Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
16:39
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Замбезе
Замбезе (Zambesi, Liambaye) – наибольшая р. юго-вост. Африки, вытекает под именем Либа из болотистого оз. Дилоло, под 11° 30ў ю. ш. и 121/2° в. д. по Гр. Затем протекает в Ю и ЮВ направлении страны Лобале Баротзе и Мамбунда по широкой, ежегодно заливаемой, равнине. Около 17° ю. ш. река принимает название З. и образует знаменитый водопад Виктория (Моазиватунья, т. е. гремящий дым). Далее, приняв восточное направление, З. с повторяющимися быстринами и порогами протекает по лесистой горной стране, поворачивает к СВ, затем течет опять к В, до порогов Чикаронда, откуда до впадения в море принимает юго-вост. направление. Суженная еще раз холмами Лупата, З. вступает в прибрежную страну и впадает в Индийский океан м. 18° – 19° ю. ш., образуя обширную дельту (5000 кв. км. между сев. и южн. рукавами). З. принимает в себя: Луене (Luene), Лунгоеунго (Lungoeungo), Мадчилу (Madschila), Кабомпо (Kabompo), Квандо, Гвай (Guay), Умфуле (Umfule), Гамьяну (Gamjana), Лоангву (Loangwa), Шире и др. Несмотря на свою длину 2200 км. и свое многоводие, З. не имеет большого значения для судоходства по причине стремнин, порогов и занесенного песком устья. Нижнее течение З. – во владении португальцев. З. исследовали: Ливингстон, Стенли, Серпа-Пинто, Голубь и др.
Замок
Замок – укрепленное жилище средневекового феодала. В эпоху феодализма каждому надо было думать самому о своей безопасности. Ответом на эту потребность явились замки, где могли укрываться от нападений феодалы и отдавшиеся под их защиту вассалы. Первые замки были просто обнесенные тыном усадьбы (villae); по середине строили еще башню на возвышении, окруженном рвом (la motte). Такие укрепленные усадьбы стали звать лагерями (castra, castellum, castel, chateau). Башня, где позднее жили владельцы З., называлась donjon (dominium – дом господина). Скоро эти первобытные укрепления усовершенствовались: на трудно доступном от природы месте строили главную башню и обносили ее высокой стеной, по углам которой строили еще башни. Кроме стены, замок был защищен еще глубоким рвом и крепким тыном. Двор замка был разделен на двое внутренней стеной. С одной стороны ее помещались службы и во время осады располагались лагерем вассалы) с другой стояла башня, где жил владелец замка. Он мог, таким образом, замкнуться в своей башне не только от неприятеля, но и от своих союзников, в случае измены. Особенно укреплен был типичный для средневекового замка подъемный мост. Он помещался между двух башен и представлял собою как бы отдельную крепостцу. Перед ним, по ту сторону рва, устраивали еще деревянное укрепление. Кроме того было еще двое или трое запасных ворот, крепко окованных железом, обыкновенно спускавшихся сверху на цепях. Если замок стоял на высоте и все известные тогда меры обороны были приняты, он был почти неприступен и овладеть им можно было почти исключительно путем долгой осады. Осажденным надо было, значит, обеспечить себя провиантом. Для этого в замке устраивались обширные погреба, где можно было поместить провианту на целый год. Главная башня, где протекала вся жизнь феодала и его семьи, состояла из двух или трех зал, расположенных одна над другой. Разделялись эти залы бревенчатым или досчатым потолком. Только позднее, во избежание пожаров, стали делать каменные своды. Одна из зал считалась главной; здесь происходили пиршества, устраивались хороводные танцы под песни дам и жонглеров; здесь же, в зимние вечера, у довольно первобытных, но роскошно разукрашенных каминов, жители замка заслушивались заезжих трубадуров. Внутренних комнат было немного: спальня, склад для оружия, комната женских рукоделий, кухня. Иногда в главной башне помещалась и часовня. Мрачность башен происходила от малого количества окон; их нельзя было делать много из-за оборонительных целей. Вследствие громадной толщины стен, перед каждым из двух-трех окон залы были просторные амбразуры, на ступеньку или две выше пола. Здесь пряли жены феодалов свои бесконечные пряжи, уныло напевая особые «песни прях» о несчастной любви Аэлиз или Идуан. Позднее рядом с главной башней стали строить и дома (salles, halls). Дома герцогов и графов, где происходил феодальный суд, назывались дворцами (palatium = palais). Но и дома не были поместительнее: внутренних комнат было также мало; так, во дворце Генриха II Плантагенета была, кроме залы, только одна спальня. Внутреннее убранство в XII и XIII веках становится очень роскошным: камины, окна, двери разукрашиваются лепными в резными украшениями разных видов готики. Стены и потолки расписывались или украшались резьбой; на колоннах, поддерживавших своды, развешивалось дорогое орудие, на полу лежали ковры с причудливыми аллегорическими рисунками. Население замков было довольно большое, так как дети вассалов воспитывались в доме сюзерена. В З. жилось скучно и однообразно. Кроме войны, охоты, игры в шахматы и триктрак никаких занятий у феодалов не было. Все развлечения и забавы феодального общества имели место лишь в начале лета: посвящения в рыцари, свадьбы, турниры и пр. Вот почему любимыми праздниками были Пасха и Духов день.
З. – менее оригинальное архитектурное явление, чем это сначала думали. Лучший знаток средневековой архитектуры, Виоле-ле-Дюк, находит, что принцип их постройки заимствован у древних и что вообще, до изобретения пороха, положившего конец боевому значению замков, новые народы не сделали ни шагу вперед как в искусстве обороны, так и в средствах осады. Ричард Львиное Сердце и Филипп II Август не знали ничего, что не было бы известно Димитрию Полиоркету и римлянам. Первый почин в сооружении З. приписывается норманнам. Самые замечательные нормандские З. – замок д'Арк около Дьеппа и З. Гальярд, построенный Ричардом Львиное Сердце. Французские замки несколько разнились от нормандских; у них главная башня стояла по середине, а не сбоку, у наружной стены, как у норманнов. В конце XIV и XV вв. З. перестают иметь важное военное значение и становятся скорее дворцами. XVI в. создает свой особенный тип. Стиль возрождения входит в свои права: комнат больше, они располагаются симметрично, лестницы шире, весь план принимает вид правильного четырехугольника. Кроме огромных и сложных сооружений, в Средние века были и более простые З.: высокие дома, строившиеся на неприступных местах и обносившиеся стеной, напр. З. Церинген у Фрейбурга и многие рейнские З. Более бедные феодалы строили даже просто укрепленные дома, каких особенно много сохранилось в Англии. Вот названия нескольких наиболее типичных З. Франция: Шовиньи (у городка того же имени, около Пуатье), Фалэз (у городка того же имени в Нормандии), Лош (на одном из притоков Луары), Куси, Лувр, Вилландро, Пьерфон (близ Компьеня). Замки стиля возрождения: Шантильи, Крэйль (около Парижа), Дю-Вержэ (в Анжу), Дю-Бери (на Луаре), знаменитый Шанфор и мног. др. Англия: Виндзорский замок (теперешний дворец королевы, перестроен несколько раз), Варвик, Айдон Кастль (в Нортумберлане), Сток Кастль, Сомертон Кастль (Линкольншир) и др. Шотландия изобилует средневековыми развалинами, но большинство их относится к довольно позднему времени. Германия: Штауфен, Вартбург, Гагенау, Гельнгаузен, Мюльгаузен, Вильденштейн, Фалькенштейн, Лихтенштейн и др. Швейцария: Шильон и Аренбург. Литература вопроса у Шульца: «Das hofische Leben zur Zeit der Minnesinger» (Лпц. 1889). Е. Аничков.
Замша
Замша (Samischleder, pean chamoisee, chamois or oil-leather) и замшевание (Fettgerberei, chamoiserie, chamoising). З. называют кожу, приготовленную посредством пропитывания жирами сырых шкур, подвергнутых предварительной подготовке. Для приготовления З. употребляют бараньи, козлиные, коровьи (также воловьи и буйволовые) и оленьи шкуры и шкуры серн, диких коз и антилоп. З. отличается особенною мягкостью, которую она сохраняет не только после замачивания в воде, но также после мытья в мыльной воде, почему З. называют также «моющейся кожей» (Waschleder, washleather). При замшевании жир, служащий для пропитывания кожи, несомненно подвергается существенному химическому изменению. Продукт изменения жира, образующийся при замшевании, по всей вероятности, вступает в химическое соединение с веществом кожи. То и другое заключения вытекают из следующих фактов. Жир из готовой З. не извлекается ни растворами углекислых щелочей, ни слабыми растворами едких щелочей. Холодная вода не действует на З.; вода разрушает З. лишь при продолжительном кипячении или при нагревании под давлением, при чем образуется относительно малое количество клея. Характер изменения жира при замшевании и сущность этого процесса до сих пор совершенно не исследованы. Внешние явления, которыми сопровождается изменение жира при замшевании кож, суть: повышение температуры во время процесса и изменение цвета и запаха кожи. Рассматривая приемы работы, употребляемые для замшевания кож, нетрудно заметить значительное сходство их с приемами работы, применяемыми для приведения в брожение различных веществ, наблюдая происходящие при замшевании явления; также можно усмотреть сходство их с явлениями, происходящими при некоторых видах брожения. Именно, приемы работы при замшевании весьма сходны с теми, которые должны быть применяемы для возбуждения брожения посредством аеробических микроорганизмов: в период размножения этих микроорганизмов представляется наиболее удобным приводить их в непосредственное соприкосновение с воздухом) а в период брожения среды, в которой находятся эти микроорганизмы, присутствие воздуха не является нужным для совершения процесса, а ход его зависит главным образом от температуры. При замшевании также тотчас после пропитывания жиром необходимо приводить кожи в возможно полное соприкосновение с воздухом, а для совершения самого процесса изменения жира присутствие, по крайней мере большого количества, воздуха не требуется, а кожи должны находиться в таких условиях, чтобы повышающаяся при наступлении процесса температура могла бы быть поддерживаема некоторое время на известной границе. Основываясь на всем сказанном, можно, с большою вероятностию, предполагать, что изменение жиров при замшевании кожи происходит не просто от действия кислорода воздуха, но при участии низших организмов, для развития которых здесь имеется весьма благоприятная среда, богатая белковыми веществами. Приготовление З. состоит из следующих операций: 1) подготовительных, применяемых в таком порядке размачивание, промывание, золение, сбивка волоса и верхнего слоя кожи (Narbe, grain), новое золение, квашение или бучение, выжимание и 2) пропитывание жиром и отделка кожи. Относительно подготовительных операций здесь будут сообщены только особенности этих операций при приготовлении З.. Шкуры, подвергаемые замшеванию, прежде всего обыкновенным способом замачивают, промывают, вытягивают и погружают в зольник (содержащий больше извести, нежели для дубленых кож). В зольнике шкуры остаются до тех пор, пока шерсть будет легко отделяться пучками. Тогда шкуры вынимают, сбивают с них шерсть острым ножом, одновременно снимая верхний слой кожи (Narbe), или производят последнюю операцию после сбивки шерсти отдельно, для получения последней в более чистом виде. Удаление верхнего слоя с кожи, назначаемой для З., представляет особенно характерное отличие последней от других видов обработанной кожи; оно производится потому, что этот слой состоит из более плотной ткани, труднее и менее равномерно пропитывается жиром, оставаясь более твердым и менее эластичным. Только у очень тонких шкур не производят удаления этого слоя при замшевании, после описанной операции шкуры снова поступают на 1 – 2 дня в зольник, затем с них сбивают мездру, выглаживают и выравнивают их; толстые шкуры еще раз погружают на 1 – 2 дня в зольник, а обыкновенные прямо промывают в текучей или теплой воде. Золение шкур после сбивки шерсти производится для возможно лучшего разрыхления их. Далее, для удаления извести, остающейся в коже после промывания ее водою, шкуры подвергаются квашению или бучению в закисшей жидкости, приготовленной из отрубей с водою и содержащей молочную и уксусную кислоты. Обыкновенно квашение производится сначала в чанах, в которых шкуры оставляют в квасильной жидкости на несколько часов, а под конец одновременно производится механическая обработка кожи, лучше всего в валяльной машине, для ускорения поглощения квасильной жидкости кожею. Во время механической обработки понемногу подбавляют квасильной жидкости. На квашение и механическую обработку требуется 12 – 15 часов. Признаком достаточной обработки служит молочно-белый цвет кожи и равномерное пропускание ею света: темные места в коже указывают на оставшуюся известь (как полагают, в виде известковых мыл); в таком случае снова производят валяние с квасильной жидкостью, иначе пропитывание жиром будет неравномерно. Для удаления избытка квасильной жидкости шкуры отжимают или лучше прессуют и затем приступают к пропитыванию жиром. Для пропитывания употребляют различные сорта ворвани, на некоторых заводах исключительно китовую ворвань (Wallfischthran, huile de bаleine, whale oil), хотя вообще важно употреблять только прозрачную осветленную ворвань. Шкуры раскладывают на столе, смачивают лицевую сторону ворванью, втирают ее рукою, свернув каждую шкуру в клубок, подвергают валянию в машине (зараз обрабатывают в машине до 150 мелких шкур). Валяние продолжается 2 – 3 часа, смотря по толщине шкур, после чего шкуры развешивают на воздухе. Во время проветривания на воздухе (1/4 – 1/2 часа) испаряется часть заключающейся в коже воды и происходит дальнейшее всасывание жира. После проветривания кожи снова натирают жиром, снова валяют и развешивают на воздухе и повторяют (6 – 12 раз) весь этот ряд операций, пока кожа утратит свой обыкновенный запах и появится горчичный запах. Тотчас после валяния большая часть жира может быть извлечена из кожи разными способами в неизмененном виде. Количество жира, употребляемого на каждую среднюю по величине и толщине кожу, при каждом валянии около 1/2 кило, а всего до 6 кг. Вполне напитанные жиром кожи сначала развешивают в теплом помещении, пока они прогреются, а тогда складывают в кучи на полу в покрывают полотном. Быстро начинается повышение температуры. О ходе процесса судят, пробуя кучу рукою: если ощущается лишь приятная теплота, то ход процесса считают правильным; по Винеру, наивыгоднейшая температура для этого процесса 30 – 36°, max. 40°. Кожи для равномерного прогревания их перекладывают: находившиеся в середине кучи кладут в основание и покрышку, а остальные в средину. Когда прекратится самонагревание кож, то процесс нужно считать оконченным; тогда разбирают кучи. Практики обыкновенно руководятся другими признаками и считают процесс оконченным, когда кожа окрасится в желтый цвет. Видоизменение описанного процесса состоит в том, что валяние кожи с обыкновенною ворванью производят только раз, но более продолжительное время (немецкий способ), затем проветривают и складывают в кучи. По окончании пропитывания жиром и после лежания в кучах кожи очищают с лицевой стороны особым круглым ножом (Schlichtmond) и приступают к извлечению из кожи неизменившегося жира. Для этого пользуются двумя способами. По франц. способу – кожи оставляют лежать в воде, и потом прессуют в гидравлическом прессе, при чем большая часть неизменившегося жира (moellon) выделяется. После того кожи промывают в растворе углекислых или едких щелочей, затем промывают водою и высушивают. По немецк. способу, кожи прямо обрабатывают теплыми щелочными растворами, потом промывают водою и высушивают. Полученную при этом щелочную эмульсию насыщают серной кислотой и выделенный жир, называемый дегрою (дегра – Degras), служит для жировки дубленых кож (еще лучше для этого вышеупомянутый moellon). Отделка замши состоит в вытягивании и выглаживании ее. Замша имеет желтый цвет; для получения белой замши желтую подвергают белению. Беление З. производят или выставляя влажную или смоченную слабым щелочным раствором З. на солнце, или обрабатывая поверхность кожи слабым раствором сначала марганцево-калиевой соли, а потом, для удаления, осаждающейся на коже, перекиси марганца, – раствором сернистой кислоты. З. окрашивают также в разные цвета. Употребление З. ныне более ограничено, нежели прежде. Кроме перчаток, она употребляется как материал для одежды, для многих изделий и технических целей.
Из видоизменений способа замшевания заслуживают упоминания два, предложенные в новое время: способы Клемма и Преллера. Сущность способа Клемма состоит в том, что после золки, сбивки волоса и квашения шкуры обрабатывают квасцами и солью, как при белом дублении, затеи промывают водою, так что в коже остается лишь небольшое количество алюминиевой соли; тогда кожу пропитывают особым составом, представляющим смесь ячменной муки, мозгов и ворвани, разведенную теплою водою. Способ Преллера представляет видоизменение предыдущего, при чем смесь, употребляемая для пропитывания кожи, состоит из овсяной муки, мозгов, молока, коровьего масла, лошадиного сала и соли или селитры. Кожа, получаемая по этим способам (Crownleather), отличается особенною крепостью. К одному роду с З. относят так называемую «прозрачную кожу» (Trasparentleder), которую приготовляют посредством пропитывания шкур глицерином. Такая кожа идет на ремни.
В. Руднев..
Занзибар
Занзибар – государство, заключающее береговую полосу в вост. Африке. Власть султана З. простиралась прежде на полосу от 3° с. ш. (Варшейх) до 10° ю. ш. (бухта Тунги), шириною между мысом Дальгадо и Кипини на р. Ози – в 20 км., а кроме того, на о-ва З., Пемба и др. До средины 1880-х гг. З. был вполне под влиянием Англии, хотя формального протектората не было. Когда Германия приобрела владения на вост. берегу Африки, то и она вмешалась в дела З., стараясь подчинить его своему влиянию, и завладела частью материковых владений султана. Соглашение Германии с Англией привело к конфискации этими державами большей части владений султана. С 1888 г. полоса от р. Равума до Умбы (внутренняя) управляется германскою вост.-африк. ассоциацией, а на севере от Умбы, равно как и гавани и о-ва на С от Таны – англ. вост.-африкан. компанией. В 1890 г. Англия получила протекторат над З., и ее влиянию подчинена страна от. Умбы до р. Юбы. Германия за 4 милл. марок купила у султана его права на занятую ею часть З.
Занзибар
Занзибар – о-в, 1900 кв. км., 75000 жит.; много иностранцев. Город З. – 30000 жит. Госуд. религия – магометанская; много язычников. Внешняя торговля почти вся в руках англичан. Торговля между о-вами и материком в руках арабов и англ. подданных – индусов. Торговля значительна: в 1891 г. ввоз 32500000 франков, вывоз 34600000 фр.; главный статьи вывоза – слоновая кость, каучук, копал, копра, белая масса кокосовых орехов, гвоздика. Гражданские дела иностранцев решаются в консульском суде, а подданных султана – разными «кази», по мусульманскому закону. Солдат, вместе с полицией – около 1000 ч. Монета чеканится султаном. З. – важный опорный пункт для всех экспедиций в вост. Африку. Климат теплый и очень влажный, нездоровый для европейцев. З. – один из главных центров католических и протестантских миссий. Население смешанное; подданные султана, главным образом, негры, затем сомали с вост. берега Африки и арабы, а также помеси между нами.
Западники
Западники, западничество – так назыв. вообще направление нашей общественной мысли и литературы, признающее духовную солидарность России и Западной Европы, как нераздельных частей одного культурно-исторического целого, имеющего включить в себе все человечество. Сложность состава и постепенность развития европейской культуры, породившие на Западе множество разнообразных и противоборствующих интересов, идей и стремлений, неизбежно отразились и в русском сознании, при усвоении ими западной образованности. Помимо различия национальных воздействий, в силу которых между нашими З. явились англоманы, галломаны и т. д." скоро обнаружились более глубокие различия принципов и направлений. Для начинателей русской культуры, как Петр Великий и Ломоносов, всякие различия закрывались общею противоположностью между западным образованием и домашнею дикостью, между «наукою» и невежеством; но уже в царствование Екатерины II среди приверженцев западного образования обозначилось резкое разделение двух направлений: мистического и вольномыслящего – «мартинистов» и «вольтерианцев». Лучшие представители обоих, как Новиков и Радищев, сходились, однако, в любви к просвещению и интересе к общественному благу. После Великих общеевропейских движений 1789 – 1815 гг. русские умы начинают с более полным сознанием относиться к принципам западного развития. В общем ходе этого развития последовательно выступали на первый план, хотя и не упраздняли друг друга, три главные фазиса: 1) теократический, представляемый преимущественно римским католичеством, 2) гуманитарный, определившийся теоретически как рационализм и практически как либерализм, и 3) натуралистический, выразившийся в позитивном естественнонаучном направлении мысли с одной стороны, и в преобладании социально-экономических интересов – с другой (этим трем фазисам более или менее аналогично отношение между религией, философией и положительной наукой, а также между церковью, государством в обществом). Последовательность этих фазисов, имеющих несомненно общечеловеческое значение, повторилась в миниатюре и при развили русской сознательной мысли в настоящем столетии. Первый, католический момент отразился в взглядах Чаадаева, второй, гуманитарный – у Белинского и так называемых людей сороковых годов, третий, позитивно-социальный – у Чернышевского в у людей шестидесятых годов. Этот умственный процесс совершился у нас так быстро, что не только некоторые его участники были свидетелями всех трех фазисов, но иные и сами сознательно переживали, в зрелом возрасте, переход от одного к другому (напр. Герцен – от второго к третьему). В настоящее время, когда последний из трех фазисов европейского развития достаточно определился в своих положительных и отрицательных сторонах, для всех проницательных и добросовестных умов как на Западе, так и у нас стало ясно, что каждая из стадий этого процесса заключает в себе нечто положительное и непреходящее, а напряженная вражда и исключительность соответствующих начал имеет, напротив, лишь отрицательное и временное значение. Едва ли кто решится ныне серьезно объявить, например, религиозную или метафизическую потребность продуктом невежества, навсегда упраздненным успехами науки. Если же все начала, последовательно выступавшие на первый план в западном развитии, одинаково имеют право на существование, то задача истинной культуры заключается в установлении между ними правильного, на внутреннем их смысле основанного соотношения и взаимодействия. Эта задача, поставленная западным развитием, не имеет в себе, однако, ничего исключительно западного. Вопросы об отношении веры и разума, авторитета и свободы, о связи религии с философией и обеих с положительною наукой, далее вопросы о границах между личным и собирательным началом, а также о взаимоотношении разнородных собирательных целых между собою, вопросы об отношении народа к человечеству, церкви к государству, государства к экономическому обществу – все эти и другие подобные вопросы одинаково значительны и настоятельны как для Запада, так и для Востока. Удовлетворительного их решения еще не дано ни там, ни здесь, и следовательно, работать над ними должны вместе и солидарно друг с другом все деятельные силы человечества, без различия стран света; а затем уже в результатах работы, в применении общечеловеческих принципов к частным условиям местной среды, сами собою сказались бы все положительные особенности племенных и народных характеров. Такая «западническая» точка зрения не только не исключает национальную самобытность, но, напротив, требует, чтобы эта самобытность как можно полнее проявлялась на деле. От обязанности совместного культурного труда с прочими народами противники «западничества» отделывались произвольным утверждением о «гниении Запада» и бессодержательными прорицаниями об исключительно великих судьбах России. Желать своему народу величия и истинного превосходства (для блага всех) свойственно каждому человеку, и в этом отношении не было различия между славянофилами и западниками. Последние стояли только на том, что великие преимущества даром не даются, и что когда дело идет не о внешнем только, но и о внутреннем, духовном и культурном превосходстве, то оно может быть достигнуто только усиленною культурною работой, при которой невозможно обойти общих, основных условий всякой человеческой культуры, уже выработанных западным развитием. З. желали действительно величия России) и их девизом в борьбе против славянофильских притязаний могли служить следующие слова Бакона Веруламского (в предисловии к «Instauratio magna»): «воображаемое богатство есть главная причина бедности; довольство настоящим препятствует заботиться о насущных потребностях будущего». После того, как «воображаемое богатство», т. е. идеальные представления и пророчества старого славянофильства, сами собою бесследно испарились, уступив место безыдейному и низменному национализму, взаимное отношение двух главных направлений нашей мысли значительно упростилось, вернувшись (на другой ступени сознания и при иной обстановке) к тому же общему противоположению, которым характеризовалась эпоха Петра Великого: к борьбе между дикостью и образованием, между обскурантизмом и просвещением.
Владимир Соловьев.
Зародыш
Зародыш (embryo, бот.). – У растений зародыш существенная часть семени и принадлежность семенных или цветковых. З. содержит в себе все основные части (органы) растения, т. е. корень, стебель и листья – это все растет в зачаточном состоянии (так как и цветок состоит из органов листового и стеблевого происхождения), остановившееся на известной степени развитии и жизнь которого находится в скрытом состоянии (vie latente, по выражению Клода Бернара). В готовом состоянии З. различных групп растении хорошо друг от друга различаются. У двудольных З., говоря вообще, развиты сильные и позднее, чем у остальных. Примерами весьма развитого типического З. могут служить зародыши в семенах наших бобовых: гороха, бобов, фасоли в т. д. Так, у гороха под семенною кожурою непосредственно лежит З., составляющие всю массу семени. В нем различаются 2 мясистые, приблизительно полушаровидные, половины, называемые семядолями или семянодолями (cotyledones), которые соединены между собою небольшим вальком. Одна оконечность этого валька находится между семядолями, загнута крючком, несет на себе маленькие чешуйки – будущий стебель с листьями – и называется почечкою (gemmula) или перышком (plumula). Другая часть валька пригнута снаружи в щели между семядолями. Свободная оконечность ее есть будущий корень и называется корешком (rаdicula); она вытягивается при прорастании в виде корня, покрываясь корневыми волосками. Часть находящаяся между корешком и семядолями, называется подсемядольным коленом (hypocotyle) и представляет собою первое стеблевое колено. Во время прорастания оно вытягивается и в большинстве случаев (напр., у фасоли) выносит на себе из земли семядоли. Семядоли справедливо считаются зародышевыми листьями, в которых накопляется запасное питательное вещество, служащее во время прорастания семени для питания молодому ростку в первое время. У гороха подсемядольное колено так слабо вытягивается, что семядоли остаются в почве. Если же это колено вытянулось достаточно и семядоли вынесены из почвы, то они скоро зеленеют на воздухе, как то бывает, напр., у огурцов, подсолнечника и большей части растений. У однодольных растений, каковы, напр., лилии, пшеница и пр., все перечисленные части то же на лицо, но семядоля одна. У хвойных, а именно у елевых, З. имеет по большей части несколько семядолей: у сосны 6, у остальных от 8 до 12, редко 2. Величина З. хотя и находится в связи с величиною семени, но на это имеет еще влияние другое обстоятельство, а именно присутствие или отсутствие в семени особой питающей ткани, так называемого белка (albumen). Ткань эта часто составляет главную массу семени и тогда, не смотря на его величину, З. бывает часто чрезвычайно мал, как у лютиковых, у пальм и пр. Так например, в огромном семени кокосовой пальмы в Lodoicia, имеющих в поперечнике от 1 до 2 дм., длина З. от 1 до 21/2 см. По этому можно принять за правило, что в белковых семенах, т. е. снабженных питательною тканью, З., при равенстве в величине целому семени, всегда меньше. В таких семенах он всегда малый. В семенах, лишенных белка, он, главным образом, определяет величину семени, а потому, чем крупнее семя, тем крупнее и З. Самыми крупными зародышами снабжены семена бобовых . Из них некоторые бывают величиною почти в дм. (Entada). Самые мелкие заключаются в семенах орхидных, которые сами подобны легкой пыли. Отклонения от описанного довольно многочисленны. Так, у некоторых двудольных с подземными мясистыми стеблевыми шишками развивается только одна семядоля, напр., у дряквы (Cyclamen L.); у других З. недоразвит, состоит из весьма небольшого скопления клеточек, в котором нельзя различить ни одной из перечисленных частей, что замечается у всех орхидных, у многих чужеядных, напр. у заразиховых и пр. Соткание З. весьма различно у разных растений, что зависит от той степени развития, на которой они останавливаются. Малоразвитые З. состоят из одинаковых клеточек, а в З. хорошо развитых можно различать и кожицу, и паренхиматическую ткань, и систему сосудисто-волокнистых пучков; стенки клеточек, оставаясь у большинства тонкими и нежными, у некот. чрезвычайно утолщены, прочны и даже деревянисты, как у крупносеменных бобовых (Entada). З. находящиеся в семенах лишенных белка, сами содержат в себе накопление запасных питательных веществ, главная масса которых заключена в семядолях. У одних это крахмал, как, напр., у гороха, бобов и вообще у бобовых, у других – преимущественно жирное масло, как, напр., у рапса, горчицы и у крестоцветных вообще. Хлорофилл, т. е. зеленое красящее вещество, попадается в семядолях З. весьма редко, но однако же случается и это. Различие З., кроме главных, выше перечисленных, в большинстве случаев так постоянно, что может служить и служит надежным отличительным признаком семейств, а иногда и более тесных групп, каковы подсемейства (subfamilia) и колена (tribus). Тут можно различать 2 главных типа. 1) З. прямой (embryo rectus) – обе оконечности находятся на одной прямой линии, напр., у огурцов и у всех тыквенных, у всех сложноцветных, у большинства розоцветных в у многих других. 2) З. согнутый (е. curvatus), в большей или меньшей степени. При этом он то сгибается весьма легко, то становится кольчатым, как у маревых, и даже спиральным, как у чужеядного рода Cuscuta. Семядоли, как у прямых, так и у согнутых, или кривых, могут быть тонкими и листоватыми или мясистыми. В первом случае они или плоски, или различно свернуты, как у многих мальвовых. Положение З. в семени также весьма постоянно. Развило З. на самых первых ступенях совершается различно у голосемянных и у скрытосеменных. У скрытосеменных зародышевый пузырек, т. е. яйцо растений, представляющий собою одну голую клеточку, после оплодотворения получает сначала клетковинную оболочку, а затем делится поперечною перегородкою на две производных клеточки. Из них верхняя, прилегающая к зародышевому мешочку, вытягивается и делится поперек еще на две клеточки. Такое деление у разных растений повторяется различное число раз, и, таким образом, получается более или менее длинная нить, называемая суспензором. Вторая из клеточек, получившаяся пря первом поперечном делении, разделается сначала продольною перегородкою, а затем и поперечною на 4 новых клеточки, или так называемых квадранта. Эти 4 квадранта имеют вид приблизительно шарика, который представляет собою зародышевый шарик, или З. на первой ступени своего развит. Шарик увеличивается новыми делениями – получается 8 клеточек или октантов. Затем посредством тангенциальных перегородок, т. е. параллельных поверхности органа, отделяются от октантов наружные клеточки, дающие начало будущей кожице или эпидерм растения, и называются поэтому дерматогеном. Внутренние клеточки продолжают делиться, и зародышевый шарик, достигнув известных размеров, начинает формироваться не только внутри, но и снаружи. Тут наступает различие между двудольными и однодольными. У первых на свободном конце образуется вдавление, и возникают два постепенно возрастающие бугорка – будущие семядоли. У однодольных таких бугорков не образуется, но получается сбоку вдавление, в котором мало-помалу возникает бугорок, представляющий собою будущую почечку.
Все, что над вдавлением – справедливо считается семядолею, ниже идет часть стеблевая. У двудольных почечка возникает между двумя бугорками. Пока происходить описанное формование, в той части З., которая прилегает к подвешивающей нити, помощью своеобразного деления клеточек, образуется зачаток корня. Внутри З. идет своим чередом дифференцировка тканей, результатом которой получается во многих случаях распадение внутренней массы тканей на наружные слои или периблему и внутренние или плерому. Таким образом, на весьма ранней степени развития З. ткани его уже дифференцировались на 3 первопроизводящие, дающие начало всем будущим: дерматоген – коже и вообще накожным тканям, периблема – коре, плерома – древесине и сердцевине. Такое дифференцирование, однако же, замечается далеко не у всех растений. У иных оно сложнее, у других проще и часто лишено определенности. Привести эти три зародышевых слоя в параллель зародышевым слоям животных не удалось. Там же, где они выражены достаточно резко, они вряд ли могут считаться гомологами зародышевых слоев животных, хотя окончательное решение этого вопроса впереди. Развиваясь далее, З. получает у разных растений те разнообразные формы, о которых сказано выше. У голосеменных, т. е. у наших сосен, елей, кипарисов и т. п., развитие З. происходит на первых степенях иначе, чем у остальных семенных. Тут открывается полная гомология с развитием высших споровых растений плауновых и папоротникообразных, как то видно в статье о заростке.
А. Бекетов.
Зародыш
Зародыш (анат.). – Развивающееся из яйца животное называется З. (embryo) до тех пор, пока развитие его протекает внутри яйцевых оболочек (или внутри тела матери, при живорождении). Питание З. совершается при этом на счет тех запасов питательных веществ, которые бывают отложены в яйце в большем или меньшем количестве; при развитии З. в теле матери он нередко черпает питательный материал прямо из материнского организма. Смотря по тому, насколько обеспечено питание З., изменяется и длительность этого периода развития и степень законченности, до которой оно доходит. При благоприятных условиях питания З. покидает яйцо или тело матери уже вполне развитым, во всех существенных чертах сходным с родительским организмом; такой случай составляет прямое развитие.
Если же развитие в яйце не доходит до конца, и З., покидая яйцо, во многих чертах организации отличается от взрослого животного, так что для достижения окончательной зрелости ему приходится еще подвергнуться длинному ряду изменений, то такое развитие называется развитием с превращением (метаморфоз), и животное, по выходе из яйца, называется личинкой. Например: развитие лягушки, насекомых. З. человека и млекопитающих при своем развитии в матке назыв. обыкновенно плодом (foetus). Изучение развития З. в яйце животных составляет предмет эмбриологии (история развития).
В. Ф.
Зародыш
Зародыш (медиц.) может в полости матки подвергнуться различного рода заболеваниям. Последние могут быть вызваны аномалиями развития, которые могут зависеть, как от неправильного эмбрионального анатомического расположения, так и от остановки в развитии или уродливого развития плода вследствие аномалии его придатков. От этих болезней З. следует отличать такие, которые переходят от матери на плод или являются наследственными, равно как и такие, которые развиваются у плода самостоятельно (идиопатические). Среди болезней З., которые являются следствием материнских заболеваний, первое место занимают острые сыпи. Последние всего чаще переходят на плод при оспе, затем при скарлатине, кори и роже. Плод может или вовсе не подвергнуться заражению, или до заражения умереть от повышения температуры, или, наконец, он заражается; в последнем случае он может родиться к нормальному концу беременности с признаками проделанной болезни (оспенные рубцы), или же преждевременно во время болезни, или, наконец, он может родиться преждевременно, по-видимому, здоровым, но заболеть вскоре после рождения. Из других инфекционных болезней: сыпной и возвратный тифы, холера и малярия могут также переходить на плод. Самую же частую болезнь З. составляет сифилис плода. – Между идиопатическими болезнями З. следует назвать врожденный рахит, причины которого неизвестны. Гораздо чаще встречается и более важное значение для родоразрешения имеет водянка головы. которая должна быть поставлена в зависимость от водянки мозговых желудочков с последовательным расширением черепной покрышки. К этой же группе болезней З. относятся случаи свободной жидкости в животе (ascites), опухоли печени, селезенки, яичка, аневризма аорты, зародышевые кисты. Хирургические заболевания плода могут произойти от внешних повреждений. Последним подвергаются по большей части голова и конечности. Эти повреждения ведут в большинстве случаев к смерти плода и к преждевременному изгнанию его. Чисто хирургическую болезнь З. представляет нередко встречающийся врожденный вывих тазобедренного сустава.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 9 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close