Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
16:56
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Осмий
Осмий (хим.; Osmium; Os=190, 3[0=15,96], К. Зейберт, 1891) – принадлежит к семье платиновых металлов, один из тяжелых членов ее; по атомному весу он легче иридия, а по удельному Немного тяжелее его. По всем свойствам он занимает в VIII группе периодической системы место под железом и рутением; подобно последнему, образует летучий высший окисел типа RO4, осмиевый ангидрид, который получается весьма легко – при прямом сжигании металла в кислороде или воздухе, к чему рутений неспособен. Открыт О. одновременно с иридием (Теннант, 1803), потому что главный минерал, в котором он находится, есть осмистый иридий, встречающийся вместе с другими платиновыми металлами и отделяемый от них весьма легко при обработке царской водкой, в которой он нерастворим. Способ обработки осмистого иридия: накаливают (Фреми) минерал, помещенный в фарфоровой трубке, в струе кислорода (или воздуха), который предварительно пропущен через серную кислоту ради осушения и очищения от пыли, и уловляют OsO4 в виде кристаллов в хорошо охлажденном приемнике, а небольшое количество несгустившегося пара поглощается в другом приемнике раствором едкого кали. Осмивый ангидрид OsO4 – большие бесцветные призмы; при нагревании рукой он делается мягким, как воск, при 40° плавится, а при l00° кипит, превращаясь в бесцветный пар, плотность которого 128,4 (H = 1, при 246°-285° – Девилль и Дебрэ) вполне подтверждает приведенную формулу, OsO4 сильно и неприятно пахуч (отсюда название металла от osmh – запах) даже при обыкновенной температуре, напоминая запах хлористой серы; пары его ядовито действуют на глаза и органы дыхания. Растворимость в воде значительная, хотя растворение совершается медленно; раствор не имеет кислой реакции и обладает запахом ангидрида; этот запах пропадает, если прибавить щелочи очевидно, вследствие образования соли; но осмивая кислота столь слабая кислота, что вытесняется; в растворе, даже углекислотой, при чем запах ангидрида снова появляется; соли ее некристалличны и при нагревании ангидрид из них обыкновенно улетает, за исключением щелочных солей; растворы солей окрашены в красно-желтый цвет. OsO4 растворяется в эфире и спирте, но такие растворы постепенно выделяют металлический О., причем растворитель окисляется. Вообще OsO4 легко восстанавливается разными, способными окисляться веществами, вследствие чего и необходимо при получении его избегать пыли; по этой же причине осмиевая кислота употребляется для окрашивания гистологических препаратов в черный цвет (порошкообразным О.). Если к щелочному (КОН, а также NaOH) раствору OsO4 прибавить немного спирта, то происходит разогревание, сопровождаемое появлением запаха алдегида и изменением красного цвета жидкости в фиолетовый; из такого раствора спирт осаждает кристаллы осмистокислого калия, состава K2OsO4.2Н2O, которые могут быть получены в более крупном виде, если сильно щелочной раствор OsO4 смешать с азотистокислым калием и дать стоять (Фреми). Та же соль получается, особенно при нагревании, и из раствора OsO4 просто в избытке крепкого КОН, при чем, конечно, должен выделиться кислород (Клаус). Соответствующая осмистая кислота H2OsO4 получается (Морат и К. Бишин, 1893) при разложении водой калиевой соли в присутствии спирта и в струе водорода, так как при доступе воздуха образуется OsO4; эта кислота обладает цветом сажи и нерастворима в воде; серная кислота на нее не действует, соляная на холоде слабо действует, а азотная легко, превращая в OsO4; способ получения:
K2OsO4 + 2Н2О= H2OsO4 + 2КОН
Показывает, что это тоже очень слабая кислота; ангидрид ее OsO3 неизвестен. Если нагревать металлический О. В струе хлора, то получаются хлористые соединения – одно более летучее высшего типа OsCl4, возгон которого представляет темно-красный порошок, другое, менее летучее, низшего типа OsCl2, возгоняющееся в виде темно-зеленых игол. Оба соединения в небольшом количестве воды растворимы с желтым или зеленым цветом, но избытком ее разлагаются, при чем образуются осмиевая и соляная кислоты и металлический О.; вода не производит разложения, если присутствует хлористый калий, с которым соединения обоих типов дают двойные соли, напр. OsCl4.2KCI, которая в порошке по цвету напоминает сурик или образует темно-бурые октаэдры. Двойная соль особого типа OsCl3.3KCl.3Н2O, темно-красные кристаллы, получается, если к раствору OsO4 в едком кали прибавить аммиаку (для восстановления) и затем насытить его соляной кислотой. Соответственные кислородные соединения OsO, Os2О3 и OsO2 получаются при нагревании солей с содой в токе углекислоты. В низших типах своих соединений О. играет роль металла. В парах серы О. горит; растворы хлористых его соединений осаждаются сероводородом (Берцелиус); из раствора K2OsO4 сероводород осаждает не OsS3, a OsS2, и в растворе образуется многосернистый калий (Фреми); H2OsO4 легко реагирует с сероводородом – продукт, бурый порошок, имеет состав Os2O3S2H2 (Морат и Вишин) и с серной кислотой выделяет сероводород; подкисленный соляной кислотой раствор OsO4 дает при осаждении сероводородом гидрат OsS4 – этот осадок нельзя сушить при высокой температуре, так как при этом он загорается; сернистые соединения О. нерастворимы ни в щелочах, ни в сернистых соединениях щелочных металлов или аммония. При действии аммиака на раствор OsO4 в едком кали осаждается особая соль, так называемый осмиамовокислый калий (Фритче и Струве, 1847); она кристаллизуется в светло-желтых октаэдрах и имеет состав (Жоли, 1891). OsNO3K, образуясь по уравнению:
OsO4 +КОН + NH3 = OsN3K + 2Н2О.
Осмиамовая кислота, OsNO3H, известна только в растворе; получены кристаллические соли аммонийная, серебряная, бариевая. При осторожном нагревании (350°), калиевая соль выделяет азот и превращается в смесь OsO2 и K2OsO4. При ударе и при быстром нагревании эти соли разлагаются со взрывом. Есть основание полагать, что осмиамовая кислота может быть отнесена к разряду нитрозосоединений О: Os(NO).OH и, следов., принадлежит к типу OsX4, а быть может, она содержит группу (N:N)" и выражается такой формулой: HО.O2Оs.N : N.OsO2OH, где О. шестиэквивалентен. Металлический О. разными способами может быть получен из OsO4. Вокелен восстановлял цинком солянокислый раствор ангидрида. Берцелиус пропускал смесь паров его с водородом через накаленную трубку, где и происходило восстановление. Девилль и Дебрэ пользовались для той же цели окисью углерода. Во всех этих случаях металл получался порошкообразный или в виде губчатой массы, смотря по температуре, при которой велась операция. Сплавляя О. с оловом в угольном тигле и удалив по охлаждении олово из королька соляной кислотой, Девилль и Дебрэ получили (1876) кристаллический О., уд. в. 22,477; кристаллы представляли очень маленькие кубики синевато-белого цвета с фиолетовым отливом. Сплавление с пиритом точно также приводит к кристаллическому О. Это самый трудноплавкий металл; в пламени гремучего газа вполне сплавить его не удается, а только в электрической печи (Жоли, 1893); сплавленный О. блестящ, синеватосерого цвета, чертит стекло и кварц и сам чертится топазом; уд. в. 22,48. По удельному весу О. тяжелее всех металлов. Порошкообразный О. окисляется уже при обыкновенной температуре, пахнет ангидридом и, подогретый в одной точке, горит, как трут; сплавленный совсем не окисляется при обыкновенной температуре. При температуре плавления иридия О. летуч. Чистый О. не имеет никаких практических применений, но О. иридий. Вследствие своей неизменяемости и твердости, употребляется для концов стальных перьев, так. наз. «вечных», и для приготовления цапф и остриев в компасах, потому что он и немагнитен.
С. С. К.
Осмос
Осмос – своеобразная форма явлений диффузии, приобретшая весьма важное значение в теории растворов. Явления О. наблюдаются, когда жидкости приходят в взаимодействие через перепонки. Если взять сосуд, в котором вместо дна – перепонка, напр. пузырь, наполнить сосуд соляным раствором и погрузить в воду, то, по мере того, как будет происходить диффузия через перепонку, уровень жидкости в сосуде будет повышаться, обнаружится явление О. В данном примере это будет эндосмос, при обратном нарушении уровней – эксосмос. Первые опыты с О. принадлежат Нолле, дальнейшие исследования – Дютроше, Брюкке, Фирорту и др. О. весьма часто встречается и играет весьма важную роль в явлениях, происходящих в организмах. Траубе указал способ искусственно образовать перепонки, приводя осторожно в прикосновение растворы таких двух тел, от взаимодействия которых образуется нерастворимый, аморфный осадок; погружая каплю клея в раствор таннина, он приготовляет таким образом искусственную клеточку, т.е. каплю раствора, облеченную тонкой оболочкой нерастворимого соединения клея с таннином, и через эту перепонку происходили явления О. Значительный шаг вперед в изучении явлений О. сделан был Пфеффером. Он вызывал образование перепонки внутри стенок сосуда из пористой глины и этим путем достиг возможности измерять те большие разности давлений, которыми сопровождаются явления О. Пфеффер приготовлял свои сосуды обыкновенно таким образом: сосуд из пористой глины смачивался водой, наполнялся раствором красной соли и погружался в раствор медного купороса, при этом в порах сосуда образовывались пленки нерастворимой железосинеродной меди. Таким путем приготовлены были «полупроницаемые стенки». Явления О. происходят от того, что диффузионный ток происходит через перепонку в двух противоположных направлениях не с одинаковой скоростью. Перепонка выдерживает в большей или меньшей степени диффузию одной из составных частей, вследствие этого и происходит поднятие уровня жидкости по ту сторону перепонки, где находится или преобладает эта худо диффундирующая через данную перепонку составная часть раствора. Пфефферу удалось достигнуть предельного случая, т. е. условий, при которых скорость диффузии через описанную стенку растворенного в воде тела была ничтожно мала. Тогда происходила односторонняя диффузия, диффундировала только вода, а стенка являлась полупроницаемой. При помощи таких сосудов Пфеффер произвел целый ряд измерений осмотического давления, т. е. давления, которое возникает вследствие разности уровней, вызываемой О. через полупроницаемую стенку. Если в сосуд с полупроницаемой стенкой поместить раствор, напр., сахара и погрузить сосуд в воду, то вода до тех пор будет проникать через полупроницаемую стенку к раствору, пока уровень в сосуде не достигнет известной высоты; стенка будет испытывать тогда изнутри определенное осмотическое давление. Если раствор сразу подвергнуть этому давлению, то О. не происходит; если же приложить большее давление, то, вместо эндосмоса, будет происходить эксосмос, движение воды из сосуда от раствора через стенку. Раствор, заключенный в полупроницаемую оболочку и погруженный в этой оболочке в воду, уподобляется, следовательно, газу: оболочка испытывает определенное давление и, если она ему уступает, то происходить увеличение объема от проникания воды и, вместе с тем, уменьшение крепости раствора (концентрации). При помощи полупроницаемой стенки, пользуясь явлением О., можно изменять крепость раствора давлением так же, как и плотность газа. Осмотическое давление раствора данного тела зависит только от температуры и от крепости раствора, т. е. от содержания в единице объема раствора непроникающей через оболочку его составной части (напр. в приведенном примере от концентрации сахара) и не зависит от природы оболочки, которая влияет лишь на скорость О. Осмотическое давление возрастает при увеличении крепости раствора и при повышении температуры. Теоретическое значение приема «полупроницаемой стенки», законы, управляющие величиной осмотического давления, а также связь между осмотическим давлением и другими свойствами растворов указаны Вант-Гоффом (см. «Zeitschrift fur Physikalische Chemie», 1887). Пользуясь наблюдениями Пфеффера над величинами осмотического давления и производя соответствующие расчеты Вант-Гофф, пришел к нижеследующему чрезвычайно важному выводу: "осмотическое давление равно тому давлению, которое обнаруживалось бы, если бы тоже количество растворенного тела в состоянии газа наполняло бы объем, равный объему раствора. Напр., по опытам Пфеффера, осмотическое давление раствора сахара, заключающего 1 гр. сахара в 100,6 куб. стм. (однопроцентный раствор) при 15,5° равно 0,684 атмосферного давления; принимая же вес частицы сахара согласно формуле С12Н12О11 равным 342, находим газовое давление для вещества с частичным весом 342, при температуре 15,5° и при содержании его 1 гр. В 106,5 куб. стм., равным:
Осмотическое давление может быть, следовательно, заранее вычислено, если известен частичный вес растворенного вещества, крепость и температура раствора. В основании расчета лежит положение: «осмотическое давление, как и газовое, управляется законами Бойля-Мариотта, Гей-Люссака и Авогадро». Осмотическое давление прямо пропорционально крепости раствора, обратно пропорционально величине частичного веса растворенного тела и возрастает на каждый градус Цельсия на 0,00367. Если раствор во всех своих частях имеет одну и ту же температуру и одинаковую крепость, то и осмотическое давление во всех точках одинаково. Если же нарушено равенство температуры, то нарушится и равенство величин осмотического давления; составные части раствора придут в движение, начнется диффузия, ведущая к неодинаковости состава раствора, тогда как при одинаковости температуры диффузия стремится привести раствор к однородности состава во всех частях. В согласии с этим, наблюдения Соре показали, что, если раствор в верхних слоях нагревать, а нижнюю часть охлаждать, то раствор, первоначально совершенно однородный, становится вверху, в нагретой части, слабее, а внизу крепче. Напр. раствор медного купороса по истечении значительного промежутка времени показывал в верхней нагретой до 80° части 14,3% , а в нижней, имевшей темп. 20° – 17,332%. Раствор относится вполне аналогично газу и в отношении неравенства температуры. Зная температуру обоих слоев раствора и крепость одного, можно вычислить крепость другого совершенно так же, как плотность газа в случае неодинаковости температуры в разных его частях. Для вышеприведенного примера расчет по Вант-Гоффу дает для 14,3% вместо найденных 14,03%. Непосредственные измерения величины осмотического давления сопряжены с значительными трудностями, приготовление полупроницаемой стенки осуществимо в редких случаях, и не вполне. Есть возможность, однако, вычислять величину осмотического давления из других свойств растворов. Сам прием полупроницаемой стенки дает возможность, найдя соотношение между осмотическим Давлением и другими свойствами раствора, тем самым установить зависимость этих свойств между собой. Это относится до тех свойств растворов, при помощи которых может быть изменяема их крепость, как то замерзание или испарение растворителя, выделение растворенного тела. Раствор данной крепости характеризуется определенной температурой замерзания, определенной упругостью его пара. Вымораживая растворитель или испаряя его, можно изменять крепость раствора; того же можно достигнуть путем полупроницаемой стенки, пользуясь осмотич. давлением. Каждая из этих операций в отдельности может быть совершаема в форме обратимого процесса, а воспроизведенные последовательно они могут являться частями обратимого процесса. Соотношение между величинами, характеризующими эти операции, устанавливается тогда легко на основании формул термодинамики и одну из этих величин можно вычислить, когда известны остальные. Этим же путем можно найти соотношение между растворимостью и осмотическим давлением, вводя в обратимый процесс выделение растворенного тела. Осуществление этих расчетов требует знания точных законов, управляющих зависимостью между крепостью раствора, температурой и каждой из названных величин, а простые отношения между ними устанавливаются указанным путем при условии приложимости к осмотическим давлениям простых законов газообразного состояния. Это имеет место при малой плотности вещества, т. е. в случае растворов слабых, таких, при разбавлении которых не обнаруживается заметного теплового эффекта. Крепкие растворы обнаруживают, как и сильно сжатые газы, значительные отступления от этих простых законов. Согласие вычисленных результатов с действительностью для слабых растворов весьма полное, и таким образом аналогия между газообразным состоянием и состоянием вещества в разбавленном растворе опирается, благодаря изысканиям Вант-Гоффа, на точные количественные отношения. Осмотическое давление в немногих случаях удается измерять непосредственно; но вычисление его величины по данным для растворимости, замерзания и испарения растворов дает вполне между собой согласные результаты. Не измеряя осмотического давления непосредственно, но пользуясь приемом полупроницаемой стенки, теоретически можно вычислить осмотическое давление по величинам, гораздо более доступным точному измерению, чем осмотическое давление. Таким образом, в весьма большом числе случаев осмотическое давление можно считать известным. Хотя приведенная выше характеристика осмотического давления для слабых растворов является общим законом – осмотическое давление равно газовому, в значительном числе случаев – однако, наблюдаются отступления: величины осмотического давления оказываются аномальными. Аномалии осмотического давления характеризуются величиной, которая показывает во сколько раз осмотическое давление больше или меньше того, которое обнаруживалось бы, если бы данное количество вещества в состоянии газа наполняло бы объем, равный объему его раствора. Основанием для объяснения этих аномалий, как и при объяснении резких аномалий плотностей газов, служит положение: осмотическое давление определяется числом частиц растворенного тела в единице объема и потому аномальные величины осмотического давления в слабых растворах вызываются теми явлениями, которые изменяют число частиц в растворе. Если частицы соединяются между собой, если происходит полимеризация, осмотическое давление уменьшается, i – меньше единицы; если растворенное тело разлагается, если происходит диссоциация в растворе, осмотическое давление увеличивается, i – больше единицы. Такая точка зрения послужила основанием теории «электролитической диссоциации». Помимо гипотетической стороны предмета, существует следующее, выведенное из опыта соотношение между гальванопроводностью и величиной осмотического давления: в слабых растворах величина оказывается больше единицы только в тех случаях, когда раствор обладает гальванопроводностью, т. е. когда мы имеем дело с раствором электролита; в электролитах, разлагающихся на два иона, как HCl, величина i часто достигает двух при достаточном разведении раствора; при большем числе ионов, как в случае BaCl2, K4FeC6N6, i бывает больше двух. Аномально большие величины, свойственные растворам электролитов, осмотического давления обнаруживаются не только косвенно вычислением, путем, указанным выше, но и непосредственными наблюдениями. Де-Врис собрал значительное число данных касательно величины осмотического давления, пользуясь свойством протоплазмы клеточек сжиматься и расширяться в растворах. Клеточка обнаруживает здесь явления, наблюдаемые с помощью полупроницаемой оболочки: сжатие или расширение протоплазмы обусловливается явлениями О. и зависят от того, движется ли вода из клеточки к раствору, или наоборот. Пользуясь данным образчиком протоплазмы можно подобрать такой ряд водных растворов разных веществ, в которых протоплазма не будет изменяться в объеме; это будут растворы, обладающие одинаковой величиной осмотического давления. Этим путем также доказано, что растворы электролитов могут обладать большей величиной осмотического давления, чем растворы неэлектролитов при равном числе частиц в единице объема раствора. Фактически несомненно существует связь между величиной осмотического давления и гальванопроводности. Прием полупроницаемой стенки весьма упрощает также вывод формул для химических равновесий в растворах. Теория О. находится в начальной стадии развития. Основанием ее служит положение о тождестве состояний тела в слабом растворе и в форме газа. Осмотическое давление рассматривается, как следствие ударов частиц растворенного типа, задерживаемых полупроницаемой оболочкой, тогда как растворитель свободно через нее проходит. С другой стороны осмотическое давление вызывается движением растворителя внутрь к раствору и величина осмотического давления определяется разностью живых сил движения растворителя к раствору и от раствора. Почему величина осмотического давления в нормальных случаях равна величине газового давления? Какова роль в явлении полупроницаемой стенки? Эти вопросы составляют предмет разработки в настоящее время, обсуждая вопрос о величине осмотического давления нельзя оставлять в стороне растворителя прежде всего потому, что частицы растворенного тела движутся не в пустоте, а в пространстве, заполненном растворителем. Попытку дать теорию осмотическому давлению представил в недавнее время ван-дер-Ваальс, принимая во внимание растворитель и вводя дополнительные величины эмпирического характера в свою общую формулу для газов и жидкостей. Пока мы не имеем законченной теории осмотического давления в нормальных случаях, приведенные выше объяснения аномальных величин осмотического давления должно рассматривать как предположения гипотетического характера, не заключающие в себе данных для суждения о химической стороне явлений растворения. Действие полупроницаемой стенки лишь в грубом виде может быть представляемо как роль сита, через которое проходят частицы растворителя, а задерживаются частицы растворяемого тела. Явление обусловливается абсорбцией растворителя, образовавшем между ним и материалом полупроницаемой стенки непрочного соединения, рода раствора, и движение растворителя через стенку совершается так же, как транспирация газов.
Д. Коновалов.
Основание
Основание (хим.). – Под именем О. (Bases salifiables) понимаются вещества, обладающие известной химической функцией: вещества, дающие с кислотами соли, таким образом вопрос, что такое О., связывается с вопросом, что такое кислота и что такое соль. В истории химии эти три понятия (о кислоте, соли и О.) неразрывно связаны между собой и дополняют одно другое; изменение в одном неизбежно влекло изменение в остальных. В конце прошлого столетия и в начале нынешнего О. определяли ближе таким образом: О. образуются соединением кислорода с металлами, как кислоты (ангидриды) образованы соединением кислорода с металлоидами. Но не всякое соединение такого рода могло назваться О.: еще Лавуазье допускал, что при избытке кислорода здесь могут получаться кислоты. Типическими представителями О. могли считаться щелочи и щелочные земли. Загадочным исключением здесь являлся аммиак, обдающий всеми характерными химическими свойствами щелочи, но состоящий из соединения азота и водорода, как нашел Бертолет. Уверенность в необходимости присутствия кислорода для образования щелочей была так велика, что Дэви и Берцелиус произвели многочисленные и остроумные исследования для открытия кислорода в аммиаке. Получив при действии тока на раствор аммиака в воде в присутствии ртути амальгаму аммония, Берцелиус указывал на полную аналогию в этом случае с получением амальгам щелочных металлов! Когда Гей-Люссак и Тенар показали, что здесь происходит не раскисление аммиака, а соединение его с водородом, то Берцелиус стал даже сомневаться в элементарном составе азота. В 1819 г. Он высказал гипотезу, что азот состоит из соединения в равных частях еще неизвестного элемента, который он назвал Nitricum, и кислорода. Вопрос наконец, мог считаться решенным, когда высказано было мнение, что аммиак в водном растворе находится в соединении с водой, являясь в виде гидрата окиси сложного металла аммония, и представляет таким образом сходство с другими щелочами. При господстве электрохимических воззрений Берцелиуса О., как соединение металла с кислородом, являлись при образовании солей электроположительной половиной, а кислота (ангидрид) – электроотрицательной. Когда было указано, что кислород не является необходимым условием для образования кислот и что существует множество соединений, имеющих все характерные признаки солей и не содержащих кислорода, напр. сульфосоли и проч. – простое определение О. должно было сильно усложниться, в особенности, когда найдены были многочисленные классы органических О. Не представляя никакого однообразия в составе, О. могут быть теперь только определены, как вещества, дающие с кислотами соли.
С. Вуколов.
Осока
Осока (Carex L.) – Род растений из семейства осоковых, заключающий более 500 видов, растущих в холодных и умеренных странах обоих полушарий. Многолетние травы, растущие кустами или дерновинами по болотам, сырым лугам, иногда в воде, редко на песчаных местах (Carex arenaria L.), имеют корневище; стебли у них трехгранные, листья, располагающиеся 3 рядами, большей частью скучены у основания стебля. Цветы однополые, мужские и женские собраны в одном колоске (C. Vulpina L.) или в разных (C. Sylvatica Huds.),некоторые О. двудомны (С. Dioica L.). Колоски, то сближены, то отодвинуты друг от друга; соединяются в сложный соцветия в виде колосьев или кистей. Пестик окружен пузырчатым предлистьем – мешечком (ultriculus) Г. H.
Осока (сел. хоз.) – Самое типичное растение влажных лугов. Обыкновенно причисляется к числу плохих кормовых растений, а для овец считается вредной; крупный рогатый скот ест хорошо своевременно убранную О. В Финляндии О. считается хорошим молочным кормом для коров. Перестоявшая О. годна лишь на подстилку. Большинство видов О. характеризуют почву с избытком влаги [только вид О. Avenaria (песчаная О.) Употребляется для укрепления песков]. О. часто зарастают кочковатые возвышения, образовавшиеся на влажных лугах, вследствие вытаптывания последних животными. При помощи своих сильных корневищ О. пронизывает эти кочки, скрепляет их и тем способствует постепенному их увеличению.
Г.К.
Осот
Осот – под этим именем известно несколько сложноцветных растений, относящихся к родам Cardaus, Cirsium, Sonchus и др.; в большинстве случаев, однако, О. называют растения, принадлежащие к роду Sonchus L. Всех видов этого рода известно до 25; они дико растут, преимущественно как сорные травы, в Старом и Новом свете. Многие виды – однолетние или многолетние травы и только немногие виды – полукустарники. Узнается О. по листьям, усаженным по краю острыми колючими иглами, и по плодикам (семянкам): они сплюснутые, ребристые, с хохолком из простых белых шелковистых волосков на притупленной верхушке. Головки средней величины, колокольчатые или яйцевидные, с черепичатой обверткой и голым ложем. Все цветки в головке язычковые, плодущие, обыкновенно желтого цвета, редко синего или голубого. В Европейской России наиболее часто встречаются четыре вида О.; из них два – многолетние травы: Sonchus arvensis L. – полевой О. и S. paluster L. – болотный О., и два – однолетние травы: S. oleraceus L. – огородный О. и S. asper Vill., – жесткий О. S. arvensis растет по лугам, полям; листья у него струговидные, перисто-надрезные или раздельные, верхние (реже все) цельные, при основании сердцевидные; головки собраны шитком или почти зонтиком; цветки ярко-желтые; семянки темно-бурые, на плоскостях с 5 поперечно-морщинистыми ребрышками. S. paluster растет по болотистым местам; листья мелко зубчатые, реснисчатые, нижние выемчато-раздельные, с 4-6 отстоящими друг от друга ланцетными долями; верхние цельные, узколанцетные, при основании стреловидные, с острыми расходящимися ушками; цветки светло-желтые; семянки продолговатые, почти четырехгранные, желтоватые, с 2-3 ребрами на плоскостях. S. oleraceus – сорная трава по огородам, садам и около жилья. Листья перистораздельные или лировидные, нижние суженные в крылатый черешок, верхние сидячие, с острыми ушками при основании; головки собраны щитком; цветки желтоватые; семянки с тремя тонкими ребрышками на плоскостях, и в промежутках между ребрышками поперек морщинистые. S. asper растет на полях и по сорным. местам; листья цельные или выемчатонадрезанные, с острыми, назад обращенными надрезами, слегка жесткие; верхние листья сидячие, с округлыми ушками, прижатыми к стеблю; семянки без морщинок между тонкими ребрышками. Практического значения виды О. не имеют.
С. Р.
Осот (сельскохоз.) – сорная трава из семейства сложноцветных, из родов Sonchus и Cirsium, появляющаяся главным образом на почвах плодородных. Полевой О. (S. arvensis, С. aiveuse), чаще всего в пшенице – многолетнее растение с глубокими корнями и особыми на них придаточными почками, легко выгоняющими новые побеги. Огородный О. (S. оleraceus) – однолетнее растение, причиняющее вред яровым посевам. Главные меры против них: выкапывание корней, культура пропашных, посевы клевера и люцерны. В молодом возрасте О. представляют довольно питательный корм, особенно любимый лошадьми.
Г. К.
Occиан
Occиан (кельт. Oisin; ирланд. Ossin или Osein) – вместе со своим отцом, Фин МакКуммалом, стоит в центре обширного цикла кельтских сказаний. Согласно преданию, они жили в Ирландии, в III в. нашей эры. Как Фин Мак-Куммал, так и его сын Оссин управляли "финиями или «фениями», которые составляли в древней Ирландии постоянную армию (фианну), пользовавшуюся огромными привилегиями. Доступ в нее был обставлен разными трудностями; желающий получить звание финия должен был обладать не только военной доблестью, но также быть поэтом и знать все «12 книг поэзии». Страна много страдала от такого привилегированного сословия, заявлявшего притязания даже на ограничение королевской сласти. В конце III в. ирландский король Карб вступил в открытую борьбу с фианной, во главе которой стоял Оссин. Битва при Гобаре в 274 году подорвала господство фианны, но вместе с тем нанесла тяжелый удар военным силам Ирландии и изменила весь строй древней ирландской жизни. Последний из финиев, переживший битву при Гобаре, был Оссин или О. Народная фантазия последующих веков наделила его и его отца сказочномифическим ореолом. Оба они сделались любимейшими героями народных песен и сказаний: Фин Мак-Куммал – как представитель блестящего прошлого, Оссин, слепой и несчастный – как последний его обломок. Народная фантазия заставляет О. прожить гораздо дольше возможной человеческой жизни и дожить до появления св. Патрика, в лице которого христианство нанесло еще более решительное поражение старому языческому миру Ирландии. Но другим версиям, О. вернулся из страны вечной юности (Елисейские поля языческой Ирландии) уже после победы христианства и встретился со св. Патриком. Об их свидании существует масса легенд, сказок, песен и т. п. Через пятнадцать веков после битвы при Гобаре, в 1760 г., появилась в Эдинбург книга под заглавием: «Fragments of ancient poetry, collected in the Highlands and translated from the gaelic or erse language by James Macpherson». Никому до тех пор неизвестный Джеймс Макферсон в предисловии к своему изданию называет себя простым переводчиком старинной рукописи, сохранившей поэзию барда О., жившего в Горной Шотландии в III в. Сначала вышло всего 15 поэм; но общество богатых шотландских патриотов, польщенное в своей национальной гордости успехом этой книги, дало Макферсону средства на новое путешествие в Шотландию, следствием которого явилось новое издание песен, значительно пополненное, а в 1765 г. появилось и третье, заключавшее в себе 22 поэмы и предисловие Блэра, профессора риторики и литературы в эдинбургском университете. Поэмы были переведены на все европейские языки; ими зачитывались все, и сначала никто не сомневался в их подлинности; в О. видели такое же прямое отражение народной поэзии, как в Илиаде и Одиссее. В 70-х годах начали возникать некоторые сомнения относительно подлинности поэм; поэт Юнг посоветовал Макферсону показать рукопись, с которой он переводил, каким-нибудь специалистам, чтобы они могли констатировать верность перевода. Макферсон не только не исполнил совета Юнга, но вообще совсем не отвечал на нападки своих противников, всецело предоставляя борьбу с ними своим друзьям, и только в 1779 г.. после резких выходок критика Джонсона, заявил, что выставить свои оригиналы у книгопродавца Беккера в Эдинбурге; но обещание это так и не было исполнено. Разгоравшийся все более и более спор усложнился еще и национальным вопросом: до Макферсона никто не оспаривал ирландского происхождения финианских героев, и ирландцы были уязвлены в своей национальной гордости. В 1797 г. была созвана комиссия для расследования вопроса о подлинности Макферсоновского О.; она работала 8 лет, но результаты ее работ оказались весьма незначительными: прошло больше 30 лет со времени появления поэм О., многое изменилось в Горной Шотландии, куда проникла и книга Макферсона, и старое так смешалось с новым, что не было возможности разобраться; никаких древних рукописей не было найдено. Бумаги, опубликованные после смерти Макферсона, еще более запутали дело: у него нашлось только 11 песен на гэльском наречии и две большие эпопеи, «Фингал» и «Темора», переписанные рукой самого Макферсона. В виду этого подложность поэм О. была признана всеми, и о ней до сих пор говорят в учебниках истоpии литературы. В настоящее время, однако, это обвинение не должно ставиться так резко: не смотря на поднятую критикой бурю, вопрос о подложности О. далеко еще не может считаться решенным. Никто в настоящее время не оспаривает ирландского происхождения О., но не подлежит сомнению и то, что жители Ирландии и сев. Шотландии принадлежали к одному племени и сохраняли до позднего времени свои национальные черты, так как находились в постоянных между собой сношениях и не были романизированы; весьма вероятно, что жители Горной Шотландии были выходцы из Ирландии. Никто не оспаривает и того, что Оссиановская легенда имеет своим отечеством Ирландию, но столь же достоверно, что и Шотландия имеет свою Оссиановскую легенду. Это доказывается найденным не так давно «Лесморским Сборником» 1555 г., в котором есть песня, приписанная О. и до такой степени схожая в тоне и сюжете с поэмами Макферсона, что не остается сомнения в их ближайшем родстве. В виду этого сборника падает и обвинение Макферсона в том что меланхолический тон его поэм есть продукт культуры XVIII в.; мы знаем теперь, что этот тон присущ шотландской легенде. По всей вероятности, Макферсон во время своей поездки в Горную Шотландию, куда, как теперь известно, его сопровождали два знатока местного наречия (Александр Макферсон и Морисон), собрал и записал устные предания и издал их в литературной обработке, при чем внес далеко не так много своего личного, как полагают; в этом несомненно убеждает изучение эпитетов в его поэмах. Личное участие Макферсона заметно, главным образом, в туманных описаниях природы, в пристрастии к лунным ночам, к обросшим мохом замкам и т. п. Все поэмы Макферсона можно разделить на 3 группы. Поэмы первой группы или были записаны тщательнее, или же в основу их действительно лег какой-нибудь письменный памятник: они ярче отразили народное творчество. Из эпитетов, встречающихся в этой группе поэм, есть очень характерные и ничем не напоминающие ни романтическую поэзию, ни Гомера; встречаются также и двойные сравнения, напр. «руки битв» (воины). Другая группа песен носит следы свода, но вряд ли этот свод мог сделать Макферсон; вероятнее, что сделан он кем-нибудь ближе стоявшим к народу. Эта группа могла бы иметь очень большое значение для изучения кельтской народной поэзии, как сохранившая следы образования эпопей и представляющая собой единственный образчик третьего фазиса в развили кельтского эпоса; но значение ее почти уничтожено самим Макферсоном, и вопрос остается неразрешенным. К третьей группе принадлежат поэмы совершенно искусственные, с деланными, вычурными описаниями, изобилующие гомеровскими эпитетами, совершенно не свойственными кельтскому народному творчеству: «быстроногий, лучезарный» и т. п. Как бы мало ни было значение Макферсоновского О. для истории развития эпоса, произведение это сыграло очень большую роль в истории всемирной литературы; влияние его не переставало чувствоваться до половины нашего столетия, не смотря на полное убеждение в его подложности. В Англии Вальтер-Скотт, поэты Озерной школы даже Байрон отразили на себе это влияние, но нигде не было оно так прочно, как в Германии, где Клопшток, Гердер, геттингенские барды, поэты Sturm und Drang'a явились его верными адептами, и даже Гете заставил своего Вертера сказать: «О. вытеснил из моего сердца Гомера»! Влияние О. легко проследить и у нас, до Пушкина включительно. Подобно тому, как в средние века кельтские сюжеты получили широкое распространение в lais и романах круглого стола, теперь, благодаря Макферсоновскому О., они вновь обошли всю Европу, при чем в обоих случаях имели значение не только сюжеты, но и идеи и стиль: в романах круглого стола – идеал благородного рыцаря, культ женщины, в поэмах Макферсона – элегический колорит, любовь к необычайному и чудесному, одним словом все то, что понимается под выражением «Оссианизма». На рус. яз. имеется два перевода О.: Кострова, «О., сын Фингалов, бард III в.: гальские стихотворения» М., 1792; и Балобановой, «Поэмы О. Джемса Макферсона» (исследование, перевод и примечания, СПб., 1891). Ср. Talvy, «Die Unechtheitd. Lieder Ossians»(Ann., 1840); Windisch, «Die altirische Sage und die Ossianfrage» («Verhandl der Philologenversain zu Gura», 1878); Blackie, «The language and literature of the Scottish Highlands» (Эдинбург, 1876); O'Curry, «Manners and Customs ot the ancient Irish» (Лонд., 1876).
E. Балобанова.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 5 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close