Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:57
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Вологда
Вологда – губернский город Вологодской губернии на широте северной 59° 13' 30", 9 и долготе восточной от Гринвича 39° 53' 0", 2, в 710 вер. от С. Петербурга и в 434 вер. от Москвы, на абсолютной высоте 51 саж. над ур. океана, по обоим берегам р. Вологды, при впадении р. Золотухи. Об основании В. точных исторических сведений не существует. Вероятно, начало поселению на месте нынешней В. положено новгородской вольницей (ушкуйниками). Первое известие о существовании такого поселения находится в житии св. Герасима, вологодского чудотворца, который, придя на эту реку в 1147 г. из Киева, уже нашел здесь посад Воскресение и основал Троицкий монастырь. В. несколько раз переходила из рук новгородцев под власть московских князей, пока в XV в., при Василии Темном, не была окончательно присоединена к московским владениям. Когда московским престолом завладел Димитрий Шемяка, Василию был дан в удел г. В. В 1503 г. в. основана епископская кафедра. Существует предание, что Иоанн Грозный собирался сделать В. своею столицей; он посетил ее три раза, в 1545, 1566 и 1568 гг. (при чем в последний раз прожил тут 2 года и 5 месс.), заложил каменные стены и возвел каменный собор во имя Успения Богородицы (называемый также Софийским), по образцу московского Успенского собора. Когда при Иоанне Грозном были установлены торговые сношения с Англией и Голландией, В. стала местом склада товаров, привозных и отпускных. Путь в Сибирь из Москвы проходил через В.; все это привлекало сюда не мало иностранных купцов. При царе Михаиле Федоровиче город был обнесен деревянной стеной; в царствование Алексея Михайловича сильная моровая язва опустошила город. При царе Федоре Алексеевиче В. была зачислена в число степенных наместнических городов. После основания Петербурга, значение В. падает, так как торговое движение начинает склоняться к Балтийскому морю. Петр Великий посетил В. пять раз; дом иностранки (купеческой вдовы Гоутман, из Голландии), в котором он останавливался, сохранился до сих пор); в 1885 г. в нем открыт Петровской музей. В 1708 г. В. была приписана к Архангельской губ., а II лет спустя назначена провинциальным городом той же губернии. В 1780 г. было образовано из трех губерний, Вологодской, Великоустюжской и Архангельской, Вологодское наместничество. С уничтожением наместничества, в 1796 г., В. стала губернским городом. В 1861 г. число жителей обоего пола было 16867, в 1885 – 17391; из них 8626 мужского пола и 8765 женского пола. Церквей в городе – 47; из них замечательнейшие: Софийский собор; древнейшая церковь города – Воскресения Христова на Ленивом торгу, упоминаемая в 1147 г. в житии препод. Герасима; Троицкая, построенная в XII веке самим препод. Герасимом, и Всемилостивого Спаса обыденная, построенная в один день, в 1655 г. Монастырей в городе два: Спасокаменный Духов мужской З-го класса, основанный в начале XVII ст. препод. Галактионом, вологодским чудотворцем, и Горный Успенский, девичий, 3-го класса, основанный в конце XVI стол. Часовен три и одна римско-католическая каплица. Зданий в Вологде в 1873 году было 1960 деревянных и 402 каменных; лавок 414; отделение государственного банка, городской общественный банк, мужская и женская гимназии, семинария, реальное училище, женское училище, 5 богаделен (1 городская, 1 земская и 3 частных), бесплатная лечебница для приходящих; музейная выставка кустарных изделий, которых в 1889 г. было продано здесь на сумму 7257 руб. Городской земли числилось в 1890 г. 2337 десятин. Город очень раскинулся; улицы широкие; дома почти все одно или двухэтажные, окружены нередко садами. Несколько бульваров, ярмарочный дом, театр, бесплатная столовая для бедных, с ночлежным при ней домом. Доходы города в 1886 году составляли 114328 руб., в 1887 – 89593 р., в 1888 – 106364 руб., в 1889 – 115727 руб., в 1890 – 146581 р. Для взимания государственного налога городское имущество было оценено (1890) в 1277681 руб., налога с него причиталось 16969 р. Заводов и фабрик в 1890 году было 19, с 530 рабочими и общей суммой производства в 568058 р. Первое место занимают заводы водочный и винокуренный, с производством свыше 200 т. р. На свечновосковом заводе епархиального ведомства выделывается в год до 3762 пуд. свеч, на сумму в 113887 р.; на двух кожевенных заводах выделывается кож до 2950 пуд., на сумму 53000 р. Маслобойный завод имеет оборот в 43000 р., скорняжномеховой – 40800 р., два пивоваренных завода – 27600 р., мыловаренный завод – 31500 руб., свечносальный – 12500 р., табачномахорочная фабрика – 10200 руб. На окраинах города 7 кирпичных заводов выделывают до 2 милл. штук кирпича, на сумму 20750 р. Ремесленников в 1882 г. было: 253 мастера, 527 рабочих и 31 ученик. Торговлю город ведет преимущественно с Архангельском и Петербургом; с первым – водным путем по р. Сухоне и Северной Двине; со вторым – или по водной системе принца Вюртембергского, или по Вологодско-Ярославской узкоколейной жел. дор. Вообще, за последнее время торговля города падает, вследствие падения Архангельского порта. К последнему порту отправляется теперь из В. до 3 милл. пуд. ежегодно; больше половины этого груза составляет хлеб, привезенный жел. дорогой с Волги; от Архангельска приходит до 300000 пуд. груза; большей частью соленая рыба, деготь, смола, пек, щетина, известь, алебастр. Всего к Архангельску отходит в год до 400 судов, а к Петербургу – до 150, с овсом, яйцами, тряпками, костью. Приходят от первого порта до 250 судов, а от второго – до 50. На ярмарку, бывающую в В. в январе, в 1857 г. привезено было товаров на сумму 277500 руб., а продано на сумму 110040 р., в 1887 г. привезено было на 341908 р., продано на 156140 р., в 1889 привезено на 272367 р., продано на 106651 р. Городское взаимное страхование обнимало в В. в 1888 г. 2221 строение, на сумму свыше 2600 тыс. рублей, с страховой премией в 18780 руб.
Вологодский уезд лежит в юго-западной части губернии. Пространство его, по измерению Стрельбицкого – 5506, 1 квадр. версты. Поверхность уезда ровная, никаких возвышенностей сколько-нибудь заметных не существует; наиболее возвышенная часть уезда – местность, служащая водоразделом между притоками р. Шексны, Кубинского озера и р. Вологды. Уезд, как и большая часть губернии, хорошо орошен многочисленными реками и речками, из которых главные: р. Сухона, судоходная по всему уезду на протяжении 65 верст; затем р. Вологда. Из озер самое замечательное и важное это – Кубинское, площадь коего, принадлежащая к уезду, равняется по измерению Стрельбицкого – 199, 6 кв. вер.; уезд примыкает к нему с южной стороны. Сравнительно с другими частями губернии, уезд значительно суше, но все же обладает еще большим числом болот. Жителей в уезде в 1885 г. было муж. п. – 66552, женск. п. – 71215, итого 137767. В уезде один город – Вологда и 1900 других населенных мест; общее число жителей в уезде с городом – 155158; на одну квадр. версту приходится по 29, 2 человека. Из общего количества земли в уезде – 518176 десятин, в 1881 г. пашни было 94933 десят. (более 18%), под лесной площадью – 173293 десят. (33%), лугов, выгонов и остальной удобной земли – 211640 дес. (41%), неудобной – 38301 дес. (около 7%). Из этого числа земли принадлежало крестьянам: пахатной – 78954 дес., под огородами – 10877, лугов – 77895 дес., выгонов и пастбищ – 48070 дес., лесов – 38597 дес., а всего удобной земли 254393 дес. и 10430 дес. неудобной. Владельческой же земли было: пахоты – 15966 дес., огородов – 3519 дес., лугов – 40472 дес., выгонов и пастбищ – 30713 дес., лесов – 85261 дес., а всего удобной земли – 175931 дес. и неудобней – 9650 дес. Остальная земля принадлежит казне. Почва большей частью суглинистая и при хорошем удобрении дает удовлетворительные урожаи; успеху хозяйства способствует существование вологодской казенной учебной фермы. Наибольшее количество посевов приходится на рожь (около 43%), затем на овес (около 40%); остальное количество пашни занято пшеницей, ячменем, горохом, картофелем и льном (последнего до 4%). По количеству лугов уезд занимает в губернии второе место, вследствие чего здесь развито скотоводство и молочное дело. Выдающиеся промыслы уезда: земляные работы, на который уходит до 3500 чел., с заработком в 150000 р.; кружевной промысел, приносящий каждой кружевнице в среднем до 30 р. в зиму, а всему уезду до 105000 р.; плотничество, приносящее 1100 чел. до 90000 р. заработка; печное дело, на котором 350 чел. зарабатывают около 20000 р.; рыболовство – до 20000 р.; сапожный промысел – до 15000 р.; лесное дело (в западной части уезда) – 10000 р.; валяльный промысел – 7000 р.; кузнечно-слесарный – 10000 р.; бондарный – 5000 р. Общая сумма промыслового заработка по уезду может быть определена в 500000 р. Сумма земских расходов в 1883 г. составляла 63323 р., в том числе на земское управление – 9103 р., на врачебную часть – 17496 р., на народное образование – 10075 р., на дорожную повинность – 1996 р. В уезде (кроме губ. гор.) числится 15 заводов, с 200 рабочих и общей суммой производительности в 103233 р.; главные из них – лесопильный (100 рабоч., обор. в 75000 руб. ) и винокуренный (18 рабочих, сумма производства – 75000 р.). Из 10 кожевенных заводов два имеют скорее кустарный характер.
Ю. Шокальский.
Волос
Волос или Велес – древнеславянское божество, до сих пор еще мало изученное. Афанасьев считает его божеством туч, облаков, небесных стад, а затем и земных стад, скотоводства. Кроме того, В. вероятно был и богом плодородия, как это доказывает южнорусский обычай жнецов завязывать в начале или в конце жатвы пук несрезанных колосьев, что называется «завязывать бороду Волосу»; при этом поются разнообразные обрядовые песни. В «Слове о Полку Игореве» Боян назван Велесовым внуком, что как бы указывает еще на его значение, как на славянского Аполлона. Принятие христианства не помешало народу удержать понятие об особенном покровителе рогатого скота, но имя его заменилось теперь именами Иисуса Христа, Ильи, Николы и, наконец, Власия; последнее произошло только благодаря случайному совпадению звуков. Буслаев в своих «Очерках» говорит, что общеславянской эпохой была эпоха Сварога, названного у восточных славян Дажьбогом, а затем следует заключительная, чисто русская, эпоха Перуна и В. Существуют однако, факты, противоречащие категоричности этого утверждения: так, Афанасьев приводит, что в Боснии существует гора Велес; у чехов известна пословица : «zaletet' nekarn za more k Velesu», а в одной словацкой колядке, записанной у Сахарова (I. 24), слово велес употреблено в значении пастуха, а именно: «пасли овцы велесы при бетлемском шаласе».
Волос
Волос у человека и у млекопитающих есть образование эпидермы кожи; как покров тела, волосы свойственны исключительно млекопитающим, и характерны для этого класса, как перья характерны для птиц. Каждый волос, подобно перу, своей нижней частью (корнем) сидит в мешковидном углублении соединительно-тканного слоя (cutis) кожи, так наз. волосяной сумки и в утолщенном основании своем (луковице) заключает сосочек кожи, богатый кровеносными сосудами, доставляющими растущему волосу необходимый питательный материал. Стержень волоса образован из ороговевших клеток, которые группируются в три отдельных слоя: сердцевинное вещество, корковое вещество и верхнюю кожицу волоса. Главную массу волоса составляет корковое вещество. Оно состоит из длинных, плоских веретеновидных клеток, которые расположены по продольной оси волоса и плотно спаяны между собой. Сердцевиное вещество, не существующее в очень тонких и нежных волосах, равным образом в волосах детей в первые годы жизни, образовано из сплющенных клеток, расположенных нередко в один только ряд, и между которыми во вполне развитом волосе находятся обыкновенно пузырьки воздуха. В меньшей степени такие пузырьки встречаются и между клетками коркового вещества. Верхняя кожица В. состоит из одного слоя тонких прозрачных чешуек, которые черепицеобразно налегают одна на другую. Сумка, в которой сидит В., выстлана внутри эпителием, служащим продолжением эпидермического слоя кожи, и образующим т. наз. влагалище, непосредственно облекающее корень. Здесь различаются, в свою очередь, два слоя – наружное влагалище, продолжающееся в слизистый (Мальпигиев) слой эпидермы и состоящее из сочных эпителиальных клеток, и внутреннее влагалище; последнее соответствует роговому слою надкожицы и состоит из ороговевших клеток. Различные слои, из которых состоит волос, в луковице переходят в недифференцированные клеточки; вокруг сосочка, на дне луковицы, ее клеточки незаметно переходят в клеточки влагалища.
Зачаток волоса у зародыша является в Мальпигиевом слое эпидермы в виде местного утолщения, которое постепенно углубляется в соединительно-тканный слой кожи. У человека это происходит в конце третьего месяца развития. В утолщенный конец эпителиального выроста впячивается со стороны собственно кожи (cutis) соединительно-тканный бугорок, снабженный волосными сосудами, и образующий будущий сосочек (papilla) волоса. У некоторых млекопитающих сосочек образуется раньше эпителиального зачатка волоса, непосредственно под неизмененной еще эпидермой, и позднее оттесняется внутрь разрастающимся эпителием. Этот способ развития волоса нужно считать более древним и первоначальным. При дальнейшем развитии сплошная масса клеток эпителиального зачатка разбивается на две части: центральная или осевая часть образует зачаток волоса вместе с внутренним влагалищем корня, а периферическая часть образует наружное влагалище. Клеточки луковицы размножаются; волос вследствие этого растет в длину, прободает эпидерму и выходит наружу (у человека на 5-м месяце эмбрионального развития). Сосочек, лежащий под луковицей, с заключающимися в нем кровеносными сосудами, служит для питания волоса. Каждый волос имеет ограниченную продолжительность жизни; его рост прекращается вследствие атрофии сосудистого сосочка, на котором сидит луковица. Вслед за этим образуется обыкновенно зачаток нового волоса (размножением клеток наружного влагалища на дне сумки старого волоса), которым старый волос выталкивается из своей сумки и выпадает. Выпадение и новообразование волос у млекопитающих происходит обыкновенно периодически, в зависимости от времени года. К зиме они получают более длинный и густой волосяной покров, а весной меняют его на летние одеяние (линька). В волосяную сумку открываются сальные железы, и к ней прикрепляются особые мышцы; последние состоят из пучка гладких мышечных клеток, идущих наискось в волокнистом слое, хотя и прикрепленных одним концом к нижнему концу волосяной сумки; их сокращение вызывает поднятие волоса (musculi errectores pilorum).
Цвет В. зависит от пигмента, заключающегося в клетках коркового и сердцевиного вещества, от заключенных в них пузырьков воздуха и от характера поверхности. Седение В. в старости у человека зависит от недостаточного образования пигмента в корковом веществе; серебристый отлив белых волос обусловливается еще и тем, что в корковом веществе, и особенно в сердцевине, накопляется множество проникших туда воздушных пузырьков, которые отражают свет.
Волосы млекопитающих являются в различных видоизменениях; от мягких и гибких настоящих волос отличают очень жесткие и тугие под названием щетины; у некоторых (ехидна, еж, дикобраз) часть В. превращена в толстые и крепкие иглы. У одних млекопитающих (лошадь, бык), за исключением гривы и хвоста, тело покрыто одинаковыми волосами (шерстью); у других, напр., куниц и кошек, мех состоит из 2-х различных видов волос: из более мягких, тонких и коротких волос, густо расположенных, так наз. пух или подшерсток (lana), и из более длинных и толстых волос, расположенных гораздо реже и часто далеко выдающихся над пухом; это так наз. контурные волосы, ости или просто шерсть. Нередко они отличаются и цветом от пуховых волос. У большей части млекопитающих на верхней губе находятся очень тугие и длинные волосы (усы), сумки которых отличаются особым богатством нервов и которые носят поэтому название осязательных волосков (vibrillae).
У человека, во время эмбрионального развития, волосяной покров, как у млекопитающих, покрывает все тело в виде тончайшего пушка (lanugo); однако еще до рождения особенно развиваются волосы на голове (и ресницах). После рождения на одних местах тела волосы исчезают совсем, тогда как на других становятся гуще. Совершенно лишены волос: ладони рук, подошвы ног, спинная поверхность последних суставов пальцев на руках и на ногах, красная поверхность губ, glans penis, glans clitoris и внутренняя поверхность praeputii. На других областях кожи волосы более или менее многочисленны; количество их подвержено большим колебаниям в зависимости от возраста, пола и индивидуальности. Отсутствие бороды и усов у женщин составляет один из второстепенных половых признаков человека; впрочем и у женщины, по окончании половой жизни, увеличивается число волос на верхней губе и на подбородке.
В разных человеческих расах и племенах волосы имеют различный вид и неодинаково развиты, почему и применялись иногда как классификационный антропологический признак (Гексли, Э. Геккель). Поперечный разрез волоса колеблется от круглого до эллиптически сплющенного, отчего волос может изменяться в своей форме от цилиндра до двояковыпуклой ленты. Самая чистая цилиндрическая форма волоса существует у южных народов американской расы, где малый поперечник волоса составляет 0,95 большого; ближе всего по форме сечения волоса к ним стоят монголы. Наиболее сплющены волоса у папуасов Новой Гвинеи, где малый поперечник падает до 0,34 и даже до 0,26 большого. По сплющенности волоса к ним ближе всего стоят готтентоты. С уплощением волос, которое сочетается обыкновенно с большей тонкостью их, значительно растет и наклонность волос завиваться – курчавость. В этом отношении различают волосы: 1) гладкие и прямые, 2) слабо вьющиеся локонами или кольцами, 3) курчавые и 4) пучковатые. Гладкие, прямые и грубые волосы характерны для народов американской и монгольской рас. Курчавые волосы, которыми обладают негры Африки и австралийцы, отличаются от просто вьющихся большей короткостью, более сильной спиральной завитостью и рассечением по длине, благодаря которому волос разделяется на две плоские ленты. Вьющиеся волосы, более грубые и менее сплющенные, чем курчавые, встречаются у европейцев и семитов. Соединение курчавых волос пучками, прядями, которые на коротко остриженной голове напоминают щетку, наблюдается у готтентотов и бушменов, приписывается также и папуасам. Между всеми этими формами волос существуют переходные формы. Менее постоянный расовый признак представляет цвет волос. Рыжие волосы встречаются во всех частях света, даже между австралийцами. Между типично черноволосыми народами, каковы, напр., португальцы и испанцы, попадаются иногда белокурые.
Волосяной покров других частей тела, кроме головы, бывает также развит в самой различной степени. Реже всего он исчезает в области половых органов. Скудость или полное отсутствие волос на теле принадлежат к числу наиболее типичных признаков у североазиатских монголов, у племен американских и малайских, у готтентотов и бушменов. Борода также отсутствует или существует в зачаточном состоянии у всех народов с прямыми, грубыми волосами: у американцев, североазиатцев и малайцев. Обильный волосяной покров тела принадлежит к признакам семитов и индо-германских народов; сильнее всего он развивается у европейцев, особенно у португальцев и южных испанцев. Самыми волосатыми людьми на земле считают айносов, живущих на островах Гезо, Сахалине и Курильских.
В. Ф.
Болезни волос могут выразиться в изменении цвета и формы их. Кроме того, на ряду с этим, следует указать на страдания волосистых частей тела, сопровождающихся или полным отсутствием волос, или преждевременным выпадением их. Изменения цвета могут выражаться: 1) во внезапном поседении их, возможность чего в настоящее время вполне допускается, хотя большинство исторических анекдотов об английском канцлере Томасе Муре или французской королеве Марии Антуанетте, поседевших за одну ночь, давно уже отнесено к области басен. Как известно, старческое поседение (canities senilis) обусловливается исчезанием пигмента. Но преждевременное поседение может зависеть также и от большого против нормы количества вступающего в В. воздуха, что придает им серый оттенок. Чтобы такое состояние могло зависеть от нервных влияний, теперь высказываются сильные сомнения. Гораздо существеннее болезненные изменения формы волос, как, напр., расщепление их, при чем свободный конец В. разделен на 2, 3 и более частей, что всего чаще наблюдается на длинных волосах у женщин и объясняется недостатком питательного материала и распадением связывающего их вещества. Из числа других изменений заслуживают некоторого внимания узловатые утолщения волосного стержня (Trichorrhexis nodosa), в которых прочность волос уменьшается, так что они здесь загибаются и отламываются. Особенный интерес представляют изменения формы волос, обусловленные отложением чуждых им веществ, из которых всего чаще приходится наблюдать яйца вшей. Последние прикрепляют яйца сбоку к волосу при посредстве светлой, прозрачной клейкой массы. Другого рода паразиты (микрофиты) развиваются на волосах в подмышках, образуя своими наслоениями целые узлы, явственные на ощупь.
Г.Г.
Волотово поле
Волотово поле – в 3 вер. на восток от Новгорода. По преданию, здесь стоял идол Велес или Волос и было поле (слудка), где новгородцы погребали своих богатырей. Саженях в 20 к юго-восток от церкви Успения Богородицы (остатки фресок XIV в.) находится «холм Гостомысла» или его могила, насыпанная, по преданию, пригоршнями новгородцев.
Д. P.
Волхвы
Волхвы – особый класс людей, пользовавшийся большим влиянием в древности. Это были «мудрецы» или так называемые маги, мудрость и сила которых заключалась в знании ими тайн, недоступных обыкновенным людям. Смотря по степени культурного развития народа, его В. или мудрецы могли представлять собою разные степени «мудрости» – от простого невежественного знахарства до действительно научного знания. Родина В. – древний Восток, В. или маги являются в качестве особого класса у мидян и персов. По свидетельству Геродота, они составляли одно из шести племен древних мидян, быть может, сосредоточивавшее в своих руках все религиозные функции, как это было, например, с племенем левитов у древних евреев. Но мидийское или персидское происхождение магов не может быть признано уже потому, что оно не захватывает существования волхвов в более отдаленные времена, у более древних народов, как, напр., ассиро-вавилонян. Maгия или волхвование было одной из важнейших отраслей знания в древней Ассиро-Вавилонии. Тамошние маги существенно отличались от жрецов; жертву богам, напр., приносят жрецы, а изъясняют сны, предсказывают будущее В., маги, мудрецы. У них был свой глава или начальник, так называемый раб-маг который, как и другие высшие чины, носившие соответствующие же титулы (раб-сарис, раб-сак), был одним из ближайших соперников вавилонского царя (Иерем. XXXIX, 3 и 13). Сами В. разделялись на несколько разрядов, из которых каждый имел свою особую специальность и носил соответствующее название. К одному разряду относилось составление писаных заговоров или талисманов, прикладывавшихся к телу больных людей или к дверям домов, пораженных каким-нибудь большим несчастием. Волхвы, занимавшиеся этим, назывались хертуммимами, в собственном смысле магами. Другой класс мудрецов (ашшафимы или мекашафимы) имел своей специальностью чтение заклинаний; третий класс (газеримы) вел запись различных физических и астрономических явлений, которые служили для них основой предсказания будущих событий. Особенно важное значение имели газеримы или звездочеты. Ассиро-вавилонские В. были самыми знаменитыми в древности, так что их общее название халдеи сделалось впоследствии у других народов синонимом магов. У египтян также были мудрецы или В.; их волхвование весьма близко напоминает собою подобную же мудрость халдеев. Они также отличались знанием тайн природы, которыми пользовались для произведения необычайных явлений, как это можно видеть из их состязания с Моисеем в присутствии Фараона (Исход VII, 8 – 12 и др.), истолковывали сны и делали предсказания на основании астрономических наблюдений. Но у египтян, сообразно с их более серьезным характером, и самые В. отличались большей серьезностью и преданы были главным образом научной разработке представлявшихся их наблюдению явлений. От ассиро-вавилонян В. перешли и к персам, где они сначала встретили себе сильный отпор со стороны туземных жрецов. Но затем магизм привился и у персов, слившись с местным жречеством, так что и самое слово маг или волхв у персов получило значение жреца или священника. Зороастр во многих древних памятниках выставляется как глава и преобразователь класса магов или волхвов. Из Персидской монархии понятия волхвов перешли к грекам, сначала азиатским, а затем и европейским. Под именем волхвов или магов (magoi) греки стали вообще разуметь разных чародеев или колдунов, заклинателей, искусство которых имело иногда весьма сомнительное значение. Самое слово маги сделалось, особенно впоследствии, синонимом всякого обмана и шарлатанства. У греческих писателей, впрочем, можно заметить значительные колебания в этом отношении. У Эсхила, напр., оно просто означает племя, как и в свидетельстве Геродота, а у Софокла уже имеет укорительный смысл, встречаясь среди поносительных эпитетов, которые царь Эдип прилагает к фиванскому мудрецу Тиресию (Oed. Туг. 387). Платон с уважением говорит о магии Зороастра, как составляющей такую основу воспитания, которая лучше афинской (Alcib. 1, р. 122а). Ксенофонт также одобрительно отзывается о магах в своей Киропедии. По определению позднейшего лексикографа Свиды, магами назывались «у персов философы и богословы». В греческом переводе Библии под магами разумеются вавилонские и египетские мудрецы, снотолкователи, толкователи священных книг, врачеватели, волшебники, вызыватели мертвых и пр.
От греков, а потом и непосредственно от восточных народов, В. перешли к римлянам, которые весьма скоро стали смотреть на восточных В., как на низких обманщиков, бессовестно эксплуатировавших народное cyeвеpиe. Тацит называет мудрость восточных волхвов суеверием (mаgicae superstitiones), а Плиний видит в ней «пустоту» и «обман» (vanitates magicae, mendacia magica). Римские сатирики времен Империи бичуют как самих магов, так и их многочисленных клиентов. Несмотря на это, В. получали все большее и большее влияние в римском обществе. Во многих домах римской знати В. состояли на жаловании, а при дворе кесарей по временам жили целыми полками, играя важную роль во всех придворных интригах. Уже во II в. до Р. X. была попытка изгнать халдеев из Рима. Закон Суллы, относившийся к разным сикариям и тайным злодеям, на практике применялся и к В. В последующее время иные правители преследовали В., а другие, напротив, покровительствовали им. Так, император Август, старавшийся восстановить старый римский культ, запрещал азиатским В. и астрологам заниматься своими предсказаниями и даже сжигал их книги. Тиверий и Клавдий также издавали различные постановления касательно изгнания «математиков и магов», хотя известно, что лично Тиверий был далеко не равнодушен к ним и тайно окружал себя целыми «стадами халдеев» (по саркастическому выражению Тацита). Нерон относился к ним настолько благосклонно, что не прочь был принять участие в пиршествах магов. Веспасиан, Адриан и Марк Аврелий относились к ним с терпимостью. Некоторые из восточных В., как, напр., Аполлоний Тианский, приобретали громкую известность. Самое понятие о магах все более расплывалось, и под ними разумелись вообще приверженцы всего таинственного и непостижимого. Знаменитый языческий полемист против христианства Цельсий почти не различал магов от христиан и приписывал самому Христу знание магии. Со своей стороны, христиане объясняли магией чудеса, совершавшиеся, будто бы, известными в то время еретиками. В царствование Каракаллы В. были сжигаемы живыми, а пользовавшиеся их чарами ко вреду другим были распинаемы или отдаваемы на растерзание зверям. Александр Север относился к В. так благосклонно, что давал им государственное содержание. Диоклетиан возобновил прежние против них указы, но вполне отрицательное отношение к ним установилось лишь при христианских императорах. Константин Великий издал ограничительные постановления касательно всякого волшебства, а его сын Констанций и последующие императоры запрещали магию под страхом смертной казни. Это отношение к В. нашло себе ясное юридическое определение в законах Юстиниана, по служивших основой последующего законодательства христианских народов.
В истории В. нельзя не упомянуть о евангельском указании на то, что во время рождения Христа в Иерусалим «пришли с востока В. и спрашивали, где родившийся царь Иудейский» (Матф. II, 1 и 2). Что это были за люди. из какой страны и какой религии – на это евангелист не дает никаких указаний. Но дальнейшее заявление этих В., что они пришли в Иерусалим, потому что видели на Востоке звезду родившегося царя иудейского, которому и прибыли поклониться (II, 2), показывает, что они принадлежали к разряду тех восточных волхвов, которые занимались астрономическими наблюдениями.
Около времени Рождества Христова, именно в 747 году по основании Рима на небе видимо было чрезвычайно редкое сочетание планет Юпитера и Сатурна в созвездии Рыб. Оно не могло не обратить на себя внимания всех, кто наблюдал за звездным небом и занимался астрономией, т. е. именно халдейских волхвов. В следующем году к этому сочетанию присоединился еще Марс, который еще более усилил необычайность всего явления. Волхвы, поклонившись новорожденному Христу, найденному ими в Вифлееме, по свидетельству евангелиста, «отошли в страну свою», возбудив тем крайнее раздражение Ирода. О них сложился целый цикл легенд, в которых восточные мудрецы являются уже не простыми волхвами, а царями, представителями трех рас человечества. Позже предание знает даже самые имена их – Каспар, Мельхиор и Валтасар, и подробно описывает самую их наружность. В восточных христианских сказаниях волхвы получают еще более внешнего величия и блеска. Они прибыли в Иерусалим со свитой в тысячу человек, оставив позади себя на левом берегу Евфрата отряд войска в 7000 человек. По возвращении в свою страну (на отдаленнейшем Востоке, у берегов океана) они предались созерцательной жизни и молитве, и когда апостолы рассеялись для проповеди Евангелия по всему миру, то ап. Фома встретил их в Парфии, где они приняли от него крещение и сами сделались проповедниками новой веры. Легенда прибавляет, что их мощи впоследствии были найдены царицей Еленой, положены были сначала в Константинополе, но оттуда перенесены были в Медиолан (Милан), а затем в Кельн, где их черепа, как святыня, хранятся и доселе. В честь их на Западе установлен был праздник, известный под названием праздника трех царей (6 января) и они сделались вообще покровителями путешественников. Вследствие этого последнего обстоятельства имена их нередко употреблялись для названия гостиниц.
Литература. По литературе предмета, кроме специального исследования Ленормана о магии халдеев, можно указать на статьи в специальных словарях: Герцога, под сл. Magier, Смита под сл. Magi и др.
А. Лопухин.
Волчанка
Волчанка (Lupus vulgaris) – хроническая болезнь кожи и подкожной клетчатки; заключается в образовании в соединительно-тканном слое кожи мелких фокусов, узелков, состоящих из скопления лимфатических телец. По Вирхову, узелки представляют собой самостоятельные новообразования из грануляционной ткани, в которой заложены характерные гигантские и эпителиодные клетки. Клеточные элементы узелка, развившись, довольно скоро подвергаются жировому перерождению и распаду. Ткань кожи между узелками воспаляется, уплотняется, и получается обыкновенно картина общего разлитого воспаления кожи на пораженном участке. Этиология волчанки оставалась темной до последнего времени, когда выяснена (Шюллер, Кох, Пфейфер, Пахенштехер и др.) ее тождественность с бугорчаткой (tuberculosis). В гигантских клетках узелков волчанки найдены бугорковые бациллы (коховские палочки); чистая культура этих бацилл, введенная под кожу животным (кроликам – Кох), вызывала у них местную и общую бугорчатку. Согласно новейшим данным, должно считать волчанку местной бугорчаткой кожи. Течение болезни очень медленное, годами. Распознается болезнь потому, что пораженное место кожи уплотняется, развившиеся бугорки начинают выступать над поверхностью кожи и образуют возвышения, сине-красные узелки, величиной от булавочной головки до горошины. Эти узелки вначале покрыты эпидермисом, который иногда сильно шелушится (lupus exfoliatus), затем узелки, подвергаясь распаду, обращаются в язвы (lupus exulcerans), которые, по выходе гноя, выполняются грануляциями и зарастают рубцовой тканью. Вокруг образующихся рубцов развиваются новые узелки и процесс может распространяться на большое пространство. Иногда узелки сидят очень густо, кожа в этом месте значительно утолщается и такая форма волчанки называется lupus hypertrophicus. Под именем lupus erythematosus описывается (проф. Ивановский и д-р Левитус) бугорковое поражение кожи, когда узелки не достигают большого развития, скоро распадаются и всасываются, а кожа получает атрофический рубцовый вид. Lupus syphiliticus, по внешнему виду очень сходный с обыкновенной формой волчанки – lupus vulgaris, отличается тем, что сравнительно легко уступает противосифилитическому лечению и должна быть отнесена к формам проявления сифилиса. Лица, страдающие волчанкой, нередко пользуются хорошим общим здоровьем и доживают до старости. Болезнь, по-видимому, передается наследственно, а в некоторых случаях развивается на почве золотухи; поражает преимущественно молодой возраст и женский пол. Главным образом процесс поражает кожу лица, носа, ушей, затем шеи и редко туловища. Лечение чисто местное, хирургическое, состоит в удалении и разрушении узелков выскабливаем острой ложечкой, выжиганием едкими веществами, кислотами и т.п., и только тогда дает надежду на выздоровление, когда удается удалить совершенно все пораженные фокусы.
А. Липский.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 25 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close