Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
17:31
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Кормление
Кормление – означало первоначально способ содержания должностных лиц. Судьи, вместе с исполнителями их решений, получали от местного населения все необходимое для пропитания как их самих, так и слуг их и даже лошадей. Это был так назыв. корм в натуре. Сначала размер корма определяется или на каждый день, или на неделю, количественно и качественно, или же потребностями человека. Следы таких порядков сохранила пространная «Русская Правда», определяющая размеры корма вирнику с отроком: по 2 куры на день, а в среду и пятницу по сыру, по 7 хлебов в неделю, пшена и гороху по 7 уборков, соли 7 голважен и 7 ведер солоду. В других случаях тот же памятник определяет: «а хлеба и пшена покольку могут ясти», или «что черево возьмет», или в еще более общих выражениях: «а корму им имати себе и конем довольно». Уже с древнейшего времени такой корм уплачивается населением как повинность, независимо от того, голоден судья или нет. Сытый судья уже не нуждается в корме натурой; отсюда переложение натуральной повинности на деньги. Этот способ содержания должностных лиц, при всей своей первоначальной естественности, имел в своем дальнейшем развитии крайне невыгодные стороны. Должность, именно вследствие этого, стали рассматривать прежде всего как доходную статью для должностного лица. Каждый служащий не только смотрит на должность как на средство прокорма, пропитания, но соразмеряет все свои должностные действия с вопросом, какой за этим последует доход в его пользу. Таким образом добавочный элемент должности мало помалу выдвигался на первый план и получал главнейшее значение. Оттого и самая должность получила название К., которое перешло затем и в официальный язык. Неизбежные при таких порядках злоупотребления, особенно со стороны областных правителей, вызвали ряд правительственных мер к ограждению населения от обид и неправд наместников и волостелей. С XIV века появились уставные грамоты наместничьего управления, которые выдавались на имя населения данного административного округа и содержали в себе подробное исчисление различных видов корма, судебных пошлин и иных поборов, свыше которых наместники и волостели, с своими клюшниками, не имели права взимать с населения. Одновременно с этим определен был и порядок судебной ответственности кормленщиков по жалобам населения. Тем не менее кормления продолжают оставаться одним из главнейших средств содержания правительственных слуг. С усилением Московского государства число служилых людей, бояр и детей боярских, значительно возрастает, а число К. хотя и умножается, но не в такой пропорции. Слуг было больше, чем К. Чтобы дать возможность покормиться всем, установляется во первых срочность К.: по общему правилу кормленщик сменялся через 1 – 3 года. Во вторых К. дробятся: в один город назначались по два наместника, в волость – по два волостеля, которые или делили между собой доход, причитающийся по списку со всего города или волости, или каждый получал в свое заведование назначенную ему половину округа. Дробление на этом не останавливается: в половину города назначаются двое наместников и, наконец, в К. жалуются отдельные статьи доходов: мех, писчее, полавочное, поворотное и проч. В половине XVI в. доходы кормленщиков были точно определены на деньги. По Судебнику царскому бесчестье кормленщиков определялось по размерам их доходов, «что на том К. доходу по книгам». Значит, были книги К. с обозначением доходов и велись списки «кормленного верстанья», на основании которых наблюдалась очередь пожалований. За получаемый доход кормленщики несут и известные обязанности. В ввозных или послушных грамотах, адресованных к населению по случаю назначения наместников или волостелей, указывалось, что жители должны чтить и слушать наместников, а наместники будут их ведать и судить и взимать доход по наказному списку. В указе об уничтожении К. права и обязанности кормленщиков формулированы следующим образом: «по сие время князи, бояре и дети боярские сидели по кормлениям по городам и по волостям, для расправы людям и всякого землям устроения и себе от служб для покоя и прокормления». Обязанности по отношению к местному населению сводились исключительно к суду уголовному и гражданскому, которому подлежали все классы населения, если только не пользовались привилегированной подсудностью. Вследствие жалоб со стороны населения, с начала второй четверти XVI в. из ведения областных правителей начинают выделяться важнейшие уголовные дела, под именем губных. Население продолжало, однако, жаловаться на наместников, что они поборы емлют сверх указа, чинят продажи и убытки, так что от их насилий жители разбегаются; с другой стороны и кормленщики жаловались, что посадские и волостные люди под суд им не даются. В половине XVI в. в руках центрального правительства накопилось такое количество подобных жалоб, что оно не в состоянии было разобраться в них; поэтому первый земской собор постановил все эти дела покончить миром в установленный срок. Можно догадываться, что на этом же соборе возбужден был вопрос о преобразовании К. или даже о полной их отмене. По крайней мере уже с 1561 г. начинаются опыты замены К. излюбленными судьями. Под 1552 г. встречается известие, что государь поручил боярской думе рассмотреть вопрос о кормлениях. В 1555 г. появляется указ об отмене кормления и о замени в городах и волостях наместников и волостелей излюбленными головами, старостами и целовальниками. Указ этот применялся, однако, не сразу и не повсеместно: источники продолжают упоминать о кормлениях в течете второй половины XVI в. Корм, поборы и пошлины, которые население платило в пользу наместников и тиунов, заменены были денежным сбором – наместничьим откупным оброком. Этот оброк и послужил основным фондом для выдачи жалованья государевым слугам, взамен упраздненных кормлений. Мнение Д. Д. Голохвастова («Русский Архив», 1889, 1, 650 – 655), сближавшего слово К. с корма, кормчий и пр. и толковавшего его, как синоним слова управление (gubernatio), должно считаться совершенно опровергнутым рассуждениями Д. И. Иловайского («Русский Архив», 1889, II) и В. О. Ключевского (там же). См. еще П. Д. Голохвастов, «Боярское кормление» («Русский Архив», 1890, № 6); Сергеевич, «Русские юридические древности» (т. 1, 333 – 340); Ключевский, «Состав представительства на земских соборах» («Русская Мысль», 1892, № 1); М. Дьяконов, «Дополнительный сведения о московских реформах половины XVI в.» («Журн. Мин. Нар. Пp.» 1894, № 4).
М. Д.
Корнель
Корнель (Pierre Corneille) – знаменитый французский драматург, «отец французской трагедии». Род. в Руане в 1606 г., умер в Париже в 1684 г.; сын чиновника; детство провел в деревне, учился в иезуитской школе, потом изучал право и получил место прокурора, очень мало, однако, интересуясь служебной карьерой. В 1629 г. он поставил свою первую пьесу – комедию «Melite», которая навлекла на себя характерный упрек в «слишком большой простоте плана и естественности языка». За нею последовал ряд комедий, загроможденных, по тогдашнему обычаю, разными инцидентами: «Clitandre ou L'Innocence delivree» (1632), трагикомедия, одно резюме которой у К. занимает 8 страниц; «La Veuve ou le Traitre puni» (1633), основанная на недоразумениях и лживых признаниях; «La Galerie du Palais», «La Suivante», «La Place Royale». Этими комедиями в духе времени К. создал себе положение и расположил к себе Ришелье. С 1635 г. К. пишет трагедии, сначала подражая Сенеке; к числу этих первых, довольно слабых попыток принадлежит «Medee». Затем, вдохновившись испанским театром, он написал «L'Illusion Comique» (1636), тяжеловесный фарс, главное лицо которого – испанский матамор. В конце 1636 г. появилась другая трагедия К., составляющая эпоху в истории французского театра: это был «Cid», сразу признанный шедевром; создалась даже пословица : «beau comme le Cid». Париж, а за ним вся Франция продолжали «смотреть на Сида глазами Шимены» даже после того, как парижская академия осудила эту трагедию, в «Sentiments de l'Academie sur le Cid»: автор этой критики, Шаплен, находил выбор сюжета трагедии неудачным, развязку – неудовлетворительной, стиль – лишенным достоинства. Апогей творчества К. – «Horace» (1640), «Cinna» (1640) и «Polyeucte». К тому же времени относится женитьба К. на Marie de Lampriere, разгар его светской жизни, постоянный сношения с отелем Рамбулье. Одна за другой появлялись его прекрасные комедии «Le Menteur» и гораздо более слабые трагедии «Pompee», «Rodogune», «Theodore, vierge et martyre», «Heraclius». В 1647 г. К. избран был членом французской академии. Появившиеся после того пьесы «Andromede», «Don Sanche d'Aragon», «Nicomede» принадлежат, за исключением последней, к более слабым его произведениям. Начиная с 1651 г. К. поддался влиянию своих друзей-иезуитов, пытавшихся отвлечь своего бывшего воспитанника от театра. К. занялся религиозной поэзией, как бы для искупления своего светского творчества прежних лет, и напечатал вскоре стихотворный перевод «Imitation de Jesus Christ». Перевод этот, очень посредственный в литературном отношении, имел огромный успех и выдержал в 20 лет 130 изданий. За ним последовало несколько других переводов, сделанных также под влиянием иезуитов: панегирики Деве Марии, псалмы и т. д. Для театра К. написал еще «Pertharite», «Sertorius», «Oedipe», «Sophonisbe», «Othon», «Agesilas», «Attila», «Tite et Berenice», «Pulcherie», «Surena» и др., но все эти произведения стареющего драматурга имеют очень мало достоинств. Последние годы жизни К. провел очень уединенно и был в крайне стесненных обстоятельствах. Только благодаря хлопотам друга его, Буало, К. назначена была маленькая пенсия. Значение К. для французского театра заключается прежде всего к создании национальной трагедии. До К. театр был рабским подражанием латинской драме Сенеки, и даже такие талантливые предшественники К., как Гарди, Гарнье, Ротру и др., не сумели сломить рамок условности, превращавшей трагедию в мертвую, сухую декламацию. К. первый оживил французскую драму, привив ей испанский элемент движения и силы страсти; с другой стороны, он возобновил традиции классической драмы в изображении страстей, глубоко человечных по своему существу, но стоящих выше обыденной жизни по своей силе. Про творчество К. и его преемника Расина некоторые критики говорят, что «К. рисует людей такими, как они должны были бы быть, а Расин – такими, каковы они в действительности». К. изображает идеальное человечество, героев с непреклонной волей в исполнении самого сурового долга, и если это и придает некоторую сухость его трагедиям, то она возмещается жизненностью трагических конфликтов, изображаемых поэтом. К. исходит из аристотелевского принципа, что трагедия должна воспроизводить важные события, что в ней должны действовать сильные люди, душевные конфликты которых приводят к роковым последствиям. Но вместе с тем он помнит, что душу зрителя трогают только бедствия, вытекающие из свойственных ему самому страстей. Эти принципы К. излагает в своих теоретических рассуждениях, т. е. в предисловиях к трагедиям и в «Discoars snr le poeme dramatique», и воплощает в лучших своих трагедиях. Все они проникнуты вечной борьбой долга и чувства; любовь противопоставляется долгу по отношению к родителям, патриотизм – семейным привязанностям, великодушие – внушениям государственной политики, преданность религиозной идее – увлечениям личного чувства и т. д. Только в «Сиде» победа остается на стороне любви, вносящей гармонию в разъединенные долгом души. В «Horace» первенствующее значение и окончательная победа принадлежат патриотизму; К. достигает высшего пафоса в изображении римского гражданина, старика Горация, предпочитающего смерть сына его позору, ставящего государство выше семьи. В «Polyeucte» замечательна трагическая фигура мученика, внезапно осененного благодатью веры и находящего в ней силу стать выше земных привязанностей. Могучий стих К., по пластичности, выразительности и силе – единственный в своем роде. Умение заключить в одной фразе, в одном обороте речи отражение цельной человеческой души составляет характерную черту К. Знаменитое «Qu'il mourut!» старика Горация, в ответ на вопрос, что мог сделать его сын, оказавшийся лицом к лицу с тремя противниками; поразительный контраста между словами Горация: «Albe vous a nomme – je ne vous connais plus» и ответом Куриация: «je vous connais encore» – все это и многое другое носит на себе печать истинной гениальности. Трагедии К. не свободны, однако, от крупных недостатков; замечательна также неровность его таланта. Эпитет «великого классика» К. заслуживает в сущности только четырьмя лучшими своими трагедиями. Библиография изданий соч. К. и литературы о нем наиболее полна у Picot, «Bibliographie cornйlienne» (П. 1875). Главнейшие соч. о К.: fontenelle, «Vie de CorneiIe» (изд. 1685, 1729, 1742); abbe Goujel, «Biblioth. franc» (т. XVIII); Guizot, «Corneile»; Taschereau, «Histoire de la vie et des ouvrages de P. Corneille»; Bouquet, «Points obscurs de la vie de C.»; E. Desjardins, «Le grand C. historien»; J. Levallois, «C. inconnu» (П., 1876). Пьесы К. переведены на русский яз. : Я. Б. Княжниным, «Сид» (СПб. 1779); «Смерть Помпеева» (СПб. 1779); «Цинна или Августово милосердие» (СПб. 1779); «Родогуна» (М. 1788) и Е. Барышевым, «Сид» (СПб. 1881) и «Родогонда» (СПб. 1881).
З. В.
Корнеплоды
Корнеплоды, корнеплодные растения – возделываются на полях и в огородах для получения мясистых, большею частью крупных корней, употребляемых отчасти в пищу человеком и для корма животных, отчасти служащих сырьем для заводской промышленности. Важнейшие из них: свекловица, сахарная и кормовая, брюква с репой, пастинак, морковь, цикорий и сельдерей; корни и листья первых пяти и листья цикория доставляют хороший корм для животных; особенно пригодны для молочного скота корни брюквы, которые увеличивают количество молока, улучшая и его вкус, также корни моркови, делающие молоко более жирным; последние составляют также хороший корм для овец, гусей, свиней (в вареном виде) и в особенности, как и пастинак, пригодны для лошадей. Все корни К. (кроме сельдерея и цикория) могут служить и для откорма скота, но, вследствие водянистости, недостатка протеина и обилия углеводов должны быть скармливаемы с другими кормами – жмыхами, зерном и соломой. Водянистость служит также затруднением для более дальней перевозки их и сохранения зимой. При возделывании К. сельский хозяин стремится: а) взращая их для техническо-заводских целей получить с данной площади возможно большее количество корней, наилучшего вида, формы и развития с самым высоким содержанием сахара (в свекловице), или сухого вещества, наиболее богатого питательными составными частями (в цикории) и б) желая обеспечить хозяйство кормовыми средствами – взращать на данной площади возможно большее количество растительной массы, особенно богатой содержанием сухого вещества и в нем белков, при чем, сообразно с содержимыми в хозяйстве животными и преследуемыми там целями, следует иметь в виду, чтобы в продуктах производства урожая – отношение азотистых веществ к безазотистым и жиру было наиболее соответственным для требуемого при успешном кормлении. В севообороте К., как паровые растения, могут следовать, безразлично, за всеми растениями, но предпочтительно после яровых хлебов, за исключением сахарной свекловицы и цикория, которые лучше всего растут после озимой ржи, и моркови, успешно произрастающей после другого парового растения, под которое была удобрена почва; точно также и брюква часто следует за люцерной и клевером, репа может быть разводима как «пожнивное растете», т. е. после рано оставляющего поле озимого хлеба, если только возможна уборка ее осенью того же года, для посева на данном поле весною яровых растений; «подсевают» также репу под гречиху и морковь под озимые рожь и рапс, ячмень, лен, мак и сурепицу. В редких случаях советуют (Шверц) смешанный посев двух К. – пастинака с морковью. После К. поле занимается наиболее ценными растениями: яровой пшеницей, овсом, ячменем, просом, а также бобовыми и льном, но последние два могут быть взращаемы только на почвах богатых содержанием кали, за цикорием часто следует какое либо другое паровое растение или кормовое на зеленый корм. При введении К. в севооборот следует обратить внимание на а) значительное требование или от почвы азота, кали, извести и фосфорной кислоты и потому выгодности разведении их только на почвах, богатых этими веществами, или при возможности искусственного доставления их почве посредством удобрения. Последнее имеет тем большее значение, что при возращении К. для заводско-промышленных целей, они обыкновенно вывозятся из хозяйства, или же, при благоприятных даже условиях, только содержимое в заводских отбросах К. прямо непосредственно, или после скармливания скотом, возвращается почве в виде удобрения и б) необходимость при культуре их глубокой обработки почвы и многократного мотыжения и окучивания, что соединено с значительными расходами и возможно только в густонаселенных местностях и при существовании в хозяйстве средств для увеличения упряжных сил.
С.
Корнилов Владимир Алексеевич
Корнилов (Владимир Алексеевич, 1806 – 1854) – вице-адмирал, знаменитый защитник Севастополя; воспитанник морского кадетского корпуса, с 1827 по 1830 г. плавал на корабле «Азов» в Средиземном море и участвовал в наваринском сражении; с 1842 по 1846 гг. командовал кораблем «XII Апостолов», затем командирован был в Англию наблюдать за постройкою пароходов для черноморского флота; в 1849 г. назначен был начальником штаба этого флота; принимал участие в синопском бое; после открытая крымской кампании, сделан начальником обороны северной стороны Севастополя. Затопив, по приказанию главнокомандующего, пять старых кораблей для преграждения входа в севастопольскую бухту, К. употребил экипаж их на укрепление самого города и с поразительной быстротой устроил цепь редутов, бастионов и батарей. Вскоре К. должен был оставить сев. сторону, так как отряжен был на помощь адмиралу Нахимову, защищавшему южн. сторону; здесь К. проявил свою обычную энергию, распорядительность, бесстрашие и спокойствие, которые внушали к нему безграничное доверие подчиненных, воодушевлявшихся примером своего вождя. В первый же день бомбардирования Севостополя, 5 окт. 1854 г., К. был на Малаховом кургане смертельно ранен ядром.
Коро
Коро (Жан-Батист-Камиль Corot, 1796 – 1875) – один из значительнейших французских пейзажистов новейшего времени. Занимался вначале этюдами с натуры под руководством Мишалона, а потом, учась у Бертена, потерял немало времени в следовании по академическому направлению этого художника, пока не отправился, в 1826 г., в Италию и не принялся здесь снова за непосредственное изучение природы. Делая этюды в окрестностях Рима, он быстро усвоил себе понимание, главным образом, общего характера пейзажа, хотя внимательно вникал и в его детали и усердно списывал скалы, камни, деревья, кусты, мох и т. п. Впрочем, в его первых итальянских произведениях еще заметно стремление к ритмичности расположения частей и к стильности форм. Впоследствии работал в Провансе, Нормандии, Лимузене, Дофине, окрестностях Парижа и в Фонтенебло, при чем его взгляд на природу и исполнение становились все свободные и независимее. В картинах, писанных по возвращения его из Италии, он не гонится за точным воспроизведением данной местности, но старается передать единственно впечатление от ее, пользуясь ее формами и тонами лишь для того, чтобы выразить при их помощи свое поэтическое настроение. Той же цели содействуют также фигуры, которые он помещает в своих пейзажах составляя из них идиллические, библейские и фантастические сцены. Хотя его упрекали за излишнюю сентиментальность, однако от многих из его произведений веет также и неподдельно светлым, жизнерадостным чувством. Это был, по преимуществу, живописец тихо спящих вод, широких, бледных горизонтов, задернутых туманом небес, дремлющих лесов и рощ, – настоящим Феокритом пейзажной живописи. Кроме ее, он занимался гравированием иглою и крепкою водкою. Лучшие его картины: «Вид Ривы» (1835; в марсел. музее), «Итальянское утро» (1842; в авиньонском музее), «Воспоминание об оз. Неми» (1865), «Идиллия», «Восход солнца в Виль-д'Авре» (1868; в руанском музее), «Нимфы и сатиры приветствуют пляскою восход солнца» (1851; в луврской галерее в Париже), «Утро» и «Вид в окрестностях Альбано» (там же). В Кушелевской гал. Имп. акд. худ. в СПб. – два образца живописи К. : «Утро» и «Вечер».
A. С – в.
Короленко
Короленко (Владимир Галактионович) – выдающийся современный беллетрист. Род. 15 июня 1853 г. в Житомире. По отцу он старого казацкого рода, мать – дочь польского помещика на Волыни. Отец его, занимавший разные должности в Житомире, Дубне, Ровне, отличался редкою нравственной чистотою. В главных чертах сын обрисовал его в полу автобиографической повести: «В дурном обществе», в образе идеально-честного «пана-судьи». Детство и отрочество К. протекли на Волыни, в своеобразной обстановке маленьких городков, где сталкиваются три народности: польская, украинско-русская и еврейская и где бурная и долгая историческая жизнь оставила ряд воспоминаний и следов, полных романтического обаяния. Все это, в связи с полупольским происхождением, наложило неизгладимую печать на творчество К. и ярко сказалось в его художественной манере, роднящей его с новыми польскими писателями – Сенкевичем, Оржешко, Прусом. В ней гармонично слились лучшие стороны обеих национальностей: польская колоритность и романтичность и украинско-русская задушевность и поэтичность. К природным качествам пришли на помощь альтруистические течения русской общественной мысли 70-х годов.
К. окончил курс в ровенском реальном училище, в 1870 г. Незадолго до этого умер идеально-бескорыстный отец, оставив многочисленную семью почти без всяких средств, и когда в 1871 г. К. поступил в спб. технологически инст., ему пришлось вынести самую тяжелую нужду. В 1872 г., благодаря стараниям энергичной матери, ему удалось перебраться в Москву и поступить стипендиатом в петровскоразумовскую земледельческую акд. В 1874 г., за подачу от имени товарищей коллективного прошения, он был исключен из акд. Поселившись в СПб., К. вместе с братьями добывал средства к существованию для себя и семьи корректурной работой. С конца 70-х годов К. подвергается аресту и ряду административных кар, закончившихся тем, что, после нескольких лет ссылки в Вятской губ., он в начале 80-х годов поселен в восточной Сибири, в 300 верстах за Якутском. Сибирь произвела на невольного туриста огромное впечатление и дала материал для лучших его очерков. Дико-романтическая природа сибирской тайги, ужасающая обстановка жизни поселенцев в якутских юртах, полная приключений жизнь бродяг, типы правдоискателей, рядом с типами людей почти озверевших – все это художественно отразилось в превосходных очерках К. из сибирской жизни: «Сне Макара», «Записках сибирского туриста», «Соколинце», «В подследственном отделении». Автор почти не останавливается на будничных сторонах сибирского быта, а берет его по преимуществу в его наиболее величавых или оригинальных проявлениях.
В середине 80-х гг. К. разрешено было поселиться в Нижнем Новгороде, и с тех пор все чаще и чаще фигурирует в его рассказах верхневолжская жизнь. Романтического в ней мало, но много беспомощности, горя и невежества – и это нашло свое отражение в рассказах К.: «На солнечном затмении», «За иконой», «Река играет», в полу этнографических «Павловских очерках» и особенно в очерках, составивших целую книгу, под загл.: «В голодный год» (СПб., 1893). Эта книга явилась результатом энергической деятельности К. по устройству бесплатных столовых для голодающих в Нижегородской губ. Газетные статьи его об организации помощи голодающим в свое время дали ряд весьма важных практических указаний. В 1894 г. К. ездил в Англию и Америку и часть своих впечатлений выразил в очень оригинальной повести «Без языка» («Русск. Богат.», 1895, № 1 – 3), несколько сбивающейся на анекдота, но в общем написанной блестяще и с чисто диккенсовским юмором. С 1895 г. К. состоит издателем «Русского Богатства» – журнала, к которому он теперь примкнул окончательно. Прежде, его произведения чаще всего печатались в «Русской Мысли».
К. начал свою литературную деятельность еще в конце 70-х годов, но большою публикою не был замечен. Его первая повесть – «Эпизоды из жизни искателя» появилась в «Слове». Сам автор, очень строгий к себе и вносящий в собрания своих произведений далеко не все им напечатанное, не включил в них «Эпизодов». А между тем, не смотря на большие художественные недочеты, эта повесть чрезвычайно замечательна, как историческое свидетельство нравственного подъема, охватившего русскую молодежь 70-х гг. В рассказе нет ничего напускного: это не щеголянье альтруизмом, а глубокое настроение, проникающее человека насквозь. В этом настроении – источник всей дальнейшей деятельности К., отличительная черта которой – глубокая любовь к людям и стремление доискаться в каждом из них лучших сторон человеческого духа, под какой бы толстой и, с первого взгляда, непроницаемой корой наносной житейской грязи они ни скрывались. Удивительное уменье отыскать в каждом человеке то, что, в pendant Гетевскому ewig weibliche, можно было бы назвать das ewig menschliche, больше всего и поразило читающую публику в «Сне Макара», которым, после 5 лет молчания, прерывавшегося только небольшими очерками и корреспонденциями, К. вторично дебютировал в «Русские Мысли» 1885 г. В почти совсем объякутившемся жителе затерянной под полярным кругом сибирской слободы, официально считающемся христианином, но на самом деде и Бога представляющем себе в якутском образе Великого Тойона, автор успел заметить тлеющую божественную искру и так осветил темную душу дикаря, что стала она нам близка и понятна. И сделал это автор, отнюдь не прибегая к идеализации. Он не скрыл ни одной плутни и ни одной проделки Макара, но сделал это не как судья и обличитель, а как добрый друг, знающий, что не в испорченности Макара – источник его отступлений от правды.
Успех «Сна Макара» был огромный. Превосходный, истинно поэтический язык, редкая оригинальность сюжета, необыкновенная сжатость и вместе с тем рельефность характеристики лиц и предметов (последнее вообще составляет одну из сильнейших сторон художественного дарования Короленка) – все это, в связи с основною гуманною мыслью рассказа, произвело чарующее впечатление на читающую публику, и молодому писателю сразу отведено было место в первых рядах литературы. Одна из характернейших сторон успеха, выпавшего как на долю «Сна Макара», так и других произведений К. – это его всеобщность; так, не только самый обстоятельный, но и самый восторженный этюд о К. принадлежит критику «Моск. Ведом.», Ю. Николаеву, известному своею ненавистью ко всему «либеральному». Вслед за «Сном Макара» появился рассказ «В дурном обществе» – тоже одно из лучших произведений К. Рассказ написан в романтическом стиле, но эта романтика свободно вылилась из общего склада души автора. Действие опять происходит в такой среде, где только очень любящее сердце может открыть проблески человеческого сознания – в сборище воров, нищих и разных свихнувшихся людей, приютившихся в развалинах старого замка одного из волынских городков. Они все преисправно воруют и пьянствуют, но все же сын «пана судьи», случайно сблизившийся с «дурным обществом», ничего дурного не вынес из него, потому что тут же встретил высокие образцы любви и преданности. Образ маленькой страдалицы Маруси, из которой «серый камень», т. е. подземелье, высасывает жизнь, принадлежит к грациознейшим созданиям новейшей русской литературы, и смерть ее описана с тою истинною трогательностью, которая дается только немногим избранникам художественного творчества. По романтическому тону и месту действия к рассказу «В дурном обществе» близко примыкает полесская легенда «Лес шумит». Она написана почти сказочной манерой и по сюжету довольно банальна: пана убил оскорбленный в своих супружеских чувствах хлоп. Но подробности легенды разработаны превосходно; в особенности прекрасна картина волнующегося перед бурей леса. Выдающееся умение К. описывать природу сказалось здесь во всем блеске. Он воскресил совсем было исчезнувший из русской литературы, после смерти Тургенева, пейзаж. Меланхолия чужда К. : из созерцания природы он извлекает то же бодрящее стремление ввысь и ту же веру в победу добра, которые составляют основную черту его творческой личности. К волынским, по месту действия, рассказам Короленка принадлежат еще «Слепой музыкант» (1887), «Ночью» (1888) и рассказ из еврейской жизни: «Йом-Кипур». «Слепой музыкант» написан с большим искусством, в нем много отдельных хороших страниц, но, в общем, задача автора – дать психологический очерк развитая у слепорожденного представлений о внешнем мире – не удалась. Для художества здесь слишком много науки или, вернее, научных домыслов, для науки – слишком много художества. По истине благоухающее впечатление производит рассказ «Ночью», почему-то мало известный читающей публике. Разговоры детей о том, как появляются на свет дети, переданы с поразительною наивностью. Такой тон создается только с помощью качества, драгоценнейшего для беллетриста – памяти сердца, когда художник воссоздает в своей душе мельчайшие подробности былых чувств и настроений, во всей их свежести и непосредственности. В рассказе фигурируют и взрослые. Одному из них, молодому доктору, удачно справившемуся с тяжелыми родами нового ребеночка, это кажется простым физиологическим актом. Но другой собеседник два года тому назад при таком же «простом» физиологическом акте потерял жену, и жизнь его разбита. Вот почему он не может согласиться, что все это очень «просто». И автор этого не думает. И для него смерть и рождение, как и все человеческое существование – величайшая и чудеснейшая из тайн. Оттого и рассказ весь проникнуть веянием чего-то таинственного и неизведанного, к пониманию которого можно приблизиться не ясностью ума, а неопределенными порывами сердца.
В ряду сибирских рассказов К., кроме «Сна Макара», заслуженною известностью пользуются «Из записок сибирского туриста», с центральною фигурою «убивца». «Убивец» – человек необычного душевного склада; он правдоискатель по преимуществу, и не удовлетворяет его справедливость, достигнутая путем пролитая крови. Мечется в страшной тоске «убивец» и не может примириться с коллизией двух одинаково-священных принципов. Та же коллизия двух великих начал лежит в основе небольшого рассказа «В пасхальную ночь». Автор вовсе не имеёт намерения осуждать тот порядок, по которому арестантам не дозволяют бежать из тюрем: он только констатирует страшный диссонанс, он только с ужасом отмечает, что в ночь, когда все говорит о любви и братстве, хороший человек, во имя закона, убил другого человека, ничем дурным в сущности себя не заявившего. Таким же отнюдь не тенденциозным, хотя и всего менее бесстрастным художником является К. и в превосходном рассказе о сибирских тюрьмах – «В подследственном отделении». В необыкновенно яркой фигуре полупомешанного правдоискателя Яшки автор с полной объективностью отнесся. к той «народной правде», пред которою так безусловно преклоняются многие из ближайших автору до общему строю миросозерцания людей. Переселившись на Волгу, К. побывал в Ветлужском крае, где на Святом озере, у невидимого Китеж-града, собираются правдоискатели из народа – раскольники разных толков – и ведут страстные дебаты о вере. И что же вынес он из этого посещения? (рассказ: «Река играет»). «Тяжелые, не радостные впечатления уносил я от берегов Святого озера, от невидимого, но страстно взыскуемого народом града... Точно в душном склепе, при тусклом свете угасающей лампады провел я всю эту бессонную ночь, прислушиваясь, как где-то за стеной кто-то читает мерным голосом заупокойные молитвы над уснувшею на веки народною мыслью».
К. всего менее, однако, считает народную мысль действительно уснувшею на веки. Другой рассказ из волжской жизни – «На солнечном затмении» – заканчивается тем, что те же обитатели захолустного городка, которые так враждебно отнеслись к «остроумам», приехавшим наблюдать затмение, прониклись истинным удивлением пред наукою, столь мудрой, что даже пути Господни ей ведомы. В заключительном вопросе рассказа: «когда же окончательно рассеется тьма народного невежества» слышится не уныние, а желание скорейшего осуществления заветных стремлений. Вера в лучшее будущее составляет вообще основную черту духовного существа К., чуждого разъедающей рефлексии и отнюдь не разочарованного. Это его резко отличает от двух сверстников его – Гаршина и Чехова. Очерки и рассказы К. собраны в 2 книжках, из которых 1-я с 1886 (М., изд. «Рус. Мысли») выдержала 6 изд., а вторая, с 1893 г. – 2 изд. В эти сборники не вошли, кроме ранних произведений, довольно большие повести «Прохор и студенты» («Русская Мысль» 1887 г., № 1 и 2) и «С двух сторон» (там же, 1888 г., №11 и 12). «Слепой музыканты» с 1887 г. выдержал 3 изд. В Лондоне напеч. «Чудная» (1893) и «Воспоминания о Н. Г. Чернышевском» (1894). Много раз выходили в народных изданиях некоторые отдельные рассказы К. В числе их «Невольный убийца» (Убивец) издан спб. комитетом грамотности, присудившим автору в 1895 г. большую зол. медаль имени Погоского. Значительное число рассказов К. переведены на английский, немецкий, французский и славянский языки. О К. писали К. К. Арсеньев («Крит. опыты», т. II); В. А. Гольцев («Артист», 1895 г., № 45); Д. С. Мережковский («Сев. Вестн.», 1889 г., № 5); К). Николаев (Говоруха-Отрок), в «Русск. Обозр.» (1893 г. и отд., М. 1893); Альфред Рамбо, в «Jour. des Debats» (1894 г., январь); А. М. Скабичевский в «Истории новой русской литературы» (2-е изд. 1894 г.).
С. Венгеров.
Король
Король (дpeвненем. Chunig или Кuning, от chuni – род, нем. Konig, англ. King, лат. rex, франц. roi). – Слово «король» происходить оn «Карл» (Carolus), подобно тому, как у римлян имя Caesar стало титулом государя. Тацит указывает на существование у некоторых, преимущественно восточных германских племен (напр. у готов) королевской власти, отличной от княжеской. В следующие затем века, во время почти постоянных войн с римлянами и между собою, под влиянием потребности постоянной сильной власти, многие выборные военачальники (герцоги) становились королями. В эпоху переселений мы видим королей у всех германских племен, за редкими исключениями (напр., саксов). Иногда одним племенем управляло несколько К. (напр. у алеманов и у салич. франков), так что ошибочно было бы смотреть на К., как на главу непременно целого племени. Власть К. была выше княжеской и герцогской. Он был главным военачальником и представителем государства извне, посылал и принимал послов, заключал союзы и мир (впрочем, с согласия народного собрания). На К. смотрели как на верховного судью и защитника мира, имеющего высшую судебную и полицейскую власть и назначающего в отдельные области правителей (напр. графов). Вергельд за приближенных к К. лиц, за его слуг, был выше, чем за обыкновенного свободного человека. Англосаксонское право устанавливало очень высокий вергельд за К.; у других племен особа К. была поставлена настолько высоко, что за убийство его не было вергельда, а преступник отвечал жизнью. Королевское достоинство было у каждого племени принадлежностью одного рода, связывавшего обыкновенно свое происхождение с богами. Среди членов королевского рода (stirps regia) народ имел, в древнейшую эпоху, право выбора. Вполне свободным народный выбор был лишь тогда, когда прекращался королевский род или когда королевская власть устанавливалась впервые. Избранного германцы поднимали на щит. Иногда уже в раннюю эпоху устанавливалась наследственность (напр. у вандалов, у франков в Меровингскую эпоху). Часто К. еще при своей жизни рекомендовал народу своего преемника. Где была наследственность, власть переходила иногда по смерти К. не к одному его сыну, но к нескольким: происходил раздел королевства. По средневековым воззрениям, только римско-герм. императоры могли даровать королевское достоинство. Впрочем, это право присвоили себе также и папы: известно, что папа прислал королевский венец Даниилу Романовичу Галицкому. В современной Европе для получения королевского титула необходимо признание других государств; таким путем, напр., еще недавно стали королевствами Сербия и Румыния. По существующей теперь в Европе классификации К. наз. наследственных государей (избирательных К., какими были польские, теперь в Европе нет) самостоятельных значительных государств. К. считаются ниже императора, но выше великих герцогов, герцогов и князей. Они имеют титул «величества» и пользуются некоторыми установленными обычаем преимуществами (honores regii, honneurs royaux). Титул «римского К.» в прежней Германской империи носил избранный еще при жизни императора его преемник. Наполеон I, считавший себя восстановителем империи Карла Великого, дал этот титул своему сыну. Он же возвел в королевское достоинство государей Баварии, Вюртемберга и Саксонии. Ср. Sybel, «Die Entstehung des deutschen Kцnigthums» (Франкф., 1844, 2 изд. 1883); Hinrichs, «Die Konige» (Лпц., 1852); Wittmann, «Das altgermanische Konigthum» (1854); Kopke, «Die Anfange des Konigthums bei den Goten» (Берл., 1859); Souchay, «Geschichte der deutschen Mouarchie» (Франкфурт, 1861 – 62); F. Dahn, «Die Konige der Germanen» (Мюнхен, 1861 – 71); Fustel de Coulanges, «La Monarchie franque»; его же, «Les Tгаnsformations de la royaute pendant l'epoque carolingienne» (Париж, 1892).
Дм. Каринский.
Корона
Корона – Короной называется головной убор или наголовье, служащее признаком известной власти и формою своею определяющее звание, сан, титул, а иногда и заслуги лица, кому она. принадлежит. Несомненно, что происхождением своим К. обязана венку или венцу, представляя собственно его разновидность. Венцы из драгоценных металлов подносились первоначально богам. Так Аттал, пергамский царь, послал в Капитолий посвященные богам золотые венки; сирийский царь Филипп поручил своим послам снести туда же венок необыкновенной цены. Позже такие же венцы выдавались в награду за воинские заслуги: corona castrensis или vаllагis – обруч с украшениями в роде забора; corona muralis – украшенная зубцами; corona navalis или rostralis – украшенная таранами (rostra) кораблей; corona classica, в которой тараны заменялись целыми носами кораблей; два вида corona triumphalis. Античные медали представляют четыре рода императорских венцов: лавровый венок, лучистую корону, жемчужную (диадему) и camelancium. Византийские императоры носили сначала диадему. При Юстиниане ее заменила так называемая стемма, прототип всех средневековых королевских корон; в сущности, это было скорее превращением повязки, которая исчезла под массой камней и украшений. Стемма Юстиниана, как она изображена на мозаике храма св. Виталия в Равенне, состоит из золотого обруча, украшенного жемчугом. Преемники Юстиниана изображены в более богато украшенных коронах: спереди короны возвышается крест; на щеки спускаются две подвески из жемчуга или драгоц. камней, прикрепленные к нижнему краю К. (так назыв. cataseista); стемма подложена материей, образующей шапку или подушку. Обруч украшали эмалью. У Константина Багрянородного были зеленые, голубые, красные и белые К., т. е. украшенные эмалью этих цветов. Не следует смешивать стемму с «camelancium» – род шлема без забрала, украшенного, по нижнему краю, диадемой, с двумя рядами жемчуга и гребнем на верху. Дети императора и высшие духовные сановники имели К., называвшуюся «stephanos». К. императриц не всегда были похожи на К. императоров; так, на равеннской мозаике Феодора изображена в К., обруч которой украшен листками.
Много византийских К. сохранилось до нашего времени; древнейшая из них – железная К. королевы Теодолинды. В пештском национ. музее хранится К.. Константина Мономаха, случайно найденная в 1860 г. К. св. Стефана или венгерская, в Офенском замке, представляет чистый тип императорской стеммы конца XI в. Она пожалована св. Стефану, в начале XI в., папой Сильвестром II. В 1072 г. византийский император Михаил VII подарил венгерскому королю Гейзе II открытую К., также в византийском стиле. Лет 20 спустя оба эти венца были спаяны вместе и образовали оригинальный головной убор, почти в том же виде сохранившийся и доныне. В глазах венгерца эта К. окружена особым ореолом. Короли считались действительными королями только после коронования ею; если король умирал до коронации, хотя бы и сражаясь за родину, его имя вычеркивалось из списка королей. К. эта имела своих офицеров, свое имущество, свои дворцы, свою стражу. Сохраняемая в тройном, обитом железом, ящике, она состояла под наблюдением двух префектов, проводивших по очереди ночь у дверей святилища, и двух высших сановников, дуумвиров К., бывших ее ответственными хранителями. Во время междоусобиц и войн претенденты на трон оспаривали друг у друга обладание драгоценным талисманом, вследствие чего К. претерпела целый ряд приключений. Даже в настоящее время она не потеряла своего престижа. Во время революции 1848 – 1849 г., посреди народа, волнуемого республиканскими идеями, венец св. Стефана был окружен поклонением. Когда народная партия была побеждена, Кошут и другие вожди ее закопали К. в землю, чтобы она не досталась австрийцам; но нашелся изменник, выдавший ее за деньги, и австрийское правительство торжественно перенесло ее в офенский замок. В 1858 г. в Испании была найдена целая серия визиготских К., из которых девять в настоящее время находятся в музее Клюни. Наиболее замечательная из них принадлежала королю Рицесвинту (649 – 672). Карл Великий, на латеранской мозаике, изображен в шапке, основание которой окружено зубчатой античной К. Анналы Фульды гласят, что Карл Лысый, сделавшись императором, перенял одежду и диадему греческих императоров. На одной из миниатюр IX в. К. состоит из повязки, украшенной камнями, к которой прикреплена дуга, также украшенная камнями и листьями. К. Карла Великого, сохранявшаяся некогда в Нюрнберге (ныне в императорской сокровищнице в Вене), состоит из золотых, закругленных сверху пластинок, с украшениями из жемчуга и драгоценных камней; передняя пластинка увенчана крестом, от подножия которого идет дуга, с надписью: «Chuonradus Dei gratia Romanorum imperator augustus». Этой К. короновался Конрад II в 1027 г., а затем и другие германские императоры. В средние века императоры часто изображаются в К. другого типа. В одной мюнхенской рукописи Оттон II или III изображен в четырехугольной К., надетой углом наперед и украшенной листком на каждом углу. На миниатюре, находящейся в Аахене, Оттон III является в широкой круглой повязке, похожей на диадему Юстиниана на paвенской мозаике. С XV в. форма императорской К. обыкновенно такая, как на статуе Людовика Баварского конца XV в., в часовне мюнхенского собора; она представляет род высокой четырехсторонней митры. Одна из древнейших средневековых К. принадлежит к числу наших императорских регалий; это – так называемая шапка Мономаха, присланная, по преданию, в 988 г. византийскими царями Василием II и Константином IX Владимиру Святому, по случаю его крещения и бракосочетания с их сестрой, царевной Анной. Она состоит из восьми золотых, отделанных филиграном, пластинок, из которых каждая украшена драгоценным камнем и несколькими жемчужинами, и увенчана яблоком (вершиной) с четырьмя камнями: рубином, жемчугом, синим и желтым яхонтами; на яблоке возвышается крест, концы которого украшены жемчужинами. Нижняя часть К. имела прежде жемчужные подвески; теперь она отделана собольей опушкой. К. эта совершенно схожа с К. на монетах царей Василия и Константина. Эта корона принадлежала всегда старшему в роде: князья младшей линии имели свои короны различных форм, например зубчатые обручи, обручи с трилистниками и т. п. Великие княгини, княжны и царицы также имели свои К. Существуют портреты цариц Евдокии Лукьяновны (второй супруги Михаила Феодоровича) и Марии Ильинишны (первой супруги Алексея Михайловича) в К. в виде митры, из золотой парчи, с ободком из золота. Сестры царя Михаила Федоровича, царевны Ирины, Анна и Татьяна изображены первые две в зубчатых К., а младшая – в украшенной трилистниками. До Петра Великого цари очень часто надевали К., почему и число их было очень значительно. В настоящее время в московской оружейной палате хранятся следующие К. : 1) Владимира святого (см. выше); 2) казанская, заказанная Иоанном Грозным для крещения казанского царя Едигера и отправленная после смерти последнего в Москву; 3) астраханская, сделанная в 1627 г. по заказу царя Михаила Феодоровича; 4) сибирская (альтабасная шапка), сделанная из золотой парчи; заказана в 1684 г.; 5) таврическая или так называемая шапка Мономаха второго разряда, изготовленная в 1682 г. для коронации Петра Вел.; 6) бриллиантовая. К. Петра Великого, немецкой работы, украшенная спереди двумя двуглавыми орлами; 7) алмазная К. Иоанна Алексеевича. На печатях уже со времени Михаила Феодоровича встречаются К. европейской формы, но в действительности они тогда еще не существовали. Первая К. европейского образца была сделана в 1724 г., для коронации Екатерины I. Этой К. короновался Петр II. Дугу, разделяющую К., он приказал украсить большим рубином, купленным по указу Алексея Михайловича в Пекине, у китайского богдыхана, послом Николаем Спафарием; к вершине его был приделан бриллиантовый крест. Для коронации Анны Иоанновны была заказана К. по тому же образцу, но еще роскошнее и больше; число украшающих ее камней доходит до 2605 штук. На дуге помещен рубин, снятый с К. Петра II. Эта К. с 1856 г. называется польской и в государственном гербе помещается на гербе Царства Польского. Этой же К., немного переделанной, короновалась Елизавета Петровна. Екатерина II заказала для своей коронации придворному ювелиру Позье новую К., на отделку которой пошло 58 очень больших и 4878 маленьких бриллиантов, большой рубин и 75 больших жемчужин; она весила до б фунтов. Для коронации Павла I эта К. была несколько расширена и 75 жемчужин заменены 54 большими; ею же короновались и все последующие императоры. Императрицы надевали при некоторых церемониях так называемые малые или выходные короны; они составляли частную собственность императриц и после их смерти уничтожались, а камни раздавались согласно завещанию. С коронами этими носилась особая мантия. Последняя малая К. сделана по образцу большой императорской; решетки по обеим сторонам ее украшены четырелистниками, на дуге возвышается бриллиантовый крест, а нижний край К. составлен из 22 больших бриллиантов. Ее надевали во время коронации императрица Мария Александровна и ныне вдовствующая императрица Мария Феодоровна. В оружейной палате хранится золотая мальтийская К., поднесенная импер. Павлу I. Императорская германская К., созданная импер. Вильгельмом I, несколько напоминает своею формою К. Карла Вел. К. наследного принца германского напоминает императорскую, но вместо пластинок на обруче помещаются 4 орла и 4 креста. Австрийская императорская К. или К. Священно-Римской империи формою своею напоминает митру . Французская императорская К., сделанная в начале настоящего столетия для Наполеона I, состоит из обруча, на котором 8 орлов и 8 пальмовых ветвей. Бразильская императорская К. имела 8 золотых дуг, сходящихся под державою. Королевская К., в зависимости от того, имеется ли внутри К. подушка или шапка, называются закрытыми (fermee, gefutterte) или открытыми (ouverte, offene). Термины эти не совсем правильны, так как все королевские короны принадлежат к числу закрытых К., т. е. таких, у которых имеются сходящиеся над обручем дуги, в отличие от открытых К., дуг не имеющих. Открытые королевские К. принадлежат Баварии, Вюртембергу, Греции, Испании, Италии, Нидерландам, Пруссии, Румынии, Саксонии, Сербии, Швеции, Норвегии и Франции; закрытые – Англии, Бельгии, Богемии, Болгарии, Дании и Португалии. Обыкновенно полагают, что Франциск I первый надел закрытую К., быть может – как отличие от не царственных принцев и титулованных дворян, которые имели право носить К. и изображать ее на своих монетах. Весьма различны формы К., присвоенных другим владетельным и не владетельным лицам. Так напр., шапка герман. владетельных князей и герцогских медиатизированных домов состоит из подушки с горностаевым околышем, из-за которого выходят 4 дуги; эта же шапка присвоена и русским князьям, пользующимся титулом сиятельства. Австрийские принцы носят ту же К., но с золотым обручем, имеющим 4 листа и 4 жемчужины. Эта шапка принадлежит и русским князьям с титулом светлости. Только с конца IX в. французские герцоги и графы начинают носить К., состоящие из простого золотого обруча. Карл Лысый дал эту привилегию герцогам, которые должны были надевать К. только во время больших церемонией и особенно во время публичных заседаний. По мере того, как феодализм развивался, умножались и К., и скоро не было самого мелкого владетеля, который не считал бы себя в праве носить К. Не ранее XVI в. образовались особые формы К. для дворянства титулованного и нетитулованного. Дворянская К. северогерманская имеет 4 листа и четыре небольшие жемчужины, посаженные на стержень; у южногерманской 8 зубцов с жемчужинами. Обе эти короны употребляются и русским дворянством. Духовные лица также имеют свои наголовья, служащие отличием или указывающие сан. Такова К. пап – тиара или, как ее еще называют, regnum. Это род митры, окруженной тремя помещенными одна над другой К., составленными из зубцов с жемчугом и листьев. Внизу тиара имеет ленты бархатные и украшенные крестиками. Первоначально тиара состояла из круглой и высокой митры; папа Гормидий в 523 г., а по другим источникам – Александр III, в XII в., окружил ее К., как символом власти. Бонифаций VIII, умерший в 1303 г., присоединил к ней вторую, как символ духовной и светской власти. Немного позднее Урбан V – а может быть Иоанн XXII пли Бенедикт XII – прибавил третью К., чтобы тиара служила символом тройственных прав папы, как судьи, законодателя и священнослужителя всего католического мира. Католические кардиналы, архиепископы, епископы и прелаты имеют шляпы, указывающие их сан. В заключение упомянем еще о токах, введенных имп. Наполеоном I, вместо К., для созданного им дворянства. Они состояли из бархатных шляп, украшенных перьями, которых у князей и герцогов было 7, у графов 5, у баронов 3 и у дворян 1. При реставрации Бурбонов токи были уничтожены. Укажем еще корону абиссинского негуса.
По Menestrier, К. появляются в гербах как гербовая фигура, как украшение шлема и помещенная над щитом, как знак достоинства или власти. Шлемы, украшенные К., носили во время турниров, особенно в Германии, где увенчанный К. шлем считался признаком дворянства. Обычай венчать шлем К. появился между рыцарями в XV в., а украшение короною щита взято с монет. При Филиппе VI начали делать монеты, на обратной стороне которых была К. В то время только короли украшали К. свои гербы, и эти К. были открытия, с низкими цветами; позже их примеру последовали герцоги, маркизы и графы. У нас императорская К. встречается в больших гербах лиц императорской фамилии мужского пола, в личном гербе Его Величества и в гербах губерний. Малые гербы лиц императорского дома имеют К. геральдическую, представляющую ничто иное как северогерманскую дворянскую К. Если в К. жемчужины увенчаны крестами, то она получает название древней царской и употребляется в гербах областей. В гербах городов помещается стенная К., а античная К. обыкновенно служит для венчания геральдических фигур. В гербах нетитулованного дворянства К. венчает шлем, но прежде утверждались гербы и без К.; последняя помещалась иногда на щите или в воздухе над шлемом. В баронских гербах К. помещается или прямо над щитом, или на шлеме, венчающем щит. В гербах графских К. помещается на щите; кроме того, если имеется несколько шлемов, то средний иногда венчается такою же К.; остальные покрываются дворянскою и баронскою, если последний титул имел владелец герба. Княжеская шапка обыкновенно помещается над мантией, но также может венчать щит и шлем.
П. ф.-В.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 26 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close