Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
16:18
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Даман
Даман (Hyrax) – род млекопитающих, в числе нескольких видов встречающийся в Африке и в смежных частях Азии; по размерам они не превосходят кроликов. Первоначально (Паллас) Д. причисляли к грызунам, которых они напоминают строением резцов, общим видом и образом жизни. Кювье отнес их к копытным и по некоторым признакам в устройстве коренных зубов сближал с носорогами. Теперь их выделяют обыкновенно в особый отряд в классе млекопитающих, отряд плоскокопытных (Lamnungia). Происходя, вероятно, от общего предка с копытными, Д. сохранили в некоторых отношениях весьма первичные черты строения, сближающие их с грызунами и насекомоядными. По внешнему виду Д. похожи на сурков, или байбаков. Толстое тело покрыто густою, мягкою шерстью, большая голова с короткой мордой; уши короткие, закругленные; верхняя губа расщеплена; хвост очень короткий, скрыт между волосами; слабые, сравнительно короткие ноги опираются в землю всей стопой. Голая подошва покрыта грубой, твердой кожей, разделенной глубокими бороздами на подушечки; с помощью этих подушечек Д. могут производить безвоздушное пространство между подошвой ноги и почвой, (единственный пример между высшими позвоночными), так что подошва их служит как присоски и помогает животному бегать по почти вертикальным откосам скал. На передних ногах четыре, на задних три пальца, связанных между собой кожей до последних суставов, прикрытых сверху плоскими ногтями; лишь внутренний палец задних ног свободен, и несет кривой ноготь, похожий на коготь. В позвоночном столбе замечательно большое число (29 – 31) позвонков спинной и поясничной области, какое не встречается у других наземных млекопитающих; крестцовых позвонков 5 – 7, хвостовых только 5 – 10. Глазничные полости и височная ямка почти вполне отделены друг от друга. Небольшая слезная кость дает наружу сильный предглазничный отросток (processus antorbitalis), как у слона и носорога. Межчелюстные кости сильно развиты и на большом протяжении соединены с носовыми, но не образуют, как у грызунов, отростков вверх для соединения с лобными костями. Нижняя челюсть имеет чрезвычайно широкую восходящую ветвь с закругленным углом. Ключиц нет. Локтевая и малоберцовая кость вполне развиты и самостоятельны. Кисть сохранила весьма первичные отношения; существует центральная косточка запястья (os centrale) и в обоих рядах запястья кости сохранили рядовое расположение, а не чередуются друг с другом, как у копытных. Сохранилась пястная кость первого пальца. Зубная система представляет много особенностей. Первоначально в обеих челюстях находится по четыре резца; но в верхней челюсти крайние резцы очень малы и рано выпадают, а два средние, трехугольные в разрезе, очень велики, загнуты почти полукругом, покрыты с передней стороны толстым слоем эмали, растут в течение всей жизни и от стирания имеют заостренную верхушку; все это – признаки, напоминающие грызунов. Четыре нижних резца прямые, лежат в нижней челюсти почти горизонтально. Клыков нет; между резцами и коренными остается промежуток. Коренных зубов с каждой стороны в каждой челюсти находится по семи: четыре ложно-, три истинно-коренных. Самый передний ложно коренной зуб простой, сжатый бугорчатый, остальные, становящиеся спереди назад все крупнее, имеют приблизительно квадратную форму и на жевательной поверхности несут два поперечных бугра, соединенные гребнем (как у носорога). Желудок разделен на два отдела; слепая кишка очень большая; желчного пузыря нет. Testiculi лежат в брюшной полости, недалеко позади почек. У самок шесть сосков. Поясовидная плацента и образование отпадающей оболочки (decidua) при развитии зародыша отличают Д. от копытных.
Несколько сходных между собой видов Д. живет в горных странах вост., южной и зап. Африки, в Сирии, Палестине и Аравии. Нугах сарепsis, длиною 25 – 30 см., сверху бледно-серого или буроватого, снизу желтоватого цвета, водится в Африке от Капской земли до Абиссинии; издает свистящие звуки. Н. syriacus, такой же величины, более светлой окраски и с ворчащим голосом, встречается по берегам Красного моря и в Сирии; в Ветхом Завете упоминается под именем «сафан». Моисеем его мясо было запрещено в пищу иудеям; и в настоящее время в Абиссинии Д. не едят ни христиане, ни магометане, тогда как бедуины Аравии и жители Капской земли его употребляют в пищу. Д. водится исключительно в гористых местностях, до 3000 метр. высоты; на ровной поверхности их движения неуклюжи; но по скалам они бегают с величайшею ловкостью, держась на голых, почти отвесных обрывах и прячась от опасности в щели и расселины скал. Живут обществами; питаются травами и кореньями; могут долго обходиться без воды. Самка приносит двух хорошо развитых детенышей. В неволе Д. становятся ручными; привезенные в Европу выживают недолго. – Замечательно, что существуют виды Д. (Н. или Dendrohyrax arboreus), ничем не отличающиеся по строению, но ведущие совершенно отличный образ жизни: они живут, именно, на деревьях, превосходно взлезая на прямые стволы, и прячутся в дуплах. В старину смешанные с мочой испражнения капского Д. употреблялись в медицине под именем Hyraceum.
В. Фаусек.
Дамаск
Дамаск, по-турецки и арабски Димишк-эш-Шам – главный город турецкого вилайета Сирии, резиденция генерал-губернатора (вали), на высоте 700 м., у подножия Антиливана, при р. Барада. Равнина, на которой лежит Д. (Гхутах, 400 кв. км.), отличается роскошной растительностью. Магомет, по преданию, назвал ее четвертым земным раем, а Юлиан называл Д. глазом Востока. Д. имеет около 7 км. в окружности, обнесен стеною с 6 воротами, состоит из лабиринта узких, грязных и пыльных улиц, со множеством бесхозяйных собак. Самая широкая, длинная и красивая улица – Тарик-эль-мостаким, на которой указывают дом, где жил апостол Павел; она ведет к воротам Павла, древней постройке из громадных камней, на которой и теперь еще стоят дома, как во времена апостола, которого впустили в город из такого дома. Дома снаружи имеют невзрачный вид, внутри же нередко заключают убранные со вкусом комнаты, дворы, сады с бассейнами, фонтаны. Водопроводы города превосходны. Вне городских стен – цитадель, которую относят ко временам крестовых походов. Из предместий – Салахиех, в 2 км. от города, служит летним местопребыванием богатых и европейцев. Из 150000 жит. около трех четвертей – магометане: сирийцы, турки, арабы и друзы. Главная мечеть, Джами Омайядов, была построена первоначально имп. Гераклием, как храм в честь Иоанна Крестителя. Здесь хранится экземпляр Корана халифа Османа. Из христиан больше всего православных (две церкви, пять школ; Д. – местопребывание антиохийского патриарха). Почти столько же греков униатов или мелхитов, которые имеют здесь патриарха, 1 церковь и 2 школы; есть еще униаты-якобиты, несториане (халдеи), армяне, марониты и копты. У христиан римско-католического исповедания три монастыря. Американцы-пресвитерианцы поддерживают миссию, со школой для слепых и еще двумя школами. Евреи (ок. 8000) имеют 10 синагог и живут, как и христиане, в особом квартале. Знаменитые прежде магометанские заведения для подготовления ученых пришли в совершенный упадок, а публичные библиотеки при медрессе находятся в полном беспорядке. Приготовление знаменитых дамасских клинков прекратилось с тех пор, как Тимур увез в Самарканд оружейных мастеров. Со времени открытия Суэцкого канала торговля и благосостояние города сильно понизились: прежнее торговое значение Д. обусловливалось значительной транзитной торговлей с Месопотамией и Персией, которая теперь избрала более дешевый и безопасный морской путь. Соответственно этому и базары Д., хотя и сохранили прежний внешний вид, а частью даже, благодаря Мидхату-паше, украсились, отличаются теперь бедностью. Обрабатывающая промышленность сохранила еще значение; замечательны шелковые ткани, затканные золотом и серебром, шерстяные, хлопчатобумажные и полушелковые ткани, разнообразные кожаные изделия, ювелирные, золотые, серебряные и медные работы и инкрустированная перламутром мебель; последняя составляет характерное изделие Д. Значительны также мыловарение и клееварение. Предметы вывоза: продукты местной промышленности, хлопок, конопля, москотильные товары, зерновой хлеб, мука, кожи, изюм, сушеные абрикосы и их косточки, маринованные фрукты. Раз в месяц приходит торговый караван из Алеппо, раз в год собирается караван в Мекку. Д. соединен шоссе с Бейрутом; он считается самым священным городом мусульман после Мекки и Медины и называется воротами Мекки, так как это единственный город на богомольческом пути. Прекрасный климат и обилие воды способствуют садоводству на равнине Гхутах. Знамениты с древности Д. слива, которая теперь распространена по всей юж. Европе; Д. роза, со стволом до 3 м., служащая для добывания розового масла, и Д. виноград.
История. Д. – один из древнейших городов в мире. Основание его приписывают Узу, правнуку Ноя; во времена Авраама он уже был значительным городом, а при Давиде – резиденцией небольшого самостоятельного государства. Д. занимал видное место среди областей зап. Азии и вел постоянные войны с царствами Иудейским и Израильским, которым часто должен был платить дань. Потерял свою самостоятельность в VIII в., но и под владычеством ассирийцев, вавилонян, персов играл важную роль своей торговлей. После битвы при Иссе Д., вместе с Сирией, вошел в состав монархии Александра Македонского; позже им владели Селевкиды. Во время войн Митридата с Помпеем им овладели римляне (64 до Р. X.), позволившие ему управляться собственными царями. В 633 г. по Р. Хр. Д., после 2-мес. осады, взят халифом Омаром. Моавия сделал его резиденцией халифов, которою он и оставался до 750 г. Затем Д. переходил в руки разных династий; в IX в. им владели Тулуниды, в Х – Фатимиды, в XI – Сельджуки. Во время крестовых походов Д. не мало пострадал. Его осаждал в 1148 г. Людовик VII. В 1154 г. Д. взят Нуредином; по смерти его перешел (1174) к Саладину, который здесь и умер, после чего Д. разделял участь Алеппа и Египта. В 1401 г. он был разрушен и сожжен Тимуром, но, вследствие своего важного значения для торговли Востока, снова отстроен. Затем им владели мамелюки до 1516 г., когда он был присоединен султаном Селимом I к Турецкой империи. В 1833 г. Мехмед-Али, овладев Cupиeй, подчинил себе временно и Д.; но европ. союзники султана возвратили его, вместе с Сирией, Турции (1840). С 9 по 16 июля 1860 г. Д. был свидетелем ужасной резни христиан друзами. Ср. Bremer, «Mittelsyrien und D.» (1853); Porter, «Five years in D.» (2 изд. 1870); Makintosh, «D. and its people» (1882).
Дамаскин
Дамаскин (Иоанн) – один из знаменитейших богословов и отцов церкви Восточной (р. около 673 – 676 г.). Отец Д., Сергий, был первым министром дамасского халифа Абдалмелеха (682 – 703 г.); воспитателем Д. был пленный калабрийский монах, давший ему хорошее образование. После смерти отца Д. занял его место. В это время происходила борьба православия против иконоборцев, волновавшая весь Восток. Д. написал в защиту православия три послания в Константинополь, где они произвели большое впечатление. Имп. Лев Исавриянин, иконоборец, решился погубить своего противника: он велел одному из своих чиновников изучить почерк Д. и написать от его имени письмо к нему, Льву, с обещанием предать Византии Дамаск. Это письмо было отослано халифу, который сначала вдался в обман, но потом просил Д. вновь принять прежнюю должность при дворе. Иоанн предпочел, отпустив на свободу всех своих рабов, удалиться в монастырь Саввы Освященного. Здесь никто из иноков не хотел быть духовным наставником знаменитого ученого богослова, а когда, наконец, нашелся желающий, то, для искуса в послушании, запретил ему писать что-либо. Иоанн долго повиновался, но когда один из иноков умер и его просили сложить по этому случаю надгробный гимн, то Иоанн не утерпел и написал те высоко поэтические песнопения, которые и доныне поются в правосл. церкви при погребении умерших. Старец-наставник простил Д. лишь тогда, когда он исполнил наложенную им эпитимию: очистить все нечистые места обители. После того Иоанн свободно предался авторству. Возведенный в сан пресвитера, Д. несколько раз был заключаем в темницу за ревность к православию; однако дожил до глубокой старости, скончавшись около 777 г. Сочинения Д.: 1) «Источник знания» – phgh gnwsewV – обнимает круг наук того времени и состоит из следующих частей: а) «Диалектики» (логика и физика по Аристотелю, Немезию, Порфирию и др.), где, между прочим, проводится мысль, что логика есть орудие для богословия так же, как и для философии, – мысль, которая легла в последующее время в основание зап. схоластики; б) книги о ересях, в которой выясняется историческое развитие хрисст. догматики в борьбе с ересями; в) «Точное изложение православной веры» (ecjesiV acribhV thV orjdooxou pistewV). Эта третья часть «Источника знания» особенно важна; она представляет первый опыт научного христ. богословия, суммируя в систематическом порядке результаты всего богословствования отцов церкви и вселенских соборов и широко пользуясь для целей богословия данными тогдашнего естествознания и психологии. «Точное изложение веры» служило и доселе служит образцом для богословов не только вост., но и зап.: главные сочинения Петра Ломбарда и даже Фомы Аквината суть не что иное, как амплифицированные схоластическим аппаратом переделки богословия Д. На славянский яз. из «Источника знания» две части – «Диалектика» и «Точное изложение» – переведены еще в Х в.; позднейшие переводы «Точного изложения» – apxиeп. Амвросия, на славян. яз. 1834 г. и на русском 1844 г. (Москва). 2) «Священные параллели» – богословский словарь изречений св. Писания и отцов церкви о предметах веры, особенно важный по многим выдержкам из таких сочинений, которые до нашего времени в целом виде не сохранились. 3) «Руководство» (egceiridion) – объяснение важнейших богословских терминов, неправильное понимание которых в древности было причиною ересей. 4) Несколько небольших сочинений по догматике: «О правильном размышлении», «О св. Троице», «Об образе Божием в человеке», «О природе человека» и пр. 5) «Три слова против порицающих иконы», высоко ценимые даже протестантским историком Неандером. 6) «Толкования на послания ап. Павла» (по Златоусту). 7) Значительное количество проповедей на праздники (в точности число их не определено; проповеди, как и толкования на послания, не отличаются первоклассными достоинствами). 8) Церковные песнопения.
Как поэт-гимнолог, Д. всеми ценится весьма высоко. Его служба на Пасху (особенно пасхальный канон), каноны на Рождество Христово, на Богоявление, на Вознеceниe, его осьмигласник («Октоих» – воскресные службы, разделенные на 8 гласов) – превосходные, истинно поэтические произведения. Всех канонов им написано до 64. Еще при его жизни песнопения Д. распространились далеко за пределами Греции. Октоих его, по повелению Карла В., был принять к употреблению и в Зап. церкви; в Восточной церкви введение в богослужение песнопений Д. изменило весь строй его. За необычайный поэтический дар Д. было усвоено название «Златоструйный» (crisorroaV). Лучшие из изданий сочинений его в подлиннике: Лекеня и Льва Алляция (неполное), «S. P. N. Johannis Damasceni opera omnia» (П. 1712); это издание перепечатано, с дополн. и поправками, в Вероне, в 1748 г. и Миня, «Patrologiae cursus compl. ser. graeca» (т. XCIV – XCVI. В рукописях зап. библиотек, а также в московской синодальной, сохраняется не мало сочинений с именем Д., доселе неизданных; но есть сочинения, изданные с его именем, в греч. подлиннике неизвестные и, может быть, ему не принадлежащие. См. исследование архиепископа Алексия (Лаврова), в «Прибавлениях к творен. св. отцов, издав. в русск. перев.» за 1857 г.
Н. Б.
Дамба
Дамба – искусственное возвышение в виде вала, большею частью из земли, иногда же из фашин, камня или соединения этих материалов. Д. строятся в низких местах долин, в болотах и руслах рек, а также вдоль морских берегов, для проведения полотна дорог над водою, или же для целей гидротехнических. Высота Д., назначенной для железной или шоссейной дороги, должна быть настолько значительна, чтобы дорожное полотно не затоплялось высокою водою, причем полотно возвышается над высокими водами не менее 1 м. (для русских железных дорог установлено 0, 6 саж.). Ширина Д. поверху определяется установленным размером полотна дороги, а для речных и морских Д. – условием устойчивости. Ширина основания Д. зависит от ширины ее гребня, высоты Д. и допускаемой крутизны откосов, смотря по роду материала. Для возведения железнодорожных и шоссейных Д. предпочитают грунт, не удерживающий в себе воду, песчаный, гравелистый; глина же для этой цели не пригодна. Откосам земляных Д. придают уклон одиночный или полуторный, т. е. ширину 1 или 11/2 м. на каждый метр высоты. В откосах высоких Д. устраиваются через каждые 2 – 3 м. уступы, в виде горизонтальных площадок, так наз. бермы, шириною в 0, 5 м., которые увеличивают устойчивость Д. и затрудняют размыв откоса водою. Д. насыпаются слоями в 0, 25 – 0,5 м. высоты, причем каждый слой утрамбовывается, для большего уплотнения земли. Если грунт, употребляемый на насыпку Д., неудобен для засевания, то откосы дернуются или покрываются слоем растительной земли, толщиною 15 – 20 стм., который засевается травою; речные же Д. часто засаживаются кустарником ивовой или другой быстро растущей породы, для закрепления поверхности. Откосы Д., подверженные напору текучей воды или ударам волн, замащиваются камнем до горизонта высоких вод. Часто также откосы Д. к стороне воды делаются более пологими, сравнительно с противоположным (нагорным) откосом. Для укрепления откосов Д. употребляются также фашины, колья, забитые рядами, плетни из хвороста и т.д. Если Д. строится на болотистой почве, то вода может просачиваться под основанием Д. и способствовать ее разрушению. В таком случае надо предварительно выкопать в болотном грунте ров достаточной глубины и ширины, утрамбовать его глиной и на этом искусственном основании возвести Д. При постройке наших железных дорог в Полесье, искусственные основания для Д. в болотах устраивались из деревянных ростверков. При пересечении дорогами обширных впадин почвы, где сооружение Д. значительной длины и высоты становится невыгодным, их заменяют виадуками. В недавнее время, для увеличения устойчивости речных Д., стали делать ядро насыпи из камня или бетона (Д. нового Кротонского водопровода близ Нью-Йорка).
А. Таненбаум.
Дамокл
Дамокл (DamoclhV) – любимец и угодник сиракузского тирана Дионисия Старшего (405 – 367 г. до Р. X.), страдавшего под старость крайнею подозрительностью к людям и страхом покушений на его жизнь. Однажды Д. стал превозносить тирана как счастливейшего из людей. В ответ на это тиран предложил уступить свое счастье Д. и передал в его полное распоряжение свой дворец, со всем его великолепием и всеми утехами. Некоторое время Д. утопал в блаженстве, пока раз утром он не увидел, как над его головой свесился с потолка меч на лошадином волосе. Д. понял тщету радостей тирана и просил Дионисия отпустить его из дворца. Отсюда выражение «Дамоклов меч», обозначающее близкую, непрестанно угрожающую опасность, при видимом благополучии и успехах.
Ф. М.
Даная
Даная – дочь Акризия, царя Аргосского. Так как Акризию было предсказано, что он будет убит сыном своей дочери, то он заключил Д. в подземный медный дом и приставил к ней служанку. Зевс, пленивышись красотой узницы, проник к ней в виде золотого дождя и оплодотворил ее. У ней родился сын Персей. Когда Акризий услыхал в подземелье голос ребенка, он приказал казнить служанку, а Д. заставил объявить кто отец ребенка. Не поверив ей, когда она назвала отцом Зевса, он заключил ее с ребенком в ящик и приказал бросить ящик в море. Волнами его принесло к о. Серифу, царь которого, Полидект, вскоре воспылал страстью к Д. Освободившись от его преследований, благодаря сыну своему Персею, она возвратилась в Аргос. По италийскому сказанию, ящик с Д. и Персеем прибило волнами к берегу Лациума. Здесь Д. вышла замуж за Пилумна и вместе с ним основала город Ардею. Поэтому Турн, царь рутулов, потомок Пилумна, назыв. у Виргилия происходящим от древних героев Аргоса и Микен.
А. Щ.
Даниил
Даниил – один из четырех «великих пророков» израильского народа. Еще в молодости он уведен был в плен, при первом взятии Иерусалима Навуходоносором (605 г. до Р. Хр.). Навуходоносор тогда же приказал выбрать из иудеев знатнейших и способнейших юношей, с целью «научить их книгам и языку халдейскому», чтобы приготовить из них впоследствии преданных слуг престола в Вавилоне. В числе их оказался и Д., которому при этом, сообразно с вавилонским обычаем, дано было другое имя – Валтасар (по вавил. Балатшузур – «охраняй его жизнь»). При главных вавилонских храмах состояли тогда целые массы мудрецов или волхвов, которые постоянно, с особых обсерваторий или вершин пирамидальных храмов, производили свои наблюдения и давали отчет царю о том, что именно совершится в природе, политике или частной жизни. «Мудрость» этих ученых халдеев была славой и гордостью Вавилона. Такую-то мудрость и должен был изучать Д. Успехи его были блистательны, так что, по словам библейского историка, он «в десять раз стал выше всех тайноведцев и волхвов, какие были во всем Вавилонском царстве». Подобно Иосифу, Д. особенно выдвинулся при дворе тем, что оказался в состоянии объяснить страшный сон Навуходоносора. За это он сделан был главою вавилонских мудрецов, и кроме того, играл первостепенную политическую роль как во все царствование Навуходоносора, так и при его преемниках. При последнем вавилонском царе, своем соименнике Валтасаре, он, по-видимому, впал в немилость, но опять был приближен и удостоен высоких почестей за то, что объяснил испуганному царю роковую надпись на стене, и был сделан одним из трех главных сатрапов государства. После падения Вавилона он пользовался милостями и вниманием заместителя Кира в Вавилоне, Дария Мидянина, который сделал его одним из своих ближайших соправителей. Это возбудило зависть в туземных князьях, которые добились даже того, что Д., за неисполнение придуманного ими царского указа, был брошен в ров, в котором содержались львы. Чудесно спасенный от смерти, Д. провел остальные годы своей жизни в пророческом созерцании будущих судеб своего народа. Его любимой идеей была идея Мессии, как избавителя своего народа, и время пришествия его он вычислял на основании так назыв. седмин. В течение этих седмин (707=490 лет) должно было состояться освобождение народа иудейского из плена, восстановление Иерусалима и храма и искупление мира «смертью Христа Владыки». Первое из этих событий совершилось еще при жизни Д.; престарелый пророк скончался в самый год освободительного указа, данного Киром (536 г. до Р. X.). Под именем Д. в Библии имеется большая книга («Книга пророка Даниила»). Эта книга занимает довольно исключительное положение в Библии. Написанная отчасти на еврейском и отчасти на халдейском (вернее – иудейско-арамейском языке), она, несмотря на свой пророчественный характер, стоит в еврейской Библии не среди других великих пророков, а в числе так назыв. агиографов, в третьем отделе канона. Как поэтому, так и на основании некоторых других соображений внутреннего свойства, новейшая рационалистическая критика делала неоднократно нападения на ее подлинность и подвергала сомнению достоверность сообщаемых в ней исторических сведений. Но эти нападения в большей своей части уже нашли достаточное опровержение в новейших данных ассириологии, которая, с каждым новым открытием, все более проливает света на страницы этой замечательной книги. Она состоит из трех частей. В первой рассказывается жизнь и судьба самого Д. при вавилонском дворе; во второй излагаются бывшие ему видения и высказанные им пророчества, а в третьей передаются неканонические истории – о Сусанне, о жрецах Вила или Бела и др. Эти истории Филарет московский назвал в своей Библ. истории «сомнительными происшествиями»; новейшая ассириология представила, однако, много данных, подтверждающих общий характер этих рассказов.
А. Л.
Даниил Александрович
Даниил Александрович – младший сын Александра Невского, родоначальник кн. московских (1261 – 1303); получил в удел Москву не позднее 1283 г. В 1283 г. с братом Андреем он действовал против старшего брата, вел. кн. Димитрия. Когда великокняжеский стол занял Андрей, Д. действовал против него в союзе с племянником Иваном, кн. переяславским, и дядей Михаилом тверским (1296). В 1301 г. Д. ходил к Переяславлю и здесь в битве «некакою хитростью» взял в плен кн. рязанского Константина Романовича. В 1302 г. умер Иван Димитриевич переяславский, отказавший отчину свою, за неимением детей, дяде, Д. Андрей, давно уже «посягавший» на Переяславль, отправил в последний своих бояр и тиунов; но Д. выгнал их оттуда и посадил там своих наместников. В следующем году, 4 марта, он скончался. Церковь причла его к лику святых. Мощи его обретены 1652 г. августа 30 и, по повелению царя Алексея Михайловича, перенесены в основанный им Данилов м-рь. Ср. «Полн. собр. росс. лет.» (I, 208, 209; III, 64; IV, 45, 46; V, 200, 202, 204; VII, 176, 181, 183, 220, 230); Филарет, «Жития р. св.» 4 марта и 30 авг.
А. Э.
Даниил Романович
Даниил Романович – король галицкий, сын Романа Мстиславича, кн. галицкого и волынского, род. в 1201 г. В 1205 г. отец его Роман был предательски убит, оставив двух сыновей: 4-х летнего Д. и 2-х летнего Василька. Когда Мстислав Мстиславич Удалой, князь Торопецкий, овладел Галичем, он породнился с Д., за которого выдал свою дочь Анну. Лешко, князь польский, поссорясь с ним, выгнал Мстислава и посадил в Галиче королевича венгерского (1220). Мстислав опять пришел к Галичу и при помощи Д., оказавшего чудеса храбрости, изгнал угров (1221). В 1223 г. Д. участвовал в битве на Калке; здесь он был ранен в грудь; неудачный исход битвы заставил его искать спасения в бегстве. Вскоре возникла распря между Д. и его тестем, ибо последний владел Галичем, который Д. считал своим наследием; еще более поссорил их двоюродный брат Д., Александр Всеволодович Бельзский, который в смутное время пытался овладеть Волынью, что ему не удалось. В 1225 г. он вооружает Мстислава против Д., который воюет Галич в союзе с Лешком польским; Мстислав призывает половцев, а Александр, между тем, уверяет его, что Д. намерен его убить; но клевета обнаруживается: тесть мирится с зятем и в следующем году оба они воюют с угорским королем. В том же, однако, году бояре галицкие, в особенности Судислав, уговаривают Мстислава передать Галич не зятю своему, как того хотело население, а королевичу угорскому. Когда в 1228 г. умирал Мстислав, бояре уговорили его не призывать к себе Д., с которым он хотел проститься и поручить ему своих детей. Против Д. образовалась сильная коалиция южно-русских князей, с киевским великим князем Владимиром Рюриковичем во главе. Союзные князья, приведя с собою половцев, осадили Каменец. Д. удалось отделить половцев от союза; оставшиеся князья принуждены были снять осаду. Д., с помощью польского князя, пошел на Киев; вследствие такого оборота дела, союзники поспешили помириться с ним. В 1229 г. преданные Д. галичане пригласили его на стол; Д. осадил город и, несмотря на сожжение моста через Днестр, взял его. Выпущенный им из плена, в па мять прежних хороших отношений, королевич, по внушению врага Д., боярина Судислава, выступил в поход против Галича; с ним был и король, отец его. Город защищался мужественно, и король, по случаю открывшейся в стане его болезни, отступил. Но и по овладении Галичем, затруднения ожидали Д.: бояре, сговорясь с Александром Белзским, решились его убить; брат его Василько случайно открыл заговор. Д. великодушно простил заговорщиков; против Александра послал сначала Василька, а потом пошел сам. Александр бежал в Угрию и снова поднял короля. Галич бояре сдали уграм. Королевич пошел против Д. и хотя победил, но так много потерял воинов, что возвратился в Галич. В 1232 г. Д., в союзе с вел. кн. киевским Владимиром и половцами, выступил против венгров, но без успеха; зато в 1233 г. на его сторону перешли бояре; скоро умер королевич, и Д. занял стол отца своего. Вмешательство Д. в ссору южно-русских князей повело к тому, что Михаил Черниговский занял Галич (1233). Но когда Михаил был отозван событиями киевскими из Галича и уехал в Киев, оставив на своем месте сына Ростислава, Д., в отсутствие Ростислава, приступил к городу и обратился с воззванием к его жителям; бояре должны были покориться общему желанию и сдали город. Д. помиловал их. В 1239 г., когда татары уже появились в южной Руси, Д. взял Киев, из которого бежал Михаил, и оставил здесь своего наместника Димитрия, которому в 1240 году пришлось защищать Киев от татар. Город был взят, и татары пошли на Волынь и Галич. Д. тогда был в Угрии. Земля его была опустошена; но чтобы спасти хотя что-нибудь, Димитрий убедил Батыя идти на угров. Встретя отпор в Силезии и Молдавии, последний должен был вернуться. Во время татарского разгрома Д. не был в своей области: он ездил в Уrpию с сыном Львом сватать дочь королевскую; получив отказ, проехал в Польшу, где и пробыл до отхода татар. Возвратясь домой, он нашел страну разоренною. Пользуясь отсутствием князя, бояре самовольничали в Галичине. Едва Д. справился с боярскою смутою, как встал старый враг его Ростислав Михайлович, сын Михаила Черниговского: несколько раз в течение 4-х лет (1241 – 45) наступал он на Галицкую землю, то в союзе с русскими князьями, то с войском тестя своего, короля угорского, и союзниками своими поляками. В 1245 г. Д. и брат его Василько разбили окончательно Ростислава при Я рославле на р. Сане. С тех пор Д. бесспорно владел Галицким княжеством. Жил тогда Д. во вновь устроенном им Холме, украшением которого очень озабочивался. Как на силен был Д., но ему пришлось ехать в Орду, по требованию Батыя-хана. Хотя его приняли там довольно милостиво, но перенесенные унижения заставили южно-русского летописца заключить рассказ свой словами: «О злее зла честь татарская»! Хорошие отношения с татарами принесли, однако, пользу Д.: король угорский Бела согласился на брак своей дочери с сыном Д. – Львом; эта родственная связь повела к тому, что Д. принял участие в борьбе короля угорского с чешским из-за австрийск. наследства, причем сын его Роман женился на наследнице австрийского герцогства и заявил свои притязания на эту область. Поход Д. был, впрочем, неудачен. Между тем необходимость подчинения татарам – баскаки ханские появились и в его области – тяготила Д. Вот почему он склонялся на предложения, идущие из Рима. Знаменитый Плано-Карпини, по дороге в Орду, заговорил с Васильком о соединении церквей (1246). Д., возвратясь из Орды, завязал сношения об унии, на которые склонялась даже часть духовенства. Тем не менее Д. медлил, но, под влиянием уговора своих западных союзников, согласился принять королевский венец и в 1253 или 1254 г. коронован в Дрогичине. Папа объявил крестовый поход против татар; когда же на его воззвания никто не откликнулся, Д., сохранив королевский титул, прекратил сношения с папою и начал готовиться к сопротивлению собственными силами: он укрепил свои города, вошел в союз с литовским князем Миндовгом. Время было благоприятно: по смерти Батыя начались смуты в Орде; темником (наместником) татарским в этой части южной Руси был слабый Куремс. Д. удалось отстоять от татар Бакоту (в Подолии) и отнять занятые ими города по Волыни; удалось отбить Куремсу от Луцка (1259). Но в Орде утвердился Кубилай, а в южную Русь назначен предприимчивый Бурундай. Он поссорил Д. с Миндовгом и даже достиг того, что в его походе на Литву участвовали галицкие дружины, несмотря на то, что сын Д., Роман, был женат на дочери Миндовга. Союзников у Д. не оказалось: Бела был ослаблен поражением, нанесенным ему чехами в его новых попытках овладеть австрийским наследством. Когда Бурундай потребовал, чтобы Д. приехал к нему, он отправил за себя сына своего Льва, а сам уехал в Польшу. Татаре потребовали уничтожения городских укреплений; пришлось уступить; удалось сохранить только Холм. Вслед затем татаре заставили галицкие дружины принять участие в их походе на Польшу. Следствием похода на Литву было нападение литовцев на Галицкую область и убийство Романа Д. Только победа над ними Василька склонила Миндовга к миру (1262). Из всех внешних действий Д. всего счастливее был его поход на ятвягов, которых удалось ему не раз разбивать и наконец заставить платить себе дань. В 1264 скончался Д. Летописец, оплакивая его смерть, называет его «вторым по Соломоне». Историки нашего времени указывают на то, что без его деятельности созданное им государство не продержалось бы. Действительно, он подчинил себе князей, усмирил крамолу боярскую, устроил войско, которое не уступало войскам соседних народов; построил много новых городов, из которых особою красотою отличался любимый им Холм, возбуждавший удивление современников; начал вызывать отовсюду колонистов: «немцы и русь, иноязычники и ляхи» (под иноязычниками, вероятно, разумеются армяне); принимал всяких мастеров, бежавших от татар: седельников, лучников, тулников, кузнецов; покровительствовал торговле. Лично он отличался не только государственной мудростью, блестящею храбростью, заявленною им еще в ранней молодости, и чрезвычайною деятельностью, но и замечательным благодушием: он положил условием в войне с поляками, чтобы сражались только войска, а «не воевати ляхам русских челяди, ни Руси лядьской». Отличался он также любовью к правде. Во время несогласия с луцким князем, он посетил монастырь близ Луцка; его уговаривали, пользуясь отсутствием князя, занять город; Д. отказался действовать хитростью. Суровые меры против бояр он принимал редко, несмотря на то, что ему говорили: «пчел не передавити, меду не ясти»; трогательная дружба его с братом Васильком свидетельствует тоже в его пользу. Источником для биографии Д. служат летописи русские (преимущественно Ипат., дополняемая Лавр., Новг., Ник. и Воскр.), польские (важнее других Длугош, пользовавшийся неизвестным источником, и Стрыйковский), угорские и австрийские; из литовских некоторые сведения в летописи так назыв. Быховца, издан. Нарбутом. Акты сохранились только папские, в «Hist. Ros. Mon.». Важно также путешествие Плано-Карпини (русский перевод издан Я зыковым: «Пут. к татарам»). Из пособий, кроме общих историй Poccии и Галиции (Зубрицкий, Шараневич): Н. П. Дашкевич, «Княжение Д. галицкого» (Киев 1873 и в «Учен. Зап.»); Соловьев, «Д. Галицкий» («Соврем.» 1847).
К. Б.-Р.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 10 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close