Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
15:04
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Гааз
Гааз (Фридрих Иосиф Hааs, Федор Петрович) – старший врач московских тюремных больниц, родился 24 августа 1780 г. в Мюнстерэйфеле, близ Кельна, изучал медицину в Вене, впервые приехал в Россию в 1803 г. и поступил на службу в 1806 г. в качестве главного врача Павловской больницы в Москве. В 1809 – 10 гг. дважды ездил на Кавказ, где изучил и исследовал минеральные ключи у подошвы Машука и в Ессентуках, открыв в последнем месте известный серно-щелочной источник и описав результаты своего путешествия в превосходной книге: «Ма visite aux eaux d'Alexandre en 1809 et 1810». Отправившись после Отечественной войны за границу, на родину, Г. вскоре решился окончательно поселиться в России – и с 1813 г. жил безвыездно в Москве, где считался, в 1820-х годах, выдающимся и любимым врачом, имея обширную практику и весьма хорошие средства. Открытие в Москве, в 1829 г., комитета попечительного о тюрьмах общества, в состав которого он был призван московским генерал-губернатором кн. Д.В. Голицыным, имело огромное влияние на всю его жизнь и деятельность. Предавшись заботе об участи арестантов с неиссякающей любовью и неустанной энергией, Г. оставил постепенно свою врачебную практику, роздал свои средства и, совершенно забывая себя, отдал все свое время и все свои силы на служение «несчастным», сходясь во взгляде на них с воззрением простого русского человека. Состояние тюремного дела в России было, перед введением тюремных комитетов, самое печальное. Даже в столицах полутемные, сырые, холодные и невыразимо грязные тюремные помещения были свыше всякой меры переполнены арестантами, без различия возраста и рода преступления. Отделение мужчин от женщин осуществлялось очень неудачно; дети и неисправные должницы содержались вместе с проститутками и закоренелыми злодеями. Все это тюремное население было полуголодное, полунагое, лишенное почти всякой врачебной помощи. В этих школах взаимного обучения разврату и преступлению господствовали отчаяние и озлобление, вызывавшие крутые и жестокие меры обуздания: колодки, прикованная к тяжелым стульям, ошейники со спицами, мешавшими ложиться и т.п. Препровождение ссыльных в Сибирь совершалось на железном пруте, продетом сквозь наручники скованных попарно арестантов. Подобранные случайно, без соображения с ростом, силами, здоровьем и родом вины, ссыльные, от 8 до 12 человек на каждом пруте, двигались между этапными пунктами, с проклятиями таща за собою ослабевших в дороге, больных и даже мертвых. Устройство пересыльных тюрем было еще хуже, чем устройство тюрем срочных. Г. постиг и всем сердцем усвоил себе высокую задачу попечительного о тюрьмах общества. Двадцать три года, изо дня в день, словом и делом боролся он с напрасною жестокостью в осуществлении наказания, обращавшею кару в муку, и был заступником за «человека», черты которого он умел видеть и находить в самых грубых отверженцах общества. Предпринятый им, прежде всего, поход против прута, после долгих противодействий, затруднений и неудач, окончился, при содействии князя Голицына, относительным успехом: было разрешено всех ссылаемых, шедших чрез Москву из 22 губерний, препровождать не на пруте, а в кандалах. Хотя защитники прута и взяли верх после смерти Голицына (1844), но фактически, до самой кончины, Г., вследствие его просьб, настоянии и пожертвований, никто из Москвы на пруте не уходил. На кандалы, для перековки ссыльных, особой суммы не отпускалось, и Г. постоянно снабжал пересыльный замок изготовленными по его заказу, значительно удлиненными и облегченными, кандалами, деньги на которые, чрез него же, постоянно представлялись в тюремный комитет – «неизвестным благотворителем». Благодаря предстательству Г., было отменено бритье половины головы женщинам и ссыльным, а также страждущим колтуном. По его ходатайству, был устроен, на средства купца Рахманова, рогожский полуэтап и под его личным надзором перестроена значительная часть московского губернского тюремного замка, сообразно с требованиями гигиены и разумного человеколюбия; наконец он же добился – после упорных препирательств с тюремным комитетом и ряда пожертвований от «неизвестного благотворителя», – обшития кожей, сукном или полотном ручных и ножных обручей от цепей ссыльных, причем вскоре (в 1836 г.) эта мера была обязательно распространена на всех пересылаемых в России. Присутствуя при отправлении каждой партии арестантов из Москвы, знакомясь с ними и их нуждами за несколько дней до их ухода, Г. заставлял перековывать их при себе, следил за их здоровьем и решительным образом оставлял на некоторое время в Москве – несмотря на постоянные столкновения с местным начальством, протестовавшим против делаемого им беспорядка в статейных списках – всех тех, кто был болен, слаб или нуждался в душевном утешении и ободрении. Наделив привезенными им припасами остальных, благословив и поцеловав тех, кто, по его выражению, «hat es nicht los gemeint», Г. шагал иногда вместе с партией несколько верст и затем, распростившись вновь и наделив всех сочиненной им нравоучительной книжкой: «А. Б. В. христианского благочестия», возвращался домой, удручаемый мыслию, как он писал в одном официальном рапорте, «об ангеле Господнем, который ведет свой статейный список». Но этим не оканчивалась его забота об ушедших. Он переписывался с ними, исполнял их просьбы издалека – видался с их родными, высылал им деньги и книги. Ссыльные прозвали его «святым доктором», с любовью расспрашивали о нем посещавших сибирские поселения лиц и соорудили на свой счет в память его, в Нерчинском остроге, икону св. Феодора Тирона. Но и находившиеся в Москве арестанты в равной мере пользовались самоотверженным участием Г. Он настоял на учреждении в 1834 г. из директоров тюремного комитета справщиков по арестантским делам, и, когда они очень скоро охладели к этой обязанности, один за всех исполнял ее, собирая справки по делам, ходатайствуя об ускорении последних, разъезжая, несмотря ни на какую погоду и на огромные московские расстояния, по судам, канцеляриям и полицейским участкам. Он собрал в разное время большие суммы для снабжения пересылаемых арестантов рубахами, а малолетних – тулупами; он же в течение 20 лет делал ежегодные пожертвования на покупку бандажей для арестантов, страдающих грыжею. Наконец, Г. был настойчивым ходатаем за тех, кто по его предположению, оправдываемому тогдашним состоянием уголовного правосудия, был невинно осужден, или же, по особым обстоятельствам, заслуживал и особого милосердия. В журналах московского тюремного комитета записано 142 предложения Г. о ходатайствах относительно пересмотра дел или смягчения наказания. В этого рода хлопотах он не останавливался ни пред чем, вступал в горячие споры с митрополитом Филаретом, писал письма императору Николаю и прусскому королю, брату императрицы Александры Федоровны, а однажды, при посещении государем тюремного замка, умолял о прощении 70 летнего старика, предназначенного к отсылке в Сибирь и задержанного им по болезни и дряхлости в Москве, не хотел вставать с колен, пока растроганный Государь не изрек помилования.
Сознавая, что многие из преступников явились сами жертвами отсутствия религиозного и нравственного развития, Г. особенно заботился о последнем. Пользуясь дружбою петербургского негоцианта Мерилиза, он склонил его к обширным пожертвованиям (до ста тысяч экземпляров) духовно-нравственными книгами и Священным Писанием, для раздачи арестантам, сам, кроме того, закупал большие партии таких книг для отсылки в Сибирь. Между арестантами было много ссылаемых по распоряжению помещиков. Иногда они следовали с детьми, иногда дети оставлялись и родители шли в Сибирь одни. Г. горячо, но бесплодно старался побудить комитет к ходатайству о пересмотре 315 и 322 ст. т. XIV, предоставлявших помещикам право ссылки их крепостных. Более успешны были его хлопоты о выкупе оставленных детей, для отдачи их родителям; и о дозволении помещикам не разлучать детей с родителями. Комитет, отчасти на сумму, завещанную в распоряжение Г. Федором Васильевичем Самариным, отчасти на представленные Г. пожертвования «некоторых благотворительных лиц», выкупил с 1830 по 1853 г. 74 человека и успешно ходатайствовал о безвозмездном отпуске детей в 200 слишком случаях. По почину Г., тюремный комитет с 1830 г. ежегодно уделял из своих средств сумму на «искупление» несостоятельных должников, а с 1832 г., при деятельном участии Г., был собран капитал для помощи семействам несостоятельных.
Как тюремный врач, Г. проявлял необычную личную заботливость о больных, лечившихся в тюремной больнице – отделении Старой Екатерининской в Москве. Он по нескольку раз в день навещал их, беседовал с ними подолгу о их делах и домашних, и настойчиво требовал, чтобы в больнице никто – ни больные, ни служебный персонал, ни посетители – не лгали. Обнаружив неправду, он штрафовал, в пользу бедных, и служащих и посетителей. Не добившись утверждения составленного им устава трезвости между служащими, он все-таки фактически ввел его в действие. Воспользовавшись временным перемещением арестантов в казенный дом близ Покровки, он, по выводе их, стал принимать туда бесприютных, заболевших на улицах, и постепенно, подвергаясь всевозможным нареканиям и начетам, после горячих просьб и слез перед генерал-губернатором, требовавшим немедленного очищения казенного дома, добился молчаливого узаконения заведенного им обычая.
Так мало-помалу образовалась, без официального утверждения, благодаря упорству «святого доктора», полицейская больница, называемая народом до сих пор «Газовскою». Со введением нового городского устройства, это любимое детище Г. получило прочную организацию и существует ныне под именем больницы имени Императора Александра III. В небольшой квартире при этой больнице, в самой скудной обстановке, среди книг и астрономических инструментов, жил последние годы и умер Гааз; в ней же подавал он советы массе приходивших к нему по утрам больных, снабжая их бесплатно лекарствами и делясь с ними своими последними скудными средствами. Популярность его среди населения Москвы была столь велика, что во время холеры 1848 г. граф Закревский просил его, при разъездах по городу в известной всем старомодной пролетке, останавливаться на площадях и успокаивать народ, который его охотно слушал, безусловно веря «своему доктору». В это же время, чтобы убедить товарищей врачей в безопасности прикосновения к холерным больным, 70-летний Г. сел в ванну, из которой только что был вынут умиравший холерный, и просидел в ней полчаса.
Своеобразный в одежде (фрак, жабо, короткие панталоны, черные чулки и башмаки с пряжками), в образе жизни и в языке – живом, образном и страстном, – Г. жил в полном одиночестве, весь преданный делу благотворения, не отступая ни пред трудом, ни пред насмешками и уничижением, ни перед холодностью окружающих и канцелярскими придирками сослуживцев. Его девиз, неоднократно повторяемый им в посмертной его книге «Appel aux femmes»: «торопитесь делать добро», подкреплял его и наполнял своим содержанием всю его жизнь. «Чудак» и «фанатик» в глазах одних, «святой» в глазах других – он бестрепетно говорил всем правду и был всегда бодр и ясен духом. Высокий ростом, сангвиник, с добрыми и вдумчивыми голубыми глазами, в поношенном платье и заштопанных чулках, он был вечно в движении и никогда не бывал болен, пока первая и последняя болезнь не сломила его. 16 августа 1853 г. он умер, трогательно простясь со всеми, кто шел в открытые по его желанию двери его квартиры, и был, сопровождаемый громадною толпою народа, похоронен на католическом кладбище на Введенских горах. См. Воспоминания Евгений Тур в «Русской Речи», очерк Лебедева в «Русском Вестнике» 1858 г.; некролог в «Московских Ведомостях» 1853 г. Главный материал для изучения деятельности Г. – в делах московского тюремного комитета и московской врачебной управы.
А. Кони.
Автору этой статьи принадлежит честь извлечения имени Г. из забвения, которому оно так незаслуженно подверглось. Обширным этюдом о Г., прочитанным в с.петербургском юридическом обществе в январе 1890 г., он напомнил русскому обществу об одном из замечательных его деятелей. Зимою 1891 – 92 г. чтение это было несколько раз повторено в пользу пострадавших от неурожая. В полном своем объеме этюд А. Ф. Кони будет напечатан в одном из наших журналов.
Ред.
Габсбурги
Габсбурги (Habsburg) – германо-австрийская династия. Свое имя она получила от замка Габсбург, построенного в 1027 г. на Ааре, в Швейцарии. Габсбургам первоначально принадлежало ландграфство верхнего Эльзаса и некоторые земли в Люцерне. Фридрих I расширил эти владения, а при внуке его Г. приобрели и графство Ааргау. В первой половине XIII века владения графа Рудольфа были разделены между его сыновьями, Альбрехтом Мудрым и Рудольфом. Рудольф основал так называемую Лауффенбургскую линию Габсбургского дома, которая, в свою очередь, распалась на две линии, но вымерла в начале XV века (1415). Альбрехт Мудрый, родоначальник главной линии династии, расширил свои владения браком с Гельвигой Кибургской. Сын его был знаменитый Рудольф I, основатель немецкой династии Габсбургов. В борьбе с Оттокаром Богемским он расширил свои владения присоединением к ним Крайны, Каринтии, Штирии и других земель. Они составили так называемое родовое имение Г. – Hausmacht. У Рудольфа было три сына, Альбрехт, Гартман и Рудольф; сын последнего, Иоанн, известен под именем Parricida, как убийца своего дяди Альбрехта. Император Альбрехт I имел 5 сыновей, из которых второй – Фридрих III Красивый (умер 1330) получил Австрию, а третий – Леопольд (умер 1326) – земли в Эльзасе, Гельвеции и Швабии. Сыновья Фридриха Красивого умерли без наследников; остальные сыновья Альбрехта I, Альбрехт II и Оттон (Рудольф умер еще в 1307 г.) правили совместно. Сыновья Оттона умерли бездетными, Альбрехт имел сыновей: Рудольфа Тирольского (умер 1365), Фридриха II (умер 1362), Альбрехта III (умер 1395) и Леопольда III (умер 1386). Старший из них, Рудольф IV, получил титул эрцгерцога и правил всеми землями. Его линия (Альбертинская) царствовала в Австрии до 1457 г. У Альбрехта III был сын Альбрехт IV (умер 1404), оставивший сына, Альбрехта же, избранного в 1438 г. на герм. престол (умер 1439). У последнего был сын Владислав (Posthumus), умерший бездетным в 1457 г. Леопольд III имел 4-х сыновей, из которых двое умерло, а двое, Эрнст и Фридрих, разделили земли Леопольдиской линии. Сын Фридриха Сигизмунд умер в 1496 г., а сын Эрнста, Фридрих, был избран на германский престол в 1440 г. и умер в 1493 г. Его сын Максимилиан, женившись на Марии Бургундской, присоединил к своему дому значительную часть богатого бургундского наследия. Он умер в 1519 г. Внук его, Карл V, сын Филиппа Красивого и Донны Хуаны Испанской, соединил в своих руках германскую и испанскую короны. Брат его Фердинанд получил австро-немецкие владения, которые он расширил присоединением Венгрии и Богемии. Испанская линия Габсбургского дома, основателем которой был Филипп II, сын Карла V, вымерла в 1700 г., немецкая же (в мужском колене) в 1740 г. У Фердинанда I были сыновья – Максимилиан II и Карл, отец Фердинанда II. У Максимилиана (1564 – 76) были сыновья: Рудольф (1576 – 1612), Матфей (1612 – 19), Максимилиан и Альбрехт. После Матфея на германский престол вступает Штирийская линия, имевшая следующих представителей: Фердинанда II (1619 – 37), Фердинанда III (1637 – 58), Леопольда I (1658 – 1705), Иосифа I (1705 – 11) и Карла VI (1711 – 40; последние двое – сыновья Леопольда 1). Карл VI передал престол своей дочери Mapии Терезии, в силу Прагматической санкции. Она была замужем за Францем Стефаном, герцогом Лотарингским; от этого брака родились Иосиф II (умер 1790) и Леопольд II, родоначальник царствующего теперь в АвстроВенгрии императорского дома.
Г. Форстен.
Гавайские острова
Гавайские или Сандвичевы острова – группа островов, лежащих в северной части Тихого океана, между 18° 54' и 22°2(сев. шир. и 155° и 161(зап. долготы. Первое название они получили по имени наибольшего из островов этой группы, второе дано было Куком в честь графа Сандвича – первого лорда адмиралтейства. Г. о-ва занимают пространство в 16946 кв. км.; наибольший из них, Гаваи, один имеет 11356 кв. м. Поверхность островов гористая (самая высокая гора – 4200 метр.), и вулканического происхождения, но действующие вулканы находятся на одном Гаваи: вулканы других островов давно находятся в состоянии покоя. Климат жаркий, но очень здоровый; температура ровная, и небо, по большей части, ясное. В течение 9 месяцев дует северо-восточный ветер; подветренная сторона, будучи защищена горами, освежается правильными материковыми и морскими ветрами. В январе, феврале и марте дует сильный юго-западный ветер, приносящий дожди южным и западным склонам островов, вообще менее дождливым, чем северные и восточные. Раза два за зиму бывают сильные вихри, но ураганы – никогда. Горные склоны и долины лесисты, чаще всего встречаются: панданусы и алевриты (род орехового дерева, маслянистые зерна которого туземцы нанизывают и употребляют как свечи), кокосовые пальмы и самого разнообразного рода орхидеи и папоротники. Главные растительные произведения страны: сахарный тростник, на разведение которого американцы затратили большие капиталы, и который родится здесь в изобилии везде, где почва достаточно влажна, есть плантации, дающие до 7 тонн сахара (1 тонна = 62 пуд.) с 1-го акра (1 акр = 0,37 десятины). Затем рис, кофе, аррорут, получаемый из корня Tacca pinnatifida, кало (Соclоcasia еsculenta), из корней которого приготовляется национальное блюдо пой (роi) – главная растительная пища туземцев, так как растение это дает обильнейший урожай; кукуруза, пшеница и самые разнообразные плоды: ананасы, манго, гуайява и т.п. Шелковистые волокна пулу (pulu), растущие на венчиках папоротника Cibotium, вывозятся в большом количестве в Соединенные Штаты, где идут для набивки подушек. Из млекопитающих , кроме найденных Куком , при открытии островов, свиней, собак и крыс, теперь встречаются и в диком состоянии, на горах, коровы, овцы и козы, потомки оставленных здесь Ванкувером; есть также летучие мыши, много рыб и птиц; из пресмыкающихся – одни ящерицы. Овцеводство составляет очень выгодный промысел; кожи служат одним из главных предметов вывоза. Горные богатства Г. островов незначительны, произведения вулканов бедны и состоят из серы, пиритов, хризолитов томсонитов, гипса, медного купороса, селитры, лабрадорита и известняка. Удобное географическое положение способствует развитию торговли Г. о-вов, сильный толчок которой был дан торговым договором , заключенным в 1876 г. между Г. о-вами и Соединенными Штатами (так назыв. трактат взаимности – reciprocity treaty), по которому разрешен взаимный беспошлинный ввоз товаров. Одного сахара вывезено было из Гавай (в 1890 г. на сумму 12159565 дл. за ним следует рис, на сумму 545240 дол., и бананы, на 176352 дол. Весь вывоз (1890) исчислялся в 13,14 милл. долл., ввоз – в 6,96 милл. дол. Главная торговля (91 процент) – с Соединенными Штатами, влияние которых вообще преобладает на Г. островах. Купеческих судов в Г. (в 1890 г.) было 57, вместимостью в 15403 тонны; из этих судов 24 паровых. Главные предметы ввозной торговли: бакалейные товары, красные товары, лес, машины, железные изделия и зернобобовые. Финансы страны в хорошем состоянии. В 1890 – 92 гг. доходы = 2862505 дол., расходы = 2781814 дол.; внешний долг, заключенный в 1886 г. на сумму 2000000 долларов, уменьшился к 1 апреля 1890 г. до 1934000 дол. Пути сообщения улучшаются; имеется около 90 км. железнодорожного пути, телеграф пересекает остров по всем направлениям; телефоны также сильно распространены. Почтовые сохранные кассы, введенные в 1890 г. имеют уже около 2650 вкладчиков и вклады достигли суммы 1000000 долларов. Около 3200000 писем прошли через 54 почтамта Гаваи. Бумажных денег нет в Гаваи; золотые и серебряные монеты Соед. Штатов и Гаваи – денежные знаки государства. Постоянной армии нет, кроме небольшой роты национальной гвардии в 120 чел.; во в случае войны король имеет право призвать под знамена всех гавайцев, способных носить оружие. Население Гаваи (1890) состояло из 89990 чел.; из них 34436 чел. гавайцев, 6186 метисов, 21119 белых, 15301 китаец, 12360 японцев и 588 чел. разных других национальностей. Из белых преобладают португальцы, а за ними – американцы. Гавайцы, несмотря на лучшие условия жизни, вымирают; при открытии Гаваи Куком их было до 200 тыс. чел., но с тех пор каждая новая перепись указывает на уменьшение числа туземцев. Иностранный элемент быстро увеличивается в числе; из эмигрантов преобладают китайцы и японцы. Туземцы принадлежат к малайско-полинезийской расе; цвет кожи их медно-красный, волосы цвета вороньего крыла и прямые, очень редко – слегка волнистые; борода редкая, лицо широкое, с плоским носом и толстыми губами. Роста гавайцы выше среднего; начальники племен и их жены замечательно высоки. Гавайцы говорят на наречии, составляющем ветвь малайско-полинезийского языка, так что они довольно хорошо понимают новозеландцев. Гавайский язык очень гармоничен, благодаря преобладанию гласных; из согласных есть только: к, л, м, н, п и придыхательное h. Все религии пользуются равноправностью; протестантское вероисповедание преобладает; почти все туземцы христиане. Начало народному образованию положено было миссионерами; ныне оно находится в руках правительства, которое тратит на него (1890) 326922 доллар.; в 1890 г. было 178 школ, с 10000 учеников, по преимуществу чистокровных гавайцев. Все гавайцы умеют читать и писать; преподавание в элементарных школах ведется на гавайском языке, а в высших – на английском, который вводится и в элементарные школы, где на то изъявляется желание народа. – Образ правления на Гавайских островах – конституционно-монархический; конституция, введенная впервые в 1840 г., изменена дополнениями 1887 г. Законодательное собрание состоит из верхней и нижней палаты. В верхней палате заседают 24 члена, избираемых, тайной подачей голосов, на 6 лет, и несколько министров, назначаемых королем; депутаты верхней палаты не получают жалованья и могут быть избираемы гражданами, имущественный ценз которых не менее 600 дол. годового дохода или недвижимая собственность – не менее 3000 дол. Для избирания 24 депутатов в нижнюю палату или палату представителей не требуется никакого имущественного ценза, а только образовательный. Депутаты эти избираются на 2 года и получают по 500 дол. в ceccию.
Главнейшие острова Гавайского архипелага: Гаваи (называвшийся в старинных английских сочинениях – Оухихи), Мауи, Кагулауи, Ланаи, Молокаи, Оаху, Kayau и Ниихау. Остров Гаваи вдвое больше остальных вместе взятых и почти весь занят склонами 4 вулканов; высочайший вулкан – Мауна Кеа, на сев. восточной стороне острова – самый высокий пункт в Тихом океане. Действующий круглый кратер южного вулкана, Мауна-Лоа, имеет 8000 ф. в диаметре и почти отвесные стены в 500 – 600 ф. выс.; последнее извержение его было в 1877 году. Самый деятельный кратер в свете находится в нескольких километрах от Мауна-Лоа, на холме Килауэа. Столица королевства, город Гонолулу, находится на острове Оаху; из других городов наибольшие: Ваикики, на том же острове, и Гило, на острове Гаваи. Гило, весь скрытый за сахарными плантациями, лежит на берегу моря и защищен от сильных приливов грядами подводных коралловых рифов.
Г. острова открыты в 1778 г. капитаном Куком, который принят был туземцами, и особенно их жрецами, с большим почтением, что не помешало им убить его; но и после смерти костям его отдавались всякие почести, пока не искоренено было идолопоклонство. Острова управлялись в то время отдельным начальником племени. Один из них, вождь племени острова Гаваи Камехамеха, отличавшийся умом и дальновидностью, изъявил желание, при посещении Ванкувера, иметь европейского типа корабль, который и получил. Через 10 лет у него их уже было 25, и они вели деятельную торговлю между островами. Камехамеха заимствовал от европейцев огнестрельное оружие, покорил всех других вождей этой группы островов и сделался единственным ее правителем, под именем Камехамехи I (1789 – 1819). Он покровительствовал развитию торговых сношений с иностранцами. Сын и наследник его Камехамеха II объявил уничтожение табу и идолопоклонства, что вызвало ряд возмущений; с трудом подавленных. В 1820 г. американские христианские миссионеры начали свою пропаганду в Гонолулу; за ними последовали английские, из которых деятельнейшим был священник Вильям Эллис, несколько лет до того живший и проповедовавший среди туземцев южных островов. Знание языка последних, схожего с гавайским, помогло ему в его трудах; стараниями его создался гавайский письменный язык. Путь в Г. был проложен английск. миссионерам подарком шкуны, сделанным английским правительством королю Камехамехе II, который, вместе с королевой, посетил в 1823 г. Англию, где они оба умерли от кори. При Камехамехе III независимость Гавайского королевства была признана Англией, Францией и Соединенными Штатами, а позже – и другими государствами; при нем же дана была конституция. В 1872 г. династия Камехамехи прекратилась, и на престол избран был принц Лулиуока лани, а после – Калакауа, оба умершие без потомства. Ныне царствующая королева Лилиуока лани, сестра Калакауа, находилась в супружестве с американцем, губернатором острова Оаху, Джоном Доминис, умершим в 1891 г.
E. Гарднер.
Гаванна
Гаванна (по испански Habana) – главный город вест-индского острова Кубы; основана в 1511 г. Веласкесом, на месте, называвшемся тогда Port Carenas. Лежит на северном берегу западной части острова и имеет около 23000 жителей. Гавань ее, лучшая в Америке, может вместить 1000 судов; вход в нее защищен укреплениями. Город окружен стеною; в предместьях его, Салуде и Гваделупе, живет почти половина всего населения Г. Главнейшие здания: католический собор, дом губернатора, адмиралтейство, благотворительное учреждение – Casa real de beneficencio. Много церквей, монастырей, школ, университет с медицинским и юридическим факультетами, естественно – исторически музей, рисовальная школа и ботанический сад; фабрики табака и сигар, имеющие всемирную известность, шоколада, шерстяных изделий и соломенных шляп. Г. – важнейший торговый порт в Вест-Индии. Главные предметы вывозной торговли: сахар, табак (в 1888 г. его вывезено 182636 кип), сигары (в 1888 г. – 220 миллионов штук), патока, пчелиный воск и мед; общая сумма вывоза главнейших предметов (1888) – 147409175 франков. Ввезено было товаров (1888) на сумму 73079275 фр. (кукуруза, мука, рис, колониальные и мануфактурные товары, бумажные изделия, шелк, вино, лесные материалы). Торговля главным образом ведется с Соединенными Штатами, Испанией, Францией и Германией. Постоянные пароходные сообщения с Нью-Йорком, Новым Орлеаном, Филадельфией, Балтимором и с портами Испании, Франции, Англии и Германии; с внутренними городами Г. соединена железными дорогами, в отличие от внутренности острова, негры и их потомки не составляют большинства жителей Г., а менее 1/4. Большинство составляют белые, особенно испанцы. Они здесь не только чиновники, купцы и фабриканты, но и чернорабочие. Уроженцы средней и северной Европы (англичане, немцы, французы) гораздо менее многочисленны и не занимаются физическим трудом. Для них климат Г. очень вреден; особенно много умирает их от желтой горячки, которая здесь свирепствует постоянно и особенно усиливается летом. Затем в Г. много китайских и индийских кули (чернорабочих).
Е. Гарднер.
Гавань
Гавань – место на воде, при берегах морей, больших озер и рек, имеющее или естественную защиту от волнения, будучи окружено землею, или огражденное искусственно и представляющее удобную стоянку для судов по свойствам грунта. Вход в Г. называется воротами. Очень часто в гаванях для выигрыша места и для избежания столкновения между судами при перемене ветра, суда не бросают якорь и прикрепляются к сваям. Г. по назначению может быть: купеческая – для стоянки коммерческих судов, военная – для военных судов и карантинная – для стоянки судов, выдерживающих карантин. Военные Г. защищены укреплениями, часто имеют верфи, доки, различный мастерские и проч. Иные Г. могут служить только на несколько часов во время прилива, становясь недовольно глубокими при отливе. В купеческих гаванях обыкновенно взимают на поддержание искусственных сооружений пошлину, под различными названиями.
Гавот
Гавот – народный французский танец, получивший художественную обработку и заменивший менуэты в балете. В инструментальной музыке, как-то сюитах, сонатах, Г. входил в число пьес. Глюк применил этот танец в своей опере: «Ифигения в Авлиде». Характер Г. – народный, грациозный, светлый, движение довольно умеренное. Деление нот в Г. не идет далее восьмых; размер 4/4, alla breve. Г. состоит обыкновенно из двух частей; каждая часть пишется в двухколенном складе. Вторая часть имеет характер пасторальный и называется musette. После второй части следует повторение первой. Г. писали Рамо, Корелли, И. С. Бах, И. X. Бах, Гендель и др.
Н. С.
Гавр
Гавр (Havre или Havre de Grace) – важнейшая после Марселя торговая гавань Франции, главный город округа в департаменте Нижней Сены, на северной стороне устья Сены, которое здесь имеет до 9 км. ширины, при глубине в 6,15 м., около мелового мыса La Heve; конечный пункт главной линии французской Западной железной дороги. Г. построен правильно, имеет девять пристаней, несколько площадей и прекрасных улиц с фонтанами; число жителей в 1891 г. 116 тыс. Из зданий замечательны: церковь Богоматери, построенная во второй половине XVI в., церковь С. Франсуа, большой театр, построенный в стиле возрождения, ратуша. Перед музеем находятся бронзовые статуи погребенных здесь Бернарден-де-С. Пьерра и Казимира Делавиня, работы Давида (d'Angers). Торговая палата, коммерческая школа, лицей, гидрографическая школа с обсерваторией, ремесленная школа, городская библиотека в 30 тыс. томов, музей для произведений искусства, древностей и естественной истории; сильно посещаемые морские купания С. Андре, в 4 км. от города. Вход в гавань длиной 240 м., шириной 75 – 100 м.; гавань вмещает 500 судов и состоит из 9 отдельных бассейнов (с поверхностью 53 гект. и с 8300 м. пристани); из них построенный в 1846 – 56 г. большой (21 гект.) бассейн Eure принадлежит к числу лучших в свете. Гавань снабжена двумя маяками и защищена 2 фортами, с 3 береговыми батареями. Удобному положению при устье реки, служащей дорогой в Париж, и прекрасным качествам гавани (единственная, кроме Шербурга, на всем северном берегу – вполне доступная для больших судов) город обязан своим современным торговым значением; правильное судоходство связывает его с важнейшими портами Европы и Северной и Южной Америки, и с французскими колониями. Г. служит, кроме того, одним из важных исходных пунктов эмиграции. Крупная торговля, особенно кофе, хлопчатой бумагой, кожами, деревом для поделок и красильными деревьями. Табачная фабрика, рафинадный сахарный завод, завод для очищения керосина, заводы химические, стеклянный, кирпичные, пивоваренные, красильные, бумагопрядильный, ткацкий, медноплавильные и чугунно-литейные, мельницы, якорные мастерские, фабрики паровых машин, механический лесопильный завод, три верфи для постройки судов. Г. возник при Франциске I, в 1517 г., на месте незначительного римского поселения (Сопstantia Castra), около часовни Notre Dame de Grace, и назывался сначала Вилль-Франсуаз. В 1562 г. протестанты передали город англичанам, но в 1564 г. он был снова возвращен Франции. Гавань была сделана доступной для больших судов, благодаря Ришелье и Вобану. Уже в 1572 г. Г. был значительным торговым пунктом и посылал суда к Ньюфаундленду и Шпицбергену для ловли трески и китов.
Гавриил
Гавриил, т. е. муж Божий, один из семи архангелов, истолковавший сон пророка Даниила, благовествовавший Зaxapию рождение Иоанна, Пресвятой Деве Mapии – рождение Спасителя. Ему отводится также видное место в талмудической литературе. По магометанским сказаниям, он один из четырех ангелов, пользующихся особым благоволением Божиим; он заносит в книгу решения Бога и сообщил Магомету весь Коран.
Гагары
Гагары (Colymbus). – К роду гагара принадлежат крупные морские птицы холодного пояса северного полушария, из отряда плавающих, группы короткокрылых (Urinatores, Brevipennes). Вместе с нырцами (Podiceps), гагары составляют особое семейство гагаровых (Colymbidae), характеризующееся прямым, острым, довольно длинным клювом и кожистой оторочкой заднего пальца. Собственно Г. отличаются полной плавательной перепонкой и коротким хвостом из 18 – 20 хорошо развитых рулевых перьев; тело длинное, вальковатое; ноги приближены к заднему концу тела. Г. плавают и ныряют чрезвычайно искусно, оставаясь под водою до 8 минут; большую часть времени проводят в воде; питаются рыбой; на сушу выходят редко. Г. – настоящие морские птицы, но гнездятся по берегам и островам пресных вод и, кроме того, попадаются на пресных водах во время зимних перекочевок. Гнездо построено очень неискусно, из тростника и хвощей, около самой воды; самка кладет два удлиненных яйца зеленоватого цвета, с серыми и бурыми пятнами и высиживает их, чередуясь с самцом. Из немногочисленных видов этого рода в России водятся: 1) Гагара ледовитая или черноголовая (С. glacialis), самый крупный вид, приблизительно 3 фута длиной и 5 ф. в размахе крыльев; в брачном наряде сверху черная с белыми пятнами, снизу белая, голова и шея зеленевато-черные, на шее черные и белые полоски; зимняя одежда без белых пятен сверху; живет летом на крайнем севере Старого Света, не южнее 59° с. ш.; зимой залетает и в среднюю Европу. 2) Г. полярная или полосатая (С. агcticus) несколько меньшие, до 21/2 футов; голова и шея серые; бока шеи с длинными продольными полосками; тело сверху черное (белые пятна лишь местами), снизу белое; водится более на Востоке и, за исключением России, в Европе летом встречается мало, но залетает зимой. 3) Наиболее обыкновенный вид Г. краснозобая (С. Septentrionalis) еще меньше (до 26 дюймов); голова и шея серые; передняя часть шеи краснобурая; на шее черные и белые полоски; тело сверху чернобурое, снизу белое; водится в поясе от 60 до 78° с. ш. вокруг всей земли (циркумполярный вид), зимой перекочевывает в южные моря, озера и реки. И. Книпович.
Гагры
Гагры – укрепление на восточном берегу Черного моря, в Кутаисской губ., Сухумского округа, при впадении в море речки Жуэ-квара, у подножья высоких гор; со стороны моря находится глубокий Гагринский рейд. Близ Г. растет в диком состоянии маслина. Теснина, в которой находятся Г., служила прежде единственным сухопутным береговым сообщением абхазцев с черкесскими племенами. В июле 1830 г. послан был для занятия этой теснины небольшой отряд наших войск, под начальством генерал-мaйopa Гессе. Отправленный на судах из Сухум-кале, он высадился на берег под ружейным огнем черкесов и немедленно приступил к постройке укрепления, близ найденных в теснине развалин древнего монастыря. Гарнизон Г. составляли три роты одного из бывших черноморских линейных батальонов. Большую часть года они были отрезаны от всяких сообщений, так как гагринский рейд открыт всем ветрам и судам подходит к берегу весьма трудно, а в глубь страны нельзя было отойти от укрепления даже на самое малое расстояние, не рискуя быть убитым или захваченным в плен. Все это делало жизнь гарнизона крайне тяжелою и способствовало развитию болезней в необычайных размерах. В начале Восточной войны 1853 – 56 гг. укрепление Г. было упразднено и разрушено.
Гадюки
Гадюки (Viperidae) составляют одно из 2-х семейств подотряда трубчатозубых змей (Solenoglypha); отличием от другого семейства той же группы ямкоголовых (Сгоtalidae) является отсутствие ямок между глазами и ноздрями. Г. живут исключительно в Старом свете, весьма ядовиты, ведут ночной образ жизни, днем ленивы и неподвижны и подстерегают добычу, неподвижно лежа свернувшись, ночью быстро ползают и гоняются за добычей, состоящей преимущественно из теплокровных животных; рождают живых детенышей. К роду Pelias, отличающемуся покрытой щитками головою, округленным концом рыла и одним рядом чешуй между глазом и губными щитками, принадлежит обыкновенная гадюка (Pelias berus), единственный представитель этого рода. Это самая обыкновенная ядовитая змея. Самцы отличаются более коротким и тонким телом и относительно более длинным хвостом, длина их доходит до 66 сантиметр. (обыкновенно меньше); длина самок доходит до 75 см., полагают, даже до 90. Цвет бывает от светлого буроватого до черного; нижняя сторона по большей части темно-серая или черная; вдоль спины тянется извилистая темная полоса, иногда состоящая из отдельных пятен, и кроме того боковые ряды пятен; самки вообще темнее самцов. Глаза огненно-красного цвета с вертикальным щелевидным зрачком. Область распространения гадюки весьма велика: она встречается от Португалии до Сахалина включительно и от Средиземного моря и Закавказья до Архангельской губернии и северной Скандинавии (до 67°с. ш.); в Альпах она восходит до 2000 м. над уровнем моря. Гадюка водится в местах, освещаемых солнцем, питается преимущественно мышами; при совокуплении много гадюк собираются вместе и свиваются в один клубок: Г. откладывает яйца, из которых немедленно выходят 5 – 14 детенышей. Опасность от укушения зависит от погоды (в жаркую укушение более опасно), от величины змеи, от того, давно ли она жалила; на юге укушение опаснее. Последствия могут быть весьма различны: по большей части укушенный выздоравливает совершенно; в других случаях укушенный долго, иногда всю жизнь, страдает от ужаления, наконец иногда наступает смерть. Средства от укушения: высасывание ранки (если во рту нет ранок), выжигание или промывание нашатырным спиртом и т.п., перевязка укушенной части выше места укушения, наконец считается очень полезным давать укушенному пить большое количество крепких спиртных напитков. Род Випера (Vipera) отличается головой, покрытой чешуйками, несколько загнутой вверх верхушкой рыла и по крайней мере 2мя рядами чешуй между глазом и губными щитками. Сюда относятся: Vipera Redii s. aspis, такой же величины, как обыкновенная Г., от светло-буроватого до меднокрасного цвета, с рядом пятен на спине; водится в южной Европе, особенно в южной Франции, Италии, Швейцарии, и в северной Африке. Песчаная випера (V. ammodytes) отличается кожистым, рогообразным придатком на конце рыла, покрытым чешуями; по цвету похожа на гадюку, но общий фон – желтобуроватый, часто с красноватым или розовым оттенком; в длину достигает иногда 1 м.; водится во всех странах вокруг Средиземного моря, преимущественно в гористых местностях, особенно в Каринтии, Штирии и южной Австрии; у нас попадается в Закавказье, где также попадаются, кроме того: V. euphratica, буро-серого цвета, с темными пятнами, длиною до 137 и даже 150 см., и V. xanthina, буро-серого цвета с темными пятнами и полосками, до 74 см. длиною. Оба эти вида водятся, кроме того, в Малой Азии, а первый и в северной Африке.
Рогатая випера (V. cerastes s. Cerastes aegyptiacus) отличается двумя небольшими рожками над глазами; длина ее 65 – 70 см.; цвет желтый с более темными пятнами и полосками. Живет во всей северо-восточной Африке, Каменистой и Счастливой Аравии. Эта випера обладает способностью необыкновенно быстро (в 10 – 20 сек.) зарываться в песок; обыкновенно она лежит зарывшись в песок, так что видны лишь рожки, глаза и разве часть спины. К близкому роду Echi принадлежит эфа – египтян, афаэ – индусов (Echis arenicola), небольшая (не более 60 см.), тонкая змея, сверху светлого буро-желтоватого цвета, с пятнами и полосками темно-бурого и черного цвета, снизу светло-желтого с черными пятнами. Водится во всей северной и средней Африке, Палестине, Аравии, Персии, Аралокаспийских степях и Индии; очень ядовита. Н.Книпович.
Газель
Газель (Antilope [Gazella] dorcas Licht.) принадлежит к подсемейству антилоп (Аntilopina), к семейству полорогих (Cavicornia) отряда парнокопытных, подотряда жвачных (Ruminantia), млекопитающих . Имеет слезные ямки, короткий хвост, два сосца; рога у обоих полов, хвост короткий. По величине Г. уступает дикой козе (козуле), но гораздо стройнее ее. Старые самцы достигают 1,3 метра длины, из коих 0,2 метра приходится на хвост; высота в плечах 60 см. Спина слабо изогнутая, в крестце выше, чем в плечах; хвост довольно длинный, волосистый на конце, ноги тонкие и стройные. Длина ушей составляет около 3/4 длины головы: основной цвет песчано-желтый (цвет пустыни), переходящий на спине и ногах в более темный красно-бурый. Брюхо чисто белого цвета, ограничено темной полосой от верхней части тела. Голова светлее спины; от угла глаз до верхней губы тянется с каждой стороны по бурой полосе; горло, губы, кольцо вокруг глаз – желто-белые; кончик хвоста черный. У персидских Г. цвет более серого оттенка. Рога черные, с 11 – 12 кольцами, идут вверх и немного назад, но концы их загнуты вперед и внутрь; спереди рога напоминают по форме лиру; у самца они сильнее развиты. Область распространения Г. занимает собой всю северную Африку, от Средиземного моря до Абиссинии и саваны Центральной Африки, затем юго-западную Азию – Аравию и Сирию. В Персии и Средней Азии она заменяется близким видом (А. subgutturoba). Полоса пустынь с пограничными степями составляет родину газели; любимое местопребывание ее – холмистые участки пустыни с разбросано растущими мимозами. Г. держатся семействами или небольшими стадами. Они пасутся всегда днем, лишь в самые жаркие часы прячась в тени мимозы; цвет их тела настолько подходит к цвету пустыни, что лежащих газелей трудно заметить даже привычному глазу. Бег газелей необычайно легок и быстр; но там, где они не напуганы преследованием, охотнику не представляется труда подъехать к ним на выстрел. В период течки (в северной Африке с августа по октябрь, далее на юге с октября по конец декабря) самцы бьются между собою из-за самки, которая достается победителю. Беременность длится 5 – 6 месяцев; приносит самка всегда одного детеныша. Г., пойманные молодыми, легко становятся совершенно ручными; и подолгу живут в неволе; древние египтяне держали их целые стада, наравне с домашними животными. Повсюду на Востоке с древнейших времен Г. пользуются широкою популярностью; в восточной поэзии красота Г., особенно их глаз, служит постоянным источником сравнения при описании женской красоты. Беременные женщины стараются засматриваться на глаза Г., чтобы передать красоту их своему ребенку. Повсюду Г. преследуются из-за мяса и шкуры; за ними охотятся с ружьями или с борзыми собаками; но высший род спорта, доступный только богатым людям, составляет охота на Г. с соколами.
В. Фаусек.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 19 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close