Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
11:14
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Триумф
Триумф (triumphus) во Риме – торжественное вступление в столицу победоносного полководца и его войска. Т. выработался постепенно из простого вступления в город возвращавшихся по окончании войны солдат и из обычая военачальников приносить благодарение богам, даровавшим победу. С течением времени Т. стал допускаться лишь при наличности целого ряда условий. Т. считался высшей наградой военачальнику, которой мог удостоиться лишь тот, кто имел imperium и вел войну в качестве главнокомандующего, не подчиняясь власти другого полководца. Т. могли получать как обыкновенные магистраты (консулы, преторы, проконсулы и пропреторы), так и диктаторы и лица, получавшие высшее командование в силу особого народного постановления (imperium extraordinarium). Т. определялся сенатом, но иногда, если сенат отказывал в Т., военачальнику удавалось получить его в силу постановления народного собрания, как это было, например, с диктатором Марцием Рутилом (первым из плебеев). Триумф давался лишь по окончании войны (бывали и исключения), и притом такой, которая сопровождалась тяжким поражением врагов. Существовало правило давать Т. лишь в том случае, если было убито не менее пяти тысяч врагов. Полководец, добивавшийся Т., ждал решения вопроса, будет ли ему дарован Т., находясь вне городской черты, в виду того, что вступление в город магистрата, не сложившего еще imperium, не допускалось. Поэтому и сенат собирался в таком случае за городом, на Марсовом поле, обыкновенно в храме Беллоны или Аполлона, и там выслушивал полководца. В силу специального закона, триумфаторы получали на день своего Т. imperium в городе. В день, назначенный для Т., участвовавшие в нем собирались рано утром на Марсовом поле, где в общественном здании (villa publica) пребывал в это время триумфатор. Последний облачался в особый роскошный костюм, подобный одеянию статуи Юпитера Капитолийского. Он надевал вышитую пальмовыми ветвями тунику (tunica palmata), украшенную золотыми звездами пурпуровую тогу (toga picta), позолоченную обувь, в одну руку брал лавровую ветвь, в другой держал богато украшенный скипетр из слоновой кости с изображением орла наверху; на голове его был лавровый венок. Триумфатор ехал, стоя на круглой позолоченной колеснице, запряженной четырьмя конями. Когда Камилл впервые запряг во время своего Т. белых коней, это было встречено в публике ропотом, но впоследствии белые кони во время Т. стали обыкновенными. Вместо лошадей иногда впрягались слоны, олени и другие животные. Триумфальная колесница составляла центр всего шествия, которое открывалось сенаторами и магистратами. Сзади шли музыканты (трубачи). Для публики, теснившейся по всему длинному пути процессии в праздничных костюмах, с венками из цветов и зелени в руках, особенный интерес представляла та часть шествия, в которой победитель старался блеснуть многочисленностью и богатством захваченной военной добычи. В древнейшую эпоху, пока Рим вел войны со своими бедными соседями, добыча была проста: главную часть ее составляло оружие, скот и пленники. Но когда Рим стал вести войны в богатых культурных странах Востока, победители привозили иногда так много добычи, что приходилось растягивать Т. на два, три дня. На особых носилках, на колесницах или просто в руках, несли и везли множество оружия, вражеские знамена, впоследствии также изображения взятых городов и крепостей и разного рода символические статуи, затем таблицы, на которых были надписи, свидетельствовавшие о подвигах победителя или объяснявшие значение проносимых предметов. Иногда тут же были произведения завоеванных стран, редкие звери и т. п. Часто несли драгоценную утварь, золотую и серебряную монету в сосудах и драгоценные металлы не в деле, иногда в громадных количествах. Культурные страны, особенно Греция, Македония и другие местности, где утвердилась эллинистическая образованность, давали для Т. много художественных сокровищ, статуй, картин и т. п. Неслись также золотые венки, поднесенные победителю разными городами. Во время триумфа Эмилия Павла их было около 400, а во время тpиумфов Юлия Цезаря над Галлией, Египтом, Понтом и Африкой – около 3000. Жрецы и юноши сопровождали белых жертвенных быков с позолоченными рогами, украшенных гирляндами. Особенно ценное украшение Т. составляли в глазах римских полководцев знатные пленники: побежденные цари, их семейства и помощники, вражеские военачальники. Некоторых из пленников во время Т. убивали, по приказу триумфатора, в особой тюрьме, лежавшей на склоне Капитолия. В древнейшую эпоху такое избиение пленных было обычным и, вероятно, имело первоначально характер человеческой жертвы, но можно указать примеры и из поздней эпохи: так погибли Югурта и противник Цезаря в Галлии Верцингеторикс. Перед триумфатором шли ликторы с фасцами, обвитыми лавром; скоморохи увеселяли толпу. Триумфатора окружали дети и другие родственники, за ними стоял государственный раб, державший над его головой золотой венок. За триумфатором двигались его помощники, легаты и военные трибуны верхами; иногда за ними шли освобожденные триумфатором из плена граждане, совершали шествие солдаты в полном убранстве, со всеми наградами, которые они имели. Они восклицали «Jo triumphe» и пели импровизированные песни, в которых иногда осмеивали недостатки самого триумфатора. Начинаясь на Марсовом поде, подле триумфальных ворот, шествие проходило через два наполненных народом цирка (Фламиниев и Большой, Maximus), затем по via sacra через форум поднималось на Капитолий. Там триумфатор посвящал Юпитеру лавры фасц и приносил пышную жертву. Затем шло угощение магистратов и сенаторов, часто солдат и даже всей публики; для последней устраивались еще игры в цирках. Иногда полководец давал публике и подарки. Подарки солдатам были общим правилом и достигали иногда значительных сумм (так, солдаты Цезаря получили по пяти тысяч денариев). Лица; получившие Т., имели право и впоследствии в праздники носить триумфальное одеяние. В императорский период Т. сделались исключительным достоянием самих императоров, что объяснялось как нежеланием последних давать своим подданным эту высшую почесть, так и тем обстоятельством, что император считался главнокомандующим всеми военными силами империи, и, следовательно, военачальникам этого периода недоставало одного из основных условий для получения Т. – права вести войну «suis auspiciis». Сохранив Т. лишь для себя и иногда для своих ближайших родственников, императоры стали давать другим полководцам взамен Т. лишь право одевать в торжественных случаях триумфальное одеяние (ornamenta, insignia triumphalia) и ставили статуи победителей среди статуй триумфаторов. Последний Т. был, кажется, справлен Диоклетианом. Менее важную и торжественную форму Т. представляла так называемая «овация».
Д. Кар.
Трихина
Трихина (Trichina spiralis) – род круглых червей (Nematodes), паразитирующий в мышцах (мускульная Т.) и кишечнике (кишечная Т.) некоторых домашних животных (свиней, крыс, мышей, кролика, кошки и др.) и человека.
Трихомонас
Трихомонас – микроскопический одноклеточный организм отряда жгутиковых (Flagellata) класса биченосцев (Mastigophora); некоторые виды паразитируют в человеке.
В. Ш.
Троглодиты
Троглодиты (Troglodyti, греч. «жители пещер») – в древности общее название стоявших на низкой степени культуры народов, живших в землянках или пещерах. Страной Т. (Troglodytica) назывался преимущественно берег теперешней Абиссинии.
Троице-Сергиева лавра
Троице-Сергиева лавра – знаменитая русская обитель, Московская губ., Дмитровского у., в 68 вер. от Москвы. Основана св. преп. Сергием около 1335 г. Кругом в то время были глухие леса; не было проезжей дороги и только узкая тропинка вела в обитель. Уже при Сергии стали селиться вокруг мон-ря земледельцы; тогда же была проложена и большая дорога от Москвы в северные города мимо самого монастыря. Обитель принадлежала Серпуховскому князю Андрею Ивановичу, затем сыну его Владимиру, и при внуке Василии Ярославиче Боровском перешла к Василию Васильевичу Темному, великому князю московскому, потому что князь Василий Ярославович, по словам волоколамского игумена Иосифа, не следовал примеру предыдущих князей и обирал монастырь. Еще при жизни Сергия Радонежского внешний вид обители сильно изменился благодаря поступлению в монастырь смоленского архимандрита Симона «со многим имением». Была воздвигнута просторная церковь; по ее сторонам правильными линиями вытянулись кельи, трапеза и другие здания, необходимые для общежития. По совету константинопольского патриарха Филофея и с благословения митрополита Алексия, св. Сергий первый ввел на севере России общинно-жительный устав. Оградой обители служил деревянный тын. В 1408 г. Т. С. лавра была сожжена Эдигеем, но вскоре вновь обстроилась. В 1422 г. воздвигнут второй храм, каменный, над могилой Сергия Радонежского. В 1476 г. построена лучшими мастерами из Пскова новая каменная церковь во имя Св. Троицы. Во время малолетства великого князя Ивана Васильевича Грозного монастырь опоясался каменной стеной, для чего в 1540 г. разрешено было рыть камень и известь даром везде, где они найдутся. Для ускорения постройки великий князь освободил троицких крестьян на три года от сбора пошлин, а в 1545 г. – от вспомоществования на казанский поход. В 1552 г. построены больница и келарские каменные палаты. С каждым новым царствованием обитель украшалась новым храмом. В последние годы царствования Михаила Федоровича была составлена опись монастырская. Из ее мы узнаем, что стена, опоясывавшая монастырь, имела в длину 5511/2 саж., в толщину от 11/2 саж. до 2, в вышину от 2 до 21/2 саж. 12 башен служили кроме военных целей и хозяйственным; были, напр., погребная, кузнечная, плотничья башни. На башнях находилось 90 огнестрельных орудий различных наименований; кроме того 20 орудий стояло над навесами. Внутри водяной башни помещался котел в 100 ведер, в котором во время осады лавры Сапегой и Лисовским варили смолу и обливали ею врагов. Внутри ограды стояли хоромы для царя. Первым игуменом Т.-С. монастыря был Митрофан, так как препод. Сергий сначала не пожелал взять на себя эту обязанность; но с 1354 или 1356 г. Сергий стал игуменом и много потрудился для благолепия обители. Благодаря личности основателя, монастырь скоро приобрел большую славу и стал играть роль в княжеских отношениях. Сергий Радонежский «тихими и кроткими словами» много способствовал возвышению Москвы. В 1356 г. он убедил ростовского князя подчиниться великому князю московскому, в 1365 г. уговорил нижегородского князя Бориса Константиновича возвратить Городец согласно желанию Димитрия Донского, князю Дмитрию Константиновичу. Всем известна роль Т.-С. монастыря во время Куликовской битвы, где пали два инока этого монастыря, Пересвет и Ослябя. В 1385 г. св. Сергий помирил рязанского князя Олега с Димитрием Донским. В 1392 г. Сергий Радонежский скончался. В 1446 г. князь Можайский, действовавший заодно с Шемякой и князем Тверским, схватил в Т.-С. монастыре Василия Васильевича и увез его в Москву, где его ослепили. Т.-С монастырь, как и его основатель, всегда был на стороне Москвы и ревностно защищал интересы московских великих князей. В Смутное время он явился оплотом русской национальности. Он выдержал знаменитую осаду Сапеги и Лисовского и тем задержал успехи поляков на севере; затем, благодаря своему игуменю Дионисию и келарю Авраамию Палицыну он вновь влил веру и мужество в сердца русского народа и много способствовал освобождению России от иноземцев. Это было самой крупной заслугой монастыря перед русским государством. Т.-С. монастырь и впоследствии являлся не только местом богомолья для массы русского народа и русских царей, но служил для последних охраной в тяжелые времена: сюда бежал Петр, спасаясь от руки убийц, здесь он черпал средства для своих военных предприятий: Многие государи делали у монастыря безвозвратные займы. Т.-С. монастырь превосходил все другие обители своими богатствами. При Сергии Радонежском монастырь имел небольшие вотчины; при преемниках его число вотчин, подаренных монастырю и купленных им, сильно возрастает. К 1764 г. число крепостных крестьян, принадлежавших монастырю, возросло до колоссальной цифры 104939 душ (по другому счету – более 106 тыс. душ). Кроме того Т.-С. монастырю во многих городах принадлежали дворы и дворовые места, а также соляные варницы и рыбные ловли; в его ведении состояли 33 других монастыря. Экономическому процветанию монастыря много способствовали и льготы от податей и повинностей, льготы в суде и т. д., которые жаловались ему государями. До 1625 г. Т.-С. м-рь имел след. льготы: 1) все крестьяне в вотчинах Т.-С. м-ря освобождались от всяких податных сборов и земских повинностей, но с 1551 г. они платили ямские деньги и несли некот. другие обязанности; 2) при продажах, купле для монастыря пошлин не платили; 3) суд над крестьянами Т.-Сергиева монастыря, даже уголовный, принадлежал игумену; 4) при смесном суде участвовали наместник или лицо им указанное, вместе с игуменом; 5) суд над игуменом по светским делам принадлежал царю или указанному им боярину; 6) священники и церковные служители освобождались от всяких даней митрополиту. В 1625 г. данной царем Михаилом Федоровичем грамотой были произведены следующие перемены: 1) крестьяне платят ямские деньги и стрелецкий хлеб, несут повинность городового острожного дела по писцовым и дозорным книгам. ; 2) суд над архимандритом-игуменом принадлежит патриарху; 3) вызывать монастырских крестьян можно не иначе, как через пристава; 4) с монастырских исков не брать пошлин; 5) монастырских стряпчих освободить от пошлин. Благодаря этим льготам, монастырское хозяйство процветало даже в то время, когда поместное сильно пало; крестьяне служилых людей перебегали к монастырю и тем возбуждали ненависть служилых людей к богатой обители. В настоящее время Т.-Сергиева лавра обладает двумя подворьями в Москве и Петербурге, земельными угодьями, дачами, прудами; очень большой доход получает она от множества стекающихся отовсюду богомольцев, но средства ее все же значительно меньше прежнего. К ней в настоящее время приписаны 14 монастырей. Троицкая лавра представляет из себя теперь целый город: в ней 11 храмов, множество зданий, принадлежащих собственно лавре; целый ряд зданий занят духовной академией, которая переведена сюда в 1814 г.; за оградой построены гостиницы для богомольцев. Главные достопримечательности: ризница, где хранится множество редкой утвари, древних дорогих облачений и т. д.; библиотека, где в 1642 г. было 623 т. т., большею частью все рукописи; вотчинный архив, откуда можно почерпнуть важные исторические сведения об экономическом положении многих местностей России, так как вотчины монастырские были разбросаны по разным нынешним губерниям. Значительное количество документов из вотчинного архива в 1766 г. было взято в коллегию экономии, но много осталось еще и в архиве. Почти все постройки лавры являются достопримечательностями и много говорят о былом. В виду высокого места, которое занял Т.-Сергиев монастырь среди прочих обителей русского государства, его давно стали выделять из числа прочих монастырей. В 1561 г. он был поставлен выше всех монастырей московской епархии; в 1702 г. – вторым после Kиево-Печерской лавры; в 1744 г. получил наименование лавры. Первоначально во главе монастыря стояли игумены и архимандриты, затем стали назначать епископов; в настоящее время настоятелем лавры считается сам митрополит московской епархии.
Г. Лучинский.
Троллоп
Троллоп (Anthony Trolloppe, 1815 – 1882) – младший брат Том.– Ад. Т., романист, один из самых значительных представителей быто-писательного романа в духе Джордж Элиот, большой знаток и талантливый изобразитель английской помещичьей жизни, пасторских семей и сельского быта. В жизни он отличался большим практическим смыслом, служил 30 лет по почтовому ведомству, был видным чиновником и выступал много раз посредником при заключении почтовых договоров с другими странами, путешествовал по Америке, Австралии, Индии и описал свои впечатления в нескольких книгах: «The Westindies and the spanish Main», «North America», «Australia and New Zealand», «South Africa». Пользуясь еще большей популярностью, чем его мать в качестве автора занимательных романов, Т. в литературном отношении значительно выше ее. В современной ему английской беллетристике господствовала фальшь, искусственность, карикатурность типов – он же, идя против общего течения, дает в своих романах правдивое изображение жизни среднего класса – и лишь отчасти, в угоду вкусам публики и для большей занимательности, описывает нравы высшего общества. Реализм его повествований и любовь к характерным мелким подробностям, к типичным фигурам средних людей роднит Т. с его знаменитой современницей Джордж Эллиот. Один из его лучших романов – «The Small House of Allington», в котором реализм и остроумная сатира нравов сочетается с поэтическим изображением нежной и глубокой женской души. Героиня романа, Лили Дэль – типичная английская девушка, чистая и любящая, самостоятельная и свободная умом и духом. Тонкость психологического анализа соединяется в этом романе с большой художественностью языка и описаний. В первых своих романах, «The Warden», «Barchester Towers», Т. описывает почти с фотографической точностью, но вместе с тем художественно и живо, деревенскую жизнь и нравы «Барсетшейра». В том же роде и «Framley Parsonage», где бытописательный элемент углубляется строгим этическим замыслом, обличением снобизма и светского легкомыслия. К числу реалистических романов Т. из жизни среднего класса относятся наиболее известные его произведения: «Doctor Thorne», «The Bertrams», «Castle Richmond», «The Kellys and the O'Kellys», «The Claverings» и др. Кроме того, Т. написал ряд политических романов; лучший из них «The Prime Minister». Обособленно от других стоит «Orley Farm». Юмористический элемент входит во многие романы Т., но попытка написать комический роман не удалась ему: юмористическая повесть «Brown, Jones and Robinson» наименее удачное из его произведений. Значительная часть романов Т. переведена на рус. яз.
З. В.
Тромбон
Тромбон (trombone, увеличительное от tromba – труба; Posaune – нем.) – металлический инструмент, имеющий вид большой, согнутой овалом металлической трубы. В верхней ее части помещается мундштук, т. е. чашечка в виде полушария, через которую исполнитель вдувает воздух. Нижний загиб Т. отрезан и может свободно двигаться вверх и вниз по главной трубке. Подвижная часть Т. называется кулисой. От выдвигания кулисы звук понижается, а от вдвигания – повышается. Т. бывают различных величин и, следовательно, различных звуков объемов: альтовый Т. в es, теноровый – в b, басовый в – f или es. Написанные для Т. партии звучат как пишутся. Объем альтового Т. (trombone alto) от ля в большой октаве до ми бемоль во второй октаве. Этот Т. более других способен к быстрому исполнению. Теноровый Т. (trombone tenore) имеет объем от ми в большой октаве до си бемоль в первой октаве. Этот Т. наиболее употребительный из трех Т., как звучный и сильный. Благодаря своему объему, он часто заменяет в оркестре басовой или альтовый Т. Тембр на всем протяжении инструмента хорош, в forte звук блестящ, в piano – благороден. Партии этого Т. не следует придавать большой подвижности. Басовый Т. в f (или кварт басовый) и в es (или квинт басовый) имеют объем первый от contra si до fa в первой октаве, второй – от contra ля до ми бемоль в первой октаве. Инструмент мало подвижный, тяжелый (вследствие больших размеров), утомительный, хотя его звук могучий, но нередко басовый Т. заменяется в оркестре теноровым. Партия альтового Т. пишется в альтовом ключе, а высокие ноты в скрипичном, тенорового – в теноровом, басового – в басовом. Нередко, однако, все партии трех Т. пишутся на одной нотной системе в ключе fa. Применяя все три Т. вместе, следует стараться, чтобы они двигались одновременно и составляли гармонические, консонирующие сочетания. В сжатом расположении Т. дают сильную звучность, в широком звучат мягче. Соло для Т. в оркестре применяется редко. К этой цели более подходит теноровый Т. В новейшее время стали применять контрабасовый Т., объем которого от contra ми до ре первой октавы. Т. с тремя вентилями не имеют кулисы, так как с помощью вентилей добывается хроматическая гамма. Благодаря вентилям, техническая сторона игры на Т. стала легче, но тембр потерял в чистоте и благородстве звука. Теноровый Т. с четырьмя вентилями имеет объем от contra си бемоль до си бемоль в первой октаве. Каждому Т. присваивается название по первой низкой ноте его натуральной гаммы, но в выше приведенных объемах Т. эти ноты не упомянуты, как очень трудные для исполнения. Эти низкие ноты называются педалевыми звуками; каждый из них, вследствие выдвигания кулисы, дает еще три хроматических педалевых звука ниже.
Н. С.
Трон
Трон, иначе престол – принадлежит к знакам верховной власти государей или регалиям в обширном смысле слова. Понятие о почетном возвышенном седалище существовало в самой глубокой древности и у всех народов. И в настоящее время все государи имеют в своих дворцах тронные залы, в которых, на особом возвышении, под балдахином, поставлен престол или богато убранное кресло. При коронациях употребляются обыкновенно престолы более великолепной отделки и замечательные по своей древности. У нас в этих случаях употребляются три престола: царя Иоанна IV, царя Михаила Федоровича, или так назыв. «персидский» престол, присланный в подарок персидским царем Аббасом, и Т. царя Алексея Михайловича, известный под именем алмазного, так как он украшен 876 крупными алмазами и 1223 яхонтами. Жемчугом унизаны два ангела, изображенные на его стенках и держащие вынизанную также жемчугом надпись на латинском языке: «могущественнейшему и непобедимейшему Московскому Монарху Алексею, на земле счастливо царствующему, сей трон, с величайшим искусством и тщанием сделанный, да будет счастливым предзнаменованием грядущего в небесах бесконечного блаженства. Лета Христова 1659». Этот. Т. (кресло) поднесен в 1660 г. от имени торговой армянской компании в Испагани, армянином Сарадовым. Кроме того, существует еще Т. двуместный, сделанный из серебра для одновременного коронования царей Иоанна и Петра Алексеевичей. Ср. А. Ж., «Царская коронация» (СПб., 1882) и «Исторический Вестник» (1883).
Тропарь
Тропарь (troparion от trepw – обращаю) – церковное песнопение. Стихи, следующие за ирмосом в каноне, называются тропарями потому, что они обращаются к ирмосу, ведут от него ряд мыслей и в самом пении подчиняются ритму и тону ирмоса. Т. или песни, встречаемые вне канона и составленные без подражания ирмосам, так названы потому, что для пения они обращаются к данному гласу в неделе. В содержание их входит молитвенная песнь, выражающая сущность празднуемого и воспоминаемого священного события или изображающая главные черты жизни и деятельности прославляемого святого.
Тропинин Василий Андреевич
Тропинин (Василий Андреевич, 1780-1857) – живописец-портретист, родился крепостным человеком гр. А. Маркова, впоследствии отпустившим его на волю. Девяти лет от роду был определен своим господином в воспитанники имп. академии худ., образовался в ней под руководством Щукина и, окончив ее курс в 1804 г., поселился в Москве, где и трудился до конца своей жизни. В 1823 г. представил академии, для получения степени академика, три свои произведения: портрет гравера Е. С. Скотникова, картину «Кружевница» (находится в московском публ. музее) и этюд «Старик-нищий»; но совет, заподозрив, что они исполнены несамостоятельно, отказал их автору в просимом им отличии. Этот отказ заставил Т. в следующем году явиться в СПб. и написать, в виде программы на звание академика, портрет медальера Лебрехта, за который оно и было ему присуждено. Близко схваченное сходство, выразительность, гармоничный, хотя и не особенно блестящий колорит и добросовестная законченность исполнения в портретах Т. отводят этому трудолюбивому и скромному в жизни художнику одно из первых мест среди русских живописцев одной с ним специальности. Из многочисленных его произведений, сверх вышеупомянутых, наиболее замечательны портреты: два его собственных (в московском публ. музее и в академии худ.), имп. Николая I (1825, в московском архиве м-ва иностр. дел), Д. П. Татищева (в академии худ.), И. И. Дмитриева (в академии наук), Н. Карамзина, А. Пушкина, Н. Гоголя, К. Брюллова, Н. Уткина (все пять – в Третьяковской галл., в Москве), А. Е. Лазарева, кн. С. И. Гагарина и нек. др.
Троп
Троп (от греч. trepw – поворачиваю). – Особенного внимания требуют они как по своему значению в обиходе поэтической мысли, так и потому, что значение это в ходячем представлении и в большинстве учебных курсов характеризуется совершенно ошибочно. Основная ошибка общепринятых воззрений на поэтическую речь, нашедших выражение в учебниках теории словесности, заключается в том, что образность («изобразительность») считается здесь лишь свойством поэтического слога и изложения, тогда как она составляет сущность поэтического мышления. Дело представляется таким образом: мысль – она предполагается уже готовой, добытой – может быть выражена в форме прозаической или поэтической. При чисто прозаической форме изложения стилистика предъявляет к слогу писателя требования правильности, ясности, точности и чистоты; поэтическая форма потребует еще одного качества: «Существенное свойство поэтической формы выражения мыслей – говорится в одном учебнике – составляет изобразительность, т. е. употребление таких слов и оборотов, которые возбуждают в воображении читателя наглядное представление или живой образ предметов, явлений, событий и действий. Изобразительности речи способствуют: эпитеты, сравнения, тропы и фигуры. Все вообще слова и обороты, употребляемые в переносном смысле, и называются тропами» («Учебный курс теории словесности» Ливанова). «Различные свойства слога, рассматриваемого с художественной точки зрения, обнимаются общим названием изящества или красоты. Под это общее понятие подходят, во первых, все те логические свойства языка, от которых зависит ясность или понятность; во вторых, свойства, которыми наиболее обусловливается изящество речи, именно: 1) благозвучие (или мелодичность), 2) изобразительность (конкретность, пластичность речи), 3) выразительность (патетичность). Изобразительность, или конкретность, есть такое свойство слога, когда слова вызывают в нашем уме живые представления предметов и явлений в том именно виде, в каком они воспринимаются нашими внешними чувствами, т. е. со стороны цвета, формы, движения и т. п. Конкретность достигается при помощи особых стилистических приемов, которые называются фигурами. Эти приемы или носят название фигур вообще, или делятся на собственно фигуры (сравнение и эпитет) и тропы (метафора, метонимия, синекдоха и проч.)». («Учебный курс теории словесности» Стефановского). Таковы типичные воззрения учебников. То, что в одних отнесено к фигурам относится в других к Т., те и другие прямо называются стилистическими приемами, образная иносказательность смешивается с конкретностью. Той же ошибки не избежал и такой проницательный мыслитель, как Гюйо, давший в книге об искусстве с социологической точки зрения несколько ценных замечаний о Т., которые он охотнее называет образами или метафорами. «Поэзия, говорит он, заменяет один предмет другим, одно выражение другим, более или менее похожим, во всех тех случаях, когда это последнее возбуждает в силу внушения более свежие, более сильные или просто более многочисленные ассоциации идей, способные затронуть не только ощущение, но ум, чувство и моральное состояние». Здесь также на место поэтического мышления подставляются приемы поэтического изображения; автор далек от предположения, что мысль выражена в форме Т. потому, что в этой форме создалась. По мнению Гюйо, мысль могла быть выражена и в прозаической форме, без «замены одного предмета другим»; но необходимо было сообщить ей свежесть, силу, многозначность – и вот, – «одно выражение заменено другим». Иначе смотрит на эти явления научная теория поэзии, связанная с общим языкознанием. Поэзия есть для нее мышление в образах, то есть объяснение вновь познаваемого посредством индивидуальных, типических символов – заместителей обобщаемых групп. Эта умственная работа совершается не только в высших формах сложных поэтических произведений, но и в элементарных формах поэтического мышления, т. е. в поэтических элементах языка. «Поэт индивидуализирует в деталях – замечает Каррьер – потому что и все целое есть – индивидуализация». Создание языка в известной стадии идет, как мы знаем, путем поэтического творчества. Познавая новое явление, мысль называет его по одному из его признаков, который представляется ей наиболее существенным и сам уже познан предварительно, как самостоятельное явление. Это объяснение нового явления посредством перенесения на него названия уже известного и есть то, что мы называем Т., и, так как каждое слово употребляется нами, собственно, в переносном значении, имея и прямое (так называемую «внутреннюю форму»), то это и дало Потебне основания с некоторым правом заявить, что в сущности «в языке нет собственных выражений» («Мысль и язык», стр. 158); та же мысль выражена позже Гербером в известном изречении: «все слова суть Т.». Отсюда, очевидно, очень далеко до взгляда на Т., как на стилистический прием, посредством которого поэтизируют, конкретизируют и извне украшают поэтическую речь, подобно тому как украшают гипсовыми орнаментами готовое здание. Т. – не та форма, в которую отливается готовая поэтическая мысль, но та форма, в которой она рождается. Поэт мыслит образами, а не придумывает их. Кто, имея готовое обобщение в виде отвлеченной формулы, переводит эту абстракцию в художественную форму единичного случая, тот не поэт. Его создание родилось на почве узко рассудочной и имеет лишь один определенный смысл, а всякое истинно поэтическое произведение многозначно. Изображение готовой мысли в форме индивидуального образа есть уже не символ, а аллегория: это-прозаическая схема, уже готовая идея, одетая в оболочку образа, не изменяющего эту идею и не символизирующего ничего кроме нее. Здесь нет движения мысли-от этого образа идея сделалась, быть может, нагляднее и общедоступнее, но не изменилась в своем содержании, не стала сложнее и развитее. Аллегория для прогресса мысли имеет одну цену с тавтологией; наоборот, Т. есть новое завоевание мысли. Более известное он, как и сравнение, уясняет при посредстве менее известного – и потому он вовсе не обязан сообщать речи конкретность: если явления конкретные для нас новы и не достаточно ясны и могут быть уяснены близкими и знакомыми нам отвлеченностями, то поэзия найдет в последних неисчерпаемый источник сравнений, а за ними и Т. Когда человек больше глядел на природу, чем в свой душевный мир, тогда естественно было объяснять отвлеченности конкретными сопоставлениями, брать Т. извне – и в основе каждого из наших названий для отвлеченных понятий лежит конкретное представление. Отвлеченное есть то, что влекли от чего то, понятие – это то, что было взято, схвачено, представление – то, что поставлено пред нами. Но современный культурный человек так проникнут абстрактными представлениями, что они могут быть для него ближе, отчетливее и сильнее, чем внешние предметы; естественно, что, изображая последние, он возьмет яркие краски из мира первых. Гюйо указывает на Шелли, "который часто описывает внешние предметы, сравнивая их с призраком своей мысли, и который вместо реальных пейзажей рисует нам перспективы внутреннего горизонта... Он говорит жаворонку: «В золотом сиянии солнца,... ты летаешь и скользишь как беспричинная радость, возникающая неожиданно в душе». Байрон говорит о потоке воды, которая бежит «с быстротой счастия». У Минского «льется дождик... тягостный, как голос совести виновной, долгий, как изгнанье, мощный, как судьба». Строго говоря, это, конечно, не Т., а сравнения, но разница в данном отношении не существенна. Т. только более сжат и энергичен, чем сравнение; и там, и здесь мы имеем сопоставление двух явлений и выяснение одного при посредстве другого.
Учение о Т. и фигурах было в старинной поэтике и риторике предметом тщательной и мелочной разработки. У Аристотеля, Цицерона, Квинтилиана мы находим ряд рассеянных, но подчас и до сих пор не лишенных интереса соображений. Но немногие верные замечания их, затрагивающие существо дела, были забыты позднейшими грамматиками и риторами, у которых теория Т. получила широкое развитие, обратно пропорциональное ее внутренней содержательности. Как вся теория их была по преимуществу практическим руководством к составлению прозаических и поэтических сочинений, так и многочисленные рассуждения их о Т. н фигурах имели в виду главным образом не столько изучение и объяснение существующего, сколько наставление к украшению речи подобающими сравнениями, эпитетами, метафорами, метонимиями и т. п. И здесь, как в остальных частях теории, учение почти исчерпывалось классификацией, но нигде классификация эта не доходила до таких изысканных, ненужных и сочиненных тонкостей и различий, как в учении о Т. и фигурах. Скалигер, ставивший себе в заслугу то, что он первый классифицировал их, различает среди них: significatio, demonstratio, sermecinatio, attemperatio, moderatio et correctio, asseveratio, conditio, exclamatio, repetitio, frequentatio, acervatio, celeritas, evasio, commoratio, coniunctio, attributio, anticipatio, assimilatio, exempium, imago, translatio, collatio, comparatio, retributio, substitutio, allegoria, praescriptio, agnominatio и т. д. Столь же неисчерпаем в этой ужасающей терминологии Иоанн Бенциус в «De figuris libri duo» (1594). Значительная доля этих схоластических упражнений сохранилась и в наши дни в наших учебниках и во французской школьной риторике. Немецкие курсы свободны от них и, быть может, в силу реакции, иногда впадают в противоположную крайность. Так Боринский («Deutsche Poetik») склонен к полному отрицанию классификации Т. «Они – говорит он представителям старой риторики – желают классифицировать прежде, чем исследовали и анализировали. Отсюда та пустынная вереница окаменевших обозначений, с которыми возится поэтика, сбивая с толку учащегося стараниями разобраться в них. Совершенно лишенные значения пошлости как „метонимия“ (переименование), полная беспомощность, как „синекдоха“ (сопонимание), смешение материального различения с формальным, как в „персонификации“ (оживлении неодушевленного предмета): все эти неумелые приспособления очень мало могут способствовать внутреннему пониманию присущей образам силы поэтического изображения. Дело не в том, чтобы создавать особые обозначения для оттенков этой изобразительности, – что легко может быть бесконечно, -но в том, чтобы изучать процессы в их совокупности и таким образом объяснять их». Но достаточно анализировать ряд Т., чтобы видеть, что они представляют собою различные группы. Конечно, классификация их есть отвлечение: в действительном Т. мы можем одновременно найти и метафору, и метонимию и синекдоху, но виды эти существуют, и выделение их может лишь способствовать изучению поэтической иносказательности. Основанием классификации Т. должно служить отношение между объясняемым явлением и объясняющим образом.
А. Горнфельд.
Тростник
Тростник (Phragmites communis Trin.) – высокий (до 2,5 м.) многолетний злак, растущий по болотам по берегам рек, озер во всей России, в Зап. Европе, Азии, сев. Африке, в Сев. и Южн. Америке. Кроме прямостоячих, сизо-зеленых стеблей, развиты еще ползучие побеги. Листья плотные, темно-зеленые, жесткие, по краю шероховатые; язычка нет, вместо него ряд волосков. Стебель заканчивается крупною (до 30 стм.), развесистою густой, поникающей метелкой, с темно-буроватыми или фиолетовыми колосками. Линейно-ланцетные, сплюснутые колоски содержат по 3-7 цветков, из которых нижний мужской, а верхние обоеполые; колосковые чешуйки не равные (нижняя вдвое короче верхней), короче цветковых, из которых нижняя длиннозаостренная больше верхней, верхняя о двух килях; ось колоска под цветками длинноволосистая, отчего и самая кисть пушистая; рыльца темно-красные; зерновка – продолговатая. Цветет с июля по сентябрь.
С. Р.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 6 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close