображением художников.

Лит.: Свентоховский А. История утопии. М., 1910; Святославкий В.В. Каталог утопий. М.; Пп, 1923; Утопия и утопическое мышление: Антология зарубежной литературы / Сост. В.А.Чаликова. М., 1991; Гальцева РА. Очерки русской утопической мысли ХХ века. М., 1992; Чаликова В. Утопия и культура. М., 1992; British and American Utopian literature, 1516-1975: An annotated bibliography. Boston, 1979; Clowes E. Ideology and Utopia in recent Soviet literature // The Russian review. (Ohio). 1992. Vol. 51. N 3.



Б.А.Ланин





ФАНТАСТИКА



Литературная энциклопедия терминов и понятий / Рос. акад. наук, ИНИОН, [Федер. прогр. книгоизд. России] ; гл. ред. и сост. А.Н.Николюкин. - М. : Интелвак, 2001.

Стр. 1119

ФАНТАСТИКА (греч. phantastikg - искусство воображать) - разновидность художественной литературы, в которой авторский вымысел от изображения странно-необычных, неправдоподобных явлений простирается до создания особого - вымышленного, нереального, "чудесного мира". Ф. обладает своим фантастическим типом образности со свойственными ему высокой степенью условности, откровенным нарушением реальных логических связей и закономерностей, естественных пропорций и форм изображаемого объекта. Ф. как особая область литературного творчества максимально аккумулирует творческую фантазию художника, а вместе с тем и фантазию читателя; в то же время Ф. - это не произвольное "царство воображения": в фантастической картине мира читатель угадывает преображенные формы реального - социального и духовного - человеческого бытия. Фантастическая образность присуща таким фольклорным и литературным жанрам, как сказка, эпос, аллегория, легенда, гротеск, утопия, сатира. Художественный эффект фантастического образа достигается за счет резкого отталкивания от эмпирической действительности, поэтому в основе всякого фантастического произведения лежит оппозиция фантастического - реального. Поэтика фантастического связана с удвоением мира: художник или моделирует собственный невероятный, существующий по своим законам мир (в этом случае реальная "точка отсчета" присутствует скрыто, оставаясь за пределами текста: "Путешествие Гулливера", 1726, Дж.Свифта, "Сон смешного человека",

Стр. 1120

1877, Ф.М.Достоевского), или параллельно воссоздает два потока - действительного и сверхъестественного, ирреального бытия. В фантастической литературе этого ряда сильны мистические, иррациональные мотивы, носитель Ф. здесь выступает в виде потусторонней силы, вмешивающейся в судьбу центрального персонажа, влияющей на его поведение и ход событий всего произведения (произведения средневековой литературы, литературы эпохи Возрождения, романтизма).

С разрушением мифологического сознания и нарастающим стремлением в искусстве Нового времени искать движущие силы бытия в самом бытии уже в литературе романтизма появляется потребность в мотивировке фантастического, которое тем или иным образом могло бы сочетаться с общей установкой на естественное изображение характеров и ситуаций.

Наиболее устойчивые приемы такой мотивированной Ф. - сон, слухи, галлюцинации, сумасшествие, сюжетная тайна. Создается новый тип завуалированной, неявной Ф. (Ю.В.Манн), оставляющей возможность двойного толкования, двойной мотивировки фантастических происшествий - эмпирически или психологически правдоподобного и необъяснимо-ирреального ("Косморама", 1840, В.Ф.Одоевского; "Штосе", 1841, М.Ю.Лермонтова; "Песочный человек", 1817, Э.Т.А.Гофмана). Такая сознательная зыбкость мотивировки нередко ведет к тому, что исчезает субъект фантастического ("Пиковая дама", 1833, А.С.Пушкина; "Нос", 1836, Н.В.Гоголя), а во многих случаях его иррациональность вообще снимается, находя прозаическое объяснение в ходе развития повествования. Последнее свойственно реалистической литературе, где Ф. сужается до разработки отдельных мотивов и эпизодов или выполняет функцию подчеркнуто условного, обнаженного приема, не претендующего на создание у читателя иллюзии доверия к особой реальности фантастического вымысла, без которой Ф. в наиболее чистом виде не способна существовать.

Истоки Ф. - в мифотворческом народно-поэтическом сознании, выразившемся в волшебной сказке и героическом эпосе. Ф. в существе своем предопределена многовековой деятельностью коллективного воображения и представляет собой продолжение этой деятельности, используя (и обновляя) постоянные мифические образы, мотивы, сюжеты в сочетании с жизненным материалом истории и современности. Ф. эволюционирует вместе с развитием литературы, свободно сочетаясь с различными методами изображения идей, страстей и событий. Ф. выделяется как особый вид художественного творчества по мере отдаления фольклорных форм от практических задач мифологического осмысления действительности и ритуально-магического воздействия на нее. Первобытное миропонимание, становясь исторически несостоятельным, воспринимается как фантастическое. Характерным признаком возникновения Ф. служит разработка эстетики чудесного, не свойственной первобытному фольклору. Происходит расслоение: богатырская сказка и сказания о культурном герое транс-

Стр.1121

формируются в героический эпос (народное иносказание и обобщение истории), в котором элементы чудесного являются вспомогательными; сказочно-волшебная стихия осознается как таковая и служит естественной средой для рассказа о путешествиях и приключениях, вынесенного за исторические рамки. Так, "Илиада" Гомера представляет собой по сути дела реалистическое описание эпизода Троянской войны (чему не мешает участие в действии героев-небожителей); гомеровская же "Одиссея" - прежде всего фантастическое повествование о всевозможных невероятных приключениях (не связанных с эпическим сюжетом) одного из героев той войны. Сюжет, образы и происшествия "Одиссеи" - начало всей литературной европейской Ф. Примерно так же, как "Илиада" и "Одиссея", соотносятся ирландские героические саги и "Плавание Брана, сына Фебала" (7в.). Прообразом многих будущих фантастических путешествий послужила пародийная "Правдивая история" (2 в.) Лукиана, где автор для усиления комического эффекта стремился нагромоздить как можно больше невероятного и несуразного и обогатил при этом флору и фауну "чудесной страны" многими живучими выдумками. Т.о., еще в античности наметились основные направления Ф. - фантастические блуждания-похождения и фантастический поиск-паломничество (характерный сюжет - сошествие в ад). Овидий в "Метаморфозах" направил в русло Ф. исконно мифологические сюжеты превращений (превращения людей в животных, созвездия, камни) и положил начало фантастико-символической аллегории - жанру скорее дидактическому, чем приключенческому: "поучению в чудесах". Фантастические превращения становятся формой осознания превратности и ненадежности человеческой судьбы в мире, подвластном лишь произволу случая или загадочной вышней воле. Богатый свод литературно-обработанной сказочной Ф. дают сказки "Тысячи и одной ночи"; влияние их экзотической образности сказалось в европейском предромантизме и романтизме, фантастическими образами и отзвуками "Махабхараты" и "Рамаяны" насыщена индийская литература от Калидасы до Р.Тагора. Своеобразный литературный переплав народных сказаний, легенд и поверий представляют собой многие произведения японской (напр., жанр "рассказа о страшном и необычайном" - "Кондзяку-моногатари") и китайской Ф. (Рассказы о чудесах из кабинета Ляо" Пу Сунлина, 1640-1715).

Фантастический вымысел под знаком "эстетики чудесного" был основой средневекового рыцарского эпоса - от "Беовульфа" (8 в.) до "Персеваля" (ок. 1182) Кретьена де Труа и "Смерти Артура" (1469) Т.Мэлори. Обрамлением фантастических сюжетов стала легенда о дворе короля Артура, наложенная впоследствии на расцвеченную воображением хронику крестовых походов. Дальнейшую трансформацию этих сюжетов являют монументально-фантастические, почти совсем утратившие историко-эпическую подоснову ренессансные поэмы "Влюбленный Роланд" (изд. 1506) Боярдо, "Неистовый Роланд" (1516) Л.Ариосто, "Освобожденный Иерусалим" (1580) Т.Тассо, "Королева фей" (1590-96) Э.Спенсера. Вместе с многочисленными рыцарскими романами 14-16 вв. они составляют особую эпоху в развитии Ф. Вехой в развитии созданной Овидием фантастической аллегории был "Роман о Розе" (13 в.) Гильома де Лорриса и Жана де Мёна. Развитие Ф. в период Воз-

Стр.1122

рождения завершают "Дон Кихот" (1605-15) М.Сервантеса - пародия на Ф. рыцарских похождений, и "Гаргантюа и Пантагрюэль" (1533-64) Ф.Рабле - комическая эпопея на фантастической основе, одновременно традиционной и произвольно переосмысленной. У Рабле же находим (глава "Телемское аббатство") один из первых примеров фантастической разработки утопического жанра.

В меньшей степени, чем древнейшая мифология и фольклор, стимулировали Ф. религиозно-мифологические образы Библии. Крупнейшие произведения христианской Ф. - "Потерянный рай" (1667) и "Возвращенный рай" (1671) Дж.Милтона - основаны не на канонических библейских текстах, а на апокрифах. Это, однако, не умаляет того факта, что произведения европейской Ф. Средневековья и Возрождения, как правило, имеют этическую христианскую окраску или представляют игру фантастических образов в духе христианской апокрифической демонологии. Вне Ф. стоят жития святых, где чудеса принципиально выделены как экстраординарные, но действительные происшествия. Тем не менее христианско-мифологическое сознание способствует расцвету особого жанра - Ф. видений. Начиная с "Апокалипсиса" Иоанна Богослова, "видения", или "откровения", становятся полноправным литературным жанром: разные аспекты его представляют "Видение о Петре Пахаре" (1362) У.Ленгленда и "Божественная комедия" (1307-21) Данте. (Поэтика религиозного "откровения" определяет визионерскую фантастику У.Блейка: его грандиозные "пророческие" образы - последняя вершина жанра). К концу 17 в. маньеризм и барокко, для которых Ф. была постоянным фоном, дополнительным художественным планом (при этом происходила эстетизация восприятия Ф., утрата живого ощущения чудесного, свойственная и фантастической литературе последующих веков), сменил классицизм, по своей сути чуждый Ф.: его обращение к мифу полностью рационалистично. В романах 17-18 вв. мотивы и образы Ф. походя используются для осложнения интриги. Фантастический поиск трактуется как эротические похождения ("фейные сказки", напр. "Акажу и Зирфила", 1744, Ш.Дюкло). Ф., не имея самостоятельного значения, оказывается подспорьем плутовского романа ("Хромой бес", 1707, А.Р.Лесажа; "Влюбленный дьявол", 1772, Ж.Казота), философского трактата ("Микромегас", 1752, Вольтера). Реакция на засилье просветительского рационализма характерна для второй половины 18 в.; англичанин Р.Хёрд призывает к прочувствованному изучению Ф. ("Письма о рыцарстве и средневековых романах", 1762); в "Приключениях графа Фердинанда Фатома" (1753) Т.Смоллетт предваряет ставший началом развития Ф. 19-20 вв. готический роман Х.Уолпола, А.Радклиф, М.Льюиса. Поставляя аксессуары романтических сюжетов, Ф. остается на подсобной роли: с ее помощью двойственность образов и событий становится изобразительным принципом предромантизма.

В Новое время особенно плодотворным оказалось сочетание Ф. с романтизмом. "Прибежища в царстве фантазии" (Ю.А.Кернер) искали все романтики: у "иенцев" фантазирование, т.е. устремленность воображения в запредельный мир мифов и легенд, выдвигалось как способ приобщения к высшему прозрению, как жизненная программа - сравнительно благополучная (за счет романтической иронии) у Л.Тика, патетичная и трагическая у Новалиса, чей "Генрих фон Офтердинген" (изд. 1802)

Стр. 1123

являет образец обновленной фантастической аллегории, осмысленной в духе поисков недостижимого, непостижимого идеального мира. Гейдельбергские романтики использовали Ф. как источник сюжетов, придающих дополнительный интерес земным событиям ("Изабелла Египетская", 1812, Л.Арнима представляет собой фантастическую аранжировку любовного эпизода из жизни Карла V). Такой подход к Ф. оказался особенно перспективным. Стремясь обогатить ресурсы Ф., немецкие романтики обратились к ее первоисточникам - собрали и обработали волшебные сказки и легенды ("Народные сказки Петера Лебрехта", 1797, в обработке Тика; "Детские и семейные сказки", 1812-14 и "Немецкие легенды", 1816-18 братьев Я. и В.Гримм). Это способствовало становлению жанра литературной сказки во всех европейских литературах, остающегося и поныне ведущим в детской Ф. Классический его образец - сказки Х.К.Андерсена. Романтическую Ф. синтезирует творчество Гофмана: здесь и готический роман ("Эликсир дьявола", 1815-16), и литературная сказка ("Повелитель блох", 1822, "Щелкунчик и Мышиный король", 1816), и феерическая фантасмагория ("Принцесса Брамбилла", 1820), и реалистическая повесть с фантастической подоплекой ("Выбор невесты", 1819, "Золотой горшок, 1814). Попытку оздоровить влечение к Ф. как к "пропасти потустороннего" представляет "Фауст" (1808-31) И.В.Гёте: используя традиционно-фантастический мотив продажи души дьяволу, поэт обнаруживает тщету блужданий духа в сферах фантастического и в качестве окончательной ценности утверждает земную жизнедеятельность, преобразующую мир (т.е. утопический идеал исключается из области Ф. и проецируется в будущее).

В России романтическая Ф. представлена в творчестве В.А.Жуковского, В.Ф.Одоевского, А.Погорельского, А.Ф.Вельтмана. К Ф. обращались А.С.Пушкин ("Руслан и Людмила", 1820, где особенно важен былинно-сказочный колорит фантазии) и Н.В.Гоголь, фантастические образы которого органично влиты в народно-поэтическую идеальную картину Украины ("Страшная месть", 1832; "Вий", 1835). Его петербургская Ф. ("Нос", 1836; "Портрет", "Невский проспект", оба 1835) уже не связана с фольклорно-сказочными мотивами и по-иному обусловлена общей картиной "выморочной" действительности, сгущенное изображение которой как бы само по себе порождает фантастические образы.

С утверждением реализма Ф. опять оказалась на периферии литературы, хотя нередко привлекалась как своеобразный контекст повествования, придающий символический характер реальным образам ("Портрет Дориана Грея, 1891, О.Уайлда; "Шагреневая кожа", 1830-31 О.Бальзака; произведения М.Е.Салтыкова-Щедрина, Ш.Бронте, Н.Готорна, Ю.А.Стриндберга). Готическую традицию Ф. развивает Э.А.По, рисующий или подразумевающий запредельный, потусторонний мир как царство призраков и кошмаров, властвующих над земными судьбами людей. Однако он же предвосхитил ("История Артура Гордона Пима", 1838, "Низвержение в Мальстрем", 1841) появление новой отрасли Ф. - научной Ф., которая (начиная с Ж.Верна и Г.Уэллса) принципиально обособляется от общефантастической традиции; она рисует реальный, хотя и фантастически преображаемый наукой (к худу или к добру), мир, по-новому открывающийся взгляду исследователя. Интерес к Ф. как таковой возрождается к конце 19 в. у неоромантиков (Р.Л.Сти-

Стр. 1124

венсон), декадентов (М.Швоб, Ф.Сологуб), символистов (М.Метерлинк, проза А.Белого, драматургия А. А.Блока), экспрессионистов (Г.Мейринк), сюрреалистов (Г.Казак, Э.Кройдер). Развитие детской литературы порождает новый облик фантастического мира - мир игрушечный: у Л.Кэрролла, К.Коллоди, А.Милна; в отечественной литературе - у А.Н.Толстого ("Золотой ключик", 1936) Н.Н.Носова, К.И.Чуковского. Воображаемый, отчасти сказочный мир создает А.Грин.

Во второй половине 20 в. фантастическое начало реализуется в основном в области научной Ф., однако иногда оно порождает качественно новые художественные явления, напр., трилогия англичанина Дж.Р.Толкина "Властелин колец" (1954-55), написанная в русле эпической Ф. (см. Фэнтези), романы и драмы японца Абэ Кобо, произведения испанской и латино-амариканских писателей (Г.Гарсия Маркес, Х.Кортасар). Для современности характерно отмеченное выше контекстное использование Ф., когда внешне реалистическое повествование имеет символико-иносказательный оттенок и даст более или менее зашифрованную отсылку к мифологическому сюжету ("Кентавр", 1963, Дж.Апдайка; "Корабль дураков", 1962, К.А.Портер). Сочетание различных возможностей Ф. являет собой роман М.А.Булгакова "Мастер и Маргарита" (1929-40). Фантастико-аллегорический жанр представлен в отечественной литературе циклом "натурфилософских" поэм Н.А.Заболоцкого ("Торжество земледелия", 1929-30), народно-сказочная Ф. - творчеством П.П.Бажова, литературно-сказочная - пьесами Е.Л.Шварца. Ф. стала традиционным вспомогательным средством руссской гротескной сатиры: от Салтыкова-Щедрина ("История одного города", 1869-70) до В.В.Маяковского ("Клоп", 1929 и "Баня", 1930).

Лит.: Ильенков Э.В. Об эстетической природе фантазии // Вопросы эстетики. М., 1964. В 6 т.; Кагарлицкий Ю. Что такое фантастика? М, 1974; Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. М., 1975; Манн Ю. Поэтика Гоголя. М., 1978. Гл. 3; Todorov Tz. Introduction a la litterature fantastique. P., 1970; Campbell J. The flight of the Wild Gander. Chicago, 1972; Kennard J.E. Number and nightmare: Forms of fantasy in contemporary fiction. Hamden (Conn), 1975; Tymn M., Zahorski K., Boyer R. Fantasy literature: A core collection and reference guide. N.Y.; L., 1979; The aesthetics of fantasy literature and art. Notre Dame, 1982; Hum K. Fantasy and mimesis. N.Y., 1984; Swinfen A. In defence of fantasy. L., 1984; Du fantastique en litterature: Figures et figurations: Elements pour une poetique du fantastique. Aix Marseille, 1990.



В.С.Муравьев
Теги: Словарь терминов по речевым коммуникациям
Просмотров: 22 | Добавил: creditor | Теги: Словарь терминов по речевым коммуни | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close