Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:30
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Меннониты
Меннониты – одна из протестантских сект, получившая название от своего основателя, Симониса Меннона (1496 – 1561), голландца по происхождению. Сначала Меннон был сельским католическим священником, причем, по собственному его признанию (в автобиографии), не отличался благочестием и любил светские развлечения. О воспитании его не сохранилось сведений; он не был ученым богословом, но свободно писал на латинском языке. В 1531 г. в Леенвардене ему пришлось быть свидетелем ужасных казней анабаптистов; от сострадания к ним он перешел к убеждению в их правоте, ссылаясь при этом на Библию, чтением которой, как и сочинений Лютера и других протестантских богословов, он с особенным усердием занялся. Когда, в 1535 г., при взятии войсками монастыря близ Доккума, которым завладели анабаптисты, был убит его брат, находившийся в числе последних, Меннон, после мучительной внутренней борьбы, открыто отрекся от католичества и вошел в сношения с анабаптистами. Приняв главные пункты их учения, Меннон отверг политическое, воинствующее в мире назначение церкви, которое проповедовали Мюнстер и Иоанн Лейденский, и написал резкое сочинение против последнего и его притязаний на «царство». Исключительно религиозный характер учения Меннона, почти тождественного с догматикой анабаптистов (отчего М. и доселе часто отождествляются с анабаптистами), составляет главное отличие меннонитства от анабаптизма. Приняв перекрещение и «рукоположение» от одного из анабаптистск. «апостолов», Оббона Филиппа, Меннон выступил в качестве «странствующего проповедника» и вскоре привлек к себе последователей, организовал обширные общины в Фрисландии, Кельне, южной Германии, Мекленбурге, а в 1543 г. принял на себя звание «епископа» всех М. После богословского состязания с одним из учеников Лютера, Иоанном Лоска, Меннон издал два сочинения: «О вочеловечении Спасителя» и «О крещении». Результаты собора, созванного им для рассуждения о церковной дисциплине М., Меннон изложил в весьма гуманном сочинении: «Об отлучении от церкви Христовой». Пять лет пробыл затем Меннон в нынешних русск. прибалтийских губ., с целью проповеди и организации меннонитских общин, и здесь написал главное свое догматическое соч. – «О Троице» (против унитариев), в котором утверждает, что взаимное отношение лиц Св. Троицы составляет тайну, предмет верования, а не рассуждения. – Последующая история меннонитства, до XIX ст., представляет не что иное, как историю постоянной борьбы, внешней – с католиками и протестантами, внутренней – между партиями, образовавшимися в самом меннонитстве. Существование секты не было признано ни в Германии, ни в Нидерландах, и сектанты могли собираться на богослужение лишь тайно, под опасением казни. Голова самого Меннона была оценена в 1540 г. Карлом V, и он должен был скрываться в потаенных местах. Большинство его последователей, избегая гонений в отечестве, воспользовалось приглашением заняться работами по осушению болот в Пруссии, между Данцигом, Эльбингом и Мариенбургом. Когда эта работа была ими исполнена с полным успехом, означенная территория, находившаяся во власти короля польского, была отдана им в полное владение. Не ранее как в 1780 г. на них наложена была подать в 5000 талеров, а в 1790 г. у них отнято было право приобретать здесь земельную собственность. – Во время гонений между М. оказалось много «падших», т. е. отрекшихся от своего вероисповедания. Когда гонение утихло, возник спор об отношении «церкви» к этим падшим. Все общество М. разделилось по этому вопросу на «радикалов», под предводительством Филиппа Дирка, требовавших безусловного отвержения падших церковью, и «умеренных», соглашавшихся на их воссоединение. Победа осталась на стороне радикалов, и все «умеренные» собором были отлучены от церкви, несмотря на то, что к этой партии принадлежал сам Меннон. Тогда «умеренные», соединившись с нидерландскими М., образовали особую, весьма многочисленную секту «либеральных тауфгезиннтов» (Taufgesinnten), название же М. осталось за радикалами. Впоследствии строгих М. стали называть утонченными, а либеральных – грубыми М. Радикалы потребовали от Меннона, чтобы он произнес проклятие на либералов, и М. уступил, написав в свое оправдание второе сочинение «Об отлучении», за которое два тауфгезинтских проповедника – Цилис и Леммекен – провозгласили своего вождя «изменником». Меннон отвечал им анафемой, но пред смертью сказал окружавшим: «не будьте слугами людей, как я». Со времени смерти Меннона до 1572 г. М. в Нидерландах снова подвергались жесточайшим преследованиям. Перекрещивание, отрицание присяги, уклонение от военной службы – эти «догматы» Меннона вызывали общую ненависть даже в народе, считавшем М. противниками не только церкви, но и государства. «Утонченные» и «грубые» М. все более и более обособлялись друг от друга. «Грубые» углубились в догматику и доходили до рационализма; утонченные занялись нравственной казуистикой и регламентацией правил обыденной жизни. Для всех членов меннонитских общин установлена была форма и ценность одежды, убранство жилищ и т. п. Лучшим в это время явлением между М. было общее почти стремление устроить свою жизнь наподобие первобытной христианской общины. Но и в этом отношении скоро возникли разногласия, напр. о том, в храме ли только друг другу, или и в частных домах, всем странствующим, нужно умывать ноги; подвергать ли отлучению за нарушение правил об одежде и жилищах и т. п. В эпоху борьбы за освобождение Нидерландов голландские М. оказали великие услуги своему отечеству, жертвовали нередко всем своим состоянием, вступали солдатами в армию Вильгельма Оранского и т. д. Вследствие этого они получили полную свободу богослужения, право заводить школы и созывать соборы из представителей своих общин. На первом же из этих соборов обнаружилось, что 24 тауфгезинтских общины уже много лет не имели своих храмов и проповедников, а детей своих обучали в школах реформатских. Вследствие этого М. неминуемо должны были подпасть, в своем религиозном учении и культе, влиянию отчасти реформатов, отчасти ремонстрантов, под которым и находились все XVII-e и половину XVIII в. Реформатская церковь неоднократно пыталась навязать М. символ, составленный несогласно с учением Меннона. В 1795 г. голландские М. были уравнены в правах с католиками и реформатами; вмешательство гражданской и церковной власти в дела их общин было устранено. На амстердамском соборе состоялась полная yния всех партий М. Они устроили миссии (на о-ве Яве) и благотворительные заведения, а в начале XIX в. у них явилась в Амстердаме и семинария для приготовления проповедников. В Гарлеме существует «Богословское общество» М. – В Пруссии, в 1847 г., М. лишены свободы от военной службы, вследствие чего значительная их часть эмигрировала в Россию. В 1869 г. один из вождей М., Мангарт, признал, что меннонитский догмат об обязательном устранении от военной службы не имеет безусловного значения, так как война допускается и Св. Писанием, как средство самозащиты, составляющей такую же обязанность христианина, как и обязанность никого не убивать, нападая.
Литература. Сочин. самого Меннона: «Opera omnia theologica» (Амстерд., 1681); Hermanus Schyn, «Historia Mennonitarum» (1723); Stark, «Geschichte der Taufe und Taufgesinnten» (Лпц., 1789); Cremer, «Het Lowen en de Verrigtingen von Menno Simon» (Амстерд., 1837); Blaupot ten-Cate, «Greschichdensis der Doopsgezinden» (Амстердам, 1837 – 1850); Roosen, «Menno Simons» (Лпц., 1848); Muller, «Die М. in Oslfriesland» (Амстерд. 1887); A. Brons, «Ursprung, Entwickelung und Schicksale der Mennoniten» (1888); А. Г. Вишняков, «Общество анабаптистов или М.» (в «Православном Обозрении», 1861); «Mennonitischer Cathechismus».
Н. Б-в.
М. в Poccии. Первое переселение М. в Россию, из Мариенвердерской низменности (в Пруссии), состоялось в 1789 г., по приглашению правительства, в числе 228 семейств, причем им была обещана свобода вероисповедания и свобода от военной и гражданской службы, дана льгота от всяких податей на 10 лет и каждому семейству отведено по 65 дес. земли, а также на проезд и обзаведение по 500 р. В свою очередь, М. обязывались давать на общем основании квартиры и подводы для проходящих чрез их селения войск, содержать в исправности дороги и мосты и платить поземельную подать по 15 к. с десятины удобной земли. В 1789 г. был заселен Хортицкий окр. (Екатеринославского у. и губ.); вновь прибывшие в 1793 – 96 г. 118 семейств частью расселились в существовавших уже колониях, частью в новых, в уу. Александровском и Новомосковском. Несмотря на огромные выгоды, предоставленные М. они, по донесению Контениуса (1799), находились в «недостаточном состоянии» от частых неурожаев, каменистой почвы и падежа скота во время суровых зим. В виду этого правительство переселило в 1800 г. 150 семейств на Молочные воды (Мелитопольского у. Таврической губ.), дав им до 120 тыс. дес., а Хортицкий окр. (до 35 тыс. дес.) предоставило в распоряжение оставшихся колонистов, частью как надел, частью в виде запаса на прибылое население, с уплатою в казну 21/2 к. за десятину. В том же году дозволено М. варить пиво и мед, курить хлебное вино, как для собственного употребления, так и для продажи, а посторонним «навсегда» воспрещено иметь в их колониях харчевни, питейные дома и шинки. Тогда же образованы меннонитские еврейские общины, с довольно широким самоуправлением. До 1820 г. колонизация М. распространялась почти исключительно пришельцами из-за границы; за это время число колоний увеличилось в Молочанском окр. до 40, а в Хортицком до 18. С 1820 г. впуск в Россию иностранных поселенцев был приостановлен. Около 1835 г. Хортицкий окр., вследствие увеличившегося населения, стал нуждаться в земле; ему отвели новый участок в 9492 д. в Александровском у., и в течение 1836 – 52 г. 145 молодых семейств устроили 5 новых колоний, которые в 1852 г. были окончательно отделены от хортицкого окружного управления и образовали третий меннонитский окр., названный Mapиупoльcким. На Молочне так же шел рост колоний. Из Пруссии приезжали сюда нередко весьма состоятельные люди, вследствие чего Молочанский окр. сделался главным центром хозяйственной и умственной интеллигенции М. За период с 1828 по 1866 г. здесь возникло 18 новых колоний на запасных землях. В короткое сравнительно время пустынная местность Молочанского окр. наполнилась рощами плодовых тутовых и лесных деревьев, богатыми нивами и стадами отличной породы скота. С 1854 г. данцигские, мариенбургские и эльбингские М. стали селиться в Самарской губ., сначала в Новоузенском у., а потом и в Самарскому и до 1874 г., когда прибыла их последняя партия, образовали 16 колоний, получив также до 15 дес. на душу. Все земли находились обыкновенно в вечно-потомственном владении целой колонии, без права отчуждения в посторонние руки. Распределялись они по угодьям и подворно или посемейно, без дробления. Двор переходил в единоличное пользование к одному из сыновей, признанному способным продолжать хозяйство, или к лицу из того же общества, купившему его с аукциона. Это повело, с одной стороны, к скоплению в одних руках обширных участков, с другой – к увеличению числа безземельных. О них впервые позаботился М. Корнис, бывший председателем молочанской комиссии сельского хозяйства. Он пытался устроить в 1841 г. торгово-промышленную колонию) для безземельных, но успел поместить только 30 семейств; в 1866 г. правительством была закрыта самая комиссия. Между тем общественная экономическая неурядица росла; особенно жесток был раздор между хозяевами и безземельными Молочанского округа. В 1869 г. изменен закон наследования, допущена дробность наделов; правительство стало раздавать безземельным запасные земли и ввело большую правомерность в составе сельских сходов. Когда в 1874 г. все вообще колонисты в России были признаны подлежащими воинской повинности, это было истолковано М. как требование, несогласное с их религиозными убеждениями; значительная их часть решилась выселиться из России. Посланный «задержать» выселяющихся, гр. Э. К. Тотлебен был уполномочен обещать им льготы относительно отбывания военной службы, которые им действительно и предоставлены. Но эти льготы не вовсе прекратили переселение. Из одной Таврической губ. переселилось в Америку, до 1876 г., около 900 меннонитских семейств, и почти столько же из Екатеринославской. Дальнейшие переселения, вызванные, между прочим, голодовками (напр. в 1879 – 80 гг.) были незначительны. Так напр., из Самарской губ. с 1880 по 1889 г. выселилось всего 71 семейство (390 д. об. п.): 46 сем. в Хиву, где часть получила от хана 4-десятинный надел, а часть определилась в столяры, плотники и т. п.; 10 сем. – в Сыр-Дарьинскую область, где они основали 4 колонии, получив по 15 дес. на душу и правительственную ссуду на устройство школ и общественных мельниц; 13 сем. – в Америку (шт. Небраска и Арканзас), 1 сем. – в Оренбург, 1 сем. – в Омск. М., с самого водворения в Россию, разделились на два толка: фламандский и фрисландский. Принадлежащие к последнему отличаются меньшею строгостью в соблюдении обрядов. В 1855 г. в колонии Эйнлаге (Хортицкого округа) появились сектанты – Hupfer'ы, державшиеся буквы Св. Писания, и вскоре после того «иерусалимскиe братья» – прогрессисты. Первые в 1860 г. образовали особую церковную общину и отвергли власть конвента, ведавшего дела духовного призрения и церковного благочиния. Отлученные за это конвентом от церкви, они составили, вместе с иерусалимскими братьями, главный контингент М., выселившихся на Кавказ в 1864 – 66 г. (более 200 семейств).
В настоящее время всех М. в. России около 50 000 д. об. п.; живут они в губ.: Екатеринославской (уездах: Александровском, Екатеринославском и Мариупольском) – 51 колония. Таврической – 57 колонии, Херсонской – 16 кол., Самарской – 18 кол. и на Кавказе – около 20 кол. Некоторые ошибочно считают за М. и немцев, живущих в Радичеве, Черниговской губ. (2 кол.), поселенных здесь еще гр. Румянцевым в 1772 г. В общем, М. владеют около 300000 дес. земли. По владению землею они делятся на хозяев (полных – не менее 65 дес., половинных и четвертных), малоусадебников (до 1/2 дес., без полевого надела) и безземельных. Число последних растет все более и более и в некоторых местах достигает 20 % (Самарская губ.). Подушные сборы раскладываются сельским сходом одинаково на всех рабочих обоего пола от 14 до 60 лет (с 1867 г.). Поземельную подать, разные сборы и натуральные повинности хозяева несут сообразно с наделом (после 1862 г. – по 52/3 к. с дес.). С величиной подворного участка соразмеряется и выгон. Живут М. поселками в 15 – 20 домов, один от другого в 2 – 5 в., и занимаются преимущественно земледелием. Последнее часто ведется более или менее усовершествованными орудиями, по 4 – 5-польной системе, причем посевы чередуются (напр. в Самарской губ.) так: пар, рожь, пшеница (составляющая главный предмет торговли), овес и ячмень; редко просо и еще реже горох. Среднее количество хлебов получается на надельный двор (в Самарской и Екатеринославской губ.) до 2000 пд. Развито у М. и скотоводство, преимущественно овцеводство (улучшенные породы); более всего в Молочанском округе, где в 1889 г. было до 10 000 лошадей, более 15 000 гол. рог. скота (лучших пород) и около 20 000 овец. Живя, большей частью, в безлесной местности, М. издавна занимались разведением деревьев: фруктовых, тутовых и лесных; в одном Молочанском округе имеется свыше 3,5 млн тутовых деревьев; развито также шелководство и табаководство. Густой цепью расположены заводы (винокуренные, суконные, кирпичные, черепичные и др.), фабрики, мельницы и всевозможные мастерские, преимущественно изготовляющие земледельческие орудия. Самый цветущий в промышленном отношении – Молочанский округ. М. высоко ставят грамотность, считая ее «важнейшей потребностью общества»; между ними нет неграмотных; мальчики и девочки обязательно посещают школы (большей частью одноклассные; в каждой колонии по школе; кроме того в Хортице и Гальбштадте русские высшие училища, в Гальбштадте и Орлове на Молочне – ремесленные училища). В доме почти каждого хозяина имеется какой-либо периодический орган (чаще – немецкий). Все, даже противники иностранных колонистов, утверждают, что М. трудолюбивы, любят порядок, нравственны, гуманны и трезвы. Они живут в больших и удобных домах (ок. 30% каменных) и преимущественно малосемейны. Влияние их на окружающих русских крестьян благотворно. Господствующая идея их учения – ожидаемое восстановление в мире царства Божия через основание и распространение на земле церкви чистой и святой. Затем, безусловная вера в Библию, в буквальный смысл ее текста; свобода личного понимания в области верования; евхаристия – лишь благоговейное воспоминание событий из жизни Иисуса Христа, способствующее возвышению и укреплению чувства веры; крещениe совершается только над взрослыми; судебные тяжбы, присяга и воинская служба отрицаются. В церковном отношении каждая самостоятельно организовавшаяся община существует независимо от других: она сама избирает своих духовных наставников и проповедников. Для решения дел, касающихся целой общины, созывается «общее церковное собрание», постановления которого утверждаются «конвентом духовных старшин»; тот же конвент служит представителем общины перед правительством. Все дела М., превышающие власть губернатора, подаются на имя министра внутренних дел и рассматриваются в департаменте иностранных исповеданий. Дела о построении новых молитвенных домов решаются губернатором по согласованию с местным епархиальным архиереем, а в случае их разногласия – министром внутренних дел, по согласованию с синодальным обер-прокурором. На «духовных старшин» возложена обязанность вести метрическую запись «крещаемых» (взрослых); другие части метрики – о бракосочетавшихся и умерших – ведутся ими или «сельскими приказами» колоний, для каждой колонии отдельно; из этих отдельных записей в южных губерниях составляется общая метрика для целого поселенческого меннонитского округа. Главнейшие колонии: Гальбштадт (около 1000 жителей), Молочанского округа; Эйнлаге (около 900 жит.) и Шенгорст (около 1500 жителей) – Хортицкого; Шентад (около 700 жит. об. п.) – Мариупольского; Кеппенталь и Гансау – Николаевского округа (Новоузенского у., Самарской губ.). Три новороссийских округа – Молочанский, Хортицкий и Мариупольский образуют «Новороссийское братство М.», составляющее страховое от огня общество, санкционированное в 1867 г. Ср. Клаус, «Наши колонии» (СПб., 1869); Красноперов, «Меннонитские колонии» («Рус. Мысль», 1883, № 10 и «Юрид. Вестн.», 1889, № 6); Велицын, «Иностранная колонизация в России» («Рус. Вестник», 1889 и 1890, и отд., крайне пристрастный очерк); «Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа» (V); «Рус. Старина» (1883 № 5); «Записка об обычном праве М.» (Симф., 1884).
В. Р – в.
По уставу воинской повинности 1874 г. (ст. 157) меннониты освобождены от ношения оружия и потому не назначаются в войска, а отбывают обязательные (общие) сроки службы в мастерских морского ведомства, в пожарных командах и в особых подвижных командах лесного ведомства. Льгота эта распространяется, впрочем, лишь на тех из М., которые присоединились к секте или прибыли из-за границы, для водворения в империи, до 1 января 1874 г.
К. – Х.
Менструация
Менструация или месячные, регулы, месячное очищение (menses), течка (у животных) – представляет своеобразное кровоизлияние из слизистой оболочки матки, наблюдаемое у женщин и самок некоторых млекопитающих животных, с момента наступления половой зрелости и повторяющееся периодически до конца производительного периода жизни. Внешним выражением менструации является истечение крови через женские наружные половые органы, связанные с некоторыми общими явлениями в организме: набухание грудей, блуждающие боли в почках, тазу и т. д. Вытекающая кровь обыкновенно смешана со слизью и более или менее долго пребывает перед тем в матке, вследствие чего делается темной, венозной. Это обстоятельство, в связи со щелочностью примешанной к крови слизи, и делает то, что менструальная кровь обыкновенно не свертывается, а последнее случается только при чрезмерных кровоизлияниях. Менструации в жарком климате показываются между 11-м и 15-м годом жизни: в умеренном – между 12 и 18 годами и, наконец, в холодном – между 13-м и 21-м годом жизни. Хорошее питание и полное физическое довольство ускоряют наступление менструального периода; нищета, лишения и чрезмерный труд действуют наоборот. В нашем климате М. продолжаются обыкновенно до 50 лет, после чего наступает менопауза (т. е. прекращение М.); сперва регулы исчезают на несколько месяцев, потом появляются и вновь исчезают и т. д. Есть, впрочем, женщины, сохраняющие М. вплоть до 70 лет. Обыкновенно у женщин с ранним периодом половой зрелости менопауза наступает позже и, следовательно, производительный период бывает в общем длиннее. М. повторяются в среднем через каждые 28 дней; но у одних повторяются через каждые 20 дней, а у других через месяц. В начале регул наблюдается слизь, богатая эпителиальными клетками и более или менее окрашенная кровью; содержание крови затем постепенно увеличивается до истечения почти чистой крови; вслед за этим кровь начинает опять убывать и истечение принимает постепенно первоначальный характер слизи. Каждая менструация длится в среднем от трех до шести дней и за это время теряется от 100 до 200 гр крови. Всякая существенная затрата сил организма при острых заболеваниях, при беременности, при кормлении грудью влечет за собой вообще прекращение М. Впрочем, нередко можно встретить возобновление М. при продолжающемся кормлении грудью и это, по-видимому, не отражается на качестве молока. Менструация представляет до известной степени особого рода кризис, отражающийся на всем организме женщины: в это время наблюдается в большей или меньшей степени моральное и физическое недомогание. В половых органах женщины, наблюдается в это время излишний прилив крови, обусловливаемый расширением артерий с одновременным сжатием гладкими мышечными волокнами матки венных сплетений этого органа. Кровь, усиленно приливая к половым органам женщины при затрудненном оттоке ее через вены, обусловливает набухание матки, объем ее увеличивается на 1/3 или 1/4, также как и труб, яичников и широких маточных связок. Одновременно с усиленным приливом крови к половым органам слизистая оболочка матки размягчается, утолщается, железы ее гипертрофируются, строма ее пропитывается массой эмбриональных элементов, после чего эпителий слущивается маленькими кусочками. Слизь, наблюдаемую при М., составляют эти отбросы эпителия, смешанные с отделением маточных желез. Кровь же примешивается, благодаря разрыву капилляров, растянутых усиленным напором крови. Причиной всего этого комплекса явлений. входящих в акт М., служит, по-видимому, развитие Графового пузырька с созреванием яйца в яичнике, но вопрос этот еще не разрешен, а пока справедливо будет согласиться с де Синети, говорящим, что овуляция и М. суть явления обыкновенно идущие рядом, но не связанные как причина со следствием и что теории о М. еще преждевременны.
И. Т.
М., расстройства. Неправильности М. довольно часты и сводятся: 1) к прекращению или остановке их (аменоррея), 2) к отвлечению их (menstruatio vicaria), 3) к болезненным М. (дисменоррея), 4) к усилению их (меноррагия). Остановка М. зависит от различных условий. Зачатие прекращает обычное истечение крови и составляет физиологическую причину. При всякой значительной потере крови другой частью тела М. могут остановиться. Прежде полагали, что такое прекращение истечения вредно для здоровья. В настоящее время такое мнение считается необоснованным на том основании, что с менструацией удаляется кровь, при прекращении их она задерживается в теле или удаляется другими путями; никакие другие вещества не застревают в теле. Впрочем, при остановке М. необходимо иметь в виду причину, вызвавшую эту ненормальность. Если после простуды, после душевных волнений М. не показываются, то следует ожидать более или менее тяжких нервных расстройств и это потому, что общее здоровье уже расстроено, а наполнение кровью яичников не прекращается вследствие застаивания крови и со своей стороны расшатывает уже больной организм. Но в подобных случаях полезнее обращать внимание на общее улучшение здоровья. Особого упоминания заслуживает задержка М. механическим путем; она бывает при сужении входа во влагалище, при сужении самого влагалища и маточной шейки. Иногда М. появляются в какой-либо части, удаленной от матки, из последней истечение может быть либо уменьшено, либо прекращено, такое явление наз. дополнительными или отклоненными М. В подобных случаях истечение происходит обыкновенно в местах, лишенных кожи, напр. в ранах, язвах; также в слизистой оболочке, напр. рта, носа. Вообще же говоря, нет ни одной точки на поверхности тела, на которой не наблюдались бы дополнительные М. При этом в яичниках имеют место явления, обычные для М. Дисменорреей называются М., сопровождающиеся болью; при них отходят часто кровяные сгустки. При меноррагии истечение увеличено. Это бывает при болезнях матки или соседних органов: при воспалении матки, при изъязвлении маточной шейки, при налитии кровью широких связок и т. д.; иногда какие-либо расстройства матки отсутствуют, а усиленное истечение зависит от общего ухудшения здоровья. При лечении обращают внимание на причину, поддерживающую неправильность М., и стараются ее устранить.
Г. Скориченко-Амбодик.
Ментор
Ментор, с о-ва Итаки – сын Алкима, друг Одиссея, который, отправляясь под Трою, поручил ему заботы о доме и хозяйстве; поэтому он старался препятствовать назойливым женихам Пенелопы; он же был воспитателем Телемаха, сына Одиссея. У Гомера наружность М. часто принимает покровительствовавшая Одиссею Афина Паллада, являясь к Одиссею или Телемаху. Так, в виде М. Афина помогает Одиссею в его борьбе с женихами и старается примирить его с народом; под видом М. она сопровождает Телемаха в Пилос. Имя М. часто употребляется как нарицательное, в смысле наставника или руководителя юношества.
Менуэт
Менуэт (фр. – menuet, ит. miouetto, от франц. слова menu или латинского minutus – малый, мелкий) – старинный грациозный танец, названный так вследствие своих мелких па. Пишется в двухколенном складе, в трехдольном размере. Часто за первым М. следует второй, в той же тональности или в тональности квинтой ниже главной (но не квинтой выше). Если первый М. в мажоре, то второй нередко пишется в одноименном миноре. Второй М. называется трио. В старинных М. первый М. писался двухголосно, а второй – трехголосно. За вторым М. всегда идет повторение первого. Нередко в конце М. делается небольшая кода. Хотя танцующие исполняют М. плавно и довольно медленно, но музыка М. должна исполняться умеренно скоро. Музыка первых М. принадлежит Люлли. М. был придворным танцем при Людовике XIV. Из Франции он перешел в другие страны; в России появился в царствование Петра Великого. М. писали почти все композиторы инструментальной музыки, как старинные, так и новейшие. В особенности художественную обработку М. получил у Гайдна, Моцарта и Бетховена. Гайдн первый ввел М. в свои симфонии. Из русских композиторов выдающиеся М. писали Глинка и Рубинштейн. В настоящее время М., как танец, вышел из моды, но форму М. в музыке продолжают эксплуатировать.
Н С.
Менцель
Менцель (Адольф Фридрих Эрдман Menzel) – знаменитый немецкий исторический и жанровый живописец, род. 1815 г., посещал, но очень недолго, классы акад. худож. в Берлине и образовался почти самоучкой. Впервые стал известен в 1833 г. тетрадью рисунков, исполненных пером и изображавших «Жизнь художника» (Kunstlers Erd wallen). За этим юношеским трудом М. следовали ряд им самим литографированных «Достопримечательностей Бранденбургской истории» (1834 – 39, 12 листов) и несколько первых его опытов в живописи масляными красками, каковы напр. «Игра в шахматы» (1836), «Юридическая консультация» (1837), «Судебное заседание» (1837) и пр. Но вскоре ему пришлось отложить в сторону палитру и кисти, чтобы заняться сочинением иллюстрации к «Истории Фридриха Великого» Куглера (1839 – 42) и вслед затем иллюстрированием роскошного издания сочинений этого государя (1843 – 49). Обе эти работы заставили М. углубиться в изучение эпохи Фридриха Вел. Воспроизводя ее с полной исторической точностью, превосходной характеристикой положений и действующих лиц, реалистической правдой и высоким техническим мастерством, он составил себе громкое имя у своих соотечественников преимущественно картинами на темы, взятые из этой эпохи, как напр. «Круглый стол Фридриха Вел.» (1850, находится в Берлинской национальной галерее), «Концерт в Сан-Суси» (1852, там же), «Фридрих Вел. в дороге» (1854), «Присяга Фридриху Вел. в Бреславле, в 1741 г.» (в бреславлском музее), «Встреча Фридриха Вел. с Иосифом II в Нейссе», «Фридрих перед Лейтенской битвой», «Фридрих в Гохкиркенской битве» (1856; в берлинском королевском дворце) и др. В 1850 гг. М. написал, кроме того, несколько картин библейского содержания, достоинству которых в большинстве случаев вредила их излишняя реалистичность, после чего снова показал свой талант с полным блеском в великолепной «Коронации Фридриха Вильгельма I в Кенигсберге» (1861 – 65; в берлинском королевском дворце), "Отъезде короля на войну, 30 июля 1870 г. " (1871; в Берлинской национальной галерее), «Бальном ужине» (1878), «Разговоре короля с дамою на придворном балу» (1880), «Религиозной процессии в Гаштейне» (1880), «Площади д'Ербе, в Вероне» и в «Новейших циклопах» (1876) – самой замечательной из всех картин художника, изображающей внутренность железопрокатного завода во время работы на нем. Сверх упомянутых произведений, М. исполнил много других, менее значительных жанровых картин, рисунков пером, композиций для политипажей, акварелей и гуашей. С 1856 г. он состоит профессором и членом Берлинской акад. художеств. Ср. Wessely, «Adolf Menzel, sein Leben und seine Werke» (Лпц., 1875).
А. С – в.
Mеншиков Александр Данилович
Mеншиков (Александр Данилович) – фаворит Петра I и Екатерины I, открывающий собой ряд русских временщиков XVIII ст. Год его рождения в точности неизвестен: по одним известиям (Берхгольц) он родился в 1673 г., по другим (Голиков) – в 1670 г. Не вполне ясно и происхождение его: по словам одних, его отец был придворным конюхом, по словам других – капралом Петровской гвардии; существует также известие (позднейшее), что М. в молодости продавал пироги на улицах Москвы и кормился этим промыслом. Знакомство Петра с М., как обычно считают, состоялось через посредство Лефор та, взявшего М. к себе в услужение. Несомненно, что М. служил в Преображенском полку с самого его учреждения, несколько лет исполнял обязанности денщика при Петре и приобрел его расположение, скоро перешедшее в тесную дружбу. С 1697 г. М. неразлучен с Петром: вместе с ним совершает Азовский поход, вместе отправляется за границу и возвращается оттуда, участвует в стрелецком розыске, исполняет важные поручения; его влияние начинает перевешивать даже влияние Лефорта. После Нарвского сражения М. вместе с царем участвовал в действиях русской армии в Ингрии, причем выказал большую храбрость и недюжинные военные таланты. После взятия в 1702 г. Нотебурга, он был назначен комендантом этой крепости, затем губернатором вновь завоеванных областей; в его ведение, в так наз. Ижорскую канцелярию, были переданы Петром многие общегосударственные доходы.
Талантливый и энергичный, М. не останавливался ни перед чем ради удовлетворения возникавших, вследствие войны, нужд; его быстрые, решительные действия вполне соответствовали кипучей энергии царя; лишенный всякого, даже элементарного образования (он едва мог подписать свое имя), он восполнял этот недостаток природной сообразительностью, еще развившеюся в том ответственном положении, какое ему пришлось занимать. В 1705 г. М. был вызван в Литву, где к этому времени сосредоточились военный действия, и здесь действовал сперва в качестве помощника фельдмаршала Огильви, начальствуя над кавалерией, а затем, с 1706 г., в качестве самостоятельного главнокомандующего. В том же году он одержал победу над шведским генералом Мардефельдом при Калише. Это была первая победа русских в правильной битве, и М. был щедро одарен за нее. Еще раньше, в 1702 г., он получил диплом на достоинство графа Римской империи; теперь он был возведен в сан князя Римской империи, а в 1707 г. Петр возвел его в достоинство светлейшего князя Ижорского. Получив известие об измене Мазепы, М. напал на Батурин, взял его приступом и жестоко разорил, перебив почти всех жителей. За Полтавскую битву М. получил звание фельдмаршала. До 1714 г. он принимал участие в походах русских войск заграницу, в Курляндию, Померанию и Голштинию, а затем его деятельность сосредоточилась на вопросах внутреннего устройства государства, касаясь, благодаря его близости к царю, едва ли не всех важнейших государственных нужд.
Наиболее усердным сотрудником Петра М. являлся, однако, не столько в силу ясного сознания тех принципов, какими направлялась деятельность преобразователя, сколько в силу своекорыстных мотивов, и эти последние придали всей его фигуре особою окраску. «Полудержавный властелин», по выражению Пушкина, «дитя сердца» Петра, как называл его последний в своих письмах к нему, был страшным взяточником и казнокрадом и, несмотря на награды, в изобилии сыпавшиеся на него, увеличивал свое состояние всякими недозволенными средствами. Не довольствуясь взятками с просителей, он грабил заграницей имения польской шляхты, закрепощал себе малороссийских казаков, отнимал земли у граничащих с его имениями помещиков, наконец, обкрадывал казну на всевозможных подрядах. В 1711 г. Петр впервые узнал о подобных злоупотреблениях М., а три года спустя назначена была, по доносам Курбатова, особая следственная комиссия. С той поры и до конца царствования Петра I М. почти не выходил из-под суда. Многочисленные следственные комиссии раскрывали грандиозные его злоупотребления, но их разоблачения только поколебали доверие и расположение Петра к М., не лишив последнего всецело влияния и власти. Помимо сохранявшейся еще у Петра привязанности к любимцу, помимо заступничества за него Екатерины, через него познакомившейся с Петром и питавшей теплое чувство к первому виновнику своего возвышения, здесь могли действовать и другие соображения: в лице М. Петр дорожил одним из наиболее даровитых и преданных ему соратников. Как преданность царю, так и личные интересы М., тесно связанные с реформами, делали его врагом партии приверженцев старины. В такой роли выступил он, между прочим, и при столкновении Петра с сыном. Многие из современников, вряд ли, впрочем, основательно, считали даже М. главным виновником гибели Алексея Петровича. Как бы то ни было, злоупотребления М. благополучно сходили ему с рук; отделываясь при их раскрытии денежными штрафами, он успешно топил своих врагов, в числе которых бывали порой и очень сильные люди, как напр. Шафиров. При учреждении коллегий М. в 1719 г. был назначен президентом военной коллегии. Лишь к концу царствования Петра, после того, как известная Монсова история подорвала доверие царя к Екатерине, М., вновь уличенный в злоупотреблениях, подвергся серьезной опасности, но последовавшая вскоре смерть Петра открыла ему дорогу к еще большей власти. Главный виновник возведения на престол Екатерины I, он сделался при этой слабой и неспособной государыне истинным правителем государства. Верховный совет, учрежденный отчасти вследствие желания других вельмож положить предел самовластию М., вскоре сделался простым орудием в его руках. Чтобы упрочить свое положение, он попытался добиться, с помощью русских штыков, избрания на вакантный тогда престол Курляндского герцогства, но попытка эта не увенчалась успехом. Тогда М. принял другие меры к обеспечению себя на случай смерти Екатерины. Не рассчитывая на возможность устранить от престола сына Алексея Петровича, в пользу дочерей Петра и Екатерины, он заблаговременно перешел на сторону этого кандидата; по просьбе М., Екатерина дала свое согласие на брак малолетнего Петра Алексеевича с дочерью М. Найденное по смерти Екатерины завещание (впоследствии оказавшееся подложным) объявляло наследником престола 12-летнего Петра и учреждало до его совершеннолетия регентство из обеих цесаревен, герцога Голштинского и верховного тайного совета. Но герцог, по настоянию М., уехал в Голштинию вместе с Анной Петровной; действительным правителем государства остался М., обручивший императора со своей дочерью Марией и получивший звание генералиссимуса. Самовластие М. разгулялось теперь на просторе, обращаясь порою на самого императора; это и погубило М. Пытаясь примириться со старыми родами, он приблизил к Петру II Долгоруких, которые воспользовались этим, чтобы восстановить императора против М. 8 сентября 1727 г. М. был арестован и на другой день последовал указ о ссылки его в Раненбург. Вслед за этим все его громадные богатства были конфискованы, а после того как в Москве найдено было подметное письмо в пользу М., он с женой, сыном и дочерьми был сослан в Березов, где и умер 12 ноября 1729 г.
Литература. Есипов, «Жизнеописание А. Д. М.» («Русский Архив», 1875); его же, «Ссылка М. в Березов» («Отечеств. Записки», 1860, № 8 и 1861, № 1 и 3); Костомаров, «История России в жизнеописаниях ее деятелей» (т. II); Щебальский, «Князь М. и гр. Мориц Саксонский» («Русский Вестник», 1860, № 1 и 2); Карнович, «Вмешательство русской политики в избрание Морица Саксонского герцогом Курляндским» («Древняя и Новая Россия», 1875, № 9 и 10); Порозовская, «А. Д. М.» (СПб., 1895; в биографической библиотеке Павленкова); Лазаревский, «Описание старой Малороссии» (т. 1).
В. М – н.
Меншиков Александр Сергеевич
Меншиков (Александр Сергеевич, 1787 – 1869) – адмирал, ген.-адъютант, светлейший князь. Сначала вступил в дипломатический корпус, затем перешел в военную службу и был адъютантом графа Каменского. В 1813 г. находился в свите императора Александра I и часто исполнял его поручения. В 1820 г., когда вошел в силу Аракчеев, М. было предложено командование Черноморским флотом, с целью удалить его из С.-Петербурга; он отказался, так как никакого понятия о морской службе не имел. В это время М. прослыл почему-то за вольнодумца. В 1821 г. он, вместе с Новосильцевым и Воронцовым, составил проект освобождения помещичьих крестьян, принятый императором неблагосклонно. Предложение занять место посланника в Дрездене М. счел за оскорбление, вышел в отставку и удалился в деревню, где чисто случайно, благодаря тому, что нашел учителя-моряка, занялся изучением морского дела. Николай I послал М. с чрезвычайной миссией в Персию, где он был арестован и находился в тюрьме до 1827 г. По возвращению он получил поручение преобразовать морское министерство, что и исполнил с большой энергией. В турецкую кампанию 1828 г. М., командуя десантным отрядом, посланным к восточным берегам Черного моря, овладел креп. Анапа, а потом был назначен начальником войск наших, подступивших к Варне, и энергично повел осаду этой крепости, но был ранен ядром в обе ноги и принужден оставить армию. В 1829 г. он, в звании начальника главного морского штаба, принял начальство над морскими силами империи; с 1830 г. был Финляндским генерал-губернатором. В 1853 г., во время переговоров с Портой, предшествовавших Крымской войне, М. был послан чрезвычайным послом в Константинополь, а когда началась война, был назначен начальником войск в Крыму и оставался на этом посту до февраля 1855 г. Действия его во время Крымской войны вызывали и вызывают много порицаний со стороны специалистов военного дела. В царствование Александра II М. не принимал никакого участия в государственных делах. Настоящим государственным человеком М. не был, хотя обладал недюжинным умом. Его злые остроты в свое время пользовались большой известностью, но многие из них ему только приписывались. Для своего времени М. был образован замечательно; библиотека его была одна из лучших в Петербурге. Некролог кн. М. см. в «Русском Архиве» (1869 г., стр. 1067 – 1076). Отрывки из писем и бумаг М., относящихся главным образом ко времени Крымской войны, напечатаны в «Русском Архиве» (1881 г., кн. II, стр. 361 – 379) и в «Русской Старине» (1875 г., т. XII; 1877 г., т. XVIII и XIX; 1882 г., т. XXXIV; 1884 г., т. XLI и др.). О библиотеке кн. М. см. у А. Ивановского, «Гр. Н. П. Румянцев» (стр. 160 – 161).
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 3 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close