Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
17:12
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Интерлюдия
Интерлюдия (interludium, Zwischenspiel) – отыгрыш, исполняемый между строфами хоралов, а также и между хоралами. И. писали Тюрк, Вирлинг, Шнейдер, Кернер.
Интермедия
Интермедия, или интермеццо (Intermedio, intermezzo) – маленькая музыкальная пьеска в простой коленной форме, преимущественно веселого характера. И. часто помещается между пьесами, написанными в более обширной форме и в более серьезном характере. И. называется музыкальный эпизод с новым содержанием, помещенный между вариациями, для избежания однообразия, которое могло бы оказаться при непрерывном повторении варьированной темы, а также небольшой инструментальный номер (антракт), одноактная комическая опера, небольшой балет, исполняемые между актами оперы. Мадригалы, исполнявшиеся в прошлых столетиях между актами опер, также назывались И.
Интонация
Интонация (Intonazione, intonation) – произведение звука посредством человеческого голоса или струнного или духового инструмента без клавишей. При верной И. каждый звук вполне согласуется с требуемым строем. Если И. выше или ниже его, то происходить фальшь. При хорошей И. звук атакируется, т.е. производится сразу, без всяких колебаний. Верная И. составляет задачу первоначальных занятий, как в пении, так и в игре на инструменте. Возгласы или пение священнослужителя, за которыми вступает хор, называется И. Интонировать (intonare) у капельмейстеров значит задавать хору тон перед началом исполнения. У строителей органа И. – способ уравнения силы звука и его верности в органных трубках. Н.С.
Интродукция
Интродукция (introduzione, preludio, introduction, Vorspiel) – вступление перед музыкальным сочинением. И. не имеет определенной формы; размеры ее весьма различны. Инструментальная И. в вокальных сочинениях (ария, хор и пр.), а также в инструментальных, служит для приготовления главной тональности пьесы. В операх И. бывает вокально-инструментальная или исключительно инструментальная. В первом случае она связана со сценическим действием и составляет первый номер акта, следуя за увертюрой; во втором случае И. заменяет увертюру и по содержанию находится в связи с сюжетом оперы. И. развилась из трубных фанфар (intrade), возвещавших начало спектакля. Начало католической мессы называется introitus.
Н.С.
Интуиция
Интуиция (от лат. Intuere – глядеть) – непосредственное усмотрение чего-либо в качестве истинного, целесообразного, нравственно доброго или прекрасного. Противополагается рефлексии. Отрицать И., как факт, невозможно, но было бы неосновательно искать в ней высшую норму философского познания, перед которою рефлектирующее мышление теряло бы свои права. Такая точка зрения (интуитивизм) в сущности отнимает raison d'etre у самой философии, задача которой – все данное во внешнем и внутреннем восприятии проводить отчетливо через рефлексию разума, отбрасывая случайные и исключительные свойства явлений и оставляя в результате смысл всего, т.е. всеобщее и необходимое содержание целого опыта. Интуитивность или интуитивное отношение к предметам занимает преобладающее, хотя и не исключительное место в художественном творчестве.
Вл.С.
Инфлюэнца
Инфлюэнца (мед.). – В слове грипп сделана ссылка на И., так как под этим именем в последнее время болезнь эта стала более известной; но первое название вернее, ибо под И. разумеют тифозное заболевание лошадей; переходящее с одной лошади на другую. Слово «И.» итальянского происхождения, указывающее на предполагаемое влияние атмосферных условий на болезнь. В народе грипп называют «сыпишкой», за границей – «русским катаром». Грипп или инфлюэнца – болезнь отнюдь не новая: ей ведется счет с 1173 г., однако наиболее полно описанная эпидемия относится к 1510 г. Затем известны эпидемии 1557, 1675 (описанная знаменитым Сиденгамом), 1729 – 1730 (пронесшаяся, подобно урагану, по всей Европе, всюду проникавшая), 1742 – 1743 и 1780 гг. В нашем столетии было также несколько эпидемий И., из которых наиболее важные относятся к 1831, 1836, 1857 – 1868, 1874 – 1875 и, в особенности, 1889 – 1892 годам. В России эпидемии И. существовали в 1580, 1730, 1781, 1799, 1830, 1833, 1836, 1854, 1857 и 1889 – 1890 годах.
Отличительной особенностью И. представляется быстрое и обширное ее распространение, сравнительно короткое существование (4 – 8 недель) и внезапное исчезновение. В некоторые эпидемии И. переболело 4/5 населения. Так в Петербурге в 1782 г. в самом начале заболело 40000 жителей, а в 1889 г. около 650000, в Москве 300000, в Харькове почти поголовно все жители. В последнюю эпидемию в Петербурге тщательное распространение инфлюэнцы было заметно всякому и без статистических данных. По счастью, эта повальная болезнь не давала у нас большой смертности; но если перевести на деньги количество отнимаемых ею рабочих дней, то оказалось бы, что она обходится человечеству гораздо дороже всякой другой эпидемии, даже холеры. Впрочем, И. и сама похищает немало человеческих жизней, а присоединяясь к другим болезням (в особенности к бугорчатке), значительно повышает общую смертность во время своего господства. Так в последнюю эпидемию 1889 – 1891 г. И. повсюду повлияла на увеличение общей смертности. Последняя выше всего была в Брюнне – 78,2 (обыкновенно 31), Кракове – 66,0 (обыкновенно 20), Париже – 61,7 (обыкновенно 20) и т.д. И. не знает никаких преград, не щадит ни одного пояса земного шара, не зависит от климата, времени года, пола и возраста; впрочем, в некоторые эпидемии было замечено, что дети заболевали реже, женщины – чаще и раньше, чем мужчины. Для крепких организмов И. представляется только неприятным, для слабых и больных, раньше одержимых разными страданиями, в особенности дыхательного аппарата – весьма опасным недугом. Как уже замечено выше, И. в особенности косит много чахоточных, которых во время эпидемии следует старательно оберегать от заболеваний. И. объясняли влиянием теллурических условий, колебаниями температуры и состоянием погоды, позднее – уменьшением озона в воздухе. Указывали и на то, что, будто бы, И. является предшественницей холеры и подозревали какую-то между ними связь и т.д. Но в последнюю эпидемию немец. врачам, Пфейферу и Канону, удалось открыть особую бактерию – палочку, которая является причиною И. Открытие названных врачей подтвердилось исследованиями Брускеттини в Болонье, Корниля в Шонтемесса в Париже, а также Китассате в Берлине. Палочка И. отличается от многих других патогенных палочек не только своей микроскопичностью, но также и тем, что концы ее нередко окрашиваются сильнее, чем середина, и колонии их никогда не сливаются. Ввиду упомянутого открытия, теперь большинство врачей признает И. болезнью контагиозною (заразительною) и для предупреждения заражения рекомендуется обезвреживать мокроту больных И. (прибавлением раствора сулемы), изолировать заболевших, а еще более того имеющихся в доме хронических больных, слабых или истощенных, страдающих болезнями легких, бронхов, подреберной плевы, чахоточных, сердечных и стариков.
Во время эпидемии И. распознавание этой болезни до того легко, что делается и без помощи врача; при этом, однако, часто просматривается начало и других серьезных болезней (тифа, воспаления легких, острых сыпей и проч.). И. нередко предшествуют так называемые предвестниковые (продромальные) явления, выражающиеся чувством общего недомогания, легкой усталостью, головной болью и ломотой во всех членах. Так продолжается дня два; затем болезнь открывается потрясающим ознобом, повышением температуры до 39 – 40° Ц.; нос заложен, голова сильно болит, в особенности в области лба, над переносицей; появляется сухой кашель; аппетит отсутствует; при этом имеется либо запор, либо понос. В большинстве случаев все эти явления усиливаются к вечеру первого же дня заболевания; затем лихорадка постепенно падает и к 3 – 6 дню доходит до нормы. Во все время болезни наблюдается увеличенное потоотделение и под конец ее у многих сильный зуд кожи. Нервная раздражительность, головная боль, быстрая усталость при работе остаются еще в течение более или менее долгого времени после этой краткосрочной болезни. Соответственно тому, какие из описанных явлений выступают на первый план, различают следующие формы И.: 1) нервную (influenza nervina), при которой преимущественно поражается центральная нервная система; 2) катарральную (inf. catarrhalis), характеризующуюся припадками заболевания дыхательных органов и 3) гастрическую (inf. gastrica), при которой преимущественно поражается желудочно-кишечный канал.
Что касается лечения, то едва ли при какой-либо другой болезни было предложено и испробовано столько средств, сколько именно при И.; но это обилие средств и доказывает, что нет ни одного верного. Всем предложенным средствам (из которых в последнюю эпидемию особенно выделился салипирин, до одного грамма на прием) следует предпочесть потогонный способ лечения с применением горячих ножных ванн с горчицей. Лечение осложнений принадлежит врачу. Б.А.Окс.
Инфлюэнца у лошадей долго была названием целого ряда различных повальных заболеваний, сопровождающихся лихорадкой. В настоящее время различают две ее формы: собственно И. и повальное воспаление легких (контагиозная плевропневмония). Последняя обыкновенно описывается как самостоятельная болезнь. С конца прошлого столетия является повсеместно, то усиливаясь, то ослабевая, как у нас в России, так и по всей Европе. В Северной Америке она в 1872 – 73 г. свирепствовала во всех штатах. Сильное развитие этой эпизоотии наблюдалось В 1813 – 15, 1825 – 27, 1836, 1840, 1846, 1851, 1853, 1862, 1870 – 73, 1881 и 1883 гг. В России последнее появление ее, особенно среди лошадей СПб. военного округа, было в 1891 – 92 г. И. в высшей степени заразительная болезнь и поражает преимущественно лошадей, ослов и мулов. Имея совершенно сходные признаки с И. людей, она, с уверенностью можно сказать, не переходит к ним от животных. Зараза содержатся преимущественно в воздухе, выдыхаемом больными и выздоравливающими животными, и в их экскрементах. Признаки И. без осложнения следующие: животное сразу отказывается от принятия корма, внутренняя температура тела его быстро достигает высоких границ (39° – 41°Ц.), состояние угнетенное, сонливое, походка шаткая, появляется истечение из глаз и носа, иногда замечается поражение роговой оболочки глаз; слизистая оболочка рта суха, обнаруживаются желудочно-кишечные расстройства и отеки конечностей, брюха и мошонки; на 6 – 7 день заболевания, в большинство случаев, все болезненные симптомы исчезают, остается только на долгое время слабость и ослабленный аппетит. Если болезнь не осложняется, то процент смертности весьма незначителен. Осложнения замечаются со стороны легких (воспаление), сердца (упадок сердечной деятельности), нервной системы (параличи) и кишечника (глубокие воспалительные изменения). Меры к ограничению распространения и ослаблению заразы следующие: ежедневное измерение температуры у всех лошадей конюшни, в которой появилась болезнь; быстрое отделение и недопускание в работу лошадей с ненормальной (выше 38,3° Ц) температурой, дезинфекция, главным образом, полов слабой серной кислотой (2 фн. крепкой на ведро воды), удаление с них подстилки и пульверизация в конюшнях скипидаром с раствором карболовой кислоты. Лечение не должно быть энергичное: растирание тела скипидаром и дача внутрь глауберовой соли (по 1/4 фн. утром и вечером) и винного спирта или водки с пойлом, при сильной слабости, а при очень высокой температуре – антифибрин с хинином. По выздоровлении сдедует осторожно втягивать лошадь в работу; для улучшения аппетита хорошо давать небольшое количество моркови.
А.Соколов.
Инфyзoрии
Инфyзoрии – или наливочные животные (Infusoria) – класс простейших животных, снабженных мерцательными жгутами или ресничками, заменяющимися во взрослом состоянии иногда цилиндрическими сосательными выростками, с определенной формой тела, по большей части с ротовым, а иногда и заднепроходным отверстием, одною или несколькими пульсирующими вакуолями и ядрами, размножающиеся делением и почкованием. Форма тела – то способна более или менее сильно изменяться, то постоянно остается одной и той же; иногда тело покрыто панцирем. В редких случаях существует тонкая, отстоящая от тела раковина, Тонкая, нежная кожица, покрывающая тело, несет различного рода мерцательные волоски и жгутики, придатки в виде щетинок, крючков и т.д. Одни инфузории снабжены одним или немногими крупными мерцательными жгутиками или бичами, другие снабжены большим количеством мерцательных волосков, которые могут покрывать всю поверхность тела или значительную ее часть; у снабженных сосательными органами ресничек во взрослом состоянии нет. Тело И., подобно телу всех простейших, представляет просто одноили многоядерную клеточку и различные усложнения организации не выходят из рамок одноклеточности. При неблагоприятных условиях, а иногда и перед размножением, И. энцистируются, т.е. покрываются более или менее плотной оболочкой (цистой); в этом виде они могут долго выдерживать высыхание и уноситься ветром на большие расстояния. Попадая в таком виде в благоприятные условия они размножаются, часто весьма быстро, чем и объясняется появление их в различных настоях органических веществ (отсюда название И., т.е. наливочные). Размножению путем деления может предшествовать полное или частичное и временное слияние (конъюгация) животных, в которой некоторые видят простейший половой акт; с другой стороны выяснилось, что конъюгация во многих случаях происходит тогда, когда после ряда делений наступает измельчение и ослабление животных. Конъюгация представляет собою, таким образом акт обновления И. Подробности касательно строения и образа жизни И. в статьях об отдельных классах. За исключением сравнительно немногих паразитных форм, И. живут в морской или в пресной воде. В 1885 г. было известно около 800 видов. Класс И. в настоящее время делят на жгутиковых или биченосцев, Flagellata s. Mastigophora, и ресничных Ciliata, или отделяют от последних в качестве особого отряда сосущих И. – Suctoria. Открытые в конце XVll в. Левенгуком, И. получили это название в прошлом столетии. Долгое время название это означало всяких микроскопических животных, развивающихся в настоях. Конъюгация и размножение делением и почкованием были впервые наблюдаемы О.Ф.Мюллером. Важное значение имело в изучении И. появившееся в 1838 г. сочинение Эренберга: «Infusionsthierchen als vollkommene Organismen», не утратившее значения и до настоящего времени, хотя, причисляя к И. некоторых сравнительно высокоорганизованных животных и исходя из их строения, Эренберг приписал И. много органов, которых у них в действительности нет (напр., желудок, кишку, семенные железы, яичники и т.д.). Ошибки Эренберга были исправлены Дюжарденом, Ф.Зибольдтом и Келликером, которые доказали одноклеточность И.
Ближе строение и размножение И. были исследованы особенно Штейном, Клапаредом, Лахманом, Бальбиани и Бючли.
Н.Кн.
Ипатьевский монастырь
Ипатьевский (Троицкий) мужской 1 кл. кафедральный м-рь, в 1 в. от г.Костромы. Основан около 1330 г., в месте предполагаемого явления Божьей Матери, с предстоящими апост. Филиппом и священномучен. Игнатием Гангрским, татарскому мурзе Чете, во св. крещении Захарию, родоначальнику Годуновых, которые много содействовали благолепию обители. Историческую известность м-рь приобрел пребыванием в нем Михаила Феодоровича Романова, именно здесь, 14 марта 1613 г., согласившегося принять царскую корону. Дом, в котором жил Михаил Феодорович, существует до сих пор, в реставрированном виде. Проф. Н.В.Покровский, в своем исследовании: «Древности Костромского Ипатиевского м-ря», указывает на важное значение м-ря в церковной археологии. В Троицком соборе особенно замечательны Ипатиевские двери, с изображениями эпизодов из ветхозаветной истории, прообразующих явление Бога на земле. Из церковных сосудов наиболее ценные пожертвованы Годуновыми. В ризнице значительное собрание напрестольных серебряных крестов XVI – XVII вв. В собрании икон встречаются и резьба на кости, камне, аспиде и дереве, и иконопись лучших мастеров XVI – XVII ст., и чеканная и филигранная работа. Памятники древнего шитья многочисленны и разнообразны: вышиты золотом, серебром и шелками целые события из Священного Писания. Много лицевых рукописных евангелий и псалтирей, относящихся к XV – XVIIв. Архив монастыря богат историческими документами. Часть их напечатана в разных изданиях; И.В.Миловидовым изданы два выпуска описания Ипатиевского архива, прот. П.Островского. См. «Историко-статистическое описание Костромского 1 классного кафедрального И. м-ря». Есть еще описание м-ря прот. М.Диева (1858). Остальная лит. указ. у Зверинского, в его исследовании «О монастырях».
А.Ф.С.
Ипостась
Ипостась – слово из области богословской терминологии. Христианство учит, что «Единый Бог троичен». При разъяснении понятия троичности отцы древней церкви выражались неодинаково. По выражению одних, троичность состоит в том, что в Боге три лица (proswpon, persona); другие говорили, что в Боге три ипостаси (upostasiV=uparxiV, tropoV uparxewV); третьи понятие «лица» выражали словом onsia, jusiV=substantia, natura (хотя у других, и чаще, эти слова означали сущность или существо Божие, связанное с понятием единства Божия), а понятие Божеской сущности выражали словом ипостась. Это различие в употреблении слова И. отцами церкви и церковными писателями повело в IVв. к продолжительным спорам христианских богословов на Востоке, особенно в Антиохии, и произвело-было разномыслие между восточною и западною церквами. Вост. богословы говорили так: в Боге, при единстве существа, три ипостаси, словом ипостась выражая понятие лица, с целью отвергнут мнение еретика Савелия, который учил, что в Боге одна сущность и одна ипостась, хотя один и тот же Бог принимал на себя в разное время три вида или лица (proswpon) и иногда являлся в виде Отца, иногда – Сына, иногда – в виде Духа святого, так что Отец, Сын и св. Дух сут только три имени или действования (energeiai). Зап. богословы говорили, что в Боге одна ипостась, противопоставляя это понятие учению Ария, который допускал три сущности, сущность Отца – Божескую, сущность Сына – сотворенную, и сущность св. Духа, также сотворенную, но отдельную от Сына. Для разрешения этих противоречий в 362 г. в Александрии был созван собор, на котором, под председательством Афанасия Великого, присутствовали епископы как Египта и Ливии, так и Италии. По выслушании обеих сторон выяснилось, что и вост., и зап. богословы, выражаясь различно, учили одинаково, так как первые употребляли И. в смысле и вместо лица, а вторые тем же словом имели в виду выразить понятиеouias = существо. Первый образ выражения с IV в. сделался господствующим: его держались Епифаний Кипрский, Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст. Еще в V в., однако, церковные писатели употребляли иногда слово И. то в том, то в другом смысле. Начиная с VI века, согласно словоупотреблению, принятому, вслед за Василием Великим и Григорием Богословом, вторым вселенским собором, слово ипостась всею церковью употребляется как синоним лица: «един Бог в трех ипостасях или лицах». Лишь в средние века некоторые еретики (богомилы, вальденсы), а также так называемые номиналисты или модалисты повторяли учение древних еретиков, что ипостаси в Боге сут или имена, или проявления, силы (Бог Сын или ипостасное слово – Божий разум, Бог-Дух св. – Божия сила или Божие действование). Некоторые схоластики – Готшальк, Росцелин, Абеляр – и затем немецкие богословы-рационалисты конца XVIIIв. учили, что Божеские И. имеют одну природу, но имеют ее каждая отдельно (подобно тому, как три отдельные человеческие личности), и потому И. или лица в Боге сут три бога, а не один Бог. Подр. в «Догматич. Богословии» Сильвестра (т.II).
Н.Б.
Ипотека
Ипотека – В историческом процессе развития института залога И. представляет третью, наиболее совершенную его форму, отвечающую насущным потребностям поземельного кредита и экономического быта. Самое слово И. указывает на греческое его происхождение; оно введено впервые Солоном, в начале VIв. до Р.Хр. До этого времени в Афинах обязательства обеспечивались личностью должника, которому, в случае неисправности, грозило рабство. Для обращения личной ответственности в имущественную Солон придумал такое средство: кредитор ставил на имении должника (обыкновенно на пограничной меже) столб, с надписью, что это имущество служит обеспечением его претензии на известную сумму. Такой столб назывался И. (подставкою); в переносном смысле это слово стало употребляться для обозначения залога. И. не препятствовала переходу имущества к другому владельцу, так как обеспечение заключалось не в личности, а в имуществе. У римлян ипотечное право не предоставляло кредитору вполне верного обеспечения, потому что не имело двух необходимых качеств: специальности и гласности. Понятие об И. у римлян было искусственно расширено тем, что возможно было установить И. на всем имуществе должника; это лишало кредиторов прочного обеспечения, так как для надежности последнего необходимо, чтобы оно простиралось на известное, определенное имущество. Кроме того, по рим. праву некоторые требования считались привилегированными безусловно: некоторым лицам, по особым отношениям их к должнику или по особому свойству требования, римский закон, независимо от договора, присваивал ипотечное право; это была так назыв. законная, тайная или безгласная И. Кредитор, при установлении договорной И. на имущество должника, не мог быть уверен, что этим самым имуществом не обеспечивается какое-нибудь другое безгласное требование, которое может конкурировать с его ипотечным правом и даже получить пред ним преимущество. Путем рецепции И., давшая название ипотечной системе, перешла в западноевропейские законодательства. Она появляется в Германии не ранее XIVв. (до тех пор там господствовал принцип личной ответственности за долги), а во Франции – с конца XVIв.; здесь сохранилась негласная И. В новейшие западно-европейские законодательства И. перешла с двумя основными чертами: а) она применяется только к недвижимым имуществам, б) продажа заложенного имения производится не самим кредитором, а при посредстве суда. И. представляется для кредитора самым верным средством получить обеспечение, не принимая в свое владение имение должника и не подвергаясь последствиям конкуренции кредиторов. И. есть вещное право (jus in re, dingliches Recht, droit reel), но оно становится вещным лишь с внесением его в подлежащую книгу. Внесенная И. – по самой своей природе, без какого-либо положительного о том соглашении – неделима. Такая неделимость основывается на том, что право получения удовлетворения остается на целом предмете, обремененном И., пока существует какая-либо часть обязательства (hypotheca est tota in toto, et tota in qualibet parte). Хотя бы имение, на котором лежит И., было разделено в натуре на части, каждая его часть остается ответственною в полной сумме; отдельная продажа этих частей не лишает кредитора права требовать удовлетворения из них долга в полной сумме. И. лежит на имении, независимо от перемены собственника; во французском праве это называется droit de suite (ст.2114 Code civ., 47 Польск. Уст. 1818 г., 1335 Остз. гр. зак.). И по проекту нашего вотчинного устава И. приобретает вещный характер со времени внесения ее в вотчинную книгу; с этого момента кредитор приобретает право, в случае неисполнения должником обязательства, на удовлетворение из заложенного имения, в чьих бы руках оно ни находилось.
Ипотечное право имеет дополнительный характер и самостоятельно существовать не может. Если нет права, в обеспечение которого И. установлена, то не может быть и И., ибо тогда нет предмета, подлежащего обеспечению. Недействительность или прекращение требования влечет за собою недействительность или прекращение И., но не наоборот. Такое значение И. признано не только римским правом, но и громадным большинством современных законодательств. В связи с этим находится начало специальности И., заключающееся в точном определении, в каждом данном случае, суммы, до которой И. простирается, и недвижимости, составляющей предмет обеспечения. Установление И. имеет характер обременения права собственности: оно суживает объем его, ведет, так сказать, к расчленению собственности (demembrement de la propriete). Собственник имения, уже обремененного И.; может обременить то же имение второю И. только под условием непричинения вреда первой и т.д. Поэтому, при стечении нескольких И. на одном и том же имении, И. младшая по времени своего установления, т.е. внесенная в ипотечную книгу, должна следовать за старшею, по известному правилу: qui prior est ternpore, potior estjure. На этом основано так назыв. начало старшинства ипотечных прав (Prioritatsprincip). Существуют две теории старшинства: абсолютная и относительная. По первой теории (Locustheorie, Werththeorie) установление нескольких И. на одном и том же имении как будто разделяет ценность этого последнего на разные части. Каждая из И. представляется обременяющею собою совершенно самостоятельный объект, отличный от предмета остальных И. В случае освобождения какого-либо места из-под И., нижестоящие И. не удовлетворяются из части ценности имения, падающей на это место; они, так сказать, не подвигаются вперед, и собственник может распрядиться освободившеюся ценностью своего имения. По второй (относительной) теории не только первая, но и каждая последующая И. простирается на всю ценность имения, которое представляется единым, нераздельным. Начало старшинства устанавливает лишь относительную последовательность, в которой И., обременяющие данное имение, должны подлежать удовлетворению из суммы, вырученной через публичную его продажу. Старшинство каждой И. представляется, по этой теории, не постоянною, а изменчивою величиною: с прекращением вышестоящей И. нижеследующие И. как будто подвигаются сами собою вперед и занимают освободившиеся места. Последняя теория представляется господствующею как в литературе, так и в западноевропейских законодательствах. К ней же примыкает и наш проект вотчинного устава. Собственнику предоставляется, однако, право пользоваться старшинством И., погашенной в ипотечной книге, для новой И., которая им будет установлена; это так наз. институт возобновления И. (Subrogation, Hypothekerneuerung). Собственнику предоставляется также право сохранения в ипотечной книге, при установлении какой-либо И., старшинства для предстоящей И. (Rangvorbehalt). Правооснованием И. может быть закон, договор, завещание и судебное решение, вследствие чего И. бывают: 1) законная, 2) договорная, 3) завещательная и 4) судебная. Законная или легальная И. устанавливается самим законом в пользу известных лиц или правоотношений. Если возникновение И. не обуславливается внесением требования в книгу, то И. является тайною. Сюда относятся И. жены на имениях мужей, И. малолетних и состоящих под законным прещением – на имениях опекунов. Тайные И. совершенно чужды нашему юридическому быту и потому не приняты проектом вотчинного устава. Договорная И. основана на договоре, составляющем самый нормальный, обыкновенный источник возникновения ипотечного права. Договор об И. (contractus pignoratitius, Pfandvertrag) должен быть облечен в письменную форму. Завещательная И. устанавливается в имении наследника по завещательному распоряжению его наследодателя. Этот вид И. допускается как римским правом, так и большинством зап.-европейских законодательств, и в Остзейских губ. (ст.1384); он введен также в наш проект вотчинного устава (ст.50). Судебная или принудительная И. (pignus judiciale, executives Pfandrecht) устанавливается на основании судебного решения или распоряжения правительственного установления (о взыскании податей, сборов, пошлин, начетов и других сумм в пользу казны). Этот вид И. давно существует в большинстве иностранных законодательств, в Царстве Польском и в Прибалтийских губ. и принят также нашим проектом вотчинного устава, который предоставляет право установления понудительной И. не только правительственным, но и земским, городским и общественным учреждениям, в отношении причитающихся им сборов (ст.54 – 58).
Действие И. По римскому праву И. распространялась на требование и на все принадлежности его (accessoria), на проценты и на издержки, понесенные кредитором с целью получения удовлетворения. По современным ипотечным законодательствам капитальная сумма требования определяется, согласно началу гласности, размером ее, показанным в ипотечной книге, а также наросшими на эту сумму процентами, если по ипотечной книге вообще значатся проценты. Наш проект вотчинного устава ограничивает ответственность за проценты последними двумя годами (ст.74). Действие И. по отношению к предмету, на котором она установлена, заключается в том, что требование обеспечивается всею совокупностью выгод, представляемых данным именем; совокупность эта, как предмет И., представляется юридическим целым (universitas juris). Большинство западноевропейских законодательств и наш проект вотчинного устава распространяют действие И. и на вновь присоединяемые к составу имения участки, а также на связанные с имением сервитуты и на возведенные впоследствии строения и сооружения (superficies solo cedit). По нашему проекту вотчинного устава и по многим ипотечным законодательствам, действие И. подчиняется также причитающееся собственнику страховое вознаграждение за сгоревшие или поврежденные строения, плоды, произрастения, равно как и за движимость, составляющую принадлежность имения (ст.75 проекта). Собственник имения, на котором установлена И., хотя и сохраняет за собою право пользования и распоряжения имением, но лишь настолько, насколько это не сопряжено с ухудшением его, наносящим вред интересам кредиторов. Отсюда право кредиторов требовать уничтожения заключенных по имению договоров, его обесценивающих, и просить о воспрещении собственнику разорительных для заложенного имения распряжений. Когда имение уже ухудшилось, по вине ли собственника, или по другим причинам, главнейшие ипотечные законодательства и наш проект предоставляют ипотечному кредитору право требовать от должника дополнительного обеспечения, или взыскивать должную сумму до срока.
И. может быть передаваема настолько, насколько передаваемо само требование, в обеспечение которого И. установлена. Наш проект допускает лишь два основания передачи ипотечного требования: договор и наследование, и отвергает третий, известный зап.-европ. законодательствам, а именно понудительное отчуждение, вследствие взыскания, обращенного на ипотечное требование. Рядом с передачею, проект допускает заклад ипотечных требований (ст.83). Как при передаче, так и при закладе ипотечного требования должен быть уведомлен должник по этому требованию. И. порождает вещный, ипотекарный иск (actio hypothecaria, Hypothekenanspruch), т.е. право требовать удовлетворения из заложенного имения посредством публичной его продажи, в чьих бы руках оно ни находилось. Все ипотечные законодательства, понимающие И. как право дополнительное, признают, что по ипотечному требованию ответствует не одно только заипотекованное имение, но и все остальные имущества должника, свободные от других вотчинных обременений. Такая ответственность вытекает из двух элементов, присущих всякой поземельно-кредитной сделке: личного (обязательственного) и вещного (ипотечного). По нашему проекту (ст.98), вотчинный кредитор, не получивший полного удовлетворения из заложенного имения, может обратить взыскание на другое имущество первоначального должника или его наследника, если при установлении залога не было выговорено, что должник отвечает только заложенным имением.
Погашение И. в ипотечной книге не составляет необходимого элемента прекращения ипотечного права. Право это прекращается при наступлении известного материального условия, имеющего правопрекращающее действие. Право считается прекращенным для сторон всегда, а для третьих лиц – когда им было известно о прекращении. Проект вотчинного устава проводит строгое различие между прекращением ипотечного права и его погашением, под первым разумеется материальное, под вторым – формальное уничтожение ипотечного права по вотчинной кн. (ст.107 – 110). Способы материального прекращения могут касаться требования, обеспеченного ипотекой, или же непосредственно последней. С прекращением требования само собою прекращается и ипотечное право, вследствие своего дополнительного характера. Способами непосредственного прекращения И. могут быть уничтожение имения, на котором И. установлена, совпадение права на И. и права собственности в одном лице, публичная продажа имения, отказ от И. и наступление срока, на который И. установлена. По нашему проекту, обязательная сила прекращения И. для третьих – добросовестных и возмездных – приобретателей ипотечного требования обусловливается погашением И. по вотчинной книге. Пока акт отметки о погашении И., собственник имения не может предъявлять возражения о прекращении И. против означенных третьих лиц (ст.109). Ср. Гантовер, «Залоговое право» (1890); Dernburg, «Das Pfandrecht» (т.Il); Mourlon, «Repetitions ecrites... Des hypotheques» (т.III); Пoбедоносцев, «Курс гражд. права» (т.II, стр.42 – 55).
Г.Вербловский.
Ипохондрия
Ипохондрия (Hypochondriasis) – обозначает болезненное состояние сознания, заключающееся в том, что в нем приобретают господство неприятные ощущения внутренних органов тела, и вследствие этого воображаемые или преувеличенные опасения заболевания их. Для правильной оценки этого довольно распространенного состояния нужно иметь в виду, что в норме физиологические процессы, происходящие во внутренних органах, вовсе не доходят до сознания, или по крайней мере не играют заметной роли в психической жизни. Если же в каком-нибудь из этих органов имеется патологический процесс, то неприятные ощущения оттуда могут доходить до сознания, хотя большей частью они остаются темными и лишены определенной локализации; как бы то ни было, они тогда играют большую роль в развили расстроенного самочувствия, чувства болезни. У ипохондрика восприятие таких ощущений со стороны внутренних органов повышено и имеет место при отсутствии всяких патологических процессов в них. Вследствие наплыва этих ощущений, возникает болезненное самочувствие, и субъект, прислушиваясь к ним и стараясь анализировать их, ищет объяснения и находить его в предположении той или Другой внутренней болезни. Понятно, что никакие уверения врачей, хотя бы самых авторитетных в глазах ипохондрика, не могут заставить его отказаться от своих опасений, так как они основываются на получаемых им ощущениях. Если и удастся убедить его, что напр. у него нет рака желудка по таким-то причинам, то спустя короткое время продолжающиеся и видоизменяющиеся ощущения внушат ему мысль о какой-нибудь другой болезни. Почему у ипохондриков имеется такая повышенная восприимчивость к органическим ощущениям, которые у большинства людей остаются ниже порога сознания, трудно сказать. Причина может заключаться как в особенностях организации центральной нервной системы, так и в изменении процессов периферического нервного возбуждения. Надо иметь в виду, что И. принадлежат к общим, конституциональным неврозам, легко развивающимся на почве наследственности. С другой стороны, хотя несомненно встречаются ипохондрики, совершенно свободные от физических заболеваний, но большинство их страдает хроническими поражениями желудочно-кишечного канала, привычными запорами; многие другие – геморроем, поражением половых органов и др. И. в значительной степени преобладает у мужчин, преимущественно поражая зрелый возраст, но она встречается также у женщин и детей. При резко выраженном наследственном предрасположении к душевным болезням И. нередко служит исходной точкой настоящего бреда, и ипохондрик постепенно превращается в помешанного. Главным образом ипохондрики склонны впадать в меланхолию или в первичное сумасшествие (paranoia). Но кроме того наблюдается ипохондрическое помешательство в виде хронического психоза, протекающего с ослаблением нравственных чувств и умственных способностей; при этом больной теряет интерес во всему на свете, кроме собственного здоровья, по отношению к которому создается самый невероятный, фантастический бред. Отдельные ипохондрические идеи, т.е. нелепые представления, относящиеся к состоянию внутренних органов тела, напр., что кишки заросли, или внутренности сгнили и т. под., встречаются и при других психозах одновременно или попеременно с бредом иного содержания, но тогда они не определяют собою натуры болезни. Ипохондрическое помешательство можно предполагать лишь тогда, когда удается проследить развитие душевного расстройства из ипохондрического расположения.
П.Розенбах.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 40 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close