Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
17:28
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Психея
Психея (Yuch) – в греческой мифологии олицетворение человеческой души, которую любит Эрот. Представлялась в образе бабочки или молодой девушки с крыльями бабочки; то ее преследовал Эрот, то она мстила ему за преследования, то между ними была нежнейшая любовь. Апулей в своих «Метаморфозах» сделал П. и Эрота героями народной сказки, вариации которой встречаются в литературах разных народов. В сказке говорится, что у одного царя были три красавицы дочери, из которых краше всех была младшая – П. Слава о ее красоте прошла по всей земле и многие приезжали в город, где жила П., чтобы полюбоваться ею. Ей стали даже воздавать божеские почести, забыв Олимпийскую Венеру. Последняя оскорбилась и решила погубить соперницу. Позвав своего сына Эрота (Купидона), она показала ему красавицу и велела ему вселить в нее любовь к самому отверженному, безобразному и жалкому из людей. Между тем П. чувствовала себя очень несчастной оттого, что все любовались ею, как бездушной красотой, и никто не искал ее руки. В горе обратился ее отец к милетскому оракулу, и бог ответил, что П., одетая в погребальные одежды, должна быть отведена на скалу для брака с ужасным чудовищем. Исполняя волю оракула, несчастный отец привел П. в указанное место и оставил ее одну; вдруг дуновение ветра перенесло ее в чудный дворец, обитаемый невидимыми духами, и она сделалась женой какого-то таинственного незримого существа. Блаженная жизнь П., однако, продолжалась недолго: завистливые сестры, узнав об ее благополучии, решили извести ее и хитростью достигли того, что П. нарушила данное супругу обещание – не допытываться, кто он. Злые сестры нашептали ей, что незримый супруг – дракон, который в один прекрасный день съест ее с ее плодом (П. была уже беременна), и убедили ее, чтобы она, вооружившись мечом и светильником, подстерегла его во время сна и убила. Доверчивая П. послушалась, и, зажегши светильник, стала рассматривать своего супруга, который оказался прекрасным Купидоном; в то время, как она, пораженная красотой его лица, любовалась спящим, со светильника упала горячая капля масла на плечо бога и он от боли проснулся. Оскорбленный вероломством и легкомыслием супруги, он улетел от нее, а она, покинутая, пошла по земле искать своего возлюбленного. Долго ходила П. по всем землям, пока не была вынуждена преклониться перед своей соперницей, Венерой, которая долго искала случая отомстить П. и послала уже разыскивать ее Меркурия. В это время больной от обжога Эрот лежал у своей матери. Очутившись под одной кровлей с супругом, но разлученная с ним, П. должна была сносить всяческие преследования Венеры, которая, ища ей смерти, придумывала разные неисполнимые работы. Так, П. должна была разобрать по зернам и по родам громадную кучу смешанного зерна, достать золотого руна с бешенных овец, добыть воды из Стикса и принести из подземного царства от Прозерпины ящик с чудесными притираниями. Благодаря чужой помощи, П. сделала все, что велела ей Венера, пока, наконец, не выздоровел Купидон. Тогда он обратился к содействию верховного олимпийского бога и с помощью его добился согласия небожителей на брак с П., которая получила от Зевса бессмертиe и была приобщена к сонму богов. Завистливые сестры Психеи были наказаны за свою зависть и коварство тем, что разбились об утес, прыгнув с него в расчете, что Зефир унесет их в волшебный дворец Эрота. От брака П. с Эротом родилось Наслаждение (Voluptas). Сказка Апулея пользовалась чрезвычайной популярностью в литературе и искусстве европейских народов. В русской литературе на этот сюжет написана знаменитая «Душенька» Богдановича. Ср. Apuleius, «Metamorphoseon libri XI» (изд. Van der Vliet, Лпц. 1897; русский перевод Соколова, СПб., 1895); Friedlander, «Darstellungen aus der Sittengeschichte Roms» (I, 522 слл.; здесь приведена литература сюжета); Schanz, «Geschichte der Romischen Litteratur» (III ч., Мюнхен, 1896).
Псков
Псков – губ. г., при впадении р. Псковы в Великую, в 15 в. от Псковского озера. Псков стоит на известковой скале, которая во многих местах выступает на поверхность. Реками Великой и Псковой город разделяется на части: а) Большой город (кремль), Средний и Полонище, б) Запсковье – на прав. стороне р. П. и в) Завеличье – на лев. стороне р. Великой. К городу примыкают несколько слобод, посад (Петровский) и деревни. П. занимает 454 дес. 408 кв. с., кроме прилегающих посадов и слобод. Дворовых мест 1236, домов каменных 442, деревянных 1227, смешан. 404. Жит. (1897 г.) 30424, в том числе мжч. 16480, жнщ. 13944. Населениe П. (по переписи 1887 г.): потомственных дворян 7,4%, личных 7,1, духовенства 4,9, почетных граждан и купцов 3,2, мещан 27,2, крестьян 43,7, друг. сословий 6,5%. Православные составляли 81%, протестанты 8,2, римско-католики 6,7, евреи 5,0, раскольники и другие 0,1%. Церквей 41, монастырей 2 женских и 1 мужской. В Спасском Мирожском на Завеличье м-ре, в Преображенской церкви, замечательны, по сохранности и живости красок, фрески, современные, как можно думать, основанию храма (1156). В ризнице хранятся интересные археологические предметы, ИоанноПредтечиев женский м-рь основан ок. 1240 г. (много древностей); в м-ре похоронено несколько псковских князей и княгинь. Старо-Вознесенский 2 кл. женский м-рь упоминается в летописи под 1421 г. как уже давно известный монастырь, 3 церкви монастыря замечательны своею архитектурой; в ризнице хранятся старинные резные панагии. Из древних церквей наиболее замечательна Троицкая (собор) в «детинце», или кремле. В ней сохранилась копия с креста св. Ольги, стоявшего на берегу р. Великой и сгоревшего в 1509 г, и несколько древних икон. На паперти придельной Гавриловской церкви гробницы князя Довмонта и св. Николая юродивого. В Петропавловском соборе, одной из древнейших церквей (1373 г.), замечательны иконы Казанской и Владимирской Божией Матери, Рождества Богородицы и апостола Фомы, в Николаевской церкви – древняя икона св. Николая Чудотворца. В Парамоуспенской (1441 г.) церкви – на иконах драгоценные привесы, пожалованные московскими царями, и серебряный ковш, подаренный Петром I. Из церквей других исповеданий в П. 1 костел и 2 лютеранских црк. Синагога. Из зданий замечательны по своей архитектуре палаты Пачанкиных, богатых купцов XVII в., купца Меньшикова (близ дома дворянского собрания), купцов Трубинских (здесь останавливался Петр I) – дом этот в настоящее время принадлежит Сутгофу, у которого замечательный музей, один из лучших частных музеев в России. На Запсковье древнее здание – Мешок, близ Воскресенской црк.; старинное здание в Волчьих ямах принадлежит м-рю. На Завеличье указывают на развалины гостиного Немецкого двора. Развалины псковской крепости сохранились до сих пор. Первоначально крепость была устроена на холму при самом устье р. Псковы В 1309 г. была построена стена из плитняка от Петропавловской црк. у р. Псковы до р. Великой. В XV в. проведена каменная стена, существующая и ныне и обнимающая все Запсковье. Постройкой ее и еще двух особых укреплений при устье и входе р. Псковы в город, называвшихся решетками, окончилось развитие крепости, выдержавшей в 1581 г. осаду Батория. Последний ремонт стен сделан в 1866 г. Всех учебных заведений в П. 35, с 3452 учен. (2344 мальч. и 1138 дев.). Муж. (406 уч.) и жен. (351 уч.) гимназии, реальное учил. (215 уч.), кадетский корпус (431 уч.), землемерное учил. (75 уч.), учительская семинария (75 уч.) и начальная при ней школа (46 уч.), епархиальное женское учил. (198 уч.), духовная семинария (237 уч.), духовное учил. (133 уч.), рисовально-технические классы (58 уч.), городское училище (144 учащихся), приходских училищ 6, приют, других начальных школ 15; лютеранское латышское и лютеранское эстонское училища. Благотворительные общества: взаимного вспомоществования учащим и учившим в народных учил. Псковской губ., помощи в несчастных случаях, дома трудолюбия, благотворительное общество св. Марии, два братства и др. Благотворительные учреждения: богадельня город. (43 взрослых и 21 детей; содержание ее обошлось в 5143 р.), губ. земства (59 взросл, и 9 детей – 1229 руб.) и Козьмодемьяновской церк. (10 взр. и 4 детей – 600 р.); приют вед. Имп. Марии (103 детей – 4848 р.); богадельня общ. св. Марии (15 чел. – 4299 р.); общины сестер милосердия Кр. Креста (9 ч. – 2469 р.) и епархиальная (60 ч. – 2800 р.). Ученые и другие общества: сел. хоз., отдел. общ. садоводства, общ. врачей, археологическое с музеем и библиотекой, отделение музыкального общ., общ. потребителей, общ. охоты и др. Периодич. издания: «Городской Листок», «Губернские Ведомости» и «Вестник Губернского Земства». Больниц 9 и из них губ. земская (на 200 кров.), с отд. для умалишенных, 3 больницы при учебн. зав., военный лазарет (на 84 кров.) и приемный покой (12 кр.), больница при общине сестер милосердия(15 кр.), при тюрьме (30 кров.) и амбулатория пск. общ. врачей. Аптеки: 8 вольных, 2 земск., 2 при учебн. зав. и 1 при общине сестер милосердия. Фабр. и заводов (1896) 55, с оборотом в 3237763 руб., при 526 раб. Первое место занимают льняные склады – 22, на 1740777 р. и 2 водочных завода, на 761083 руб. 2 лесопильных завода – 170176 р., 2 свечных и восковых зав. – 115000 р., 1 канатно-прядильный зав. – 110000, мукомольных 5 – 12 9287 р., табачный 1 – 96765 руб. Ремесленников– мастеров 486, рабочих 1062 и учен. 451. Торговых документов выдано 1635. Главный предмет торговли – лен. Через П проходит СПб.-Варш. жел. дор. и от него идут жел. дор. в Ригу и Бологое. Пароходное сообщение по р. Великой и оз. Чудскому с г. Юрьевым (Дерптом) и торговым местом Сыренцем при истоке р. Нарвы. Городских доходов получено в 1896 г. 128693 р., израсходовано 135395 руб. Отделения госуд. банков дворянского и крестьянского, коммерческий банк, псков. общ. вз. кредита, общ. вз. кредита у. земства, ссудосберегательное тов., агентуры акц. страховых общ. и земельных банков спб. тульского и виленского. Литература о П. перечислена у И. И. Василева, «Истор. статист. указатель г. П.» (1890). Одно из древнейших описаний Пскова – Н. Ильинского, «Историч. описание г. П. и его древних пригородов» (1794 г.). В 1858 г. вышел труд А. С. Князева: «Указатель достопамятностей г. П.».
А. Ф. С.
Псково-Печерский-Успенский монастырь
Псково-Печерский-Успенский мужской монастырь I класса. Псковской губ. и уезда, в г. Печорах. Первыми поселенцами пещер в горе (около середины XV века) были пустынножители. В 1473 г. дерптский священник Иоанн, бежавший от притеснения «латынян»,построил здесь церковь во имя Успения Богоматери. Преемник его, настоятель Мисаил, построил кельи и церковь во имя преп. Антония и Феодосия Печерских. Но вскоре монастырь был разорен ливонцами и оставался в запустении до 1519 г., когда его возобновил псковский дьяк Мисюр Мунехин с подъячим Ортюшею псковитянином. Много затем потрудился для устроения монастыря и его игумен Корнилий (1529 – 1570), который укрепил его стеной с бойницами. Находясь на границе Литвы и Лифляндии, он вместе с городом делается стратегическим пунктом и испытал целый ряд нападений и осад; из них наиболее опустошительными и опасными были: осада 1581 – 1582 г. Стефана Батория, не успевшего, однако, взять монастыря, нападении в 1611 – 1613 г. Лисовского и Густава-Адольфа. В 1701 г. монастырь был лично Петром I снабжен новыми укреплениями, которые и спасли его от взятия шведами. При издании штатов в 1764 г. он был зачислен во II класс, а в 1813 г., в память освобождения от неприятеля, возведен в I класс. Помимо своего значения как укрепленного оплота, защищавшего доступ к Пскову, он издавна славился своими чудотворными иконами: Успения Богоматери (письма XII в. и письма 1521 г.), Умиления Богоматери (письма 1581 г.), Одигитрии и Казанской Божией Матери. Летописцы обыкновенно называют его «домом Пречистые Богородицы». Кроме того, в нем покоятся мощи преп. Марка, Ионы (свящ. Иоанна), Вассы и Корнилия; из иноков его вышли 8 епископов и 1 патриарх (Иоасаф). Стена с 9 башнями и 3 воротами, окружающая монастырь, сохранилась и посейчас. Ср. «Псково-Печерский монастырь» (СПб., 1860) и гр. С. Шереметев, «Псково-Печерский монастырь» (СПб., 1895).
В. Р – в.
Псковское княжество
Псковское княжество. – П. обл., издавна заселенная славянским племенем, тянулась узкой полосой (ок. 300 вер. в длину и не более 100 вер. в ширину) вдоль западной границы новгородских владений. Открытая с запада и юга для нападений, она являлась ареной борьбы новгородцев с их западными соседями, что требовало устройство укрепленных пунктов или городов; уже в глубокой древности здесь был город Изборск, расположенный на высокой горе, который в историческое время уступил первенство Плескову или Пскову, имевшему важные преимущества благодаря своему местоположению. Находясь в углу, образуемом реками Псковой и Великой, Псков являлся стратегическим и торговым пунктом, так как Великая вместе с двумя озерами соединяла его со всей Псковской землей и с соседними землями. Псков был защищен своим естественным положением и искусственными укреплениями. Угол между Псковой и Великой, отделенный стеной от посада, представлял собой детинец, «Кром» (кремль), в котором находилась главная святыня Пскова – Троицкий собор; другие части Пскова были также обнесены стенами. Пригороды Псковской земли не имели политического значения и стушевывались перед старшим городом. Число их в разное время было различно: иногда строились новые города, иногда их разоряли неприятели и они запустевали; никогда их, по-видимому, не было более 12. Первоначально сам Псков был простым новгородским пригородом и управлялся, как и все пригороды, княжьими людьми или новгородскими посадниками. Псковичи часто посещали по торговым делам Новгород и принимали деятельное участие в новгородском вече; многие из новгородцев, потерпев поражение на вече, бежали в Псков; часто появлялись во Пскове и претенденты на новгородский стол, которые выжидали здесь благоприятного момента. В виду этого, а также в виду пограничного положения Пскова, Новгород часто назначал туда подручных князей и посадников, а П. представителями в управлении первоначально были только cотскиe. Хотя Новгород и помогал Пскову обороняться от врагов, но походы новгородцев на немцев всегда вызывали месть последних, обрушивавшуюся на соседних псковичей, причем новгородцы часто предоставляли их собственным силам. Это приучило псковичей полагаться только на себя и имело следствием некоторое ослабление связи их с Новгородом; они мало помалу начали устраняться от участия в новгородском вече, а вместе с этим прекратился и прилив во Псков новгородских изгнанников. Псковичи начали тяготиться своей зависимостью от Новгорода, особенно его правом призывать псковичей на суд и посылать во Псков своих наместников. Сначала псковичи просят Новгород дать им в князья известное лицо, а потом уже сами начинают выбирать князей, которые, впрочем, по существу, оставались только новгородскими наместниками и часто сменялись назначенными. Во второй половине XIII в. во Пскове является литовский князь Довмонт; псковичи посадили его у себя без согласия Новгорода. Довмонт во все свое долгое княжение (1266 – 1299) боролся с соседями Пскова и приобрел большую любовь псковичей. Но и после него во Псков присылаются наместники из Новгорода. В начале XIV ст. посадники становятся во Пскове выборными. В XIV в. псковичи стали брать себе князей из Литвы, что ставило их в некоторую зависимость от литовских вел. князей. Новгородцам пришлось идти на уступки; в 1348 г., по болотовскому договору, они отказались от всякой власти над Псковом, от права призывать псковичей на суд в Новгород и назначать во Псков посадника, и назвали Псков младшим братом Новгорода. В первой же половине XIV ст., во время борьбы Пскова за независимость, определились и основные черты П. общественного устройства. Замена новгородских наместников выборными князьями потребовала определения отношения их к Пскову и вызвала составление местной Правды – псковской судной грамоты. Пограничное положение Пскова (он лежал не далее 50 вер. от границы) требовало постоянных забот о безопасности города, и потому псковичи были всегда недовольны, если князь не жил в Пскове сам, а управлял через наместника. Князей встречали очень торжественно и сажали на стол; затем князь приносил Пскову присягу. Жил князь на княжьем дворе в Застенье или Среднем городе. Но значение князя было невелико, так как и во время самостоятельности псковичи рассматривали его, как кормленщика. Князь исполнял поручения веча, совершал походы, строил города и церкви, но кроме судебной деятельности, служившей для него главным источником дохода, не имел определенной роли в общественных делах – ни в законодательстве, ни в управлении. Псковичи старались точно определить права князя на суде и разделить судебную деятельность между ним и представителем веча. В суде на княжьем дворе участвовали, кроме князя, один, а потом два посадника, без которых князь не мог ничего предпринять, и ряд сотских, исполнявших второстепенные обязанности. При отсутствии строгого разграничения между судебной и административной деятельностью, члены суда нередко привлекались и к последней. Низший судебный персонал первоначально назначался князем, но потом наряду с княжеским чиновником назначался и городской, с которым первому приходилось делиться пошлинами. Доходы с суда были едва ли не единственным доходом князя. Размеры взысканий с преступников (продаж) были невелики, равно как и судебные пошлины, да еще князь должен был отделять часть в пользу посадника и сотских. Князь имел наместников не во всех пригородах, а, вероятно, только в двух, к которым присоединялись и прилегавшие волости. Наместники заведывали только судом, вместе с пригородскими посадниками и старостами, которых выбирали пригорожане; пошлины наместники получали в меньшем размере, чем князь. С приобретением Псковом самостоятельности вече расширило круг своей деятельности на счет княжеской власти. Место, где собиралось вече, неизвестно, но, вероятно, оно было вблизи собора св. Троицы, по звону колокола которого сходились вечники; здесь была устроена трибуна (степень); в соборе помещались канцелярия и архив (ларь) веча, которыми заведывали городской дьяк и ларник. В вече участвовали жители пригородов и волостей, но П. пригороды были в большой зависимости от старшего города вследствие своей слабости, так как они были только укрепленными пунктами. Псковское вече держало в своих руках даже второстепенные отрасли управления, бывшие в других местах преррогативой князя. Оно ведало вопросы о войне и мире, сношения с соседями, назначение городских и областных правителей и воевод. Обыкновенно суд не принадлежал вечу, но вече судило проступки, за которые полагалась смертная казнь (измена, конокрадство; поджигательство, волхвование), и иногда вмешивалось в гражданские дела. Деятельность веча отличалась, сравнительно с Новгородом, спокойствием и отсутствием борьбы партий, которая обнаруживается только в конце независимого существования Пскова. Преобладающее значение имели бояре. Кроме большого веча, было, несомненно, малое вече, т. е. совет бояр, в состав которого входили бывшие посадники. Должности посадников нередко были наследственными. С целью усиления значения боярства было заведено двойное посадничество. Оба посадника, находившиеся в должности (степенные), пользовались равной властью. Срок посадничества был годичный, но не всегда. Посредствующим звеном между общими П. учреждениями – вечем и его представителями – и собственно местными городскими и областными союзами служили городские концы. Существование выборных представителей от концов дает основание предполагать существование кончанских вечей, а кончанских старост можно считать местными органами. Концы заведывали укреплением города, участвовали в наборе, снаряжении и продовольствии войска. Концы обнимали не только части города; но и части области, которые, впрочем, не образовывали сплошных масс территории, так как распределение пригородов между концами совершалось по жребию. Меньшими единицами были улицы. Были и союзы добровольные – братчины, ведущие начало от языческих времен; первоначально они имели патронального святого, и устраивали в свои праздники пиры; из разбирательства ссор на пирах возникла их юрисдикция. Братчины не были учреждениями территориальными, а, часто обнимая людей, связанных одним занятием, превращались в гильдии. Псковское купечество, вероятно, группировалось вокруг храма св. Софии. Псковская область делилась на пригороды (с укрепленным центром) и волости (без таких центров). Влияние города на местные дела пригородов выразилось в назначении княжеских наместников для суда; в остальном пригороды пользовались правами псковского веча. Причины, обусловившие спокойное течение внутренней жизни Пскова – незначительность территории, отсутствие местных интересов и слабость княжеской власти, – делали его малоспособным к отражению иноземных неприятелей. Особенно опасны были немцы, которые постоянно стремились овладеть Псковской землей и заключали в этих видах договоры с Литвой. Новгород оказывал мало поддержки псковичам вследствие постоянных ссор, одним из источников которых были церковные отношения, обратившие внимание псковичей на Москву.
В церковном отношении П. зависел от новгородского архиепископа, назначавшего сюда своего наместника. Сам архиепископ приезжал в П. раз в 4 года на месяц и в это время собирал дань с псковского духовенства. Псковичи тяготились этой зависимостью, которая была для них особенно неприятна во время ссор с Новгородом, и не раз стремились получить особого епископа, но безуспешно. По болотовскому договору 1348 г., наместника владыки стали назначать из псковичей. Вследствие отсутствия епископа, псковская церковь получила демократическое устройство; духовенство стало сосредотачиваться в особые общины, известные под именем соборов, число их простиралось под конец до 6. Сельское духовенство тоже приписывалось к соборам. Каждый собор имел своего соборского или поповского старосту. Миряне часто вмешивались в церковные дела. – Вследствие частых ссор с Новгородом, псковичи обратили внимание на других соседей. Со стороны Литвы помощи было мало; пришлось обратиться к другому соседу – Москве. В 1401 г. Псков принял князя в качестве наместника великого князя московского; с тех пор вошло в обычай, что псковские князья получили утверждение от великого князя, хотя псковичи сами выбирали и удаляли князей. Кроме этих князей часто были и другие князья-кормленщики. Московские князья ласково обходились с псковичами. Обстоятельства в первой половине XV в. складывались так, что псковичи постоянно ссорились с Новгородом и в 1441 г. дело дошло до столкновения. Впрочем, вскоре состоялось примирение; в 1466 г. псковичи помогали Новгороду против Москвы и участвовали в платеже новгородцами контрибуции великому князю. В 1460 г. псковичи, теснимые немцами, помирились с великим князем и приняли от него наместником его сына Ивана Васильевича. В 1462 г. Иван сделался сам великим князем и прислал во Псков наместника без избрания. С тех пор великий князь хотя и уступал иногда псковичам при назначении князей, но обыкновенно это назначение зависело уже от его выбора. В 1471 г. псковичи помогали великому князю против Новгорода, с которым произошли недоразумения из-за нежелания псковичей подчиняться новгородскому архиепископу. После этого великий князь дал почувствовать свою власть и Пскову, а его наместники вызывали сильное неудовольствие псковичей. Мало помалу притеснения с его стороны усилились. Московский наместник князь Ярослав стал требовать больших пошлин; великий князь поддержал его. В 1477 г. обостренные отношения псковичей к наместнику разрешились вооруженным столкновением. Обе стороны жаловались великому князю, но и теперь он стал на сторону наместника. Правда, он скоро сместил князя Ярослава, но не назначил во Псков нового князя, а только приказал псковичам идти на Новгород. Хотя новгородцы пересылались с псковичами и псковичи неохотно шли на Новгород, но пришлось покориться. Девять месяцев не назначал Иван псковичам князя и ,наконец, по своей воле, назначил Василия Шуйского. Теперь он наложил руку и на внутренние порядки П. В 1499 г. он отдал Псков вместе с Новгородом, как отчину, сыну своему Василию. Однако, потом князья назначались по прежнему. Преемник Ивана, Василий III, продолжал ту же политику. Он назначил наместником князя Ив. Мих. Оболенского, который окончательно вывел псковичей из терпения. Они жаловались великому князю, приехавшему тогда в Новгород. Василий велел жалобщикам собраться туда к Крещенью (1509 г.). Псковичей наехало множество. Великий князь велел всех их арестовать, а во Псков послал сказать свою волю – вечу не быть и вечевой колокол снять. Псковичи были в безвыходном положении, помощи ждать было не откуда – пришлось подчиниться. Но этим беда не кончилась. Множество зажиточных семей переселено было в московские волости, а на их место поселены москвичи. Управление было поручено 2 наместникам, 2 дьякам, воеводам и городничим. Введены были торговые пошлины, торговля пала, иноземные купцы выехали из Пскова и он стал заурядным городом Московского государства. См. митрополит Евгений, «История княжества псковского» (Киев, 1831); Беляев, «Рассказы из русской истории» (т. III); Костомаров, «Северно-русские народоправства»; Никитский, «Очерк внутренней истории Пскова» (СПб., 1873).
Е. К.
Псориаз
Псориаз (psoriasis; мед.) – болезнь кожи, типически протекающая так: на коже появляются пятна с мелкими чешуйками, образующими холмообразные наслоения, распространяющиеся по периферии до островка в диаметре 0,5 – 1 см. Иногда вся кожа бывает покрыта такою высыпью. Обыкновенно развивается после 10-летнего возраста; у детей до 10 лет и стариков редко встречается. Болезнь тянется долго, обыкновенно большую часть жизни, временами обостряясь. Смотря по месту расположения и распространения, сыпь носит различные названия: капельный П. (Ps. guttata) – если пятна в диаметре не более 0,5 см., если пятна достигают величины средней монеты – Ps. nummularis; при кольцевых пятнах – Ps. annalaris; если кружки, соединяясь, образуют кривые линии – Ps. gyrata; когда получаются очертания, подобные географическим картам – Ps. figurata, Если высыпь на всем теле – Ps. universalia. Чешуи имеют особый ярко белый цвет (асбеста). На некоторых местах (локоть, колено и волосистая часть головы) сыпь может оставаться долго. Острое высыпание изменяет характер сыпи: при сильной усталости, нервном потрясении, после обильной пищи, сопровождаясь зудом, покалыванием и жжением по всей коже, появляются пятна, быстро сливающиеся. Больной испытывает ощущениe как бы тесноты для него кожи. При сильных движениях она трескается. Больные беспокойны и при невысокой t° (не выше 33°) сильно истощаются. В моче нередко находится белок. Когда начинается шелушениe, сыпь входит в свое обыкновенное течение. Сущность заболевания точно неизвестна. Гебра и его последователи считают ее воспалительной сыпью. Ланг и др. приписывают ее микрококкам. Многие же дерматологи настаивают на чисто нервном происхождении этой болезни, нередко передающейся наследственно (чаще от матери). Вылечить болезнь можно, но нельзя ручаться, что она не повторится. Для лечения назначаются: йод и мышьяк, последний в форме так назыв. азиатских пилюль. Йод (йодистый калий) употребляется при здоровых внутренних органах в больших дозах с молоком. Как местные средства применяются хризарабин, деготь в форме Вилькенсоновской мази и пирогалловая кислота. В последнее время с успехом применялись подкожные вспрыскивания вытяжки тестикулл (орхитин).
А.
Птерозавры
Птерозавры (летающие ящеры) – интересная группа вымерших пресмыкающихся, представлявших по внешнему виду; образу жизни и отчасти строению скелета значительное сходство с птицами. Несоразмерно большая голова П. с длинными челюстями, прикрепленная, как у птиц, под прямым углом к шее, сидела на тонком узком туловище, заканчивавшемся более или менее длинным хвостом. Передние конечности состояли из короткой плечевой кости, более длинного предплечья и длинных пястных костей, на которых сидели 4 пальца. Три – короткие – заканчивались когтями, четвертый – наружный – вдвое превышал длину всего туловища и был соединен с последним голой кожистой перепонкой, напоминающей летательную перепонку летучих мышей. Короткие пальцы передних конечностей и 5-ти палые задние конечности были вполне свободны и служили животному для передвижения по земле, лазанья по скалам и деревьям; длинный летательный палец при этом отгибался назад ,и крылья складывались. Судя по форме летательной перепонки, несколько напоминающей крылья ласточки или чайки, и трубчатым полым костям скелета, П. летали довольно хорошо. Обыкновенно, эти ящеры не достигали большой величины, преобладали формы величиной с ласточку, хотя существовали и такие чудовища, один череп которых имел до 1 м. в длину, а ширина крыльев доходила до 7 м. П. пользовались довольно значительным распространением в продолжение почти всей мезозойской эры. Из золенгофенских литографских сланцев Баварии добыто много совершенно полных скелетов этих странных животных. Наиболее обыкновенны 2 рода: птеродактиль – с коротким хвостом и длинными челюстями, до самого конца усаженными острыми коническими зубами, свидетельствующими о хищнических наклонностях их хозяина, и рамфоринх – с длинным хвостом, листовидно расширенным на конце и беззубыми челюстями, которые, вероятно, заканчивались роговым клювом.
Б. П.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 8 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close