Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:33
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Мираж
Мираж (Mirage, Lufispiehelung) – атмосферное явление, благодаря которому при известных обстоятельствах делаются в какой-либо местности видными предметы, действительное местонахождение которых вдали от места их наблюдения зрителем. Оно объясняется полным отражением лучей на границе двух слоев воздуха, имеющих различные температуры, если луч света падает с очень сильным наклоном на граничную плоскость. Если зритель и отдаленный предмет находятся на лишь немного повышенных точках и между ними лежит сильно нагретая солнцем песчаная почва, сообщающая свою теплоту ближайшим слоям воздуха и тем нагревающая их сильнее слоев выше расположенных, зритель видит предмет в его действительном положении при посредстве лучей, прямо от предмета идущих к нему, и во-вторых, в перевернутом положении, при посредстве лучей, идущих от предмета книзу, потом, при встрече с более теплыми и поэтому более редкими слоями воздуха, подвергающихся отражению и идущих к глазу наблюдателя, видящего предмет как бы отраженным в воде. Это объяснение дал еще Монж в «Мemoires de I'lnstitut d'Egypte». Если сильно нагретый теплый слой не внизу, но вверху наблюдателя и наблюдаемого предмета, находящихся в более плотном холодном слое, – может также получиться явление М., но только по направлению кверху. Таким образом наблюдаемые в опрокинутом виде над горизонтом, напр. корабли, башни и замки и т. д., суть изображения действительных предметов.
В некоторых местностях, в Неаполе, Реджио, на берегу Сицилийского пролива, в больших песчаных равнинах (утром, когда еще нижние слои воздуха холоднее верхних, уже согретых солнцем), в Персии, Туркестане, Египте, это явление, называемое фато-морганой, наблюдается часто. Во втором случае может получиться такое лучепреломление, но предмет кажется лишь приподнятым, но не перевернутым, причем, таким образом, в самих верхних слоях не происходит полного отражения. В таком виде это явление наблюдается в западных частях Балтийского моря.
Миракль
Миракль (франц. miracle, от латин. miraculum – чудо) – средневековые мистерии, сюжетом которых было чудо или житие святого, или чудо Богородицы. М. произошли из гимнов в честь святых и из чтения их житий в церкви. Латинские М. большей частью сочинялись (в рифмованных стихах) и разыгрывались студентами и молодыми клериками накануне праздника святому. Есть ряд таких М., где главным действующим лицом является св. Николай Чудотворец, и 4 из них приписываются Гиларию, ученику Абеляра (XII века); в некоторых встречаются припевы по-французски. От начала XIII в. есть французский стихотворный М. – Jeu (перевод лат. ludus) de Saint Nicolas, автор которого, Жан Бодель из Арраса, в основу своей драмы положил известную легенду о том, как «варвар» доверил свое сокровище св. Николаю, и когда это сокровище было похищено ворами, святой заставил их угрозами возвратить похищенное. Бодель предпослал своей пьесе пролог, где сказано, что она дается накануне Николина дня, и самую легенду значительно распространил и видоизменил: в его jeu изображается битва крестоносцев с мусульманами и победа последних; неизвестный «варвар» обратился в сарацинского короля, который после возвращения сокровища принимает христианство, вместе с своим войском; наиболее творчества проявил автор в изображении воров, которые бранятся и кутят, как appaскиe жулики (пьеса изд. Monmerque et Michel, «Theatre fr. au moyen age»). На этом древнейшем примере видно, что М. давали большую свободу творчеству и изображению реальной действительности, нежели другие роды средневековой драмы, и именно из них, при благоприятных условиях, могла бы развиться новая художественная драма. В Англию М. перешли вместе с норманским завоеванием; известно документально (от Матвея Парижского), что в начале XII в. в Донстепле, в Бедфордшире, давался М. о св. Екатерине, написанный (без сомнения по-латыни) ученым нормандцем Гофреем (или Жофруа), который был впоследствии аббатом в монастыре св. Альбана. В конце XII в. Фиц-Стефен, биограф Фомы Бекета, говорит о представлении М., из которых он, по-видимому, выделяет драматическое изображение целых житий мучеников. Именно в Англии, где средневековая драма раньше всего сблизилась с жизнью, М. были в таком ходу, что Miracle-Plays сделалось общим названием для духовной драмы; жалобы Вильяма Вадингтона (Wilham de Wadington), в его «Руководстве о грехах», на то, что в этих представлениях больше скандала, чем поучения, указывают на силу реального элемента в М. конца XIII в., даже разыгрываемых клириками. Во Франции в XIII в. по городам основываются братства, под названием puys (puy – от podium), устраивающие поэтические состязания для прославления Богородицы и святых. В XIV в. братства сочиняют и разыгрывают чудеса Богоматери, один большой сборник которых (42 пьесы) дошел до нас. Эти М., за исключением рондо ангелов, написаны однообразным размером и вообще очень похожи друг на друга по манере обработки: при наивности художественных приемов и вялости действия, в них приятно поражает богатство сюжетов, верное воспроизведение жизни различных классов общества, грубоватое, но сильное выражение страстей и душевных настроений, а иногда и оригинальная мотивировка действий и обрисовка характеров (изложение одного из М. о Богоматери см. «Всеобщ. историю литературы» Корша и Кирпичникова II, 884 – 890). Из М., принадлежащих по сюжетам к другим циклам, более известны «Варлаам, Иосафат и король Авенир», обработанный по Золотой Легенде (21 действующее лицо, около 1700 стихов), и «Роберт Дьявол» (47 действующих лиц, около 2000 стихов), сюжет которого взят из весьма распространенного авантюрного романа XIII в. О М. см. L. Petit de Jullevile, «Les Муsteres» (Пар., 1880); G. Paris et U. Robert, «Miracles de Notre Dame en personnages» (П., 1876 – 81); E. Fournier, «Le Mystere de Rober le Diable» (П., 1879). Для Англии: Collier, «History of English Dramatic Poetry and Annals of Stage» (2 изд., Лонд., 1879); Ward, «A History of English Dramatic Literature to the death of queen Anne» (1875 – 76); Zschech, «Die Anfange des engl. Dramas» (Mapиенв. 1886); Ahn, «English Mysteries and Miracle Plays» (Трир, 1867); Geuee, «Die engl. Mirakelspiele und Moralitaten», в «Vortrage», издаваемых Вирхофом и Гольцендорфом. А. Кирпичников.
Мировая сделка
Мировая сделка – двусторонний договор, посредством которого стороны, путем взаимных уступок, устраняют неясность или сомнительность существующих между ними юридических отношений, обращая возникшие из них притязания в бесспорные и несомненные. Отсутствие взаимности уступок обращает договор в односторонний отказ от своих прав в пользу другой стороны и, след., в дарение, правила о котором в таком случае и должны быть применены к сделке. Понятие взаимности, однако, определяется не по объективной мерке, а по сознанию сторон в момент заключения сделки: выяснившееся впоследствии обстоятельство, что одна из сторон в действительности ничего не уступила, так как уступленное ею притязание оказалось мнимым или недействительным, не влияет на действительность сделки. Принуждение и обман, совершенные одной из сторон, делают М. сделку, как и всякую другую, недействительной. Что же касается ошибки, то ввиду того обстоятельства, что предметом сделки являются факты сомнительные и неизвестные, ее влияние имеет место лишь в том случае, когда ошибка касается оснований сделки, а не ее предмета – иными словами, когда самая неизвестность и спорность отношений не существовала бы, если бы впавшая в ошибку сторона правильно представляла себе спорный и сомнительный факт. Неясность и спорность отношений, как другое основное условие М. сделки, может состоять в сомнении о существовании самого права, его происхождении и установлении, объеме или отсутствии прямых и верных средств к осуществлению бесспорного права (напр. неопределенность объектов, на которые должно быть обращено взыскание по состоявшемуся судебному приговору). Наличность неясности и спорности также оценивается по субъективной мерке, т. е. пониманию самих сторон; поэтому нет оснований к признанию недействительной М. сделки о деле, по которому уже состоялся судебный приговор, остававшийся до момента заключения сделки неизвестным сторонам, хотя не все законодательства, признавая принцип, допускают и последний вывод. В определении состава юридических отношений, подлежащих действию М. сделки, существует значительная разница между постановлениями современного права и историей. Пока гражданскоправовая и уголовная юстиция не были ясно отделены одна от другой, и государство не могло взять на себя исключительное отправление последней во всех ее стадиях, М. сделка обнимала почти всю область спорных отношений, преступлений, проступков и гражданских правонарушений, оканчивая возникавшие из-за них споры. В настоящее время действие М. сделок совсем не подлежат дела о преступлениях, преследуемых независимо от жалобы потерпевшего, и о тех гражданско-правовых отношениях, которые стоят под особой охраной государства. К последним принадлежат личные отношения в области семейного права, отношения, возникающие из обязанности платить алименты, и некоторые возникающие из недозволенных законом деяний, влекущих уплату убытков (напр., недействительны М. сделки потерпевших вред от железнодорожных и пароходных предприятий с их управлениями; ст. 683 т. X, ч. 1). М. сделки по преступлениям, преследуемым только по жалобе потерпевшего, действительны также с рядом исключений (ст. 157 Ул. о нак.). Все остальные отношения личного, вещного, обязательственного и семейно-правового характера, где частной воле предоставлена полная сфера господства, и теперь могут быть беспрепятственно предметом М. сделок и подлежат их законным последствиям. Эти последние состоят в том, что, взамен уступленных прав и исков, стороны получают права и обязанности основанные на сделке. Вошедшие в законную силу М. сделки обыкновенно имеют значение судебных решений, навсегда прекращая одностороннее оспаривание установленных сделкой отношений. Сила их не распространяется, по принципу, на третьих лиц, не участвовавших в ее заключении, и обнимает лишь те юридические отношения, которые определенно имелись в виду при составлении сделки. Установляемая взаимным соглашением сторон (письменная форма требуется не всеми законодательствами), М. сделка может быть и отменена таким же соглашением. Ср. стт. 3593 – 3616 Свод. граж. уз. губ. Прибалтийских; стт. 1357 – 1366 Уст. гр. судопр.; Windscheid, «Lehrb. der Pandekten» ( 413 и 414); Победоносцев, «Курс гражд. права» (III, 25, СПб., 1896) и «Motive zu dem Entwurfe eines burg. GB. fur das deutsche Reich» (II 666 и 667).
Мирoжский монастырь
Мирoжский или Спасо-Мирожский мужской монастырь, 3-го класса – во Пскове, при устье р. Мирожи. Основан в самом начале XII в.; первые его игумены, Авраамий и Василий, убиты ливонцами в 1299 г. Часто подвергался разорениям от ливонцев. Теперь в нем две церкви, из которых древнейшая, от половины XII в. – црк. Преображения Господня, со множеством древних икон. Ср. «Псковский спасомирожский мужской м-рь» (ист.-стат. очерк И. Василева, Псков, 1868).
Мирон
Мирон (Murwn) – из Елевфер, на границе Аттики и Беотии. Скульптор эпохи, предшествовавшей непосредственно высшему расцвету греч. искусства (конец VI – нач. V в.). Древние характеризуют его как величайшего реалиста и знатока анатомии, не умевшего, однако, придавать лицам жизнь и выражение. Он изображал богов, героев и животных, причем с особенной любовью воспроизводил трудные, скоропреходящие позы. Наиболее знаменитое его произведение: «Дискобол», атлет, намеревающийся пустить диск – статуя, дошедшая до нашего времени в нескольких копиях, из которых лучшая в palazzo Massimi в Риме. Наряду с этой статуей древние писатели упоминают с похвалами о его изваянии Mapсия, сгруппированного с Афиной. Об этой группе мы получаем понятие также по нескольким поздним ее повторениям. Из изображений животных, исполненных М., более других славилась «Корова», в похвалу которой писались десятки эпиграмм. За самыми незначительными исключениями, произведения М. были бронзовые.
А. Щ.
Мирра
Мирра (мед.) – камедистая смола, получаемая от многих африканских и аравийских деревьев сем. Burseraceae, в особенности от Balsamea Myrrha Engl.; различной величины и формы: то круглые, то гроздевидные куски, составленные как бы из слившихся слезинок или зернышек, большей частью с шероховатой, жирно блестящей поверхностью; обладает приятным запахом и остро пряным, горьким вкусом. М. содержит 40 – 67% камеди, 8 – 35% смолы (миррин) и 2 – 4% эфирного масла (миррол), наряду с горьким веществом. М., как известно, ценилась в древнейшие времена в качестве пряного, а также курительного средства. Внутрь в настоящее время препарат мало употребляется, снаружи – при ангинах, цинготных поражениях рта, для присыпок, ликиментов; мазей, пластырей, окуриваний. Настойка М. (1:5) – для полосканий в зубной практике и для ингаляций.
Д. К.
Мирт
Мирт (Myrtus L.) – род растений из сем. миртовых. Кустарники, редко деревья с перистонервными цельными листьями. Плод – многогнездый ягодообразный. Сюда до 190 видов, произрастающих преимущественно в восточной внетропической Америке. Самый известный вид, обыкновенный М. (М. communis), растет дико в странах Средиземноморья; выдерживает, впрочем, и мягкий климат Южной Англии, где редко или вовсе не цветет. Вечнозеленый кустарник или деревцо в 1 или 3 м. Листья противоположные, яйцевидноланцетные, цветы белые.
А. Б.
История М. – в древности мирт служил для целебных целей; из ягод выжимался сок, дававший и масло, и вино; последнему приписывалось благоприятное действие на кишки; оно не опьяняло. Из листьев приготовляли мази. Из ветвей и листьев М. делались венки (myrtea corona), носившиеся во время победных игр, оваций, а также во время обедов и свадеб. М. считался посвященным Афродите, вследствие чего служил украшением для эротических поэтов или символом супружеской любви. В религиозных представлениях рождения и смерти, М. посвящалась и покойникам; посвященные в мистериях носили венки из М.
Миссисипи
Миссисипи (Mississippi, т. е. Большая вода) – самая большая и важная река в Северо-Американ. Соед. Штатах, 4-я река в мире по длине: если принять за начало ее р. Миссури, длина течения ее 6530 км; область, орошаемая ею и притоками ее равна 3100000 кв. км. М. берет начало в северной части штатов Миннесота из озера Итаска, лежащего на высоте 1575 м над уровнем моря, под 47° северной широты и 95° западн. долготы. Источник ее точно найден американцем Скулькраустом в 1832 г. Из оз. Итаска М. течет сперва на С. в озеро Траверс, где она принимает в себя несколько других рек и вскоре поворачивает на В. и протекая через оз. Касс и многие другие озера, делает извороты во всевозможных направлениях до Кросс Уинга, откуда направляется к Ю. На пути к Миннеаполису М. образует величественный водопад св. Антония, откуда начинается судоходство; здесь р. спускается на 66ў менее, чем на длине 11/2 км., включая сюда и отвесное падение ее с высоты 17ў. Идя дальше к Ю., в нескольких км. от г. Ст.-Поль, М. образует границу шт. Висконсина и расширяется в огромное и живописное оз. Пепин, ограниченное вертикальными известковыми скалами около 400' в высоту. Идя все далее к Ю., р. течет на границах штатов: Йовы, Миссури, Арканзаса и Луизианы справа, слева – штатов Иллинойс, Кентукки, Тенесси и Миссисипи. После извилистого пути, ниже Нового Орлеана, Миссиссипи впадает 5-ью рукавами в Мексиканский залив, под 290 сев. шир. и 890 12' зап. долготы. Важнейшие притоки ее: Миссури, Огайо, Арканзас и Красная р.; кроме них она принимает справа: Миннесоту, Айову и Де Муан, а слева – Висконсин и Иллинойс. Миссури длиннее М. до места их слияния, где М. называется Верхней М. Среднее количество воды, изливаемой М. в секунду = 675000 куб. фт. Ширина М. у Ст. Луиса 1070 м., у Каиро 1200 м., у Нового Орлеана 760 м., между Каиро и устьем Красной р. средними числом 1300 м., ниже Красной р. – средним числом 1020 м.; наибольшая глубина между Красной р. и Нов. Орлеаном – 4,5 м. Средняя быстрота течения р. между Ст. Луисом и Мексиканским заливом – 110 км. в день. Долина р. М. заключает в себе обширную и плодородную равнину, только изредка волнистую; климат и произведения южной части ее сильно отличны от северной. В шт. Луизианы и М. по берегам ее находятся наносные равнины и болота, лежащие ниже уровня воды и страдающие от наводнении, хотя частью и защищены искусственными насыпями и плотинами. У устья М. образует дельту в 320 км. дл. и 300 км. шир., с площадью в 31860 кв. км.; 1/2 этой дельты занята болотами и озерами; песчаные мели сильно затрудняют судоходство у устья, вследствие чего главный рукав Саут-Пасс углублен почти до 7 м. при помощи плотин; дельта пересечена множеством ручьев, называемых bayons, которые получают свою воду из М. во время ее разлива. Количество ила, несомого М. в Мексиканский залив, по исчислениям Аббота и Хомфри, составит в год, средним числом, массу, площадью в 1/2 кв. км. и 241 фут. глубины.
Миссури
Миссури (Missouri или Грязная река) – большая река в С. Ам. С. Шт. образуется соединением pp. или рукавов (forus) Джефферсон, Мадисон и Гадлатин, вытекающих из Скалистых Гор и соединяющихся в шт. Монтана на высоте 4182 м. н. ур. м. у г. Галлатин-Сити. Источник рукава Мадисон лежит на высоте 8301 м. н. ур. м. От Галлатина М. течет на С. по горной, золотоносной стране; здесь долина ее от 30 – 40 км. ширины и окаймлена с обеих сторон высокими хребтами гор. На пути своем, к В. от г. Елены, М прорывается через глубокое и узкое ущелье (Каньон) около 9 км. длины, назыв. «Воротами Скалистых Гор» – местность здесь удивительно живописна. В 650 км. от соединения 3-х рукавов М. образует огромный водопад с высоты 357' и далее целую серию каскадов и стремнин, прорываясь здесь чрез огромные толщи юрских или тpиacoвых образований. В 60 км. от водопада река становится судоходной и направляется на В. в Монтану и далее в Дакоту, с. ш., и здесь принимает в себя большую р. Йеллоустон и течет на Ю. по обширным степям Средней Дакоты. Приняв большую р. Уеиенн, переменяет направление на ЮВ и течет в шт. Йовы, образуя границу с Небраской, далее на Ю между Канзасом и М.; соединясь с р. Канзас, река входит в шт. М., течет далее и впадает в р. Миссисипи, в 6 км. от Альтана в Иллинойсе, пройдя путь в 4500 км и, унося в быстром течении массу ила и размывные берега. Бассейн М. занимает площадь в 1341589 кв. км. М. изливает средним числом 120000 кв. фт. в секунду Друг. притоки М.: Платта, Дакота или Джемс, Hиoбpapa, Мал. М., Милк, Оседж и Гранд.
Мистерии
Мистерии (Musthria, тайное служение) древней Греции представляют оригинальный эпизод в истории религий и во многих отношениях до сих пор являются загадками. Сами древние придавали громадное значение М. : лишь посвященные в них, по словам Платона, блаженствуют после смерти, а по утверждению Цицерона М. учили и жить хорошо, и умирать с благими надеждами. Установление их восходит ко временам отдаленной древности; в исторические времена, особенно с VI в. по Р. Хр., их число все более и более увеличивалось; в конце IV в. до Р. Хр. не быть посвященным в какие-нибудь М. служило признаком неверия или индифферентизма. Отдельные виды М., называвшиеся teletai orgia (оргии) у греков, initia у римлян, указывают на присутствие в М. высшего религиозного знания и обновления через него (teleth, initium), а также сильной возбужденности или экстаза (orgia). Очищения, искупительные жертвы и отчасти покаяние в грехах с одной стороны, процессии, песни, танцы, различные иные проявления экстаза – с другой, составляли существенное содержание М. Сюда присоединяется элемент символизма и аллегории, получающий выражение в «действиях» (drwmena) и «словах» (legomena) М., под которыми разумелся богослужебный ритуал М., с его зрелищами, песнопениями, музыкою и оркестикою. Самое проникновение в М. для участников в них было постепенное; обыкновенно различались две степени – предварительное посвящение, делавшее участника мистом (mustiV), и окончательное созерцание М. (epopteia), делавшее его эпоптом. Лишь последний мог сделаться мистагогом, т. е. быть руководителем других в М. Учение, проводившееся в М., было по-видимому, более одухотворенное и отчасти спекулятивное, в сравнении с народной верою; оно не проповедовалось догматически, но проводилось в сознание участников М. путем различных зрелищ и драматических действий. Строгая тайна вменялась в обязанность участникам М. Уважение к М. было так велико, что в то время как обыкновенные мифы могли безнаказанно подвергаться пародиям в комедиях и т. п., относительно М. такие поступки считались кощунством, влекущим за собою тяжкие наказания (ср. Алкивиад, 1, 450). М. были или государственные, происходившие согласно государственным установлениям (напр., флевзинские), или дозволенные исключительно для лиц одного пола (дионисии, фесмофории), или наконец, незаконные, иногда даже преследуемые (таковы были орфические М., М. Котитто, Митры, Кибелы и др.). Важнейиние М.: 1) евлезинские М. Они совершались ежегодно в честь Деметры и Коры (Персефона), в Елевзисе; местом происхождения их считают Египет; в Греции они были известны еще в доисторические времена. Главное содержание их – миф о похищении Персефоны. Наиболее важные литургические функции предоставлялись древним афинским родам Евмолпидов и Кириков. Важнейшими лицами при М. были, иерофант и иepoфантида, посвящавшие желающих в М., дадух или факелоносец и дадухуза, иерокерак, произносивший при богослужении молитвы и формулы и др. Посвящаться могли все эллины, без различия общественного положения, пола, племени или государства, позже доступ получили и римляне. Лица порочные и преступники не могли быть посвящены. Желающий посвятиться брал в руководители мистагога из афинских граждан и допускался к малым М. затем уже к великим, между этими 2-мя степенями промежуток не менее года. Посвящаемые совершали жертвоприношения и затем вступали в храм, где в глубоком мраке ночи совершали переходы из одной части святилища в другую; по временам разливался ослепительный свет и раздавались страшные звуки. Эти эффекты производились различного рода техническими приспособлениями, но тем не менее производили подавляющее впечатление. Страшные сцены сменялись светлыми, успокоительными: открывались двери, за которыми стояли статуи и жертвенники; при ярком свете факелов посвящаемым представлялись украшенный роскошными одеждами; изображения богов. С елевзинскими М. соединены были афинские малые и великие М. Первые состояли, главным образом, в очищениях водою Илисса; в состав вторых входили торжественные процессии в елевзис, очищения морской водою, мистические обряды в храме Деметры в присутствии одних лишь посвященных и состязания. Драматические представления воспроизводили перед мистами весь миф о Деметре; при этом им показывались священные предметы, скрытые от посторонних глаз, и раскрывались тайны, т. е., вероятно, священные предания и мифы, неизвестные народу. 2) Самофракийские М. связаны были с культом кабиров. Здесь был особый жрец, очищавший убийц; от посвящаемых требовался род исповедания грехов. Эти М., по верованию древних, предохраняли от опасностей, особенно на море. 3) Критские М. Зевса и куретов основаны были на мифе о воспитании Зевса на Крите у куретов. Они были открыты для всех. 4) Орфические М. являлись собраниями замкнутого общества последователей учения, приписывавшегося Орфею. На посвященных налагались разные аскетические обязанности. Орфические М. были связаны с мифами о Дионисе Последние послужили исходным пунктом и для ряда других мистически-оргиастических празднеств, из которых особенно выдаются вакханалии. Схожи по характеру празднества в честь Котито, Кибелы и др. До начала XIX века ученые видели в М. эзотерическое религиозное учение, отличное от народной веры и передававшееся из века в век среди жрецов. Но известное соч. Chr. A. Lobeck'a («Aglaophamus sive de theologiae mysticae Graecorum causis», Кенигсберг, 1829) доказало связь М. с обычным культом богов у древних греков. Русский ученый И. И. Новосадский пришел к заключению, что в елевзинских М. проводилось особое учение, освещавшее те запросы мысли древнего эллина на которые не давала решения общая, всем открытая народная эллинская религия. Ср. Petersen «Der geheime Gottesdienst bei den Griechen» (Гамб., 1848); Haupt, «De mysteriorum Graecorum causis et rationibus» (1853); Rinck, «Ueber die ethische Bedeutung der griechischenMysterien» («Verhandl. d. Basl Phil Vers.» 1847), Du Prel, «Die Mvstik d. alten Griechen», (1888); I Preller, «Demeter u. Persephone» (1837); Н. И. Новосадский, «Елевсинские мистерии» (СПб., 1887); A. Nebe, «De mysteriorum Eleusiniorum tempore et administratione publica» (1886); E. Kobde, «Psyche» (1890 – 93); Rubensohn, «Die MysterienheiligthHmer in Eleusis und Samothrake» (1892); Aurich, «Das antike Mysterien wesen in seinem Einfluss auf das Christentum» (1894).
A. M. Д.
Мистерии
Мистерии (франц. mysreres, которое производят или от ministerium в смысле церковной службы, или от mysterium, musthrion – таинство) – главный вид средневековой религиозной драмы, название которого часто распространяется на весь род этих представлений. На развитие М. имели влияние и народные игрища драматического характера, и сцены, разыгрываемые бродячими фиглярами, и школьная драма, представлявшая пережиток драмы классической; но по существу своему средневековой театр исходит не из школы, не из хоровода и не из балагана, а из церковной службы, которая на Западе, при открытом алтаре и при неустойчивости текста служебника, допускала драматический элемент в значительно большей степени, нежели служба православная. Первоначально М. и называются службами (officia), состоят из слов Св. Писания и церковных гимнов, разыгрываются исключительно церковнослужителями (officiales), исключительно в церкви и на латинском языке. Постепенно М. секуляризуются: текст Св. Писания перелагается в стихи и содержание его распространяется вставками; потом допускаются припевы на языке народном, который со временем завоевывает себе все большие и большие места и, наконец, совершенно вытесняет латынь. Параллельно с этим к клерикам примениваются светские актеры, сперва исключительно для изображения лиц низких и нечестивых, а потом и всех других. В тоже время М. из внутренности церкви выходит на паперть, потом на церковный двор и, наконец, на городскую площадь, где для нее сооружается особое здание. Раньше всего М. развилась во Франции; там уже с древнейших времен праздник Воскресения Христова обставлялся церемониалом, почти драматическим: алтарь изображал гроб Господень, клерики – жен мироносиц, другие клерики – ангелов. Подобное представление происходило и в праздник Рождества Христова. Около 1000 г. в рождественскую службу вошло чтение «слова» (несправедливо приписываемого бл. Августину), в котором проповедник выводил ряд пророков и друг. лиц, предсказывавших Рождество Христово и искупление; в то время, как лектор читал «слово», клерики, одетые соответственно лицам, слова которых читаются, дефилировали перед зрителями; позднее это чтение было переложено в стихи, отдельные эпизоды развивались и осложнялись, и эти живые картины обратились, наконец, в драматические сцены и даже целые драмы, наприм. представление о прор. Дaнииле (Ludus Danielis. в 392 стихах), в котором есть уже и французские вставки. От первой половины XII в. дошла пьеска в 90 стихов, под названием «Sponsus» или «Притча о десяти девах», сочиненная на смешанном языке, франц. с латинским. От конца XII в. мы имеем англо-норманнскую драму «Адам», уже сплошь, кроме дидаскалий, т. е. указаний на костюмы, обстановку и проч., написанную французскими стихами (1300 стихов) и местами в 1-ой части проявляющую несомненный драматический талант. Представление «Адама» происходило вне церкви, но на церковном дворе, так как Бог Отец или Figura, как Его называет автор, окончив роль свою уходит в церковь; обстановка предполагалась довольно сложная и по тому времени роскошная (изд. "Adam, drame anglonormand du XII s. ", par Vict. Luzarche, Тур, 1854; переизд. Leon Palustre. B 1877). К началу XIV в. М. во Франции, Англии и Италии достигают полного своего развития, при чем во многих местах делу помогают товарищества, составляемые для этой цели (в Риме уже в 1264 г. образовалось общество «Gonrafone», главной задачей которого было представлять ежегодно М. Страстей Христовых; в Перуджии сходное по цели братство упоминается еще раньше). В Англии, где в это время городская культура стояла очень высоко, горожане играют видную роль не только в представлении; но и в постановки пьес, и цехи на перерыв друг перед другом стараются как можно роскошнее обставить большие М. Во Франции, когда власти города решали, что в известный праздник будет дана М., составлялся комитет из граждан и духовенства, заботившийся о собирании средств на постройку сцены, приобретение костюмов и пр. Нередко эти издержки, весьма значительные, принимал на себя город. Комитет или выбирал старую, уже игранную где-нибудь пьесу, или заказывал новый текст. Авторами (facteur) пьес почти всегда бывали клерики. И в том случае, если ставилась старая пьеса, был необходим facteur, чтобы набрать актеров и распределить роли. Число актеров иногда далеко переходило за сотню. Они или играли даром, или получали вознаграждение (соразмеряемое главным образом с дороговизной костюма), но во всяком случае пользовались даровым угощением. Роли святых обыкновенно играли члены клира, и костюмами им служили ризы; женские роли изображались молодыми людьми в масках. Важную роль играл декоратор, он же и машинист, назыв. «соnstructeur des secrets» и бывший часто строителем сцены. Сцена состояла из 2 частей: передней и задней. В передней части (champ), за занавесом, часто с нарисованной драконовой пастью, помещался ад. В глубине сцены помещались так наз. mansions (помещения): двор Ирода, двор Пилата, храм иерусалимский и пр., изображенные с простотой первобытной. Сзади mansions помещался рай, где пребывал и Господь и ангелы. Сцену от зрителей отдедяла решетка; места зрителей разделялись на партер и галерею (ложи); как тот, так и другие были под открытым небом, но иногда прикрывались пару синой; это были места большей частью платные; кроме того масса зрителей помещалась где попало, стоя, сидя в лежа; многие взбирались на крыши близлежащих домов. Представление начиналось рано утром и, с перерывом для обеда и отдыха, продолжалось до захода солнца; часто пьеса длилась нисколько дней (от 3 до 40); в продолжение всего этого времени в городе закрывались лавки, улицы запирались цепями и по опустелым предместьям ходили усиленные патрули. Композиция М. в общем была груба и наивна; на иллюзии относительно места и времени не обращалось никакого внимания (из одного конца христианского миpa в другой – т. е. из одной mansion в другую – вестник совершал путешествие на глазах зрителя в две минуты, в продолжение которых он едва успевал сказать монолог в несколько стихов), но в отдельных образцах местами чувствовалась сила драматического одушевления и прелесть истинной поэзии. Основной тон М. был идеально-трагический, но чем дальше, тем все больше и больше вторгалась в них действительная жизнь и усиливался комический элемент: даже при изображении Страстей Maрии Магдалины забавляла зрителей своим кокетством и танцами; солдаты у Pacnaria смешили своим грубым хвастовством. Эта наклонность к юмору и здоровый реализм особенно развиваются в М. английской, где, напр., в изображении Р. Хр. между будто бы вифлеемскими (а по характеру и всей обстановке – чисто английскими) пастухами и мошенником-мужиком Маком разыгрывается цельная и очень живая комедийка. В учено-серьезных франц. М. появление дьяволов не столько пугало, сколько веселило зрителей. В XV в. представление М. во Франции приобретает устойчивость; уже в XIV в. в Париже действует «Confrerie de la Passion», которое давало спектакли в одном пригородном селе; с 1402 г. оно нанимает зал в Hopital de la Trinite, приспособляет постоянную сцену и играет по воскресеньям и праздникам после обеда. Это братство с успехом работает до середины XVI в. и приобретает собственное помещение, но Возрождение убивает вкус к М. Наиболее сложные, обширные (до 60000 стихов) и требовавшие наиболее сложной обстановки (до 500 действующих лиц) франц. М. обработаны в XV столетии. М. «Ветхого Завета», обнимающая события от сотворения миpa до императора Октавиана и 12 сивилл, предсказывавших пришествие Мессии, имеет 49200 стихов и требует 250 актеров (J. de Rothschild, «Le Mysore du viel Testament», П., 1878 – 87). Из М. новозаветного цикла, обнимающих всю жизнь Христа, лучшей считается М. Страстей Арнудя Гребана, заключающая 34574 стиха и разделяющаяся на 4 дня («Le М. de la Passion d'Arnoul Greban, publie par G. Paris et G. Raymond», П., 1876); М. «Мщение Господа», оканчивающаяся разрушением Иерусалима, представленная, вероятно, в Меце в 1437 г. – 22000 ст. и 177 действующих лиц; М. изображающая деяния апостолов, разделяется на 9 дней, требует 494 актеров и имеет около 62000 стихов. Любопытный переход от М. к историческим драмам составляет сочиненная около 1440 г. «Осада Орлеана» («Le Siege d'Orleans», ок. 20000 ст., 140 действующих лиц; см. Я. Tivier «Etude sur le Mystere du Siege d'Orleans», И. 1868), В Германии религиозная драма развивается несколько позднее и дольше остается в тесном общении с церковью; но, раз выйдя на площадь города, она секуляризируется очень быстро, и крайний реализм, с резко выраженной наклонностью к комическому, развивается в ней гораздо сильнее, нежели во Франции. Указания на зародыши М. в виде чтения страстных евангелий, так сказать, по ролям мы имеем от раннего времени; но и в эпоху Гогенштауфенов в немецкой М. господствует почти чистая латынь (даже светскую песню в честь любви и весны, в бенедиктинской Рождественской игре, египетский царь поет по латыни), и авторы их проявляют глубокомыслие и большую ученость; создание их могли быть доступны народу только со стороны обстановки, в общем весьма несовершенной. Но на более интеллигентных зрителей и эти представления оказывали очень сильное действие В 1322 г. эйзенахские монахи давали притчу о 10 девах, в присутствии ландграфа тюрингенского Фридриха; когда он увидал, что ни мольбы святых, ни даже просьбы Богоматери не могли смягчить гнева божественного Жениха, и он отдал неразумных дев – детей мира – дьяволам, он впал в такое тяжелое душевное состояние, что через несколько дней был поражен ударом, пролежал 3 года в постели и умер 55 лет от роду. Серьезные праздничные представления (циклы их те же, что и во Франции: Weinachtsspiele, Passionspiele, Osterspiele) остаются в пределах церкви до XV в. включительно, но драмы с элементом комизма высылаются на площадь, где для них строится особое здание (Spilhaus), еще в XIV веке. В XV веке и нем. М. достигает большого развития (более 8000 стихов, до 300 актеров; пьеса продолжается 3 – 4 дня), но обстановка остается большей частью очень наивной: бочка изображает ад, другая бочка вверх дном – гору, на которой сатана искушал Спасителя, и пр. Комический элемент входит всюду: в изображении Р. Хр. Иосиф ссорится и бранится с девушками, обмывающими новорожденного; Иуда проверяет полновесность сребренников, которые получил за предательство; лавочник, у которого 3 Марии покупают миро для тела Спасителя, дерется с женой и пр. Этот комический элемент в том же XV столетии выделяется в особые масляничные представления (Fastnachtsspiele), уже чисто светского характера, не смотря на свои часто свящ. сюжеты. С другой стороны, в нем. М. на тему Страстей Христовых элемент трогательного был настолько силен, что он помог ей удержаться местами и до настоящего времени, напр. в Оберам мергау. Ср. П. Полевой, «Исторические очерки средневековой драмы» (СПб., 1865); Алексей Веселовский, «Старинный театр в Европе» (М., 1870); Н. Стороженко, «Предшественники Шекспира» (СПб., 1872); Petit de Juleville, «Les Mysteres» (Париж, 1880); Collier, «History of English Dramatic Poetry» (2 изд. Лондон, 1879); Ward, «A History of English Dramatic Literature to the death of queen Anne» (1876 – 1876); Zschech, «Die Anfange des engl. Dramas» (Мариенвердер, 1886); Ahn, «English Mysteries and Miracle Plays» (Трир, 1867); Rovenhagen, «Allenglische Dramen. Geistliche Schauspiele» (Ахен, 1879); E. Wilken, «Geschichte der geistlichen Spiele in Deutsculand» (Геттинген, 1872); Reidt, «Das geistliche Schauspiel des Miltelalters in Deutschland» (Франкф. на M., 1868); R. Froning, «Das Drama des Mittelalters» (Штуттг., ч. I – III, в Kurschner's "Deutsche National Iitterature).
А. Кирпичников.
В России зачатками М. или мираклей могут считаться два заимствованных у греков «действа» полудраматического характера – «действо» в неделю Ваий или шествие на осляти и пещное действо, Чин совершения их см. в подробном исследовании К. Никольского, «О службах русской церкви, бывших в прежних печатных богослужебных книгах» (СПб., 1885), а также в «Чтениях в общ. любителей духовного просвещения» (1882, 2 и 5). В киевской Руси были распространены М., заимствованные с Запада при посредстве Польши. Древнейшим сохранившимся образцом является изобилующий полонизмами «Dialogus de passione Christi», с прологом на польском языке и 5 сценами, писанными по-русски; он относится к эпохе войн Хмельницкого (1648 – 54). Ср. Мирон, «М. страстей господних» («Киевск. Старина», 1891, 4). Богослужебные пасии заимствованы были южно-русской церковью от польскокатолической в первой половине XVIII в., вероятно при киевском митрополите Иове Борецком, в 1629 г. Чин пассии сохранился в южно-русской рукописи XVII в. и с ним схоже относящееся к ок. 1686 г. «Действие на страсти Христовы списанное», в 1703 г. воспроизведенное в М. «Мудрость предвечная». Переходом к южно-русской драме Феофана Прокоповича является представленная в 1674 г., в честь царя Алексея Михайловича М. об Алексее человеке Божием. См. Н. Петров, «Очерки из истории украинской литературы XVIII в.» (Kиев, 1880).
А. М. Д.
М. имеются и в мусульманском мире. Особенно замечательны М. персидские; они воспроизводят страсти дома Ади, в шиитской, значительно отступающей от действительности, версии. Они получили развитие при дворе Сефевиев, с XVI в. Часть духовенства находит, что выводить на сцену священные личности, значить их оскорблять. Дать теъзии считается у большинства персов богоугодным делом; благочестивые или тщеславные богачи и вельможи (в нынешнее время – и европейские посольства) охотно устраивают для зрителей помещение («текие», род балагана), богато его разукрашивают коврами и материями, платят авторам и исполнителям пьесы, угощают зрителей. Вход бесплатный; допускаются и женщины, а бывают также исключительно женские темы, где и пьеса разыгрывается только женщинами. Представление начинается прологом: горячей проповедью моллы, «рузхана», старающегося вызвать слезы умиления у зрителей; хор маль чиков заключает проповедь пением. Слушатели плачут (а если не плачут, то неумелый рузхан просить их хоть для виду поплакать), бьют себя в грудь; особенно неистовствуют так наз. «грудебийцы» (синезены) и «камнебийцы» (сенгзены), которые группой проходят перед публикой при хоровом пении, после чего начинается представление. Декорации – первобытные; самая сцена («техт», подмостки) и занавес введены в сравнительно недавнее время; роли (написанные стихами и при том народной речью) не заучиваются, а читаются исполнителями с бумажек (иногда поются хором); распоряжается на сцене режиссер. Для европейца все это кажется комичным, но зрителей представление искренно трогает; они то рыдают, то умиляются, то негодуют; иногда они осыпают градом камней исполнителей несимпатичных ролей Омара, Езида и т. п., и прогоняют со сцены; бывают даже случаи смерти актеров (но такая смерть считается святой). Очень подробное описание персидск. М. у Березина, «Путешествиe в северную Персию» (Казань, 1852). Гр. Gobineau, в «Trois ans en Asie» (1857) и в «Religions et philosophies dans l'Asie Centrale» (1866). В 1878 г. Ал. Ходзько перевел 5 пьес: «Le theatre persan, Choix de teaziehs» (Пар.). См. еще: «Персидские поминки или Taasie» Н. Михайлова (в «Астраханских Губернских Ведомостях», 1842, № 50); «Персидские мистерии» Али («Новости», 1883,. No S29), Уильс, «Современная Персия» (СПб., 1887). Сопоставление с Обераммергау у Эте, в «Morgenlandische Studien» (Лпц., 1870).
А. Крымский.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 5 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close