Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
17:17
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Камера
Камера (физ.) – означает собственно комнату (camere), вообще закрытое помещение и затем ящик. К. обскура (obscura – темная). К. клара (clara – светлая), К. люцида (lucida – блестящая) – три физические прибора.
К. обскура.
Если в ставне, плотно закрывающей окно комнаты и делающей ее темной, сделано очень небольшое отверстие какого бы то ни было очертания, то на стене комнаты против отверстия образуется изображение предметов, находящихся вне комнаты (напр. дома, деревья, даль с облаками); положение предметов в изображении на стене обратно действительному их положению, т.е. действительный верх будет казаться внизу, правая сторона будет казаться левой и т.д. Если стена белая, то на ней цвета изображения подобны натуральным. Подобное изображение будет иметь величину тем большую, чем больше расстояние отверстия ставни от противостоящей ей стены темной комнаты: оно образуется и на стене ящика, в противоположной стенке которого сделано небольшое отверстие. Изображение имеет тем правильнейшие очертания, чем менее величина отверстия, но с уменьшением последнего уменьшается и яркость изображения. Подобный ящик есть простейшая К. обскура, описанная в первый раз знаменитым Леонардо да Винчи, но действительный изобретатель настоящей К. обскуры с выпуклым стеклом есть Порта. Изображения, составляемые таким стеклом, которое может иметь значительные размеры, гораздо светлее чем в камере с малым отверстием, пропускающим лишь очень небольшое количество света. Причина составления изображения в камере с простым отверстием состоит в том, что цветные лучи, идущие от некоторой части предмета через отверстие темной комнаты достигая стены образуют на ней того же цвета пятно, имеющее форму отверстия: бесчисленное множество таких маленьких пятен, лежащих одно около другого, образуют изображение предмета, опрокинутое, потому что лучи, идущие от верхнего края предмета, поместятся на стене всего ниже, а идущие от нижнего края предмета составят, напротив, верх изображения. Изображение, составляемое оптическим стеклом, также будет опрокинутое. Если задняя стенка К. будет стеклянная матовая, то на ней будет видно изображение. В наше время К. обскура имеет обширнейшее применение в светописи; для этой цели вместо простого выпуклого стекла употребляется более или менее сложная система стекол, составляющая так назыв. объектив фотографический (впрочем, фотографическая камера м. б. устроена и без стекла, но с малым отверстием в непрозрачной пластинке. По малому количеству света, проникающему через такое отверстие в камеру, фотографирование идёт медленно). Вместо выпуклого стекла может служить прямоугольная призма, в которой две плоские грани (катеты) заменены выпуклыми (сферическими отрезками); лучи, попадающие на одну из таких граней, доходят до плоской грани гипотенузы, и после отражения от нее, выходят через другую выпуклую грань, и в некотором от нее расстоянии образуют изображение, которое может быть принято на бумагу. Весь прибор имеет вид треноги, наверху которой находится призма вышеописанного устройства, по средине – полка с листом бумаги; вся тренога, кроме стекла, завешена темной и непрозрачной материей. К. обскура в таком виде может служить для рисования, по крайней мере в некоторых случаях.
К. клара
может быть получена из К. обскуры с обыкновенным выпуклым стеклом, если лучи, проходящие через него в камеру, будут отражены обыкновенным плоским зеркалом вверх на матовое стекло, вделанное в верхнюю крышку ящика и полузакрытое с трех сторон. Изображение, составляющееся на матовом стекле светлее, чем в К. обскуре с бумагой. На матовое стекло можно наложить прозрачную бумагу, на которой можно рисовать. Употребляется редко.
К. люцида
тоже может служить для рисования и по своей переносности удобнее предыдущих. Она не составляет собственно камеры, а состоит из стеклянной призмы маленьких размеров с полным внутренним отражением; глядя в эту призму сверху можно видеть изображение внешних предметов. Перемещая глаз, можно им видеть лист бумаги, располагаемый под призмой и движения карандаша, которым наблюдатель и рисует на этой бумаге. К. люцида может служить для рисования изображений предметов, видимых в микроскоп в тех случаях, когда почему-нибудь нельзя пользоваться приспособлением фотографической К. для получения светописных изображений. Употребление К. люциды требует некоторого навыка, но вообще она, как и К. других видов, может служить только для очерчивания, а не для настоящего рисования.
Ф. Петрушевский.
Камерная музыка
Камерная музыка – предназначается для исполнения в небольших помещениях, почему число исполнителей (инструментальных или вокальных) весьма ограничено, инструменты выбираются не особенно сильные по звуку, напр. струнные (квартеты, квинтеты, секстеты, октеты), гораздо реже духовые деревянные (квинтет Моцарта для кларнета со струнными, op. 180, квинтет Бетховена для фортепиано, гобоя, кларнета, фагота, валторны, op. 16, его же септет es-dur для фортепиано, скрипки или альта, виолончели, контрабаса, кларнета, фагота, валторны). К. музыка развилась рядом с оркестровой с XVI ст. и тяготела более к инструментальной, чем к вокальной музыке. Эта отрасль музыкального искусства, требующая тонкого знания форм, гармонии, контрапункта, выработалась в более позднее время, под влиянием величайших музыкальных гениев. В особенности при Бетховене струнная К. или так называемая квартетная музыка достигла апогея своего развития. После Бетховена К. музыку писали Шуберт, Мендельсон, Шуман, Брамс, Сен-Санс и др. В России в этой области работали Глинка, Рубинштейн, Чайковский, Бородин, Афанасьев, КастриотСкандербек, Римский-Корсаков, Глазунов, Танеев, Аренский, Направник. Для поддержания этого искусства неоднократно назначались в СПб. конкурсы Имп. Рус. Муз. Обществом и обществом К. музыки, к этой области относятся также романсы для пения, небольшие фортепианные пьесы, сонаты для фортепиано или фортепиано и струнного инструмента. Исполнение К. музыки должно отличаться большой тонкостью, детальностью.
Н. С.
Камертон
Камертон (diapason, Stimmgabel, tuning-fork) служит для получения простого тона постоянной и определенной высоты. В этом заключается его важное значение и в физике, и в музыке. Приготовляется он обыкновенно из стали и имеет вид вилки с двумя совершенно одинаковыми зубцами или ветвями.
Высота звука К. зависит кроме того, хотя и незначительно, от температуры, поэтому температура, при которой К. настроен, должна быть известна. Кениг (Koenig), известный парижский фабрикант акустических приборов, настраивает свои К. для 20° Ц. (обыкновенной комнатной температуры). По его наблюдениям, число колебаний К. уменьшается с повышением температуры на 1° примерно на 1 на каждые 10000 полных колебаний (за одно полное колебание считаются два простых колебания вперед и назад); так, например, для К. ut3, с 256 двойными колебаниями в 1", изменение на 1((температурный коэффициент) составляет – 0,0286 дв. колебаний; для К. lа3, с 435 колебаниями, температурный коэффициент равняется – 0,0486. Хотя звучание К. и сопровождается высшими тонами, но только вначале; эти высшие тоны быстро прекращаются и остается слышимым только основной тон. Для усиления основного тона, сравнительно с высшими, К. иногда привинчивают к резонансному ящику или приставляют к нему какой-либо другой резонатор, металлический или стеклянный, цилиндрической или сферической формы. Длина такого деревянного ящика, открытого с одной стороны, должна равняться четверти длины волны основного звука К. При этом условии колебания К. вызывают колебания воздуха, находящегося в ящике; образуются в нем стоячие волны и звук таким образом усиливается (но зато он быстрее и прекращается). Итак стальной К., при надлежащем его устройстве, может давать чистый и простой звук, определенной и постоянной высоты, при условии не очень значительных перемен температуры. В этом отношении его нельзя сравнить ни с каким другим звучащим телом или музыкальным инструментом. Вот почему стальной К. выбран, как образцовое мерило высоты звука.
Нормальным К., по постановлению особой международной конференции в Вене в 1885 году, считается К. а1 или la3, из незакаленной стали, с параллельными призматическими ветвями, совершающий при 15° 870 простых или 435 полных (т.е. двойных) колебаний в секунду. В России этот нормальный К. принят в 1862 г.; проверка нормальных К. производится в петербургской главной физической обсерватории. Применения К. в разных научных исследованиях очень обширны. Во многих случаях при этом требуется, чтобы колебания его продолжались значительное время. С этой целью устраивается электромагнитный К., в котором колебания с одинаковой силой могут поддерживаться, при помощи электрического тока, сколько угодно времени. Такие электромагнитные К. придуманы и употреблялись впервые Лиссажу, затем Гельмгольцем и др. Наиболее простое устройство принадлежит Меркадье (Mercadier). Сущность электрического приспособления заключается в том, что при пропускании электрического тока от гальванического элемента через катушку электромагнита, железо в нем намагничивается и притягивает ветви К., при прерывании же тока, ветви, вследствие упругости, возвращаются в первоначальное свое положение. Замыкателем и прерывателем гальванической цепи может служить самый К. А, к одной из ветвей которого для этой цели прикрепляется платиновая проволока; при колебаниях К. эта проволока то опускается в ртуть, налитую в чашечку, замыкая таким образом гальваническую цепь, то выходит из неё, причём ток прекращается. Применения К. встречаются, например, при определении числа колебаний (способы Шейблера, Лиссажу), при изучении колебаний струн (вибрационный микроскоп Гельмгольца), для образования стоячих волн в нити (прибор Мельда), для воспроизведения гласных звуков (аппарат Гельмгольца) и во многих других случаях. Одно из очень важных приложений, между прочим, К. находит в хронографах – приборах, служащих для измерения очень малых промежутков времени.
И.А. Гезехус.
По К. строят хор и все инструменты. К. издает преимущественно звук ля, для настраивания оркестров (но бывают К. в фа, для духовых, и до, для органов).
Камерунские горы
Камерунские горы (Kamerungebirge), Монго-ма-Лоба (т.е. гора богов) – высочайшая горная масса у З берега Африки, между 4 – 4°28' с. ш. и 9 – 9°50' в. д., занимающая поверхность около 2000 кв. км. К. горы представляют молодое вулканическое поднятие, замыкающее собой ряд вулканов, тянущийся по Гвинейскому заливу (Аннобон, св. Фомы, Фернандо По). Найдено 28 угасших кратеров на высоте 2730 м. и более, из которых на Моунт-Гукер, вышиной в 3737 м., находится один в 90 м. глубиной. Покрытая местами снегом и по большей части одетая туманом вершина Альберта представляет высшую точку (3960 м.). Нижнюю часть, пересеченную ущельями и долинами до 2200 и 2700 м. высоты, покрывает девственный лес пальм, акаций и тамариндов; к нему примыкают круто восходящие чало-желтые травяные пространства до лежащей на высоте 2700 – 2800 м. сильно рассеченной плоской возвышенности, из которой поднимаются отдельные пики с полями вулканического пепла и искрошившимися серо-зелеными массами лавы. На В и ЮВ К. горы населены баквири, на З – бомбоко. Страна у подножия К. гор представляет всюду удобные условия для разведения плантаций.
Камилавка
Камилавка – первоначально шапка из верблюжьего (kamhloV– верблюд) волоса, которую носили на Востоке как средство предохранять голову от солнечного зноя. Позже, как принадлежность одежды лиц священного сана, она получила определенную форму – цилиндра, расширенного кверху, без полей – и стала делаться из более ценного материала. Ныне в России она составляет постоянную принадлежность одежды для всех имеющих право ношения рясы монахов, иеродиаконов и иеромонахов, лицам же белого духовенства (только священникам) дается как награда, причем обязательно бывает фиолетового цвета и делается из бархата. Монашествующие носят К. (черного цвета) и вне богослужения, лица белого духовенства – главным образом при богослужении. См. ст. К. Невоструева в «Душеполезном Чтении» (1867 г., т. III и 1868 г., т. I).
Н. Б.
Камнеломка
Камнеломка (Saxifraga L.) – многолетние, редко одно– и двулетние травы семейства камнеломковых. Листья часто собраны пучками (розетками) при основании стебля, не редко кожистые или мясистые, то с черешками, то сидячие и весьма различных форм и величины. Желтые, белые или красноватые цветы собраны разного рода соцветиями и построены по пятерному типу; у большинства они правильные, но бывают и неправильные, причем 2 лепестка разрастаются сильнее остальных. Пятерное число редко заменяется четверным. Завязь состоит из 2 плодолистиков вполне или до половины слившихся с цветоложем. Плод – двугнездая коробочка со множеством мелких семян, раскрывающаяся на 2 створки. Сюда относится около 200 видов, населяющих преимущественно высокие нагорные и арктические страны Старого и Нового Света; в равнинах – редки. Многие образуют в горах и в ледовитых странах плотные дерновины. В Европейской России их больше 20, преимущественно в северовосточной, на Урале; во всей Империи – до 60. В садоводстве насчитывается больше 30. Так как все К. произрастают в холодных климатах, то они отлично выдерживают наши северные зимы и особенно хорошо удаются, например, в Петербурге. Большинство из них особенно пригодны для украшения искусственных скал, гротов, для образования низких и густых бордюр. К наиболее выносливым и рано цветущим относится наша сибирская S. crassifolia L. – крупная, многолетняя трава с большими, мясистыми листьями и кистью розовых цветов; к ней, по облику, примыкает тоже сибирская S. cordifolia и гималайская S. ligulata. К числу К. с мелкими, образующими густые пучочки листьями и обильными цветочками относятся S. lingulata, S. caespitosa, S. hypnoides, S. gianulata и пр. S. sarmentosa L. отличается от всех возделываемых тем, что имеет неправильные цветы, собранные большими метелками, а круглые листья на длинных черешках выпускают из углов своих длинные и тонкие красные побеги, приносящие на оконечностях пучочки листьев, посредством которых это растение можно легко размножать. Её часто сажают в висячие, плоские вазы и вешают в окнах. Обильные кисти его ниспадают тогда вниз и получается хороший эффект. К. можно размножать семенами и делением. Семена очень мелки и не всегда можно достать. Сеять лучше всего в горшки или плошки, хотя можно и на открытом воздухе. К земле нелишне примешивать немного угля. Посев лучше всего не прикрывать землей, а семена только прижать к почве, поливать осторожно, чтобы не смыть семян. Когда сеянцы окрепнут, следует их пересадить на места или в особые горшки. Делением или отводками разводить лучше всего весной или в августе, и притом ежегодно, или раз в 2 года, – иначе они чересчур ветвятся и средняя часть кустиков гибнет. Почва для К. требуется вообще легкая, слегка торфянистая; они лучше удаются в местах оттененных, чем на солнечных. Ср. Engler, «Monographie der Gattung Saxifraga» (Бреславль, 1872).
А. Бекетов
Камнеточец
Камнеточец (Pholas) – род моллюсков из класса пластинчатожаберных (Lamellibranchiata), отряда сифонных, семейства камнеточцев или буравящих (Pholadidae). Признаки семейства: обе створки раковины одинаковые, спереди и сзади зияющие, тонкие, белые с зубчатой поверхностью, напоминающей напилок и покрывают лишь переднюю часть тела; на спинной стороне часто вспомогательные известковые пластинки; тело вытянутое, иногда червеобразное: нога короткая, толстая, усеченная; мантия сросшаяся, кроме маленького переднего отверстия, через которое выдвигается нога; сифоны сросшиеся, иногда одеты известковой трубкой; жабры продолжаются в дыхательный сифон. Известно около 80 живущих и 70 ископаемых видов. Живут в морях (лишь немногие в реках) и пробуравливают ходы в дереве, камнях и т.п. Род К. (Pholas) имеет удлиненную цилиндрическую раковину с 1 – 4 дополнительными пластинками на спинной стороне, замочный край заворочен над верхушками створок, внутри створок ложкообразные отростки для прикрепления мускула ноги. Известны 32 вида, живущих почти во всех морях (некоторые в пресной воде), и 25 ископаемых (из третичных, меловых и юрких отложений). Большинство видов съедобны. Многие обладают способностью светиться. Все живут в скалах и дереве, протачивая в них ходы. Наиболее известный вид обыкновенный К. (Ph. dactylus) с 4 спинными пластинками; раковина белая, клиновидной формы, вытянутая, косо усеченная сзади и клювообразно суженная спереди, с концентрическими полосками и 40 – 50 исчезающими на задней части раковины ребрами, которые покрыты игловатыми зубчиками; длина 8 – 12 стм., вышина 2,7 – 4 стм.; водится в европейских морях, считается у итальянцев лакомством; светится. К этому же семейству относится древоточец Teredo.
Н. Кн.
Камоэнс
Камоэнс (Camoes, Luis Vazde, 1524 – 1580) – величайший поэт Португалии. Сведения о жизни К. чрезвычайно скудны. Не только год, но и место его рождения нельзя установить с достоверностью. Алемкер, Сантарем, Лиссабон и Коимбра оспаривают друг у друга честь считаться его родиной; веские данные решают этот вопрос в пользу Коимбры. По новейшим исследованиям, К. происходил из старинного и богатого галисийского рода, один из членов которого, Васко Пирес де К. или Каманхо, в 1370 г. бежал, по политическим причинам, в Португалию. Он выдавался не только как храбрый воин, но и как блестящий поэт. Дед поэта, Антао, был женат на родственнице Васко да Гама. Мать К. умерла очень рано; отец его, Симао, женился вторично и уехал в Индию, капитаном корабля. Близ Гоа он потерпел кораблекрушение и вскоре умер, весть о чем дошла в Лиссабон в 1553 г. Детство свое К. провел в обществе заботливой и любящей мачехи, под опекой дяди, домБенто, ученого монаха-аскета. К. учился в Коимбре, сначала в монастырской школе, потом в университете, где приобрел знание языков и большую начитанность в древне– и ново-латинской, греческой, испанской, итальянской и португальской поэзии и в истории общей и отечественной. В университете К. начинает писать, примыкая в первых опытах своих к школе Са де Миранда; но уже тогда в нем заметна любовь ко всему народному – к легендам, сказкам, пословицам, песням и романсам. Любовный эпизод в его жизни влечет за собой ссору с дядей, вследствие чего К. оставляет университет, не получив ученой степени. Примирившись с дядей, К. отправляется искать счастья в Лиссабон. Здесь он получает место домашнего учителя в доме графа Норонха. Впервые увидев в церкви, в 1544 г., фрейлину королевы, Катарину да-Атаида, дочь высокопоставленного придворного лица, К. тотчас же страстно влюбился в нее. Желание чаще видеться с ней побудило К. хлопотать о доступе ко двору, что и удалось ему, благодаря содействию графа Норонха. Как поэт-импровизатор, драматург, режиссер и актер в устраиваемых им спектаклях, во время придворных празднеств, К. имел случай отличаться в присутствии возлюбленной, чаще видеться с ней и искать взаимности. Любовь его не осталась тайной; она возбудила негодование семьи да-Атаида; завистники и соперники втянули поэта в ссоры и неприятности, и в начале 1549 г. К. был выслан из Лиссабона по указу короля. Беспомощное положение заставило его поступить на военную службу. Определенный в гарнизон Сеуты, он храбро сражался в случайных стычках, при чем потерял глаз. После двух лет военной жизни, К. вернулся, в 1551 г., в Лиссабон. Во время церковной процессии он тяжело ранил высокопоставленное придворное лицо, и был посажен в тюрьму. Следствие длилось 9 месяцев, и хотя поэт был помилован королем, но только под условием отъезда на службу в Индию. Во время 6-ти месячного плавания (1553), как и во время заключения в тюрьме, К. писал первые песни прославившего его эпоса. В Индии он участвовал в нескольких сражениях, затем провел более года в Гоа, писал стихи, участвовал в путешествии в Мекку. Вообще, во время деятельной и полной приключениями жизни своей в Африке и Индии, сам поэт, как он говорит в «Лузиадах» про Цезаря, «берется то за меч, то за перо». Назначенный в Макао на довольно видную административную должность, К. проводит здесь некоторое время спокойно, доканчивая «Лузиады», но затем один из временных комендантов Макао обвиняет К. в проступках по службе и увозит с собой пленным на корабле. Буря разбила этот корабль, который пошел ко дну; поэт спасся и спас рукопись «Лузиад». Добравшись до Гоа, он потребовал суда и был вполне оправдан. После различных других злоключений К. удалось, наконец, «с больным сердцем и пустым кошельком», вернуться на родину (1570). Еще в Гоа, в 1661 г., К. получил известие о смерти своей возлюбленной; сила и продолжительность его горя доказывается многочисленными стихотворениями. В 1572 г. появилась в печати поэма «Оs Lusiadas». К. посвятил ее королю Себастиану, который назначил ему небольшую, но все же спасавшую его от нужды пенсию. Несмотря на то, что поэма вызвала общее восхищение, творцу «Лузиад» пришлось доживать дни свои в бедности; к ней присоединилось горе о потери независимости Португалии. «Я умираю не только в отечестве, но и с ним вместе», восклицает поэт в письме к своему другу. Заболев чумой, он умер 10 июня 1580 г. и похоронен в церкви св. Анны. 16 лет спустя, дон Гонсало Кутинхо поставил на том месте, где предполагалась могила К., надгробный камень с надписью. Землетрясение Лиссабона в 1755 г. разрушило до основания црк. св. Анны. В 1855 г. собрали предполагаемые останки К. и похоронили их, а в 1880 г., перед торжественным празднеством трехсотлетия смерти К., эти предполагаемые останки его, также как и останки Васко да-Гамы, были перенесены, с королевскими почестями, и похоронены в церкви Санта-Мария в Белеме: гроб с прахом Васко да-Гамы – по левую руку, а с прахом К. – по правую руку гробницы короля Себастиана.
В поэме «Оs Lusiadas» К. воспевает потомков Lusus'a – друга или сына Бахуса, который, по сказаниям, поселился в Португалии и был там королем. Она состоит из 10 песен, заключающих в себе 1102 октавы. Ни один из европейских народов не имеет национального эпоса, подобного «Лузиадам». К. воспевает всё, что составляет славу португальцев, все выдающаяся исторические события и происшествия; он рассказывает открытие Васко да-Гамы, вплетая в рассказ эпизоды из прежней и позднейшей португальской истории. Горячий патриот, К. стремился обессмертить героические подвиги и национальные традиции своих соотечественников. С прелестью стиха поэма К. соединяет верную передачу фактов, так что К. может быть назван лучшим историком своей страны. К. – великий мастер рисовать картины природы; в особенности ему удается описание моря. «Португальский Гомер» был также и превосходным лириком: в его неясных и грациозных canzoes, одах, элегиях и эклогах отражается вся его несчастная жизнь. Первый сборник стихотворений К.: «Rythmas, divididas еm cinco partas» появился уже после его смерти, в 1595 г.; вторая часть: «Rimas» – в 1616 г. В молодости К. написал три драм. пьесы: «Еl Rei Seleuco», «Filodemo» и «Os Amphytrioes», не имевшие продолжительного успеха. Лучшие издания сочинений К.: «Obras» (Лис., 1860 – 69), «Os Lusiadas» (Лис., 1880), народное издание «Obras» – 1874. Поэма К. переведена на все европейские языки, даже по несколько раз; так, напр., на французском существует 9 переводов. По-русски переводились отрывки Жуковским. Жизнь К. вдохновила многих поэтов и драматургов: Антонио де-Кастилио, Фред. Галм, Деланда. Особенно известна поэма Альмеида Гарета: «Камоэнс», последние строфы которой заключают в себе жестокий упрек соотечественникам за горькую судьбу поэта. В настоящее время слава К. чрезвычайно велика в Португалии. Горячий патриотизм, которым проникнуты «Лузиады», много содействовал пробуждении португальской национальности в 1640 г. По решению парламента, в 1860 г., воздвигнут в Лиссабоне памятник К. – статуя работы Бастоса.
Литература. John Adamson, «Memoirs of the life and writings of Luis de Camoens» (Лонд); A.F. de Castilho, «Camoes, Estudo historico-poetico» (Лиссаб. 1863); J.M. Latino Coelho, «Luiz de Camoes» (Лиссаб. 1880); С. Castello Branco, «Lniz de Camoes» (Порто-э-Брага, 1880); Garett, «Memorias Biographicas» (Лисс. 1881 – 84); С. v.. Reinhardstoettner, «L. von С.» (Лпц. 1877); Th. Braga, «Bibliographia Camoniana» (Лиссаб. 1880); Clovis Lamarre, «Camoens et les Lusiades» (П. 1878); Burton, «Camoens, his Life and the Lusiades» (1886), Loiseau, «Histoire de la litterature portugaise» (1886); Wilhelm Storck, «Lais'de Camoens Leben» (Падерб., 1890).
М. В.
Кампанелла
Кампанелла (Tommaso Campanella) – итал. философ и коммунист (1568 – 1639), род. в Калабрии, в ранней молодости вступил в доминиканский орден, но скоро обнаружил большое свободомыслие в религиозных вопросах, навлек на себя ненависть богословов и должен был оставить родину. В 1598 г., вернувшись в Неаполь, он был схвачен вместе с несколькими монахами и отдан под суд по обвинению в колдовстве и в составлении заговора для ниспровержения испанцев и всего существующего строя, с целью провозглашения республики. Подвергнутый неоднократной пытке, он был приговорен инквизиционным трибуналом к пожизненному заключению и провел в тюрьме 27 лет, пока, благодаря вмешательству папы Урбана VIII, не был выпущен на свободу, в 1626 г. Конец своей жизни К. провел во Франции, где получал пенсию от Ришелье. Большая часть сочинений К. написана им в тюрьме и издана впоследствии стараниями его ученика, Адами. Политические и экономические свои взгляды К. излагает в «Civitas solis», «Questiones sull'optima republica» и «Philosophia realis». Их отличительная черта – смесь фантастического элемента со здравым, реальным представлением о жизни. «Civitas solis» изображает, в форме романа, идеальную страну – город Солнца. Население этого города государства ведет «философскую жизнь в коммунизме», т.е. имеет все общее, не исключая и жен. С уничтожением собственности уничтожаются в г. Солнца и многие пороки, исчезает всякое самолюбие и развивается любовь к общине. Управляется народ верховным первосвященником, которого называют Метафизиком и выбирают из числа мудрейших и ученейших граждан. В подмогу ему учрежден триумвират Могущества, Мудрости и Любви – совет трех подчиненных Метафизику руководителей всей политической и общественной жизни страны. В заведовании Могущества находятся дела войны и мира, Мудрость руководит науками и просвещением, Любовь заботится о воспитании, о земледелии, о продовольствии, а также и о таком устройстве браков, при котором «дети рождались бы самые лучшие». К. находит странным, что люди так заботятся о приплоде лошадей и собак, вовсе не думая о «человеческом приплоде», и считает необходимым строгий выбор брачующихся, для совершенства поколения. В г. Солнца этим заведуют жрецы, точно определяющие, кто с кем обязан временно соединиться браком для производства детей, причем женщин полных соединяют с мужчинами худыми и т.п. Те женщины, которые оказываются бесплодными, становятся общими женами. Столь же деспотически, но сообразно способностям каждого, распределяются между жителями работы; похвальным считается участвовать во многих разнообразных работах. Вознаграждение за труд определяется начальниками, при чём никто не может быть лишён необходимого. Продолжительность рабочего дня определяется в 4 часа и может быть еще сокращена при дальнейших технических усовершенствованиях, которые К. прозревал в будущем: так напр., он предсказывал появление кораблей, которые будут двигаться без парусов и вёсел, при помощи внутреннего механизма. Религия жителей г. Солнца – это, по всей вероятности, религия самого К.: деизм, религиозная метафизика, мистическое созерцание; всякие обряды и формы устранены. Таким, как г. Солнца, К. желал видеть весь мир и предрекал в будущем «всемирное государство». Ему казалось, что Испания и испанский король призваны к этому мировому политическому господству, бок о бок с которым должно упрочиться мировое господство римского папы (мысль, разработанная им в соч.: «De Monarchia Messiae» и появляющаяся вновь в истории социализма в учении сенсимонистов). См. R. von Mohl, «Geschichte u. Litteratur der Staatwissenschaften» (I); Sudre, «Histoire du communisme»; Reyband, «Reformateurs ou socialistes modernes» (т. I); Villegardelle, «La cite du soleil» (1841; перевод, с вступительной статьей); Amabile, «Fra Т. Campanella, la sua congiura, i suoi processi e la sua pazzia» (1882); статья проф. Лексиса, в «Handworterbuch der Staatswissenschaften».
Н. Водовозов.
Философия К. удивительным образом совмещает в себе все три главных направления новой философии – эмпирическое, рационалистическое и мистическое, которые в раздельном виде выступили у его младших современников Бэкона, Декарта и Я. Бема (Бэкон родился несколько раньше К., но первое философское сочинение К., «Lectiones physicae, logicae et animasticae», вышло в 1588 г., а первое Бэконово только в 1605 г.). Подобно Бэкону, К. задается «восстановлением наук» (instauratio scien tiarum, ср. Instauratio magna Бэкона), т.е. созданием новой универсальной науки на развалинах средневековой схоластики. Источниками истинной философии он признает внешний опыт, внутренний смысл и откровение. Исходная точка познания есть ощущение; сохраняемые памятью и воспроизводимые воображением мозговые следы ощущений дают материал рассудку, который приводит их в порядок по логическим правилам и из частных данных, посредством индукции, делает общие выводы, создавая, таким образом, опыт – основание всякой «мирской» науки (ср. с Бэконом). Но это основанное на ощущениях познание само по себе недостаточно и недостоверно – недостаточно потому, что мы познаем в нем не предметы, каковы они на самом деле, а лишь их явления для нас, т.е. способ их действия на наши чувства (ср. с Кантом); недостоверно это познание потому, что ощущения сами по себе не представляют никакого критерия истины даже в смысле чувственнофеноменальной реальности: во сне и в безумном бреду мы имеем яркие ощущения и представления, принимаемые за действительность, а затем отвергаемый как обман; ограничиваясь одними ощущениями, мы никогда не можем быть уверены, не находимся ли мы во сне или в бреду (ср. с Декартом). Но если наши ощущения и весь основанный на них чувственный опыт не свидетельствует о действительном существовании данных в нем предметов, которые могут быть сновидениями или галлюцинациями, то и в таком случае, т.е. даже в качестве заблуждения, он свидетельствует о действительном существовании заблуждающегося. Обманчивые ощущения и ложные мысли доказывают все-таки существование ощущающего и мыслящего (ср. с Декартовым cogito – ergo sum). Таким образом, непосредственно в собственной душе или во внутреннем чувстве мы находим достоверное познание о действительном бытии, опираясь на которое мы, по аналогии, заключаем и о бытии других существ (ср. с Шопенгауэром). Внутреннее чувство, свидетельствуя о нашем существовании, вместе с тем открывает нам и основные определения или способы всякого бытия. Мы чувствуем себя: 1) как силу или мощь, 2) как мысль или знание и 3) как волю или любовь. Эти три положительных определения бытия в различной степени свойственны всему существующему, и ими исчерпывается все внутреннее содержание бытия. Впрочем, как в нас самих, так и в существах внешнего мира бытие соединено с небытием или ничтожеством, поскольку каждое данное существо есть это и не есть другое, есть здесь и не есть там, есть теперь и не есть после или прежде. Этот отрицательный момент распространяется и на внутреннее содержание или качество всякого бытия, в его трех основных формах; ибо мы имеем не силу только, но и немощь, не только знаем, но и находимся в неведении, не только любим, но и ненавидим. Но если в опыте мы видим только смешение бытия с небытием, то наш ум относится отрицательно к такому смешению и утверждает идею вполне положительного бытия или абсолютного существа, в котором сила есть только всемогущество, знание есть только всеведение или премудрость, воля – только совершенная любовь. Эта идея о Божестве, которую мы не могли извлечь ни из внешнего, ни из внутреннего опыта, есть внушение или откровение самого Божества (ср. с Декартом). Из неё выводится, затем, дальнейшее содержание философии. Все вещи, поскольку в них есть положительное бытие в виде силы, знания и любви, происходят прямо из Божества в трех его соответственных определениях; отрицательная же сторона всего существующего или примесь небытия, в виде немощи, неведения и злобы, допускается Божеством как условие для полнейшего проявления его положительных качеств. По отношению к хаотической множественности смешанного бытия эти три качества проявляются в мире, как три зиждительные влияния (influxus): 1) как абсолютная необходимость (necessitas), которой все одинаково подчинено, 2) как высшая судьба или рок (fatum), которым все вещи и события определенным образом связаны между собой и 3) как всемирная гармония, которой всё согласуется или приводится к внутреннему единству. – При своей внешней феноменальной раздельности все вещи, по внутреннему существу своему или метафизически, причастны единству Божию, а через него находятся в неразрывном тайном общении друг с другом. Эта «симпатическая» связь вещей или естественная магия предполагает в основе всего творенья единую мировую душу – универсальное орудие Божие в создании и управлении мира. Посредствующими натурфилософскими категориями между мировой душой и данным миром явлений служили у К. пространство, теплота, притяжение и отталкивание. В мире природном метафизическое общение существ с Богом и между собой проявляется бессознательно или инстинктивно; человек в религии сознательно и свободно стремится к соединению с Божеством. Этому восходящему движению человека соответствует нисхождение к нему Божества, завершаемое воплощением божественной Премудрости в Христе. Приложение религиозно-мистической точки зрения к человечеству, как общественному целому, еще в юности привело К. к его теократическому коммунизму (см. выше). К. был если не самым глубокомысленным, то без сомнения самым широким и универсальным умом между представителями новой философии, не исключая Лейбница и Шеллинга. Он не был достаточно оценен, потому что его идеи с разных сторон претили людям самых различных направлений. Одних отпугивало его учение о причастности всего существующего Богу, что могло казаться прямо пантеизмом; других отталкивал его коммунизм; третьим были неприятны его религиозные верования и теократические идеалы. Помимо своего философского значения, К. был передовым бойцом современной ему положительной науки и твердо защищал Галилея, на что после него не осмелился Декарт.
Вл. Соловьев.
Камыш
Камыш (Phragmites Tr.) – род растений из семейства злаков. Высокие многолетние травы, колоски которых собраны большими метелками, отливающими фиолетовым и серебристые от волосков. Нижние цветы по большей части мужские, верхние обоеполые, кроющая чешуя гладкая, не зазубренная, переходящая в тонкий наконечник. Сюда относятся 3 вида, из которых Ph. communis Тr., обыкновенный К., распространён повсюду; бывает вышиной от 1 до 3 м., растет в стоячих и тихо текучих водах очень скученно, образуя, напр., у берегов Каспия, в устьях Урала, Дуная и пр. огромные заросли, настоящие камышовые леса. Имеет огромное употребление, особенно для крыш и разных мелких поделок; молодые побеги могут служить кормом для лошадей.
Л. Бекетов.
Камыш: 1) тростник (неправ., тростником и К. часто называют и ситовник (Scirpus lacustris L.) из сем. осоковых или ситниковых (Cyperaceae DC)), очерет (малоросс.), Phragmiles communis. В степных губ. К. употребляется на покрытие крыш, оплетку деревянных стен под штукатурку, плетни для изгороди и стены жилых помещений, смазываемые глиной; на топливо – отношение по весу к дубовым и сосновым дровам (по Н. Никитинскому) 1 : 0,97 : 0,91; скоту на корм – в молодости и особенно в квашенном состоянии; на подстилку под скот и затем удобрение полей (33,5% золы, в которой 6,10% кали, 2,7% извести и 1,8% фосфорной кислоты); приготовление мат и плетенок, рыболовных снарядов «котов»), писчебумажной массы и проч.; доставляет значительный доход как продукт побочного лесного и сельскохозяйственного пользования. Не менее важно охранное значение К., укрепление им берегов и предохранение фарватера рек от засорения и обмеления; защита для мелкой рыбы и доставление ей удобного места для метания икры; наконец, в «камышах» гнездятся дикие утки. В виду этого, в последнее время обращено внимание на культуру К., который может быть разводим на всех тех местах, которые покрыты водой не выше 1 м. Наиболее пригодны для разведения К. песок, глина, подзол и торф и наименее тонкий ил. Посев возможен только на почвах, непокрытых водой; на покрытых же необходимо обратиться к посадки с корнями, для чего, при неимении на месте готового посадочного материала, приходится выращивать его в особых питомниках. Для посадок на более плотных почвах пригодны толстые корни – корневища или плетки, проникающие вглубь почвы часто более 1 м., для мягких же, напр., иловатых – мелкие корни, образующие войлоко-образное сплетение в роде дерна, плавающее на поверхности воды. Различают посадки: а) с глыбой (до 5 кв. фт. на верхней поверхности); б) пучками стеблей с обнаженными корнями и корневищами; в) связками из стеблей, корней и даже остатков от приготовленных черенков, укладываемыми на краю воды озера, реки и т.п. и прикрываемыми песком; г) черенками – частями стебля с корневыми мочками и срезанными 2 – 3 верхними узлами, опускаемыми в ямки на 8 – 10 стм.; д) пеньками – нижними частями стеблей с корнями; е) корневищами, длиной до 5 – 6 м., выкопанными с главными корнями; ж) отпрысками – теми же корневищами, но без главных корней, только в исключительных случаях и, наконец, з) размножение плавучим войлоком или дерном при иловатой почве. Для успешного роста К. необходимо ежегодное, по окончании растительного периода (а для топлива и на плетение, зимой, по льду), срезание или скашивание стеблей К., которое только с четвертого года может иметь значение для извлечения дохода: тогда получается с десятины от 250 до 500 пд., но для приготовления сена производится ранняя косьба – до цветения, что может быть допущено лишь там, где предполагается уничтожить К. Ср. von Muller, «Ueber Anbau von Rohr, Schilf und Binsen zum Schutze d. Ufer», в «Die 5 Versammlung des Preussischen Forstvereins fur die gesammte Provinz Preussen» (1877); Zapp, «Ueber Anbau und Benutzung von Rohr, Binsen und Schilfgewachsen» в «Danckelmann's Zeitschrift fur Forst und Jagdwesen» (V Bd. I Heft); А. Краузе, «К., как предмет культуры и побочного пользования в лесном и сельском хозяйствах» в «Записках Имп. Общества Сельского Хозяйства Южной России» (1879, № 9). – 2) К. песчаный, кияк (у киргиз).
В. С.
Канал
Канал – Кроме общепринятого понятия об искусственном водотоке или соединении вод, напр. Суэцкий К., Мариинский К., употребляется еще и в значении пролива (нем. Kanal соответствует англ. channel), потому это слово и входит в состав многих географических имен, как, например, К. Ламанш или Английский К., между Францией и Англией (франц. La Manche, нем. Aermelkanal, англ. English Channel или Channel). В последнем случае более узкая часть рукава называется Па-де-Кале. Затем К. Св. Георгия, между Валлисом и Ирландией. Более широкие проливы между Лакедивскими и Маледивскими о-вами тоже называются К., обозначенными по градусам широты.
А. В.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 12 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close