Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
11:09
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Телль
Телль (Вильгельм) – долго слыл за историческое лицо и признавался национальным швейцарским героем. Новая наука перенесла происхождение сказаний об искусном стрелке на почву сравнительной литературы и отчасти мифологии. В песнях и сказаниях германских народов мотив об искусном стрелке играет важную роль. Уже в песне Эдды Volundarkvidha, относимой к VI в затем в Вилькинасаге и Нифдунгасаге появляется сказание об искусном стрелке Эйгиле. По требованию шведского короля Нидунга (т. е. завистливого), Эйгиль сбивает стрелой яблоко, положенное на голове его трехлетнего сына, причем говорит королю, что две другие стрелы пронзили бы его, если бы малютка (Opвaндиль=Pfeilwindeг, Pfeilarbeiter) был убит. Предполагают, что сага об Эйгиле возникла в сев. Германии, проникла на Скандинавский полуо-в и оттуда возвратилась в Германию в скандинавской обработке. Сказание об искусном стрелке неоднократно встречается в норвежской истории. Так, Олаф Святой (умер 1030 г.) понуждает к такой опасной стрельбе храброго воина Эйндриди. Король Гаральд Сигурдсон (умер 1066 г.) заставляет богатыря Геминга стрелять в орех, положенный на голове его брата. На Фаросских островах записан рассказ о том, как Гейти, сын Аслака, по требованию короля сбил стрелой с головы брата лесной орех. Сказание об искусном стрелке встречается у датского писателя XII в. Саксона Грамматика (умер 1203 г.), в десятой книге его «Historia Danica», в таком виде: у короля Гаральда Синезубого, жившего в X. в., был в услужении искусный стрелок Токи. Он похвастал в пьяном виде, что собьет стрелой самое маленькое яблоко наверху шеста. Жестокий Гаральд велел поставить вместо шеста маленького сына Токи. Токи вынул из лука три стрелы; одной стрелой он сбил яблоко на голове сына, а две другие предназначал, в случае, если его сын был бы убит, для Гаральда, как потом Токи сам признался. Токи, как и Телль, убежал от преследования и впоследствии убил Гаральда стрелой во время битвы Гаральда. с восставшим против него сыном. Как в Швейцарии Геслер, так и в Дании Гаральд вызывают своими жестокостями народное возмущение и падают от руки ловкого стрелка. Знаменитое швейцарское сказание о Вильгельме Т. состоит из следующих мотивов: жестокий наместник императора германского в Швейцарии, фохт Геслер, повесил на площади гор. Альторфа на шесте шляпу австрийского герцога и отдал приказ, чтобы всякий проходящий кланялся шляпе. Молодой крестьянин Т., известный как отличный стрелок, не исполнил этого приказания, и Геслер присудил его за это стрелять в яблоко, положенное па голове собственного сына. Т. счастливо исполнил задачу, но затем он признался, что если бы попал в сына, то другой стрелой убил бы Геслера. Его отправили в тюрьму, но он убежал в горы, подстерег Геслера на дороге между скалами и убил его стрелой. Хронологически событие это приурочено к 1307 г. Наряду с германскими и скандинавскими сказаниями об искусном стрелке можно поставить финские «Воспоминание о национальном герое», отличавшемся меткой стрельбой, в Эстляндии и Финляндии, приурочено ко многим местным названиям, причем герой этот носит имя Т. или Толя. Эсты, карелы и финны указывают на камень Т., гробницу Т., развалины его замка. Финские сказания можно поставить в зависимость от скандинавских; но затем идут другие инородные сказания этого типа, происхождение которых представляется загадочным. Существует целый ряд сказаний об искусном стрелке у народов, населяющих Венгрию, Буковину и Трансильванию. Сказание одного типа с рассказом о Т. встречается в «Mantik at tair» (Язык птиц) персидского писателя первой половины XII в., Ферид-Эддин-Аттара. Здесь царь сбивает стрелой яблоко с головы своего любимого пажа, который умер от страха хотя стрела не задела его. К этому варианту можно отнести древнее сказание о Камбизе, переданное Геродотом: Камбиз стреляет в сына своего придворного Прексаспеса и поражает его в сердце. Еще более интересно классическое сказание о критянине Алкопе, сбившем с головы сына своего змею, не зацепив сына. Славянскому миру не чуждо сказание об искусном стрелке типа Т. В болгарском сказании герой носит имя главного богатыря новогреческого героического эпоса Дигениса. Сербские сказания вошли в песню о женитьбе Душана (у Бука Караджича т. II, изд. 1875 г., стр. 132-154) и в песню о женитьбе Турча Смедеревца (ib. 469-479). В Малороссии предание вошло в фамильную историю Ханенков: Данило Ханенко сбил пулей головной убор красивой казачки и женился на ней. Сказания об искусном стрелке заключают в себе, по-видимому, коекакие мифологические черты, что дало повод немецким ученым, в особенности Рохгольцу, искать основной источник их в мифологии – другими словами, видеть в них одно из бесчисленных аллегорических выражений борьбы зимы с летом, с окончательной победой последнего. Рохгольц эпиграфом к первой главе своего исследования В. Т., озаглавленной «Die Naturmythe und die historisch gewordene Sage», избрал слова писателя XIV в. Конрада фон Аменгаузена: «ich will dir goute maere sagen, bin sont wir den winter jagen», т. е. «я расскажу тебе хорошую сказку, как прогнали мы зиму». Как на мифологические черты указывают на необыкновенную меткость стрельбы, на яблоко – как на символ солнца, на стрелы – как на обычный символ солнечных лучей и молнии. При этом приводятся такие параллели, как индусские сказания об искусной стрельбе Индры, поражающего Вритру, греческие сказания о губительных стрелах Аполлона, скандинавские сказания о вооруженных стрелами солнечных богах Ульре, Генире, Геймдале. В пользу мифологичного характера сюжета говорит сербская песня о женитьбе Душана, где герой Мидош Войнович выступает в обрисовке солнечного героя.
Тембр
Тембр в музыке, происходящий от формы колебаний – своеобразная, характерная звучность того или другого инструмента или человеческого голоса, употребляемых для исполнения музыки. Т. зависит от материала – звукового органа у человека, дерева, меди, кожи в инструментах, – а также от способа издавания звука. Т. есть общий характер звука всего инструмента: это качество общее, принадлежащее однородным инструментам различных размеров и различной высоты; например, скрипка и контрабас имеют общий Т., так как они оба – инструмента деревянные и смычковые. Соединение инструментов одинакового Т. дает звучность ровную, соединение инструментов различных Т. – звучность неровную, смешанную. К общему названию Т. принято относить и более частные характеристики звука: например, говорят про голос – альтовый Т., металличный Т.; но такие свойства звука зависят не столько от материала, сколько от устройства музыкального органа, издающего звук; их скорее можно назвать звуковыми красками. Так например, говоря об инструментах, можно сказать, что труба и валторна имеют Т. металлический, но труба отличается светлой звуковой краской, а валторна – полусветлой. И. С.
Темза
Темза (Thames, фр. Таmise. древн. Таmаsis) – р. в южн. части Англии, приток Северного моря, берет начало в холмах Котсвольд в графстве Глостер, недалеко от Бристольского зал., образуясь из 7 маленьких ручьев, «Seven Wells», из коих главный начинается у Тэмз-Хэд на высоте 113 м. Т. от верхнего истока своего течет на В среди красивых лугов, у Сисетера (Cirencester, древн. Кориниум) она уже настолько многоводна, что служит для канала Т. – Северн; направляясь далее на ЮВ, она вступает в гр. Уэльс. Около Лечлэда становится судоходной при помощи шлюзов, принимает Кольн (Coin) и Лич, течет границей гр. и Беркс; омывает г. Оксфорд, ниже Абингдона принимает р. Темь (Thame), принимает pp. Кольн (Coin) и Лич, течет опять на В и служит границей гр. Оксфорд течет через ущелье Чильтерн Хильз, лев. берегом образует границу гр. Бокингхам, омывая Марло, Мэйденхэд, Виндзор, Итон (недалеко от последнего образуя исторически о-в «Великой Хартии»). Далее Т. служит границей гр. Миллдьсекс и Соррей и принимает слева Кольн (Colne), справа Вэй; омывает гг. Хамптон, около которого принимает в себя справа Моль, далее омывает Сербитон и Кингстон; у Теддингтона в Т. замечается уже морской прилив (6 м. н. ур. м.); здесь находится последний из 33 шлюзов, перегораживающих реку, начиная с Оксфорда. Ниже Т. омывает Ричмонд, Брентфорд и течет между набережными Лондона, пересекаемая 13 мостами, из коих последний, Лондон-Бридж – крайний предел вступления в Т. больших океанских судов; ниже Лондон-Бриджа, под Т., проложено два туннеля. От Лондона до моря Т. служит границей гр. Эссекс и Кент и справа принимает Медуэй (лиман которой образует о-в Шеппи), а слева Ли, Родинг и Ингерборн. У Гревзенда, в 43 км. от Лондона, ширина Т. – 800 м.; на 40 км. ниже, у маяка Нор, устье достигает 16 км. шир. Вся длина течения Т. от Тэмз-Хэд до Лондон-Бриджа – 272 км., до Ширнесса – 365 км. Падение вод между Лечлэдом и Лондон-Бриджем – 0,32 м. на км. Средний расход воды в летнее время у Лечлэда 52 куб. м. в секунду, у Теддингтона – 197 куб. м. Т. соединена с бассейном р. Северн каналами Т. Северн, Вильтс и Беркс, Кеннет и Авон; с системой центральных pp. – каналами Оксфордским и Гранд Джонкшен, с ЛаМанш – каналом Арондель и Вэйг. Площадь басс. Т. – 12610 кв. км.
Темп
Темп (tempo) – в музыке определяет скорость движения частей такта, обозначенных в ключе предстоящим знаком. Для означения разных степеней скорости употребляются разные итальянские термины, а для абсолютного определения движения служит метроном. Для медленного Т. существуют следующие термины: Largo – широко, Grave – тяжело, медленно, Adagio – спокойно буквальный перевод – по-стариковски), Lento – медленно. Для умеренно-медленного: Larghetto – менее медленно, Andante – плавно, спокойно, Sostenato – сдержанно, Gommodo – удобно, спокойно, Andantino – менее спокойно. Для среднего движения: Moderate – умеренно, Allegretto – менее скоро, чем Аllegro, довольно оживленно. Для скорого движения: Allegro – скоро, весело, Allegro molto – очень весело, Allegro con fuoco – скоро, с огнем, Allegro agitato – скоро, беспокойно, с волнением, Allegro appassionato – со страстью, Animato – с одушевлением. Для очень быстрого движения: Allegro assai – очень скоро, Vivace – живо, Vivacissimo – очень живо. Presto – быстро, Presto assai – очень быстро, Prestissimo – чрезвычайно быстро. Кроме того есть Т., находящиеся в зависимости от характера пьесы: Tempo di ballo – в танцевальном движении, Tempo di marcia или di Polacca, или di Minuetto – в Т. марша или полонеза, менуэта. К менее ясным определениям Т. относятся термины: Tempo giusto, требующий движения сообразно характеру пьесы, или Tempo a piacere – по вкусу исполнителя. Среди пьесы встречаются термины, требующие уклонения от обозначенного в начале ее Т. Термины для ускорения движения: accelerando, stringendo, affretando, incalzando, stretta. Термины для замедления движения: meno mosso, ritardando, rallentando, tardando, slentando, largando. Латинский термин Tempus perfectum обозначает трехдольное деление в мензуральной теории, imperfectum – двухдольное. Французские термины temps fort и temps faible обозначают сильное и слабое время.
И. С.
Темпера
Темпера (итальянск. tempera, a tempera; франц. a la detrempe) – употреблявшийся на всем протяжении средних веков способ живописи красками, смешанными с разжиженным яичным желтком, с разведенным в воде клеем, с липкой жидкостью, вываренной из обрезков пергамента и (в Италии) с соком фигового дерева. Этим способом писались образа и станковые картины на С и З Европы до половины XV стол., – до тех пор, пока братья ван Эйки, в Нидерландах, не внесли значительных усовершенствований в живопись масляными красками. В Италии, Т. продержалась несколько дольше; сперва, преимущественно в Тоскане, при письме Т. стали отчасти пользоваться средствами живописи на масле, а потом, когда окончательно выработанные приемы ван Эйковского письма были занесены, около 1500 г., в Венецию, этот способ совершенно вытеснил Т. из употребления. Картины, писанные Т., выходили матовыми; для придания блеска и яркости их колориту, на них наводился род лака, составленного из смолы, растворенной в эфирном масле. К Т. должно отнести, как одно из ее видоизменений, способ живописи, существовавший в древности на Руси и доныне практикуемый нашими иконописцами. В недавнее время бар. Перейра ввел в употребление для живописи, под названием Т., краски без примеси жирных и маслянистых веществ; исполненное ими походит на пастель, и, будучи покрыто лаком, не уступает в силе живописи на масле, а в отношении неизменяемости и долговечности, по уверению изобретателя, даже превосходит ее. Ср. Bar. v. Pereira, «Leitfaden der Temperamalerei» (Штуттгарт, 1893).
Темперамент
Темперамент (от temperamentum=смешивание) – психологический термин. В древности учение о Т. говорило о различной пропорции у людей различных соков тела, от чего считались зависящими физические и психические различия людей. В позднейших медицинских теориях древности (у Гиппократа) предполагалось таких соков четыре – красная кровь, желчь, флегма и черная желчь. В зависимости от преобладания у данного лица одного из этих соков, устанавливались четыре типа людей: сангвинического, холерического, флегматического и меланхолического Т. Интерес к изучению человеческих характеров и индивидуальных особенностей, пробудившийся в XVIII в., послужил поводом и для психологов возобновить исследование затронутого древними вопроса о Т., одновременно с возобновлением древнего учения о физиогномике Лафатером. Немецкий физиолог Галдер обосновал в новой форме учение о Т., сведя сложную характеристику психических особенностей каждого типа на различие восприимчивости. к раздражениям и способности реагировать на последние. Современная точка зрения на Т. установлена Кантом, но и до сих пор еще не вполне выяснилось психофизиологическое значение этого понятия. По словам Маудсли, самое слово Т. до сих пор служит «скорее символом неизвестных величин, чем термином, обозначающим определенные свойства».
Теории Канта
Теории Канта. С физиологической точки зрения под Т. нужно разуметь телесную конституцию (слабое или крепкое строение) и комплекцию, обусловленную, главным образом, качеством, составом и движением крови. С психологической стороны выражения, характеризующие свойства крови, применимы к душевным явлениям лишь по аналогии, существующей между игрой чувствований и желаний и движениями телесными (в которых кровь играет главную роль). Т. разделяются на Т. чувства и активности, Возбудимость чувства и активности в свою очередь зависит от повышенной или пониженной возбудимости жизненных сил (intensio и remissio). Отсюда получаются четыре Т. Человек сангвинического Т. поражает беззаботностью, легко увлекается надеждами, придает всякому впечатлению в первую минуту большую важность, но затем быстро забывает о нем. Он охотно дает обещание, но не держит слова; он приятный собеседник, нередко не злой человек, но грешник неисправимый, хотя и способный к сильному, но непродолжительному раскаянию. Труд утомляет его. Склонный к меланхолии, наоборот, придает всему, что затрагивает человека, большое значение; везде он усматривает источники забот и трудности; в противоположность сангвинику, меланхолик вдумчив. Холерик пылок; он быстро воспламеняется и сгорает, как зажженная солома. Честолюбие – одна из его особенностей; он любить господствовать, принимать знаки почета, слушать похвалы, играть общественную роль. Противодействие его стремлениям, вызывает в нем страдание. Холерический Т. – наименее счастливый, потому что он всего более сталкивается с препятствиями. Флегматик – человек со слабой эмоциональною возбудимостью и слабой наклонностью к действию. В тех случаях, когда эта медленная восприимчивость все же связана с известной способностью к действию, флегматик является трудновозбудимым, но способным дольние сохранять впечатления; он с трудом может быть выведен из равновесия; легко сживается с другими, не задевая их самолюбия.
Интеллектуализм Гегеля в очень яркой форме отражается на его замечаниях о Т. Желая, чтобы «все действительное было разумным», Гегель в своих взглядах на Т. придает чрезмерное значение все нивелирующему влиянию образования. Различие Т. – говорит он, – теряет свое значение в то время, когда общее образование подводит под один уровень внешние особенности поступков и действий. «По мере того, как распространяется образование, сглаживаются случайные особенности приемов и действии, т. е. различия Т.; точно также становятся реже и ограниченные характеры, осмеянные в комедиях менее образованных эпох – напр. легкомысленные, рассеянные, скупые». Усматривая сущность темперамента в исключительных особенностях, в которых проявляется деятельности человека и его отношение к окружающим, Гегель забывает, что эти особенности не преходящи и случайны, а обусловлены постоянными свойствами физико-психической организации человека, не легко поддающимися изменениям под влиянием воспитательных воздействий. См. «философия духа» 395 (русск. пер. Чижова, стр. 73). В классификации Т. Гегель примыкает к Канту. Вундт устраняет некоторые неясности в кантовской классификации, характеризуя особенности темпераментов следующей табличкой:
Активность Восприимчивость Сильная Слабая Быстрая Холерик Сангвиник Медленная Меланхолик Флегматик
Проф. Ф. Лесгафт предлагает анатомо-физиологическое обоснование для классификации Канта и Вундта. Он определяет Т. как степень возбудимости организма от внешних и внутренних стимулов и продолжительности реакций на последовавшее возбуждение и изучает зависимость развития организма, как в эмбриональный, так и в последующий период, от физико-химических условий, в особенности от питания. Обмен веществ при питании может быть более или менее деятельным, в зависимости от состава пищи, от деятельности образовательных элементов, приносимых кровью, и от влияния внешних, посредственных (свет, механические и психические деятели) и внутренних, непосредственных (тепловых) возбудителей. Сверх того, при питании играет важную роль сила и быстрота, с которой питательная жидкость прогоняется в теле, что зависит также и от органов кровообращения, как центрального, так и периферических, т. е. сердца и сосудов. Сила и слабость, медленность и быстрота, проявляемые человеком в его восприимчивости и активности, находятся, таким образом, в сильной зависимости от строения и формы сердца и сосудов. Геффдип вносить в понятие Т., сверх элементов быстроты и силы, возбудимости и активности; еще элемент врожденной наклонности к чувству удовольствия или неудовольствия и, установив три пары противоположностей: удовольствие – неудовольствие, сила – слабость, быстрота – медленность, насчитывает восемь Т.: 1) светлый, сильный и быстрый; 2) мрачный, сильный и быстрый (почти соответствует холерическому 1.); 3) светлый, сильный и медленный; 4) мрачный, сильный и медленный (почти соответствует меланхолическому Т.); 5) светлый, слабый и быстрый (почти соответствует сангвиническому Т.); 6) мрачный, слабый и быстрый; 7) светлый, слабый и медленный (почти соответствует флегматическому Т.); 8) мрачный, слабый и медленный. Фуйллье исходит в своих взглядах из «протопласматической теории». И анатомическое строение, и физиологические функции всякого существа необходимо рассматривать как «созидательные и разрушительные изменения самой живой материи» – ее интеграцию и дезинтеграцию. От вида и соотношения этих обоих процессов и зависит Т.: он служит динамической характеристикой лица, как строение – статической его характеристикой. Изменения интегральные мы наблюдаем, напр., в росте, дизинтегральные – в размножении, первые – в ассимиляции, вторые – в диссимиляции. Таким образом, для классификации Т. надо выяснить соотношение между интеграцией и дезинтеграцией в организме и, в частности, в нервной системе. Т. с преобладанием интеграции – Т. сбережения, Т. с преобладанием дезинтеграции – Т. траты. Это противоположение совпадает с кантовским делением Т. на чувствительные и активные. Несомненно, что чувствительные и двигательные функции заключают в себе элементы траты и накопления, но чувствительная функция в главных результатах благоприятствует более накоплению, между тем как созидательные процессы «преобладают в ощущении и восприятии», а также и в чувствованиях. Наоборот, «хотение и мускульная работа явно представляют собой трату энергии». Отсюда главное направление: чувствительных Т. – центростремительное, активных – центробежное. Исходя из этих общих соображений, Фуйллье устанавливает следующую классификацию Т.: "для сангвинического (чувствительного, живого и легкомысленного) – преобладание интеграции благодаря избытку питания, с реакцией быстрой, мало интенсивной и мало продолжительной; для нервного (чувствительного, глубокого и страстного) – преобладание интеграции при недостатке питания, с реакцией более медленной, интенсивной и продолжительной; для желчного (или деятельного и пылкого) – дезинтеграция, быстрая и интенсивная; для флегматического (или деятельного и холодного) – дезинтеграция медленная и менее интенсивная. Из вышеприведенных теорий особенного внимания заслуживает теория Лесгафта: она представляет попытку объяснить различия темперамента путем исследования тех особенностей в строении человеческого организма, которые обусловливают особенность физиологических отправлении, характерных для данного Т., и психических функций, связанных с последними. Воззрения Геффдинга являются только попыткой дать новую классификацию Т., не заключающую в себе никаких дедуктивных соображений, которые содействовали бы выяснению причин различия Т. Учение Фуйллье, не смотря на стремления автора обосновать свои взгляды на широком базисе общих физиологических законов интеграции и дезинтеграции, представляет ошибку «ложного обобщения». Его недостатки обстоятельно выяснены в «Revue philosophique» (т. II, 624-633, 1895), в статье Cypio. Cypio указывает на то, что противоположение Т. «сбережения» и Т. «траты» несостоятельно. Активные Т. – Т. траты по терминологии Фуйллье – следовало бы назвать не активными, а обремененными непосильной работой (surmenes). Равным образом совершенно произвольно утверждение, что чувственные Т. суть Т. сбережения. В книге Фуйллье заслуживают внимания только отдельные интересные замечания. Тигенер, в своих «Очерках психологии», вводить понятие «интеллектуальных Т.», чем весьма затрудняет понимание этого термина; но у него есть удачные литературные примеры типичных представителей различных Т., заимствованные у Шекспира: «Гамлет – меланхолик, Лаэрт – холерик, Фальстаф – сангвиник, молодой Нерси (Генрих IV, 1 часть) – холерик» («Очерки психологии», стр. 185). На важное педагогическое значение изучения Т. указал впервые Лекк. Различие быстроты и силы восприимчивости и активности детей, обусловленное в значительной мере прирожденной конституцией ребенка, необходимо принимать в расчет, чтобы сообщить педагогическим воздействиям надлежащую гибкость и умело индивидуализировать общие положения. Дэгальт Стюарт предлагал даже разделение школьных классов на четыре части, чтобы группировать вместе детей с одинаковым Т. и применять к ним специальные методы – но это, несомненно, слишком прямолинейный взгляд на дело.
Литература. «О темпераментах», статья А. А. Токарского («Вопросы филос. и психологии», 1896, январь; автор настаивает, подобно Геффдингу, на необходимости в вопросе о классификации Т. принимать преимущественно во внимание роль чувственного тона), Siebeck, «Geschichte der Psychologie» (I, 2. 278-289); Локк, «Мысли о воспитании» (стр. 294-295); Кант, «Антропология» (пер. Соколова, 88); Вундт, "Physiol. Psych. " (II, 422); Геффдинг, «Очерки психологии» (1888, стр. 293); Зибберн, «Psychol. Patologie» (параграф 55); Herz, «Temperamentslarens Historie» (датская монография по истории понятия о Т.). Немецкая литература о Т. прошлого века указана и обстоятельно характеризована в книге Дессуара, «Geschichte der neueren deutschen Psychologie» (т. I, стр. 391, «Temperamentenlehre», 1897). См. еще Дурдик (чех), «О letoruck» (1880); Генр. Струве, «О temperamentach» (1864); Лесгафт, «Семейное воспитание ребенка и его значение» (ч. II) и «Основные проявления ребенка; темперамент» (стр. 139-165, 1900); Альфр. Фуйллье, «Темперамент и характер» (перевод Линда, 1896); Nicolas Seeland, «Le Temperament» (Congres international d'Anthropologie). Можно найти отдельные указания в сочинениях по психологии, напр. у Лэдда, Тигенера (пер. Чепинской, 60), Фонсегрива (пер. Соколова). О влиянии Т. на страсти см. Летурно, «Физиология страстей», стр. 133.
И. Лапшин.
Теодиция
Теодиция или оправдание Бога – есть название одного из сочинений Лейбница («Essai de Theodicee sur la bonte de Dieu, la liberte de l'homme et l'origine du mal», 1710), приобретшее значение общего термина для выражения задачи примирить существование зла в мире с благостью, премудростью, всемогуществом и правосудием его Творца. Зло, как несомненная принадлежность мира, положительно или отрицательно коренится в причине, произведшей мир: т. е. Бог есть или существо, положительно произведшее зло – и в таком случае Он не благ, или существо, не имевшее силы воспрепятствовать появление зла – и в таком случае Он не всемогущ. Возможен, по-видимому, такой исход из этой дилеммы: Бог не только благ и всемогущ, 'но и правосуден; поэтому, не производя положительно зла и имея силу ему воспрепятствовать, Он допускает его, как средство наказания свободных существ, злоупотребивших своей свободой. Но это разрешение вопроса также приводит ко многим затруднениям. Во-первых, оно предполагает за доказанное, что всякое зло в мире есть последствие греха – но этому противоречит факт страданий существ, не могущих грешить по отсутствию или еще недостижению свободы, именно животных и детей, а также страданий, нередко достигающих и зрелых людей безвинно, по случайному сочетанию обстоятельств. Во-вторых, если даже страдание служит справедливым возмездием грешнику, то самый факт греха есть зло, допущенное Богом при создании мира; коль скоро Бог предвидел, что человек злоупотребит дарованной ему свободой, то от бога зависело не предоставлять человеку столь гибельного для него дара. На это возражают, что мир без свободы был бы миром не только без зла, но и без добра в смысле нравственном, вообще без всякого нравственного определения, и следовательно был бы ниже, хуже мира, причастного и добру, и злу. Но такой аргумент, в-третьих, вызывает основной и решительный вопрос Т.: если создание мира, как не только физического, но нравственного целого, необходимо предполагает присутствие в нем зла, то не лучше ли было бы вовсе его не создавать? Бог, как существо всемогущее, мог свободно решить между бытием и небытием мира, ибо если мы допустим, что Бог не мог не творить мира, то мы отрицаем полноту Его всемогущества. Поэтому, если всемогущий Бог призвал к бытию мир, предвидя неизбежность в нем зла, то Он несомненно есть виновник зла, что не согласуется не только с Его благостью, но и с Его правосудием. Довод Т., основанный на признании человеческой свободы и ее справедливых последствий, вызывает сам по себе следующие сомнения. Прежде всего, признание свободы воли не есть аксиома, но требует доказательств, следовательно не может служить безусловно-достоверной посылкой для дальнейших выводов. Затем, даже крайние защитники свободы воли допускают относительную силу действующих на нее мотивов, т. е. большую или меньшую трудность воздержаться от греха; следовательно от Творца мира зависело поставить свободные существа в такие условия, которые, достаточно упражняя их волю, предотвращали бы, однако, возможность их нравственной погибели. Далее, самая связь свободы непременно с грехом не представляется очевидной. Свободный выбор, упражняющий духовные силы человека, возможен и между мотивами безгрешными, напр. между браком и безбрачием, занятием тем или другим делом, определением того или иного круга общественных сношений и т. п.; поэтому мыслим мир свободных существ, не искушаемых грехом. Наконец, справедливость наказания за грех также может быть обсуждаема с разных точек зрения, и для того, кто смотрит на наказание с точки зрения цели, безусловный характер Божеского правосудия представляется не оправданным. Вышеизложенные, отчасти непреодолимые, отчасти, во всяком случае, серьезные затруднения какой-либо Т. приводят различные философские направления к коренному различию во взглядах на ее возможность. Всего проще, и притом отрицательно, разрушается вопрос о ней с точки зрения таких философских учений, которые, как напр. спинозизм, материализм или агностицизм Герберта Спенсера, признают первопричину мира действующей с необходимостью и, следовательно, нравственно безразличной силой: с этой точки зрения ни об оправдании, ни об осуждении первопричины не может быть поднимаемо и вопроса. В сущности, то же можно сказать и о философии Шопенгауэра, так как его «воля» так же лишена нравственного определении, как и материя или Спенсерово «непознаваемое». Но неразумная, слепая воля с точки зрения человеческого чувства не только морально индифферентна, а и зла, и потому последствием начала, установленного Шопенгауэром, оказывается не индифферентизм, а пессимизм. Более неопределенным и сложным является решение задачи Т. для скептика, совершенно воздерживающегося от суждения о бытии и природе первопричины и самую необходимость признающего лишь субъективным состоянием привычного ожидания; мыслителями этой категории вопрос о нравственном строе мира может быть решаем лишь по произволу личного настроения и веры. Ограниченной, и в этом своем ограничении более удоборазрешимою, является задача Т. для тех философов, которые, как напр. Шеллинг и Гартман, предполагают в Боге двойственный состав – из разума и темной неразумной силы (основа у Шелдинга, воля у Гартмана); в таком случае является возможность все добро относить на долю разума, а все зло – на долю неразумия первопричины мира; но защита Божией благости несомненно ведется тут в ущерб Божиему всемогуществу. Полную меру трудностей для Т. представляют собою такие философские учения, которые, распространяя на Бога обычные атрибуты благости, всемогущества и правосудия, вместе с тем признают, что отношения Бога к миру хотя и не вполне проницаемы для нашего разума, но не могут содержать в себе ничего такого, что противоречило бы ему, т. е. не согласовалось бы с указанными атрибутами Бога. Из новых догматиков ранее Лейбница пытался совладать с этими трудностями Мальбранш, главным образом в «Traite de la nature et de la grace» (1683), отчасти во многих местах других своих сочинений. По взгляду Мальбранша, Бог действовал в создании мира свободно, т. е. мог как творить, так и не творить его. Если воля Бога склонилась к акту творчества,. то этому была какая-нибудь цель. Но мир, как он' ни велик, перед Богом ничто, и следовательно сам по себе не содержит достаточного мотива для определения Божественной воли. Мир может быть целью для Бога лишь в том, что божественно в самом мире, т. е. в церкви, созидаемой ее главой Иисусом Христом, через которого люди входят в общение с Богом и становятся сопричастными Его целям. Мир существует для людей, люди – для Иисуса Христа, Иисус Христос – для Бога. Будучи, таким образом, лишь средством для целей Божественной благодати, естественный порядок мира должен быть наивозможно лучше приспособлен к этой цели, и в этом смысле существующий мир должен быть наилучшим из возможных миров. Но отсюда не следует, что он должен быть совершенно свободен от зла как физического, так и нравственного (греха и его последствий). Как совершенный художник, Бог достигает всей сложности мироустройства наиболее простыми путями: таково необходимое требование премудрости Божией. В мире физическом эти пути сводятся к законам инерции и сообщения движения; все процессы физического мира суть последствия этих законов, из которых не может быть исключений и в тех случаях, когда это приводит к страданиям населяющих мир существ: лучше мир с такими страданиями, чем мир недостойный премудрости Божией, требующий отступления от предначертанных ею же законов. Имея целью единение людей в Иисусе Христе, Бог должен был допустить и грехопадение, так как наиболее целесообразным средством для спасения людей было дать всем людям погрязнуть в грехе, дабы затем всем же им оказать милосердие в Иисусе Христе. Если, однако, это милосердие не простирается равномерно на всех. то причиной тому является опять-таки необходимое соблюдение общих законов природы: по этим законам человеческие тела получают известные свойства, а последние закономерно связаны с теми или иными движениями души, нередко греховными. Очевидно, что в этой своей попытке снять с Бога вину в допущении зла в мире Мальбранш подчиняет атрибут благости Бога атрибуту премудрости, понимаемой притом узко, как искусство расчетливого и бережливого мастера. Более широкий и свободный кругозор открывает «Т.» Лейбница. Лейбниц также признает, что Бог свободен творить мир или не творить его; но так как Бог делает всегда наилучшее, то воспользоваться такой свободой Он мог бы лишь в том случае, если бы небытие мира было лучше его бытия. Этот случай имел бы место при том условии, если бы, содержа в своих предначертаниях планы всевозможных миров, Бог не имел силы избрать из них к бытию наилучший возможный мир: но Бог имеет такую силу и, конечно, предпочитает возможное совершенство создания полному отсутствию последнего. Итак, уже a priori из понятия творческого акта Бога, следует, что существующий мир есть наилучший возможный из миров. Тем не менее, в нем есть зло, и. притом в трех видах: зло метафизическое (несовершенство), зло физическое (страдание) и зло нравственное (грех). Что касается первого вида зла, то он неизбежен: как бы мир ни был совершен, он не может быть равен по совершенству Богу, который один есть существо совершенное. Мир есть мир существ ограниченных, следовательно, несовершенных; возможное совершенство наилучшего мира заключается лишь в исчерпывающем разнообразии степеней совершенства этих существ. Неизбежность метафизического зла в мире указывает на неизбежность степеней счастья и нравственности составляющих его существ и, следовательно, если не объясняет всецело факт страдания и греха, то оправдывает необходимость большего или меньшего физического и нравственного добра. Но есть и другое основание для примирения с фактом страдания и греха в мире. Мы не имеем права признавать цель мира исключительно в благе человеческом, но должны представлять себе ее, как объемлющую все мироустройство; сказать же, что мироустройство без страдания и греха во всяком случае лучше, чем с их присутствием в мире, нет основания, так как частное зло в этих отношениях может служить в общем плане мира средством более великого блага, чем то было бы при других условиях. Бог не хочет страдания и греха, но, создав наилучший мир, он допускает в нем всю ту их сферу, которая неизбежна для осуществления плана этого мира. Наибольшую жгучесть представлял для Лейбница вопрос об осуждении Богом грешников. Если грех неизбежен по плану мира, то согласно ли с Божеским правосудием налагать кару за грех? Однако, и на это возражение Лейбниц находит ответ: наказание, как последствие греха, также входит в план наилучшего мира, коль скоро по этому плану грех неизбежен. Бог не хочет ни греха, ни погибели грешника; но так как того требует план наисовершеннейшего мира, то Он по разумным основаниям допускает то и другое. Лучше, чтобы был грешник и получил за грехи даже вечную кару, чем мир, в общем, был бы менее совершен, чем должен быть. Т. Лейбница и ныне остается типом всех произведений мышления, в основе коих лежит предположение возможности обсуждать пути Божии с точки зрения составленных по человеческому образу понятий о благости, мощи, премудрости и правосудии Творца мира. Между тем, кроме антропоморфизма догматиков и другой крайности – умаления достоинств Божиих. – для мысли открывается и третий путь, правда, не делающий возможной систему Т., но дающий для человеческого духа равноценный с нею результат. Как при обсуждении вопроса о распространении на Бога атрибутов времени, пространства, сознания мы можем не только отрицать их в Боге, но превозносить Его над ними, признавать Его сверхвременным, сверхпространственным, сверхсознательным, так и в отношении человекоподобных атрибутов премудрости, благости, правосудия и силы мы можем считать их лишь несовершенными подобиями того, что содержится в существе Божием и служит в Нем источником их существования в мире. При таком предположении, не заключающем в себе ничего несогласного с началами нашего мышления, мы, отказываясь от непосильной для нас задачи собственной мыслью примирить факт существования зла с убеждением в разумно-нравственном достоинстве мира, можем, однако, сохранять философскую веру в то, что такое примирение действительно есть.
Н. Г. Дебольский.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 6 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close