Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
12:35
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Аллигатор
Аллигатор или кайман есть название одного, принадлежащего только Новому Свету, семейства пресмыкающихся, которое вместе с гавиалами и собственно крокодилами составляет разряд панцирных или броненосных ящериц (Loricata). Аллигаторы отличаются от настоящих крокодилов приплюснутой мордою и задними лапами, снабженными лишь наполовину плавательными перепонками. Между тем как у крокодила на краю верхней челюсти, возле рыла, находится морщина, в которую входит торчащий вверх четвертый зуб нижней челюсти, у аллигатора этот зуб входит в углубление, находящееся на краю верхней челюсти. Аллигаторы бывают до 4 м. длиною, на земле медленны и неповоротливы в своих движениях, но хорошо плавают и обладают большою силой, особенно в хвосте. Самка кладет от 20 – 60 яиц в особые гнезда в тине и из этих яиц выводятся детеныши на солнечном тепле, но самка почти всегда находится настороже где-нибудь неподалеку. К породам аллигаторов, встречающимся чаще других, принадлежит жакаре или очковый кайман (Champsa sclerops), получивший это название от поперечной складки, соединяющей спереди края глазных впадин. Аллигатор водится преимущественно в водах Южной Америки, особенно в Бразилии и Гвиане, питается по большей части рыбою, верхняя его часть темно-оливкового цвета, нижняя – зелено-желтовато-белого, а на спине у него четыре неясные, черноватые поперечные полоски. В верховьях Амазонской реки особенно часто встречается черный кайман (Alligator niger). В водах Северной Америки, именно в Миссисипи и ее притоках, водится щучий аллигатор (Alligator lucius), названный так по форме своей морды; верхняя его часть темно-коричневого цвета пополам с зеленым и со светлым, наподобие перевязей, пятнами, нижняя белого с зеленоватым оттенком, а на боках видны полосы обоих цветов; часто прячется в тине и при сильном холоде впадает в летаргию. Теперь его часто привозят в Европу. Аллигатор – хищное животное, но человека боится. Благодаря своему панцирю, он может быть смертельно ранен только ружейными пулями или ударами, направленными в голову повыше глаз. Его белое мясо, похожее на рыбье, и пахнущее мускусом, употребляется в пищу только неграми и дикими племенами индийцев. Его преследуют за причиняемый им вред, так как он пожирает огромными количествами рыбу, и ловят сетями и тенетами или убивают пулями из винтовок, когда он лежит в тине на берегу. Название аллигатор происходит от португальского слова lagarto (лат. lacerta, т. е. ящерица) и употребительно в Южной Америке у английских и голландских колонистов, а также во всей Северной Америке; название же кайман дают этому животному негры Гвианы и французские колонисты.
Аллилуйя
Аллилуйя, с еврейского «Хвалите Господа», – одна из торжественных и священных песней Христианского Богослужения, употребляемая и отдельно, и как припев к другим песнопениям. Она вошла в употребление еще во времена Апостольские и при пении в честь Св. Троицы повторялась обыкновенно три раза. Но в России, первоначально в XV ст. во Пскове, явилось учение о двоении или «сугубой аллилуйи», в честь воскресшего Христа – учение, принятое потом раскольниками, в виде догмата.
Аллитерация
Аллитерация происходит тогда, когда в известном ряду слов несколько из них начинаются одинаковыми согласными звуками. Это встречается весьма часто в немецкой литературе, что даже является основанием древненемецкой версификации, а также встречается и в некоторых поговорках нар. «Stock and Stein» «Wind und Wetter», «Kind und Kegel» и т. д. В стихах аллитерация проявляется таким образом, что в первой половине стиха стоят два слова, начинаются с одинакового согласного звука, в другой же – третье такое слово; иногда же в целом стихе встречаются только два таких слова: одно в первой другое во второй половине его. Это было первоначальное правило; мы приводим здесь пример такой аллитерации из древнесаксонской поэмы «Holland»:
«So lerda he tho thea liudi – liot hon wordon», что значит; «так учил он людей благосклонными словами». В немецкой поэзии аллитерация исчезает уже в IX веке в то время, когда в англосаксонской поэзии она существовала столетием позднее при все больше и больше распространявшемся созвучии окончаний стихов; в Ирландии употребляется еще до сих пор; в славянской поэзии нет совсем ее следов. Новые немецкие поэты, как Иордан, Рикерт и др., а также Р. Вагнер, снова старались ввести аллитерацию в употребление, но попытки были напрасны и отжившая форма не воскресла. Об аллитерации писал Феттер: «Zum Muspilli und zur germanischen Alliterationspoesie» (Вена, 1872).
Аллопатия
Аллопатия – название, данное Ганеманом, изобретателем гомеопатии, системе лечения, которой придерживаются другие врачи. Он был того мнения, что болезнь можно лечить только такими средствами, которые у здорового человека вызывают страдание подобное (греч. omoion) данному недугу и старался доказать, что другие врачи ведут борьбу против болезней только такими средствами, которые, будучи применены к здоровому человеку, вызывают несходное противоположное, вообще иное (греч. allon) страдание, чем-то против которого врач борется. Но мнения Ганемана можно считать по меньшей мере односторонними, потому что врачи, действующие рационально и на основании научных принципов, всегда одинаково придерживались как того, так и другого метода, тщательно применяясь к особенностям данного случая.
Аллюр
Аллюр (Allur) – ход или движение лошади: шаг, рысь, галоп, карьер. Переменить А. значит из одного хода перейти в другой. В России принято считать, что строевая лошадь, средним числом, проходит: шагом – 5 верст в час, рысью – 12, переменным А., без особого утомления – 7 и 8 в. в час. Скорость галопа – 400 шагов с минуту, карьера – 800 до 1000 шагов в первую минуту движения. В иностранных армиях скорость вообще несколько больше, чем у нас; высшая скорость определена германск. строевым уставом, а именно: шагом – 6 вер., рысью – до 14 вер. в час, галопом – 500 шагов в минуту.
Алмаз
Алмаз – первый между драгоценными камнями; греки называли его непобедимым (долго, еще в средние века, держалось поверие, что алмаз растворяется в свежей козлиной крови) adamaV, откуда и происходит его название: Diamant. Алмаз кристаллизуется в правильной системе, являясь в виде октаэдров, гранатоэдров, сорокавосьмигранников и других полногранных форм. Некоторые октаэдры представляют двойники прорастания из двух одинаково развитых тетраэдров и на этом основании принимают, что алмаз вообще кристаллизуется в тетраэдрическом гемиэдрическом отделении правильной системы. Плоскости и ребра алмаза часто закруглены и самые кристаллы приближаются к шаровидной форме. Кроме хорошо образованных кристаллов, встречаются и радиально-лучистые шары – так называемый «борт». Округлые кристаллические неделимые или агрегаты черного алмаза носят название «карбоната» и при сгорании оставляют до 2% золы. Алмаз обладает высшей твердостью=10, совершенной спайностью по плоскости октаэдра и раковистым изломом; он хрупок, вопреки мнению древних, которые думали, что скорее молот разлетится вдребезги, чем разобьется алмаз. Чрезвычайно сильный блеск (так наз. алмазный блеск), игра цветов, происходящая от сильного лучепреломления (показатель преломления=2,42) и светорассеяния, вместе с твердостью служат хорошими отличительными признаками алмаза. В хороших чистых экземплярах алмаз совершенно бесцветен и водянисто-прозрачен; но попадаются также и окрашенные – белые, серые, бурые, даже зеленые, желтые, красные, синие и черные разности. При исследовании в поляризованном свете обнаруживается иногда оптическая аномалия – несвойственное кристаллам правильной системы двойное лучепреломление; она объясняется внутренними натяжениями в кристалле. Указания на нахождение в некоторых алмазах органических тканей основано, по-видимому, на смешении с минеральными ветвистыми дендритами. В других кристаллах найдены несомненные микроскопические включения рутила, железного колчедана, пластинки железного блеска, ильменита. Удельный вес колеблется между 3,5 и 3,6. По химическому составу алмаз существенно отличается от всех прочих драгоценных камней тем, что не состоит, подобно им, из силикатов или окислов, а представляет чистый углерод. При сильном накаливании при доступе кислорода алмаз сгорает без остатка и образует при этом чистую угольную кислоту; последнее было открыто Лавуазье после того, как еще в 1649 г. флорентийские академики, по предложению Космуса III, впервые улетучили алмазы в большом «чирнгаузенском» зажигательном зеркале. Густав Розе нашел, что алмаз, будучи сильно нагрет без доступа воздуха, переходит в другую разновидность углерода – в графит. Алмаз встречается главным образом во вторичных месторождениях с обломками или гальками различных минералов и горных пород – в наносах, речных песках, а также и в коренных месторождениях. Алмаз сопровождают различные другие драгоценные камни, каковы: топаз, хризоберилл, турмалин, гранат, гиацинт, а также самородное золото и платина. Прежде других стали известны месторождения в Ост-Индии, на востоке Декканского плоскогорья; эти месторождения уже очень сильно истощены. В 1727 были открыты богатейшие месторождения Бразилии, особенно в провинции Минас-Гераэс, у Теюке или Диамантины, также у Ла-Хапады в провинции Бахии. В Бразилии алмаз встречается в россыпях, но кроме того, в виде вкраплений в так называемом «каскальо» – особом кварцевом конгломерате с железистым цементом, а также в другом коренном месторождении в тонко-сланцеватом гибком слюдяном песчанике, называемом «итаколумитом». В Индии в последнее время найдены у Мадраса алмазы даже в граните. Кроме того, алмазы найдены в Австралии, Калифорнии, Мексике, Северной Каролине и Георгии, на Борнео и Суматре и на Урале у Крестовоздвиженских золотых промыслов (с 1829 г.). С 1867 г. стали известны богатые месторождения Южной Африки – «Капские» алмазы. В Трансваале (особ. Griqualand) и во многих местах до Лимпопо где находятся алмазы весом до 288 карат; алмазы встречаются здесь в россыпях, в конгломератах и брекгиях, состоящих из серпентина, а также оливина, бронзита; коренной породой считают здесь богатую оливином диабазовую породу. Наконец, есть несколько указаний на нахождение алмазов в метеоритах. Общий вес всех алмазов, находящихся в обращении, определяется прибл. в 100 центнеров; эту цифру, вероятно, следует увеличить, если принять во внимание, что в одних африканских копях добыто уже свыше 38 миллионов каратов (ок. 465 пудов).
В 1456 г. Луи фон Бергем (Louis von Berguem) из Брюгге изобрел искусство шлифования и гранения алмазов, что теперь производится почти исключительно в Амстердаме. Алмазы шлифуют, придавая им форму бриллиантов (два тупых конуса, сложенных основаниями), причем часто пользуются октаэдрической спайностью; число одинаковых фасеток 4 или кратное 4-х; то их шлифуют в виде розы или розетки (плоское основание с рядами треугольных пришлифованных плоскостей – преобладает число 6), то придают им таблитчатую форму и т. д. Дороже всего ценятся бриллианты.
Самые большие, а потому и очень редкие бриллианты ценятся необычайно дорого и считаются историческими достопримечательностями; таковы: Великий Могул, Орлов, Регент, Флорентинский, Звезда Юга, Кохинур, Шах, Санси, Полярная Звезда. Так называемый Орлов (1943/4 карата) украшает вершину русского скипетра; он имеет форму богатой гранями розы и происходить из Индии, где он служил глазом одной из статуй Брамы. Он попал к персидскому шаху Надиру, после умерщвления которого был похищен французским гренадером и после многих странствовали был приобретен графом Орловым для императрицы Екатерины II, в 1794 г. за сумму в 450000 рублей, ежегодную пенсию в 4000 р. и дворянскую грамоту. Кохинур также происходить из Индии, где и сейчас сокровища князей и храмов состоят главным образом из алмазов и драгоценных камней; он принадлежал Латорскому Радже, откуда в 1850 г. стал добычей английского войска, а теперь находится у королевы Англии, Виктории; после шлифовки в Амстердаме его вес с 280 кар. уменьшился до 1061/16 кар. Самый большой из бразильских алмазов Звезда Юга весом первоначально 2471/2 кар., а после шлифовки весит лишь 125 кар. Регент, называемый также Питтом, был в 1702 году найден у Голконды в Ост-Индии рабом, который ранил себя в голову, чтобы скрыть его под повязкой, раб был потоплен матросом, которому он доверил свою тайну. Алмаз похищен этим последним и продан за 1000 фунтов стерлингов губернатору Питту, который в свою очередь продал его за 33/4 миллиона франков герцогу Орлеанскому. Во времена республики он был похищен вместе с остальными коронными алмазами, затем снова найден и попал к Наполеону I украшением его шпаги. В битве при Ватерлоо Регент попал в прусские коронные сокровища, где находится и по настоящее время. Первоначально он весил 410 кар., теперь – 1363/4. Великий Могул весит 279 кар.; величайший из существующих алмазов принадлежит Маттанскому Радже на Борнео и весит 363 карата. Красивый Санси, весящий лишь 531/2, карата, имеет грушевидную форму и самой чистой воды. Его судьба в высшей степени интересна; происходя из Индии, он в Европе стал достоянием Карла Смелого Бургундского, погибшего в битве при Нанси; алмаз был здесь найден швейцарским солдатом и продан за гульден какому то духовному лицу. В 1489 г. алмаз попал к португальскому королю Антону, который, нуждаясь в деньгах, продал его за 100000 франков французу, от которого он и попал к ЛеСанси. Когда Санси отправился посланником в Солотурн, король Генрих III приказал ему послать, в виде залога алмаз. Слуга, который вез алмаз, в дороге сделался жертвой нападения и был убит, но успел проглотить алмаз; Санси велел вскрыть труп и нашел алмаз в желудке слуги. Впоследствии алмаз Санси находился у короля английского Якова II, у Людовика XIV, у Людовика XV. В 1835 г. он был куплен обер-егермейстром князем Павлом Демидовым за 1/2 мил. рублей для русского Императора. Флорентийский алмаз, иначе Великий Герцог Тосканский, находится у австрийского императора; Карл Смелый Бургундский потерял его в 1475 г. в битве при Грансот; он был найден швейцарцем и за гульден продан какому-то духовному лицу, которое уступило его за три франка в Берне. Впоследствии он попал к миланскому регенту Людовику Сфорце, затем к папе Юлию II и, наконец, в Вену. Из цветочных алмазов знаменит синий цвета сапфира алмаз Hope, находящийся у семейства Hope в Амстердаме, и зеленый алмаз в зеленой галлерее (grunes Gewolbe), в Дрездене. С тех пор как были открыты африканские копи, алмазы, весящие после шлифования более 75 каратов, перестали быт редкостью. Виктория, Грет-Уайт (Greatwhite) или Королевский алмаз происходит, как полагают, из Южной Африки. В настоящее время это второй по величине бриллиант в мире; первоначально камень весил 4571/2 каратов, вес после шлифования 180 каратов, стоимость около 1000000 руб. Наконец, 28 марта 1888 года в южно-африканской копи Де-Беера был найден октаэдрический кристалл алмаза, весящий 4281/2 каратов; цвет его не вполне белый, но с слабым желтоватым оттенком, как почти все африканские (капские) алмазы Принимая во внимание форму кристалла, полагают, что из него можно вышлифовать бриллиант весом в 200 каратов, который был бы величайшим в мире.
Относительно оценки алмазов существует еще много разногласий; можно однако же принять за среднюю стоимость одного карата (карат – единица веса для драгоценных камней; величина его несколько изменчива и колеблется в пределах от 197 – 206 миллиграмм, в среднем 41/2 доли золотника) необделанного алмаза, годного для шлифования, – 10 – 25 рублей, а одного карата отшлифованного алмаза, – бриллианта – 80 – 135 рублей. Для определения ценности больших камней установлено такое правило, что стоимость одного карата множат на квадрат числа каратов; так, алмаз в 2 – 3 – 4 – 10 каратов стоит в 4 – 9 – 16 – 100 раз больше алмаза того же достоинства весом в 1 карат За пределами 20 каратов определяемая таким путем ценность становится однако же более или менее воображаемой, не реальной, так как находится слишком мало покупателей таких больших и дорогих камней.
Подделкой алмазов являются так называемые полубриллианты, у которых к верхней настоящей половине приклеен мастикой в виде нижней части другой камень. Слабо прокаленные сапфиры, гиацинты, топазы нередко выдаются за алмазы; но два последних камня тяжелее алмаза, а топаз, кроме того, при нагревании электризуется, чего не наблюдают у алмазов. Горный хрусталь и подделки из страсса (свинцовое стекло с сильным светорассеянием и большим показателем преломления) значительно легче алмаза, менее тверды и блестящи. Лучшим отличительным признаком алмазов служит все-таки их твердость; алмаз не чертится и не шлифуется ни наждаком, ни каким-либо другим телом, кроме своего собственного порошка. Царапины, пятна, вообще недостатки алмазов легко распознаются при погружении кристаллов в жидкий сероуглерод, калиево масло, вообще жидкости, показатель преломления которых очень близок к алмазу.
Алмаз, как известно, по составу представляет чистый углерод; искусственное приготовление алмазов кажется как будто, вследствие этого, довольно простым: стоит лишь перевести аморфный углерод, столь распространенный в природе, в кристаллическую форму правильной системы. Все попытки этого рода не привели однако же еще к практическим результатам. Правда, Депретцу (Despretz) в Париже удалось в 1853 году, действуя электрическим током на сахарный. уголь в безвоздушном пространстве, получить в продуктах воронки мельчайшие октаэдрические кристаллы со всеми признаками алмазов; но это были лишь микроскопические кристаллики и их приготовление потребовало больше месяца работы. Несколько лучших результатов, хотя тоже неприменимых на практике, достиг, по-видимому, в последнее время Баллантин Ханней (Ballantyne Hannay) в Глазгове.
Во времена Ренессанса алмазу делали оправы из золота и, как сообщает в своем «Trattato» Бенвенуто Челлини, окружали его черной фольгой, чтобы придать больше огня. Теперь оправы делают из серебра и притом ажурные, так как алмаз сам по себе отличается чистейшей «водой» и игрой цветов, золото же всегда придает ему легкий желтоватый оттенок, как бы он ни казался незаметным. Современное ювелирное искусство впадает в ошибку другого рода, группируя алмазы в виде цветов, букетов и т. п. невыгодные комбинации; так напр., в розе один лепесток закрывает другой, а это уже потому невыгодно, что лучи до известной степени уничтожаются и вместо яркого огня получается лишь неровное, неопределенное мерцание. Рационально и в художественном отношении верно располагать алмазы в звездообразные или тому подобные фигуры, сообразуясь с естественною природой алмаза, с характером его огненных лучей.
Алмаз шлифуется алмазным же порошком; для шлифования преимущественно употребляется борт. Карбонат, показывающийся иногда кусками величиною с кулак, служит для шлифования и бурения твердых горных пород (алмазный бур). Многие интересные подробности читатели найдут в следующих сочинениях: Клуге, «Edelsteinkunde»; Шрауф, «Edelsteinkunde»; Кинг, «Natural history of precions stones»; M. Пыляев, «Драгоценные камни».
Алоэ
Алоэ – род растений из семейства Лилейных (подсемейства Aloineae), относящегося к однодольным. Это многолетние, низменные, почти бесстебельные травы с пучком низовых листьев и с короткой, часто едва достигающей 15 см. в высоту, цветоножкой. Иногда растут в форме кустарников, иногда даже в виде деревьев с прямым, простым или вилообразно разветвленным стволом, достигающим до 20 метров в вышину и до 1,6 метра в диаметре, и несущим на верху густой пучок многочисленных листьев (таких размеров достигает произрастающая в Наталии и в стране Кафров А. Bainesu Dyer, впервые культивированная в европейских садах около 1870 года). Противоположно или спирально расположенные листья во всех родах бывают грубомясисты и по большей части очень сочны; от более или менее охватывающего стебель основания бывают линейно-ланцетообразны, постепенно сужаясь; с верхней стороны часто жолобообразны; гладки, морщинисты, или бородавчаты; на краях часто роговидны или игольчато вырезаны; у некоторых родов покрыты пятнами. Между ними возвышается главная или боковая, голая или с чешуйчатыми листьями цветоножка, часто достигающая высоты одного метра и несущая простой колос или кисть, или же составленную из них метелку, по большей части красивых, обыкновенно, желто-красных или пурпуровых, прямых, наклоненных или висящих цветов с членистыми цветоножечками, снабженными прицветниками. На цветоножечке расположен цилиндрический или клиновидный, прямой или слабоизогнутый, иногда раздутый околоцветник, расположенный на нектаре, отделяющем основание более или менее глубоко рассеченным шестилопастным ободком, равные или попеременно неравные лопасти которого бывают прямы, наклонны или закручены. Шесть чередующихся с лопастями и расположенных на цветоложе тычинок бывают то короче, то длиннее околоцветника и часто через одну различаются друг от друга по длине. Трехгнездая, тупошестигранная завязь, заключающая в себе массу, густыми рядами расположенных, семяночек, несет нитевидный пестик с единочным или тройным рыльцем и развивается в трехгнездую, в середине гнезд трехстворчато-раскрывающуюся коробочку с бесчисленными угловатыми или сжатыми с боков остро-крайними и даже крылатыми семенами, по большей части черно-бурого цвета. По старфы и теперь принятым границам этот род обнимает свыше 200 видов, преимущественно африканских, отлично произрастающих в Капской земле. Однако от них очень отличаются виды с белыми правильными цветами, как Aprica; с белыми же двугубыми цветами, как Havorthia; с красным, внизу раздутым околоцветником и с короткими тычинками, как Gasteria. Таким образом, род алоэ, в более тесном смысле, обнимает едва 86 видов с красно-желтым, у основания нераздутым околоцветником и с длинными тычинками. К этому последнему роду принадлежат и лекарственные виды, доставляющие обыкновенное Алоэ. К таковым относятся: A. socotrina Lam. (=A. vera Мill., но не L.) A. vulgaris Lam., A. ferox L., A. spicata L. fil. и A. lingua Mill. К ним могут быть причислены A. africana Mill. и A. plicatilis Mill., как доставляющие меньшее количество вещества, а вероятно и A. arborescens Mill., A. purparascens Hacs. и A. Commelini Vilid.
Из названных родов A. socotrina пpoизрастает в береговой полосе Восточной Африки и, по новым изысканиям, в Капской земле; напротив, Алоэ уже в древности прославленного как родина лекарств, растении вост. африк. острова Сокотра (или Сокотора), который дал даже имя этому виду растения, есть, по новейшим данньм, не A. socotrina, но A. Perryi Baker. Он имеет часто разветвляющийся ствол, вышиною от 1 до 1,60 метров, обладает тридцатью-сорока мечевидными, изогнутыми, темно-зелеными листьями, имеющими 21/2 см. в ширину. Листья образуют густой, имеющий около одного метра в диаметре, пучок; простая цветоножка снабжена густой, имеющей до 60 см. в длину, кистью красных цветов, каждый длиною в 3 см. A. vulgaris (=А. vera) отличается от этого вида коротким (длиною от 30 до 60 см.), по большей части, простым стволом и ясно выдающимися из цветка тычинками. Она распространена теперь, вообще, во всех жарких странах и даже находится в диком состоянии (подчас в больших массах) в береговой полосе юга Европы. Все остальные поименованные виды имеют родиной Южную Африку. Обыкновенное алоэ добывается у всех видов из листьев. Поперечный разрез последних показывает под верхней кожицей очень тонкий зеленый слой и окруженную им белую, слизистую, сердцевинную ткань, составляющую главную массу листа. На границе обеих тканей лежат, на почти одинаковом расстоянии друг от друга, вдоль расположенные пучки сосудов. Кнаружи от них находится кажущаяся на поперечном разрезе полулуной и состоящая из нескольких родов цепочка призматических, тонкостенных сумочек, которые наполнены очень горьким соком, окрашенным различно, смотря до виду, по времени года и по месту нахождения, то в ярко-желтый цвет, то в золотисто-желтый до буро-желтого; реже совсем бесцветный. Иногда сок находится еще в слое маленьких клеточек, отделяющем сумочки от края листа, как футляром.
Этот горький сок, будучи высушен, и составляет алоэ аптек. Его добывают следующим образом. Заставляют вытекать его из надрезов листьев, срезанных в марте и апреле и положенных в жолобы, а затем сгущают в медных котлах (так поступают на Вест-Индских островах), или же вытекающий сок собирают в яме, вырытой в земле и покрытой козьей кожей, и кипятят затем в чугунных сосудах, (так ведут добычу в Капской земле). Кора и выжимки из ее и из прилегающих тканей, содержащих сок Алоэ, во всяком случае давали бы большие выходы.
Многие виды алоэ служат декоративными растениями и красой наших оранжерей. Волокна листьев некоторых видов (именно A. vulgaris) служат для приготовления грубых тканей.
Алтай
Алтай (по-турецки, по-китайски Киншан, т. е. золотая гора) – название северного гребня центрально-азиатского нагорья на русско-китайской границе. Алтайскою горною системою прежде называли (по Палласу) всю сильно разветвленную горную окраину центральной Азии от 100 – 160 град. вост. долг. (от Ферро) от Джунгарской равнины у Зайсанского озера до побережья Охотского моря. Но так как по ту сторону 120° вост. долг. замечается перемена нормального направления с запада на восток и цепи направляются к северо-востоку, а также начинается другая горная система, принадлежащая к другой геологической эпохе, то, по примеру А. Гумбольдта, под Алтайскою системою разумеют только горы, расположенные между 47° и 55° сев. шир. и между 100° и 126° вост. долг., простирающиеся на расстоянии около 1500 км. до верхней Селенги и верхнего Орхона и окружающие источники Иртыша, Оби и Енисея. Главный и самый западный член этой системы собственный Алтай, имеющий до 2000 м. высоты. Между его восточными продолжениями замечательны: орошаемый Енисеем Саянский горный хребет и горы Танну-Ола, т. е. дворцовые, имеющиеся от Убса-нора до источников Селенги и озера Косогола более 600 км. длины.
Сам Алтай подразделяется на русский к северу и китайский к югу от притока Иртыша Бухтармы, но составляет одну цельную горную группу. Высшие части расположенного между Бухтармою и Зайсанским озером южного Алтая – т. наз. гранитные Нарымские Альпы и Кучумские Альпы. К востоку тянется до горы Куйтуна неприступная, покрытая вечным снегом цепь Большого Алтая, поросшего на северном склоне соснами и лиственницами. От него отделяется к юго-востоку у Куйтуна Ектаг-Алтай, перерезывающий от озера Ике-Арал Черный Иртыш. Собственный Алтай называемый также Колыванскими горами, известный по своим минеральным богатствам, образует не более 1/4 всей системы и идет от змеиногорских горных заводов 1404 м. высоты, к северо-востоку от Семипалатинска и соединения Убы с Иртышем, до Телецкого озера (520 м. над уровнем моря) и вытекающего из него источника Оби реки Бии, впадающей в Катунью. В этих границах он занимает, по Гумбольдту, поверхность около 136000 кв. км., т. е. он втрое более Швейцарии. Этот русский Алтай не есть собственно горная окраина, а могучая передовая горная группа, вдающаяся от Алтайской системы в Барабинскую и Киргизскую степи; кроме востока, он со всех сторон окружен равнинами, принадлежащими с севера и с запада к низменности, а с юга не превышающими 585 м. На севере цепи сильно разветвленных Альп имеют направление с запада на восток, но вообще их можно считать расположенными в виде веера вокруг их высшей точки. Чихачев, по направлению осей и расположению, различает восточный и западный А., которые разделены реками Катунью и Обью; первый направляется к северо-западу, второй – к северо-востоку. Самая высокая точка – гора Белуха, на месте, где обе оси скрещиваются; это – величественный, недоступный горный великан, имеющий 3350 м. высоты и покрытый обширными снеговыми полосами; на южном склоне находится ледник, источник Катуни, протекающий сквозь две турмалиновые скалы; соседние горные хребты имеют 2430 – 2730 м. высоты.
Среднюю высоту Алтая считают вообще в 1600 м. снеговую линию – в 2150 м.; его остроконечия, разбросанные конусы и пирамиды достигают 3000 м. и больние; разнообразные цвета и формы скал, необыкновенно многочисленные горные потоки придают горному ландшафту большое разнообразие. Но эти красоты природы более свойственны южному, чем северному, орошенному Бией, А., который, благодаря своим темным хвойным лесам, называется также Черным А. и состоит из громадных, тесно сплоченных масс земли. Между горными цепями тянутся повсюду или пространные, покрытые снегом или болотами, кое-где прерываемые низкими рядами скал или одиночными скалами плоскогорья, на крутых обрывах которых растут только лишаи и маленькие березки, между тем как почва доставляет обильную пищу лосям и северным оленям. Степная растительность не встречается выше 325 м.; лесная встречается между 325-1300 м. высоты; альпийская достигает от 1300 до 2050 на северной стороне, на южной – до 2370 м. высоты; еще выше лежат вечные снега. Подножия гор покрыты тополями, терном, травою; обрывы одеты хвойными лесами, состоящими из лиственниц, сосен, елей, сибирских кедров, перемешанных с березами. Береза растет до 1460 м. высоты; лиственницы и другие деревья, хотя и в изуродованном состоянии, доходят еще выше. На самых высоких плоскогорьях находятся только маленькие сосны. К северу от прекрасного Телецкого озера, имеющая слишком 1600 м. высоты цепь Кузнецкого А. захватывает верхи Том с его восточной стороны. Главная цепь идет почти по направлению меридиана к северу до Кузнецка, к востоку от которого она разделяется; восточная, покрытая лесами, богатая золотом ветвь идет под названием Кузнецкого Алатая, Белогорской или Албанской цепи до одной широты с Ачинском и Красноярском и оканчивается имеющим 1666 м. высоты Таскюлем; другая ветвь направляется к северо-западу, к Томску; расположенная к северозападу от Кузнецка Салаирская цепь, между Обью и Томом, ниже двух первых известна по своему богатству серебром, а ее восточный отрог – и по богатству золотом. – Танну-Ольские горы, восточное продолжение собственного Алтая, образуют высокую, слишком в 3550 м., суровую и дикую цепь, поросшую деревьями только в долинах и не покрытую кустарниками даже на южных склонах; это покрытое снегами древнее обиталище Сойотов составляет раздельную линию между турецким племенем к югу и киргизами к северу. К востоку от Уллиусутая Малаха-Ольские горы идут с запада на восток у источников Джабгана; затем они поворачивают под названием Кукудабанских гор к юго-востоку и окружают с северо-востока в виде дуги Орхон. Южная оконечность цепи и Орхона называется Шангай-ола и образует дикие гранитные скалы, покрытые также вечными снегами; у их южного подножия находится место древнего Каракорума (кит. Голин) – некогда столица Чингисхана. К западной оконечности Танну-Ольских гор примыкает с восточной стороны А., покрытая снегами Саянская цепь, в которой есть проходы на высоте 1886 м. С юга в них проникает верхний Енисей; к западу от этого места цепь называется Шабинаола. К востоку от этой поперечной долины они возвышаются к северу широкою дугою к покрытым вечными снегами вершинам Белогорья и наконец, у окруженного с запада Шангайскими, а с востока более низкими Булунайскими горами озера Коссогола, примыкают к Танну-ольским горам и образуют таким образом громадную котловину Верхнеенисейскую, совершенно аналогичную с котловиною Байкальского озера. На северной стороне Коссогола Саянские горы достигают наибольшей высоты в имеющем 3474 м. узле Мунко-Сардык, (т. е. вечный снег). Самый высокий проход КхамарДабан находится на высоте 2200 м.
Народонаселение А. – весьма немногочисленно. Между тем как русские колонисты, в качестве крестьян и горных рабочих, заселяют северные и северо-западные горные округа, а южная граница строго оберегается рядом небольших укреплений, внутри и на юго-востоке живут горские калмыки, которые, при своем чисто-кочевом образе жизни, разбивают свои юрты летом на богатых пастбищами горных террасах и открытых равнинах, а зимою в лесных пещерах. В восточном А., около Телецкого или Телеутского озера, живут телеуты, называемые также белыми кумыками и принадлежащие к турецкому племени, но имеющие монгольские черты лица и причисляемые русскими к татарам. Они занимаются скотоводством, охотою, пчеловодством и собиранием кедровых орехов. На Бие живут в небольших домиках кумандинцы, занимающиеся скотоводством и земледелием и не имеющие монгольского типа. Все эти три поколения – язычники шаманского исповедания. К первобытному населению причисляются также, так наз., Каменщики, хотя они по происхождению, языку и религии и принадлежат к русским. Они происходят частью от русских крестьян, освободившихся посредством бегства с горных заводов от крепостной зависимости.
Ср. Котта, «Der Altai, sein geologischer Bau, und seine Erzlagerstatten». (Лейпциг, 1871).
Алтарь
Алтарь (лат. alta ага – зн. высокий жертвенник) – называется жертвенное место, или жертвенный очаг. Первоначально А. были из земли или дерна, впоследствии, когда начали воздвигать храмы, их делали более искусно из камня, или металлов. Они стояли на восточной стороне храма, перед изображением божества. В Риме А. были воздвигаемы не только отдельным богам, но и героям, а впоследствии даже императорам. Их место нахождения не ограничивалось у греков и римлян храмами, а они были также воздвигаемы на улицах, площадях. в священных рощах и у священных ручьев. И у евреев, не смотря на Моисеев закон, дозволявший жертвоприношение только во храме, удержался до времен Вавилонского плена древний обычай воздвигать А. на возвышениях. так много посещаемыми местами жертвоприношений были: Рама, Галгал, Вефиль и Мицпа. У евреев алтари различались между собою по форме и архитектуре, смотря по особым целям, для которых они служили. Были А. для сожигания жертвенных животных, А., на который только возжигались фимиамы и хлебные – А., на которые возлагались бескровные жертвы. Весьма отличны от этих древних А. христианской церкви; здесь А. был первоначально столом, на котором справлялась вечеря любви; до конца II-го в. А. и оставался поставленным в церкви столом, на котором распределялось Причастие и совершались другие церковные службы. В виде построенных уже – А. появились у христиан, по всей вероятности, только во времена Константина Великого. Предписание обращать их всегда к востоку, происходит, говорят, еще от Папы Сикста II (ум. в 258 г.); в VI в. вошло в обычай украшать их крестом, со времен же Григория VI сделалось в римской церкви обычаем ставить по несколько А. Самый главный из них, высокий алтарь, сохранил свое место на возвышении, в романских церквах часто украшенном балдахином и снабженном ступенями; другие ставились у колонн, на восточной стороне приделов, у боковых стен, в капеллах и криптах. Обыкновенная форма готического А. – крылообразна (Flugelaltar), внутри с пластическими, снаружи с рисованными украшениями; но часто встречаются А., украшенные и внутри живописью. Архитектурная форма А. различается по стилям. Алтарный стол покрывается скатертью различных цветов, смотря по различным церковным праздникам; на А. находятся: крест, цветы и свечи. Для исполнения церковных треб, в дороге, в походе и т. п. употребляется переносный алтарь, стоящий на деревянном постаменте. Во время реформации число алтарей в каждой церкви ограничено до одного; из швейцарских церквей они даже совсем удалены. Поэтому и теперь в лютеранских церквах находится только один алтарь, в кальвинистских только простой, снабженный крестом, стол.
В православной церкви алтарем называется часть храма, предназначенная для священнослужителей и отделенная от средней части храма высоким иконостасом. В нем находится престол (Jusiasthrion – алтарь, по терминологии западной) в виде равностороннего прямоугольника, с положенными на нем антиминсом, крестом, Евангелием. Под престолом или в антиминсе полагается часть св. мощей, в воспоминание древнехристианского обычая совершать литургию на гробницах мучеников в катакомбах. Престол покрывается свящ. одеждами (срачица, индития, илитон). В алтаре находится также, обыкновенно, жертвенник или особый стол для совершения проскомидии. В каждом храме может быть несколько алтарей и престолов. На одном престоле дозволяется в день служить литургию только один раз.
Алтын
Алтын – старинный русский монетный счет, название которого получилось от татарского слова алты (шесть). До Петра I алтыны у нас не чеканились, но велся только счет на алтыны: по курсу в алтыне считалось от трех до шести денег. При Петре I были выпущены первоначально в 1704 г. алтыны из хорошего серебра, потом в 1711 и 1712 гг. выпущены алтынники из серебра 70 пробы, а в 1718 выпущены нечеканенные, а тисненные алтынники, против пробы девка – из золотника 5, алтын (указ 24 января 1718, №3148), затем было разъяснено, что алтынники и копейки должны быть делаемы из серебра 38 пробы, тогда как рублевики, полтинники и гривенники делались из серебра 70 пробы (№3164). Но алтынники ходили недолго. Императрица Екатерина I, хотя и повелела 26 мая 1725 вновь выпустить серебряные алтынники низшей пробы (1/2), но уже 15 июня от этой монеты отказалась, дав указ: «новую монету из той пробы, из которой прежде указом повелено было делать алтынники, ныне делать гривенники, а алтынников не делать» (№4909).
Так как алтын постоянно оставался монетным счетом (и теперь еще имеется пятиалтынный, 15 к.), то в переносном смысле алтынником стали прозывать человека особенно любившего алтыны, вообще стремившегося правдами и неправдами нажить деньги. Отсюда образовался и глагол алтынничать – стремиться к наживе путем обмана, обсчитывания, взяток.
Алупка
Алупка – татарская деревня на южн. берегу Крыма, в 15 км. к юго-западу от Ялты; славится великолепным дворцом кн. Воронцова, построенным в живописнейшей местности, в готическо-мавританском стиле из крымского гранита и зеленого камня (по плану английск. архитектора Блора), и окруженным роскошнейшею тропическою растительностью. В виноградниках его насчитывают до 104 т. виноградных лоз лучших иностранных пород. Выше дворца расположен сад с гротами, естественными пещерами; кратером потухшего вулкана и огромными, необыкновенно причудливой формы, скалами, между которыми разбиты прелестные аллеи. Отсюда открывается чудный вид на море и на высокий Ай-Петри (1234 м.). На близлежащих высоких скалах видны хорошо сохранившиеся фундаменты и толстые стены древнего укрепления. В окрестностях А. выламывается мрамор.
Алфавит
Алфавит является последним явлением в истории письма. Этим названием обозначается ряд письменных знаков, расположенных в известном постоянном порядке и передающих приблизительно полно и точно все отдельные звуковые элементы, из которых составлен данный язык. Алфавит в первый раз является у финикиян, когда они заняли дельту Нила и познакомились с египетским письмом. Это могло случиться за 2000 лет до Р. Хр.; но самый древний финикийский писанный памятник относится ко времени ок. 1000 лет до Р. Хр., когда царствовал сидонский царь Ашманозар; другие же древнейшим памятником считают надпись моабитского царя Мении. От финикиян переняли алфавит греки: они оставили без резких перемен форму финикийских букв, сохранили: их звуковое значение, даже их названия и порядок, в котором следуют одни за другими. Притом некоторые знаки оказались излишними и напротив некоторые звуки греческой речи не могли быть передаваемы финикийскими знаками. Должно было создать несколько новых знаков, которые в различных местах имели разнообразную форму и выражали не везде один и тот же звук; когда и кем были изобретены эти знаки – неизвестно; древние традиции, касающийся этого вопроса, не заслуживают доверия. По этим оттенкам греческие алфавиты, (которых название по первым буквам alja, beta стало общим для всех звуковых систем), разделяются на нисколько систем, сходных одна с другою в отношении порядка и формы букв, но различных по их количеству и звуковому их значению; ср. Киргхоф, «Studien zur Geschichte des griechischea Alphabeten».
От греческих взяли начало италийские алфавиты, а именно: этрусский, умбрийский, осский, латинский, фалискийский. Сначала они почти ничем не различались от греческих, но со временем стали больше приноровляться к местным требованиям языка и вместе с тем по форме и значению букв удаляться от греческого первообраза; потом же все пропали, кроме латинского. С другой стороны греческий алфавит дал начало еще албанскому, обоим церковнославянским и готскому Ульфилы, занявшему притом часть форм у рун . Позднейшее так называемое готическое письмо, которым писались и печатались западноевропейские (и западнославянские) книги в средние века, происходит не из древнего готского Ульфилы, прямо из латинского.
Латинский алфавит с течением времени распространился по всем частям света. Из него произошла, как мы уже сказали, немецкая готическая, так называемая «швабака», где только форма букв осталась перемененною. В остальных случаях форма букв осталась без резких перемен, но изменяется только в частностях с целью пополнить требования разных многочисленных языков, которые письменно этими буквами выражаются. Теперь даже все больше и больше входит в употребление транскрипция разных всевозможных алфавитов латинскими буквами, и на основании латинского письма некоторые ученые стремятся сложить всеобщий алфавит, которым можно бы выразить всевозможные оттенки человеческой речи. Вообще, отношение письма к языку представляется не совсем правильным и точным; идеал алфавита таков, чтобы он мог отлично служить каждому без исключения языку. Но так как оттенков звука в многочисленных языках чрезмерное количество, то требуется тоже и чрезмерное количество отдельных знаков. Даже в одном языке один и тот же знак выражает несколько различных, хотя и близких звуковых оттенков: так напр. русское о или е не всегда одинаково выговариваются. В виду этого неудивительно, что у различных народов, которые приняли латинскую систему, явилась потребность известных перемен в алфавите, вызванных уже слишком убедительными требованиями языка, но вместе с тем у этих народов латинский алфавит не отвечает в такой степени местным нуждам, как такие богатые специальные алфавиты в роде напр. санскритского или зендского. Тем не менее, количество основных знаков латинского алфавита осталось везде почтя неизмененное, но за то люди прибегли к другим способам: второстепенным надстрочным или подстрочным значкам и группировке отдельных знаков.
Из славянских народов латинский алфавит употребляют все западные; а из южных – также хорваты и словенцы; вообще латинский алфавит распространился везде с католицизмом. В этих странах конечно тоже употребляются оба способа увеличения числа знаков, о которых мы говорили. В чешском алфавите однако имеют перевес диакритические знаки, в польском же – господствует группировка, т. е. соединение двух или нескольких букв. Так напр. чешские знаки: с, z, s, е, выражаются в польском языке посредством: cz. z, sz, ie; в русском же посредством самостоятельных знаков: ч, ж, ш, е. В древних и новых (писанных латинским шрифтом) литовских. книгах употребляются в общем знаки по польской системе. Систему знаков в польском алф. хотели сделать более рациональною некоторые ученые, как Паркош XV в. или новые, напр. Фр. Малиновский и Э. Богуславский, но эти попытки не прививаются.
Есть еще несколько алфавитов темных по происхождению, как: санскритские, зендский, клинообразный, турецкий, арабский, армянский, рунические и т. д. Много алфавитов приведено в сочинении Бадгорна: «Alphabete der orientalischen undoccidentalisehen Sprachen» (12 изд., Нюренберг, 1880).
Алхимия
Алхимия (араб. Al-kimia – производится или от слова kemi, туземного (коптского) названия Египта, или от греческого cumoV – жидкость, сок) – так называлась нынешняя химия в средние века, вплоть до XVII столетия. Но с тех пор, как эта последняя получила научную обоснованность и облеклась в формы точного знания, прежним, старинным термином стали обозначать мнимое искусство превращать неблагородные металлы в золото и: серебро, во что собственно и замыкалась задача химии до XVI столетия. Таким образом, алхимия относится к современной химии так, как астрология к астрономии. Задачею средневековых алхимиков было приготовление двух таинственных веществ, с помощью которых можно было бы достигнуть столь желанного облагораживания (усовершенствования) металлов. Наиболее важный из этих двух препаратов, который должен был обладать свойством превращать в золото не только серебро, но и неблагородные (несовершенные) металлы, как напр. свинец, ртуть и т. д. « носил название философского камня, красного льва, великого эликсира или магистериума, а также именовался красной тинктурой, панацеей: жизни и жизненным эликсиром». Этому средству приписывалась могучая сила: оно должно было не только облагораживать металлы, но и служит универсальным лекарством; раствор его, в известной степени разведенный, так называемый золотой напиток (аurum. potabile), принятый внутрь в малых дозах, должен был исцелять все болезни, молодить старое тело и делать жизнь более продолжительной. Другое таинственное средство, уже второстепенное по своим свойствам, носившее название белого льва, белой тинктуры, или: малого магистериума, ограничивалось способностью превращать в серебро все неблагородные металлы. Находивших философский камень звали адептами.
Родиной алхимии является древний Египет; римский император Диоклетан повелел в 296 г. после Р. X. предавать сожжению все египетские рукописи, касающиеся искусства делать золото. Последующие алхимики ведут начало своей науки от Гермеса Трисмегиста, почему искусство делать золото называлось также герметическим. В IV веке нашей эры задача превращения металлов в золото ревностно преследовалась ученой александрийской школой. Писатель, выступающий под псевдонимом Демокрита, очевидно принадлежавший к семье александрийских ученых, с своим сочинением «Physica et mystica» положил начало длинному ряду чисто алхимических произведений. Такого рода труды появлялись по большей части под именами известных философов, (каковы Платон. Пифагор и т. д.) с тем, чтобы обратить на себя внимание и обеспечить себе успех, но, вследствие обилия метафор и странной номенклатуры, они мало доступны пониманию. Греки были учителями арабов, с любовью взлелеявших алхимию и давших ей вместе с именем тот вид, который она в существенных чертах сохранила и впоследствии. В этом последнем отношении труды араба Абу-Музы Джафара-аль-Софи, называемого обыкновенно Гебером, составляют целую эпоху. Он жил в Севилье, в конце VIII-го и в начале IХ-го столетия, и был вероятно грек, обращенный в ислам. Наиболее замечательная из его работ: «Summa perfectionHs magisterii in sua natura», переведенная на латинский яз. (Рим, между 1490 – 1520; Данц., 1682; франц. в «Bibliotheque des philosophes chimiques» Салмона, 2 тома, Пар., 1672 – 78). Из этого сочинения видно, что во времена Гебера в основе химии лежала гипотеза о сложности, или, другими словами, металлы считались телами меняющейся природы. Следуя Геберу, все они как бы состоят из меркурия (ртути) и серы, а потому к ним можно придать то, что у них недостает и отнять то, что находится в избытке.
Запад воспринял алхимию от арабов в Х-м или ХI-м столетии; от них заимствованы были как формы, так и элементы знания. Так как в те времена каждый выдающийся ученый обладал всей суммой знаний своего времени, то нередко в истории алхимии встречаем мы имена славных философов и богословов. Знаменитые схоластики Альберт Великий и Рожер Бакон были также и знаменитейшими алхимиками своего времени. Арпольдо деВилланова, выдающийся врач, умерший в 1314 г., издал более 20 алхимических трудов. Раймунд Луллус , известнейший алхимик XIII и XIV столетий, был, как говорят, автором 500 сочинений главным образом алхимического содержания. Оракулом алхимиков XV столетия и последующего времени является бенедиктинец Василий Валентин (около 1415), который может считаться наиболее выдающимся в те времена и вообще последним ученым с чисто алхимическим направлением. Уже Парацельса нельзя причислить к типическим алхимикам, так как он ясно говорит, что истинная цель науки не отыскивание способов делать золото, а приготовление лекарств. С XVI века между алхимиками замечается рознь в преследуемых целях и от ученых, еще нe вполне разставшихся с несбыточными алхимическими мечтаниями, отделяется многочисленный класс, по большей части странствующих авантюристов, злоупотребляющих всеобщей верой в возможность делать золото и представляющих ложные доказательства своего искусства. Знать и владетельные князья были главным образом жертвою их обмана. В XV, XVI и XVII столетиях многие коронованные особы ревностно занимались алхимией. Так напр., многие английские короли, а в особенности Генрих VI, в правление которого, благодаря стараниям целой шайки делателей золота, страна была наводнена фальшивым золотом и фальшивой монетой. Металл, игравший в этом случай роль золота, был по всей вероятности медной амальгамою. Подобным же образом около этого времени действовал и Карл VII во Франции, в сообществе с известным Жаком ле-Кёр (Jacques ie Соeur). Даже женщины, как напр. императрица Варвара, вдова императора Сигизмунда, стоит в списках адептов. Император Рудольф II (1576 – 1612) был меценатом странствующих алхимиков и его резиденция представляла центральный пункт алхимической науки того времени. Любимцы императора называли его германским Гермесом Трисмегистом и его пример нашел подражание главным образом при соседнем саксонском дворе. Курфюрст Август Саксонский и его супруга Анна Датская производили опыты – первый в своем дрезденском «Зодотом дворце» (Goldhaus), а супруга его – в своей роскошно устроенной лаборатории на своей даче (Fasanengarten) в Аннабурге. Дрезден долго оставался столицею государей, покровительствующих алхимии, и эта последняя в особенности служила предметом ревностного изучения в то время, когда соперничество за польскую корону требовало значительных денежных расходов. Берлинский двор при курфюрсте Иоанне Георге также служил ареной для шарлатана Леонарда Турнгейсера, который однако должен был бежать из Берлина. Более чем 100 лет спустя появился в Дрездене Иоанн Фридрих Беттхер, который хотя и не добыл золота, но зато получил впервые в 1704 г., во время своего ареста, коричневый яшмовый фарфор, а в 1709 г. и белый фарфор.
Алхимия в Польше не имела никогда многих и славных адептов: первый алхимик появился здесь в XV в. по имени Винкентий Ковский, в XVI столетии жил другой с немецкой фамилией Зухтен. Самым славным из них был живший в XVII в. Михаил Сендзивой, который однако не сделал никаких самостоятельных открытий. Он род. 1566 г. в Сонче, а в 1604 г. является уже в Саксонию, где освобождает из тюрьмы шотландского алхимика Сетона и привозить его в Краков. Благодарный Сетон, хотя не открыл ему своих тайн, но дал небольшое количество чудесного порошка; Сендзивой женился на его вдове и получил весь порошок; оставшийся после Сетона. С помощью этого средства он обращал разные металлы в золото при дворе Сигизмунда III в Кракове, о чем существуют исторические свидетельства, и был приглашен в Прагу, где император Рудольф, получив от него немножко порошку, сам совершил чудесную перемену, в память чего велел поместить на стене таблицу с надписью: "Faciat hoc quispiam alius, quod fecHt « SendUvogius polonus». («Пускай попробует кто либо сделать то, что сделал поляк Сендзивой»). В Вюртемберге князь Фридрих принимал его с высшими почестями, но завидовавший ему алхимик Мюленфельс тайно захватил его, посадил в темницу и отнял порошок. Когда это было открыто, Мюленфельс в наказание был повешен, но Сендзивой не получил обратно порошка, которого сам сделать не умел, поэтому попал в нищету и сделался простым шарлатаном. Одним из последних адептов того времени является Каэтан, называемый графом Руджиеро, родом неаполитанец, сын крестьянина; он подвизался при мюнхенском, венском и берлинском дворах, пока не окончил своих дней в 1709 г. в Берлине на виселице, украшенной мишурным золотом. За ним следовал еще один английский врач Джемс Прайс, заявивший перед королевским обществом наук, что ему удалось получить красный и белый порошок, посредством которого можно превращать ртуть, по желанию, в золото и серебро. Когда же от него стали настойчиво требовать доказательств его искусства, он отравился в 1783 г. С его смертью алхимия однако не прекратила своего существования. Еще в начале XIX столетия в Германии было алхимическое общество, (называвшееся «герметическим обществом»), основанной Кортумом в Бохуме (автором Иобсиады), публиковавшее труды свои в «Deutschen ReuchsanzeUger». При нынешнем состоянии научной химии, когда металлы рассматриваются, как элементы, т. е. как химически простые тела, – получать золото возможно только из тел, содержащих золото. Если бы даже и оказалось, что металлы можно разложить, то и в таком случай с уверенностью можно сказать, что пути для этого должны быть совершенно отличны от тех, которым следовали алхимики. До сих пор еще ни разу не удалось получить золото из неблагородных металлов, хотя этому твердо верили в средние века, столь отличавшиеся верой в чудесное. Но как бы ни была химерична преследуемая алхимиками цель, своими опытами, которые они необходимо должны были производить массами, алхимики принесли химии существеннейшую пользу, а именно положили начало этой науке. Ср. Вертело (Berthelot), «Les origHnes de l'alchimie». (Нарижь, 1885); того же автора: «Introduction a i'etude de la chimie des anciens ct de moyen age» (Париж, 1889); Копп (Н. Корр), «Sagen und Ansichten Uber die Ursprung und fruhe Kenntniss d. Alchenue» (Браунтвейг, 1867); тогоже автора: «Alchernue in aiterer und neuerer Zeht» (2 т., Гейдельберг, 1886); 6. Н. Савченков, «история химии».
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 48 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close