Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:07
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Черешня
Черешня (Prunus avium) – древесное растение (до 10 метров высотой) из сем. розовых (Rosaceae), дико растущее по лесам в южной России, в Крыму на Кавказе и разводимое в садах. Листья коротко заостренные, эллиптически яйцевидные, пильчатые, слегка морщинистые; черешки с двумя железками у основания пластинки. Белые цветки в зонтиках. Чашелистиков и лепестков по пяти, тычинок много, пестик один. Плод – сладкая, шарообразная или слегка сердцевидная черная или красная костянка, у дико растущих более мелкая, чем у культурных. Цветет Ч. весной в апреле-мае.
С. Р.
Культура. Отличается от вишни высоким прямым штамбом, с довольно светлой корой, мутовчато расположенными ветвями, цветом (светло-зеленый), формой (овальный, длинный, сильно зазубренный) своих висячих листьев, а также довольно ограниченным районом распространения, в зависимости от больших требований в отношении тепла. Ч. – растение умеренного климата южной Европы; у нас промышленная культура ее возможна только в южных губ. Главным образом Ч. разводится в Новороссийских губ. (Таврической, Херсонской, несколько менее в Екатеринославской и Бессарабской) на юге Малороссии (особенно в Полтавской губ.) и на севере Кавказа (преимущественно в Кубанской области), а также на западе – в привислянских губ. и меньше в Гродненской губ. В южн. Европе, так же как и у нас, Ч. произрастает дико в двух видах, различных по цвету и вкусу плодов – черная и светло красная От этих двух диких видов произошли все культурные ее сорта, которые в совокупности своей составляют две группы: 1) Ч. или бигарро (Knorpelkirscben, bigarreaux) – с твердым, хрящеватым сладким мясом и 2) Гини (Herzkirschen, guignes) – с мягким сладким мясом; ко второй группе принадлежит большинство скороспелых сортов. Цвет плода различен (желтый, розовый, красный, черный), величина – также. По сведениям, полученным от хозяев м-вом землед., в России, вне Крымского полуо-ва, чаще других встречаются розовая Ч. и майская, реже черная или татарская Ч. Что касается Крыма, то в посадках старых самыми распространенными сортами Ч. являются туземные, рано поспевающие и очень урожайные Кис-Скацап (Киска-сап) и упомянутая выше розовая. Деревья их достигают огромной величины, долговечны и приносят иногда до 15 пд. плодов, которые, по своей нежности, служит преимущественно для местного потребления и только в весьма незначительном количестве вывозятся на север (розовая Ч.). Новейшие насаждения в Крыму состоят преимущественно из иноземных сортов, главным образом твердомясых (бигарро), среди которых преобладают Наполеон (розово-желтый, пряный сорт) и Дрогона (желтая); плоды этих сортов – крупные и весьма ценятся, служа для вывоза и для консервных фабрик (хороши для варенья). В общем для Ч. пригодны всякие почвы, но на более плодородных она растет и плодоносит лучше. Обыкновенно предпочитают при разведении Ч. открытый (и вместе с тем более высокие) местности, на которых она менее страдает от заморозков, некоторых заболеваний (напр. истечением камеди) и вредного влияния (на плодовую завязь) солнечного зноя, чем на низменных. Даже в Крыму, в северных долинах, урожай Ч. часто гибнет от весенних холодов. Размножается Ч. семенами, причем как от дикой формы (преимущественно светло красной, менее страдающей от камедной болезни и лучше выносящей сырость, чем черной), так и от культурной. Хорошими способами прививки Ч. считают копулировку «простую» и «седлом», прививку за кору и окулировку в крону. Рост прививок очень быстрый (до 2 аршин в год), почему на второй год окулировки деревца Ч. имеют уже хорошо развитую крону и вполне пригодны для посадки на места. В Крыму Ч. начинает плодоносить на 5-6 году от посадки и быстро развивается, достигая в 20-25 лет полного; развития, при котором приносит в год от 6 до 10 пд. плодов. Сбор Ч. начинается в Крыму ранее других каких-либо фруктов. Розовая Ч. снимается около 15-20 мая, хотя в это время плоды еще не достигают полной съедобной зрелости. Заблаговременная съемка необходима, иначе фрукты нельзя сохранять или перевозить без порчи. Сам разгар сбора Ч. происходит в первой половине июня для вывоза и для надобностей местных консервных фабрик.
Черная смерть
Черная смерть – обозначение для чумы, опустошавшей Западную Европу и, отчасти, Московское государство в 1347-53 гг. По некоторым сведениям эта эпидемия была занесена с южного берега Крыма (или Малой Азии) в Константинополь торговыми кораблями. Оттуда она быстро распространилась по Италии, Франции, Германии, Англии, Дании и др. странам. Кое-где она унесла половину народонаселения (точных сведений ни одна хроника не дает). Всюду такое внезапное опустошение производило резкие перемены в положении рабочих земледельческих классов, сильно повышая цену рабочих рук. Некоторые исследователи считают «Ч. смерть» одной из главных причин тех конвульсий в социальной жизни Англии и Франции, которые завершились восстанием Ват-Тайлера и крестьянскими бунтами. Полная беспомощность тогдашней Европы в медицинском и санитарно-гигиеническом отношениях наглядно выразилась в этом страшном распространении эпидемии. Ч. смерть вызвала всюду подъем мистицизма; всеобщие покаянные процессии, массовые пилигримства и пр. считались единственным средством избавиться от несчастия. См. Gasquеtt, «The black Death» (Л., 1895).
Черни
Черни (Карл Czerny, 1791-1857) – пианист и композитор; считался в Вене одним из лучших преподавателей игры на фортепиано. Его учеником был Лист. Ч. написал более 800 сочинений для фортепиано; из них всемирной известностью пользуются его этюды. Ему принадлежит также книга: «Umriss der ganzen Musikgeschichte» (Майнц).
Чернигов
Чернигов (Чернегов) – губ. гор., на прав. возвышенном берегу р. Десны. Древнее поселение, по догадкам археологов, какого-то князя Чернеги или Черного. Когда киевский князь Олег в конце IX в. покорил страну северян, живших по течению Десны, этот город очевидно существовал уже, так как на камне, сохранившемся в древнейшей церкви города, есть пометка, относящаяся, по переводе с греческого летосчисления на наше, к началу Х в. Период процветания Ч. был в XI в., при кн. Святославе и Всеволоде Ярославичах и их. наследниках. В конце XI в. он несколько раз разоряем был половцами, после чего потерял свое значение центра управления. В XIII в.; после разорения и сожжения татарами, Ч. присоединен был к Владимирскому княжеству, в XIV – к литовскому, в XV – к Московскому, в начале XVII в., по Деулинскому договору, уступлен Литве, под властью которой и Польши находился до восстания Хмельницкого; присоединен к Московскому государству в 1654 г. С 1801 г. Ч. стал губ. городом образованной тогда губернии Черниговской. Из древних церквей замечательны Успенский Елецкий и Троицкий Ильинский монастыри и Спасо-Преображенский собор, сооруженные в XI в., а также Борисо-Глебская церковь (XII в.), которая в XVII в. была Доминиканским мон-м. В СпасоПреображенском соборе покоится прах кн. Игоря Северского, воспетого в «Слове о Полку Игореве», и других князей той же эпохи, Здесь же находятся и мощи св. Феодосия, канонизированного в 1896 г. По переписи 1763-65 гг. (3-я ревизия), в Ч. было 289 дворов, 412 жилых домов и 1830 жителей об. пола (915 мжч.), в 1840 г. – 724 дома, в 1898-1750 дворов, а в 1901 г. – 1876; домов по переписи 1897 г. – 2402, а жителей 27006 (13127 мжч. и 13879 жнщ.) Общественная жизнь в Ч. развита слабо. Церквей в городе 27, из них 22 каменных, монастырей – 2, еврейских молитвенных домов – 4. Исторический музей губернского земства, пожертвованный ему землевладельцем В. В. Тарновским; два театра, принадлежащие обществу приютов и комитету трезвости; общественная библиотека. Гимназии муж. и жен., реальное учил., духовная семинария и 2 духовных учил., 1 треклассн. город. школа, одноклассн. – 3, црк. приход. – 3, еврейских – 12, ремесленных – 2, коммерческие классы, учил. для слепых детей, фельдшерская школа, 2 сиротских дома, кулинарная школа, 1 приход. учил. Больницы губернская и общины сестер милосердия, городская амбулатория, 5 аптек и аптечных складов. Крупных фабрик и заводов в Ч. нет. Казенный спиртоочистительный завод, епархиальный свечной, пивомедоваренный, паровая мельница, лесопильня, заведение искусственных минеральных вод, 3 типографии, 1 сукновальная и 181 мелких мастерских разного рода, часовых, слесарных, кондитерских, колбасен и т. п. заведений.
Городской бюджет в среднем за трехлетие 1895-97 г.: доходы – 118876 руб., в том числе сбор с недвижимых имуществ – 11543 р., доходов с гор. недв. Имуществ – 34180, с городских сооружений и предприятий – 21828 руб. Расходы – тоже 118876 руб., в том числе на содержание городской полиции – 11050, пожарной команды – 6033, городского общественного управления и сиротского суда – 16576, на благоустройство города – 13845, на городские сооружения – 15539, на народное образование – 12223, на общественное призрение – 1045, на медицинскую, ветеринарную и санитарную части – 3292 руб.
Черниговский уезд лежит на лев. стороне Днепра и пересекается течением его притока Десны. Образуя фигуру четырехугольника и находясь между 51°16' и 51°42' с. ш. и 30°29' и 31°54' в. д., он имеет в длину (с В на З) 85-90 в., а в ширину (с C на Ю) – 40-45 в. Десна разделяет уезд на две неравные части, из которых южная Задесенье, более низкая. Долина р. Десны, заливаемая весенними водами, в некоторых местах доходит до 8-10 в. На Ю от этой долины поднятие поверхности – незначительно. В сев.-вост. части у. более возвышенные места находятся у Седнева, Березного и Клачкова; абс. высота этих возвышенностей доходит до 450, 490 и 515 фт. над ур. моря; другие такие же местности встречаются западнее – у Сибережа (480 фт.), Хмельницы (475), Сядрич (475) и Певцов. На З ближе к Днепру поверхность понижается, причем почва из глинистой переходит в песчаную, заросшую лесом; там же, где он уничтожен, оголенные пространства представляют песчаную пустыню перелетных песков, образующих в одних местах «выдуи», а в других – «кучугуры». Лучшие глинисто-черноземные почвы расположены на границе с Городнянским у. вокруг с. Осняков, а также ок. Ильгова, бывш. имения кн. Олега Черниговского (Ольгово) и в Задесеньи – у с. Салтыковой Девицы и Ковчина. Пространство Ч. у., по измерению его при генерал. межевании 1860-1890 г., определено в 3222,5 кв. в. или 333022 дес. 4,2% находилось под усадьбами и огородами, 53,2 – пахотными полями, 14,5 – сенокосами, 16,6 – лесами, 4,1 – выгонами; остальные – под водами, болотами, оврагами, песками и т. п. Реки на территории Ч. уезда все почти впадают в р. Десну; именно: с прав. ее стороны – Снов, Замглай, Стрижень, протекающий у устья через г. Чернигов, Белоус с прит. с правой стор. – Ховхлою, Залозьем, Рудой, Свишенью и Бычалкой; дальнейшие прит. Десны – Козел и Верепуть (почти совершенно пересохли и воды по ним текут только весной). Такой же характер имеют и левый приток Десны – Угорь, Здвиж, Иржавець, Лыбедь, которые представляют ряд болотистых мест, соединяющихся между собой в полую воду. Проба осушения этих болот при помощи прокопанного на Здвижи канала приносит очевидные результаты, но дальнейшие осушительные работы почему то приостановлены. Таким образом среди сенокосов много мокрых болотных лугов с плохим сеном, остающихся в своем естественном состоянии. Тоже нужно сказать и о пахотных полях и о лесах. Пахотные поля, составляющие более 1/2 пространства, большей частью глинистые (50%), на З – чисто песчаные (22%), не выносящие обработки два года сряду, ибо превращаются в летучие пески, затем сернопесчаные – более плотные (18%) и, наконец, глинисто-черноземные, в перечисленных выше пунктах. Последние дают в среднем озимой ржи 55-60 пд. с 1 дес., а чисто песчаные едва возвращают семена (8-9 пд.); особенно много их в сев.-зап. волостях Редьковской (82%) и Палжевской (92%), жители которых снискивают себе пропитание в отхожем промысле, называемом «осначеством» (сгонка плотов вниз по Днепру до г. Херсона). Из местных промыслов в Ч. у. существуют древодельные, кожемятные, выделка кирпича, а также ремесла плотников, кровельщиков (крытчиков) под солому, столяров, кузнецов и т. п. Скота (по данным центр, стат. комит.) в 1900 г. в Ч. у. было: лошадей 48860, крупн. рогат. 30008, овец и коз 86814, свиней 37784; 97% всего скота принадлежало крестьянам. Главные населенные пункты, кроме губернского города: заштатный г. Березный, с 9400 жителей, не отличающийся по внешнему виду и быту жителей от большого села; мст. Седнев (2000 жит.), со старинным домом XVI или XVII в., такой же архитектуры, как и «камяныця», находящаяся в Чернигове; мст. Салтыкова Девина (2500 жит.). Из остальных поселений 43 имеют более 1000 жит., 37 – от 500 до 1000, 76 – от 100 до 500; затем идут более мелкие хутора и деревни. Поселений, в которых бывают ярмарки, 6, а ярмарок в них бывает 13. Торговых документов в селениях уезда взято 26 второй гильдии и 165 на мелочной торг; билетов к свидетельствам 2-й гильдии – 33 и к свидетельствам на мелочной торг – 145. Жит. в Ч. у. по переписи 1897 г. – 161695 (80504 мжч. и 81191 жнщ.), а без городов Чернигова и Березного – 126105. Без городов в среднем на 1 кв. в. приходится по 39 душ, а с городами Черниговом и Березным – по 50 душ. 27,7% казаков, 23,1 бывш. помещ. крестьян, 19,3 бывш. гос. крестьян и 16% мещан; остальные 13,9% делятся между дворянами, духовенством, почетными гражданами, купцами и др.
Землевладение. Из 294774 дес. земель, записанных в окладных книгах уезд. зем. управы, в 1894 г. принадлежало: дворянам – 78434 дес., духовным – 2704, почетным гражданам – 2502. Купцам – 5740, мещанам – 2784, частным владельцам из казаков – 10651, из крестьянам – 9358, отставным солдатам и пр. – 1544; всего у 4681 частных владельцев было 113717 дес. Сел. общества и товарищества владели 167252 дес. (в том числе собственно казачьи общ. – 49343, общ. госуд. кр. – 70264 и бывш. помещ. кр. – 29108). Казне принадлежали 6594 дес., церквам и монастырям – 4549, городам – 2380, разным учреждениям и пр. – 283 дес. Средний размер одного частного дворянского владения составлял 91 дес., духовного лица – 15,5, почетного гражданина – 132, купца – 130; мещанина – 6, казака – 6,3, крестьянина – 7,2 дес. Надельных земель 7,2 дес. на 1 двор казака, 12,5 дес. на 1 двор госуд. крестьянина и 4,3 дес. на 1 бывш. пом. крестьянина.
Народное образование. За исключением г. Чернигова, в Ч. у. в 1897 г. было 84 начальные школы; из них 1 двухклассная и 1 одноклассная министерские, 1 городская начальная, 52 земские, 12 церковноприходских и 26 школ грамоты. В земских школах было 23 учителя, 43 учительницы и 30 законоучителей, а учащихся – 3538 (3002 мальчика и 536 девочек). Окончило ученье 331 (300 мальч. и 31 дев.), что составляет 9,4 на 100 учащихся.
Медицина. В 1895 г. врачебная помощь населению уезда (за исключением г. Чернигова) была оказываема 10 врачами, жившими в 10 врачебных участках, и 12 фельдшерами и фельдшерицами; в 5 участках кроме приемных покоев были еще больницы, с 14 кроватями.
Бюджет Ч. уездного земства на 1901 г. составлял 151040 руб. Из них на народное образование ассигновано 36020 руб., на медицину – 27047 руб., на дорожную повинность – 31512, на содержание земского управления – 15320 р. Между доходами первое место занимали сборы с недвижимых имуществ – 87485 р. (в том числе с земель и лесов – 66548 р.).
Р.
Черника
Черника (Vaccinium myrtillus L.) – низкорослый кустарник из сем. брусничных (Vacciniaceae), дико растущий по лесам северной и средней России, на Кавказе, в Средней Европе, Малой Азии, Сибири, Северной Америке. Стебель достигает высоты 40 стм.; ветви его острогранистые; листья светло зеленые. яйцевидные, мелко городчато-пильчатые; в мае-июне в пазухе листьев на коротких ножках развиваются одиночные зеленовато-розовые шаровидные цветки; чашечка цельнокрайная, венчик пяти-зубчатый; тычинок пять, пыльники с рожками; пестик один, плод – шарообразная черная ягода.
С. Р.
Чернобыль
Чернобыль или Черноболь – мст. Киевской губ., Радомысльского у., в 140 вер. от г. Радомысля, при впадении р. Ужа в Припять и при многочисленных озерах. В летописях впервые упоминается под 1193 г. После свержения татарского ига составлял особое старост во, которое в 1566 г. названо местечком. В 1775 г. сюда переселились раскольники из Стародубского у. Усадьба владельца помещается на древнем городище; сохранился глубокий ров, отделяющий городище от местечка. Около села группа из 28 курганов и большой курган. назыв. «Татарским», в котором найдено было железное оружие. Вблизи найден клад серебряных. римских монет. времени Антонинов. 3 церковно-прих. школы. 14362 жителей, 2 правосл. церкви, костел (постр. в начале XVI-го ст.); до 1832 г. существовал доминиканский м-рь. 2 часовни, 2 церк. прих. школы. Водяная мельницы, 3 кирпичных и 7 кожевенных зав., казенн. винный склад. Амбул. больница, аптека, еврейская богадельня; 3 больших ярмарки. Главные занятия жителей – судоходство, рыболовство и огородничество (одного лука в год вывозится до 30 тыс. пуд.). Пароходная пристань, где грузятся ежегодно в значительном количестве лес, смола, деготь, табак, рыба и огородные продукты, и верфь для постройки деревянных грузовых судов. Близ Ч. в Припяти большая «Чернобыльская мель», ныне значительно расчищенная.
П. Т.
Черновиц
Черновиц или Черновцы, Черневцы (малорусск. Чернивцы, польск. Czernowce, румынск. Cernauti, нем. Czernowitz, чешск. Сeгnovice) – гл. гор. австр. провинции Буковины, на высоте 248 м., недалеко от русской границы, на правом берегу р. Прута, который здесь становится сплавным. До присоединения Буковины к Австрии представлял собой чуть не простую деревню, затем стал быстро увеличиваться: в 1816 г. в нем было всего 5416 жит., в 1880 г. – 45600. в 1890 г. со включением предместий – 54171 (10384 малоруссов, около 10000 немцев, 17356 евреев, 7624 румын, 7610 поляков, есть армяне и др.), не считая 2174 чел. гарнизона. Улицы узки и кривы; строений около 6000. Красивый православный собор, с величественным куполом, построенный в 1864 г. по образцу Исаакиевского собора в СПб.; дворец православного архиепископа и митрополита в византийском стиле, с великолепным залом торжественных заседаний и с высокой башней, откуда прелестный вид на окрестности; еврейская синагога в мавританско-восточном стиле. По поводу столетнего юбилея присоединения Буковины к Австрии в Ч. воздвигнута мраморная статуя Австрии на цоколе из зеленого карпатского песчаника. Предместье ФранцаИосифа богато роскошными садами. В 1875 г. в Ч. открыт университет Франца-Иосифа (с немецким преподавательским языком) с 3 факультетами (православнобогословским, юридических и государственных наук и философским), с библиотекой (ок. 60000 тт.), ботаническим садом и химической лабораторией; в 1891-92 академии, году в нем было около З00 слушателей и 36 доцентов. Гимназия, реальное училище, ремесленное училище, соединенное с коммерческим, учительская семинария (мужск и женск.), православная дух. семинария, областная сельскохозяйственная школа, акушерская школа. Театр, ремесленный музей. Много обществ, в том числе общество для развития гончарного искусства в Буковине. Промышленность в городе развита слабо (паровые мельницы, пивоваренный завод); торговля гораздо значительнее и находится всецело в руках евреев и армян: вывозятся преимущественно в Россию и Румынию пшеница, убойный скот, кожи, шерсть, водка, лес, поташ. В истории Ч. ничем не замечателен. Первое упоминание о нем в исторических памятниках встречается под 1407 г. В 1823 г. здесь произошло свидание Франца I с имп. Александром I. С недавнего времени Ч. сделался центром национального и политического движения Буковинской Руси; здесь возникло много товариществ и кружков, с целью распространения просвещения и национального возрождения среди русскаго населения Буковины. Таковы «Русска Бесида», политическая «Руска Рада», «Руский Дим Народний» («Русский Народный Дом») для устройства русского театра и др., драматическо-литературное товарищество, «Русска Школа», «Власна помочь» (собственная помощь) и академический кружок «Союз».
Ир. П.
Чернышев Феодосий Николаевич
Чернышев (Феодосий Николаевич) – выдающийся современный русский геолог и палеонтолог, особенно известный своими исследованиями тектоники и палеозойских образований Урала и севера России. Род. в Киеве в 1856 г. Учился в киевской гимназии, морском училище и горном институте; по окончании курса в 1880 г. производил геологические исследования в Среднем Урале. В 1882 г. избран геологом геологического комитета, а с 1903 г. состоит директором этого учреждения. В 80-х гг. работал ежегодно в Южном Урале. В 1889-90 гг. начальствовал ученой экспедицией, снаряженной горным ведомством для изучения Тиманского кряжа. С 1892 г., в течение нескольких лет, руководил работами по геологической съемке Донецкого бассейна; в 1895 г. стоял во главе экспедиции на Новую Землю. В 18991902 гг. был начальником экспедиции по производству градусных измерений на Шпицбергене. В 1903 г. занимался изучением Андижанского землетрясения в Ферганской области. Ч. состоит членом академии наук и председателем отделения физич. географии Имп. рус. геогр. общества. По настоящее время им напечатано, по преимуществу в изданиях геологического комитета и Имп. с.-петербургского минералогического общества, свыше60 ученых работ, в том числе несколько объемистых монографий по фауне палеозойских образований Урала и Тимана, а также и других местностей России. За свои труды Ч. получил ряд премий и медалей от минералог. общества, академии наук и высшую Константинов скую медаль Имп. русс. геогр. общества. Главнейшие из ученых трудов Ч.: «Материалы по изучению девонских отложений России» (1884); «Фауна нижнего девона западного склона Урала» (1885); «Фауна среднего и верхнего девона зап. склона Урала» (1887); «Общ. геол. карта России. Л. 139»; «Описание центр, части Южн. Урала» (1889); «Apercu sur les depots posttertiaires an Nord et u l'Est de la Russie d'Europe» (1891); «Фауна нижнего девона восточного склона Урала» (1893); «Орографич. очерк 139 листа геолог. карты России» (совместно с А. Карпинским, 1897); «Верхнекаменноугольные брахиоподы Урала и Тимана» (1902).
Черский Иван Дементьевич
Черский (Иван Дементьевич, 1845-1892) – известный исследователь Сибири, геолог и палеонтолог. Литвин по происхождению, уроженец Виленской губ., Ч., будучи в выпускном классе виленского дворянского института, принял участие в польском восстании 1863 г. Взятый среди повстанцев, Ч. был сослан в Сибирь и зачислен рядовым в лин. батальон, расположенный в Омске. В 1869 г. освобожден от военной службы. В 1871 г. переселился в Иркутск, где провел 15 лет, перебиваясь уроками и работая в Вост. Сиб. отд. Имп. русск. географ, общ. В 1886 г., по приглашению академии наук, приехал в СПб. для научных занятий. Отправленный академией начальником научной экспедиции в Вост. Сибирь для исследования pp. Яны, Индигирки и Колымы, скончался в Якутской тундре. Лишенному правильной научной подготовки Черскому пришлось самоучкой восполнить пробелы своего образования и притом при крайне неблагоприятных условиях. Уже в Омске, в казармах, он урывками, но страстно и неутомимо, учился, найдя поддержку и руководство в некоторых окружающих. Более систематично пошли научные занятия Ч. в Иркутске, благодаря руководству двух выдающихся земляков-натуралистов, Дыбовского и Чекановского. В изданиях Bocт.-Сиб. отд. Имп. русск. геогр. общ., а затем и академии наук, за время пребывания Ч. в Иркутске, помещен ряд самостоятельных работ Ч. по геологии Сибири и по остеологии современных и вымерших позвоночных животных Сибири; работы эти поставили Ч. в ряды весьма сведущих, опытных остеологов. Появление наиболее важных трудов Ч. относится к петербургскому периоду его деятельности. В 1886 г. появился его отчет о геологическом исследовании береговой полосы оз. Байкала, с детальной геологической картой; в 1888 г. – геологическое исследование Сибирского почтового тракта от оз. Байкала до вост. склона Урала, а в 1891 г. объемистое «Описание коллекций послетретичных млекопитающих, собранных Ново-Сибирской экспедицией», представляющее полную остеологическую монографию остатков послетретичных млекопитающих не только НовоСибирских о-вов, но и всей Сибири.
Черт
Черт (черт, от черный) – термин употребляемый народом, как родовое название, для обозначения всякого рода злых духов старинной дохристианской веры, а также в смысле христианского образа сатаны, дьявола, искусителя и врага рода человеческого («нечистая сила»). В обоих этих значениях, генетически связанных между собой и переживших целую эволюцию, фигура и идея Ч. проходит через историю всех религий, начиная с самых первобытных. Начало этой идеи кроется в самых ранних стадиях человеческого мышления. Еще задолго до возникновения каких бы то ни было религиозных идей, в уме первобытного человека, под влиянием опыта, сложилось представление о двух категориях явлений и деятелей окружающей его среды: одних – благоприятных и полезных для него, других – вредных, страшных, гибельных. С возникновением анимизма, одухотворявшего явления и объекты неодушевленной природы и наделявшего их психикой и волей человека, указанные две категории явлений и живых деятелей природы обращаются в категории высших существ, с одной стороны добрых, т. е. сознательно благодетельствующих человеку. и злых, т, е. сознательно ему вредящих и несущих гибель. В природе, действительно, немало явлений, заставляющих первобытного человека, не поднявшегося до понимания ее законов, видеть во всех явлениях, близко его затрагивающих, результат целесообразной воли разумных существ, вызывающих эти явления. Рыбы, являющиеся в определенные сезоны, без чего на севере человек не мог бы существовать, гигантские плодовые деревья тропических стран, дающие человеку пищу и кров, бушующее море, выбрасывающее на берег съедобные водоросли, моллюски и даже огромных животных, и масса тому подобных явлений вызывают представление о добрых. божествах, сознательно благодетельствующих ему. С другой стороны первобытный человек не может себе представить, напр., чтобы близкий ему человек, которого он только что видел здоровым и бодрым, вдруг стал корчиться от боли или пал бездыханным трупом, без того, чтобы тут в дело не вмешалось могучее злое существо, сознательно злоумышляющее против него. Точно также должны ему рисоваться грозные явления природы – грозы, бури, наводнения, землетрясения – действиями страшных божеств, злоумышляющих либо против него, либо против равных им существ, вступивших с ними в борьбу. Всякие неприятности и бедствия, возможные в житейском обиходе, даже случайная потеря какой-нибудь вещи, случайное спотыкание, усышка масла в сосуде, порча провизии в амбаре и т. п. мелочи – все это дело духов, которые кишмя кишат вокруг человека, принимая тысячи образов, начиная с мелкой мухи, ящерицы, жабы и кончая крупными зверями в роде медведей, тигров, крокодилов и т. д. Первобытные представления не знают, однако, единого общего представителя зла позднейших религий; да и в этих последних единый представитель зла – напр. Ариман Заратустры – только хозяин, начальник целого сонма злых духов. Злые существа, главным образом животные, чаще всего живут целыми родами, породами, как люди, и хотя каждый род имеет своих хозяев, но последние вовсе не управляют злыми делами своих сородичей. Очень часто творцами зла в первобытных религиях, как и в позднейших, являются своего рода падшие ангелы, отвергнутые своими «хозяевами» и действующие вопреки их воли. Так у северных народов медведи считаются добрыми божествами, и если случайно медведь задерет человека, то это медведь сумасшедший, изверг, отверженец, покинутый на произвол судьбы своими хозяевами. Еще в одном отношении первобытные религии предупредили позднейшие: многие губительные для жизни явления они рассматривают как знаки мудрого благожелательства богов. Так, напр., смерть от утопления, от нападения диких зверей считается у многих первобытных племен результатом желания тех или других богов (водяных, лесных) приобщить к своему роду тех или других индивидов, как специальных избранников. – В кознях злых существ нет ничего фатального, предопределенного, но все бедствия, сопутствующие жизни, всецело дело их рук: люди никогда не умирали бы, если бы не козни этих существ, которые то забираются в тело человека, медленно поедая его, то внезапно уносят его душу или одним ударом уничтожают его тело. Позднейшее представление о том, что смерть внесена в этот мир особым духом зла, ведет, таким образом, свое начало от самых первобытных религиозных представлений. Там же коренится идея борьбы со злыми духами, целиком перешедшая и в мировые религии. До недавнего времени думали, что первобытные племена относятся совершенно равнодушно к своим добрым богам, между тем как именно злым они действительно поклоняются и приносят жертвы. В действительности это не так. Поклонение и жертвы воздаются обыкновенно только добрым божествам; со злыми ведется борьба, приемы которой сложились в грандиозную систему шаманства. Рыцари этой борьбы – избранники-шаманы, любимцы благодетельных божеств, с помощью которых изгоняются духи болезни из тела больного, отыскиваются унесенные души и вообще предотвращаются все козни злых духов. Поле деятельности злых духов не ограничивается только человеком: сами боги, благодетельные для человека, несвободны от посягательств злых божеств: и им приходится защищаться против них всякими средствами. Амурские инородцы часто изображают своих величайших богов (хозяев тигра и медведя) с амулетами на груди, которые их должны защищать от злых духов. Чаще всего между ними происходит открытая борьба, иногда бесконечная. Этой борьбой наполнена история всех религий. Герои ее – везде одни и те же грандиозные или грозный явления природы, олицетворенные в образы животных и человекоподобных существ: Вишна и Шива, Ормузд и Ариман, Озирис и Сет, Зевс и Тифон, Юпитер и Сатурн, Тор и Локи, Белбог и Чернобог, многочисленные аналогичные божества первобытных народов – почти тождественные представители благодетельных и губительных начал света и тьмы, дождя и засухи, жизни и смерти и т. п. За ними стояли целые сонмы меньших богов и демонов. боровшихся между собой. Тождественны также у самых различных народов часто даже образы животных, в которых облекаются представители злых существ. Достаточно упомянуть универсальный образ змея и дракона, ведущий свое начало от сходства молнии со змеем: он встречается у самых отдаленных друг от друга народов, как северо-амеpиканские индейцы (змей, поедающий яйца – гигантской благодетельной птицы), египтяне (Сет, в виде змея Апеп; собирающийся проглотить солнце), греки (Аполлон, начинающий свою карьеру борьбой с драконом) и т. д. Таким образом зрелище объективной борьбы стихий и животного мира, и субъективное ощущение благодетельности и губительности тех или других явлений природы, в связи с общим анимистическим мировоззрением, послужили тем фундаментом, на котором постепенно выросло дуалистическое мировоззрение о борьбе двух противоположных начал. Дуализм этот, результат долгой эволюции, в начале не имел никакого отношения к этическим категориям добра и зла, ограничиваясь сферами полезного и вредного для человека, светлого и мрачного, веселого и страшного, открытого и обманчивого в деятелях природы. Мало того: чертами дуализма отличаются даже сами представители того и другого начала. Достаточно немногих примеров из греческой мифологии. Отец богов. благодетельный Зевс, источник тепла и влаги – в то же время гневный. громовержец. Лучезарный Аполлон, победитель тьмы – в то же время истребитель, посылающий эпидемии и внезапную смерть. Богиня чистого ясного неба, всеобщая оплодотворительница Афина – в то же время кровожадная богиня войны. И наоборот, Гефест, типично демоническое существо, является насадителем культуры среди людей. То же мы видим во всех мифологиях европейских народов, в том числе и славянских, у которых, не смотря на наличность дуализма в лице Бело – и Чернобога, Перун – такая же двойственная фигура, как и греческий Зевс. Только постепенно дуалистические представления приобретают этический характер, и сферы деятельности обоих элементов начинают строго разграничиваться. Свое высшее выражение чистый дуализм нашел в религии Зороастра, оказавшей такое огромное влияние на все мировые религии. Здесь мы уже видим и полное разграничение сфер деятельности, и яркую этическую окраску. "В начале была пара близнецов, два духа, каждый с особым родом деятельности. Это добро и зло в мыслях, словах и делах. И в этом учении. однако, немало следов более грубых материальных представлений. и первоначальной двойственности самого родоначальника добра Ормузда, о котором в одном месте Зенд-Авесты читаем, что «как добрый, так и злой дух созданы Ормуздом». С введением христианства в Европе к старым «черным» богам язычества присоединились и все добрые боги старых мифологий, перечисленные в слуги дьявола, под знаменем которого объединялось все то. что упорно продолжало жить в двоеверии масс от старого языческого быта. С течением времени образовался настоящий тайный культ дьявола, немало обязанный препирательствам теологов и глубокому невежеству средневековья. Споры с гностическими сектами о роди дьявола, обилие сект, взаимно обвинявших друг друга в служении нечистой силе, злоупотребление эксорсизмом со стороны невежественного духовенства, появление дьявола на церковной сцене, где он вместе со своим защитником (advocatus diaboli) вел процесс с Триединым, всеобщая вера в чародейство и магию, нелепая легенда о возможности не только насильственного подчинения дьяволу в виде одержимости, но и свободного договора с ним, жестокие преследования за мнимое общение с дьяволом, наконец, тайное исполнение деревенским население языческих обрядов, исполнение, которое, вследствие своей таинственности странного смешения языческих и христианских элементов, выросло в чудовищные сказки о шабашах ведьм – все это сделало Ч. Конкретным, вездесущим и всемогущим героем средневековья. Сами теологи формально облекли его телесностью и наделили всеми атрибутами старого язычества. В XIII в Ч., как громовик в германской и славянской мифологии, является среди вихря и бурелома, прокладывая себе путь через чащу, принимая вид лошади, собаки, кошки, медведя, обезьяны, жабы, вороны, филина, быка, летающего дракона, бестелесной тени. Он охотно является и в одеянии, соблазняя женщин, то с лицом мавра в темной одежде, то в виде женщин и т.п. Особенность его телесности – отсутствие задней части тела. Христианские черты в этом изображении: нетвердое знание молитв и символов веры, грубость голоса вследствие вечного горения, боязнь креста, святой воды, молитвы, освященного воска и т.п. Что касается его деятельности, то она носит черты грубого смешения языческих с христианскими представлениями: он – творец всякого физического и морального зла, но он не гнушается и более мелкой деятельностью; он – и вор, и лекарь, изготовляет любовные напитки, насылает дурную погоду, соблазняет женщин и мужчин, принимая соблазнительные образы, готов служить всем и каждому за простое поклонение, унижается до роли шута и т.д. Его боялись все, заискивали в нем люди всех положений и профессий, начиная с папы, епископов, монахов. королей и кончая невежественными крестьянами. В течение целого ряда веков усиленно работали юристы и палачи, борясь с Ч. И предавшимися ему посредством пыток и костров. Даже реформация не могла остановить этой эпидемии. Достаточно вспомнить вождя реформации, Лютера, бросавшего в Ч. чернильницей и верившего в козни ведьм и в договоры с дьяволом. С ростом гуманизма и рационализма образ Ч. Начинает бледнеть; образованные классы перестают верить в его существование. Только в народных массах продолжает жить вера в козни Ч. И всяких его разновидностей – водяных, леших, эльфов, гномов, русалок, – но и она в значительной степени потеряла свою реальность, изредка только оживая с особой силой в исключительные моменты народных бедствий – холеры, чумы, голода и т.д. Любопытна юмористическая черточка в отношении к Ч., которого часто именуется «глупым», «придурковатым» (Dummer Teufel), легко одурачиваемым и обманчиваемым. Это не результат скептицизма, а пережиток старого языческого отношения к злым духам, которые вовсе не предполагались непременно одаренными высшими умственными способностями и с которыми можно было бороться хитростью и обманом.
В представлениях нашего народа о Ч. живо сохранились остатки индогерманской мифологии в смешении с христианскими о дьяволе. В представлениях о Ч., как о кузнеце (во многих сказках и пословицах), в эпитете «хромой» узнаем греческого бога подземного огня, ковача молний, хромого кузнеца, повредившего себе ногу при низвержении его с Олимпа Зевсом – Гефеста, и тождественного с ним германского Локи. Подобно последнему, и у нас Ч. рисуется кроме того лгуном, шутником и насмешником. Точно так же живо сохранились черты старых богов грома, туч, грозы (Зевс, Тор, Перун). Teufelskind и Donnerkind (дитя Ч. и дитя грома) – синонимы. Эпитель Ч. лукавый (буквально – изогнутый) происходит от слова лик, которым Перун бросает свои стрелы (Афанасьев). Вихри, бури и грозы – пляски и свадебные праздневства Ч.". Коли дождь иде крозь солнце, то Ч. дочку замуж виддае" (малорос. пос.). Вихрь на Украине называется «чертово висилье»; в Великороссии думают, что во время вихря Ч. с ведьмой венчается. В более старых поверьях во время грозы молниеносные духи вступали в брак с облачными женами; в грозах видели свадебные торжества и непристойные игры ведьмы с дьяволом. Связывание Ч. с образом козла (на шабашах ведьм Ч. является в виде козла) живо напоминает любимых животных Тора, которыми он утолял свой голод и из костей которых их снова воскрешал. Черти принимают вид и других животных старого животного культа – волков, псов, воронов, змей и т.д. Ч. одинаково легко превращается в великана и в карлика, пролезает в замочную скважину или пустой орех. Часто он является мельником, мелет скоро и бесплатно, но подмешивая к муке песок; еще чаще – кузнецом, превращающим на горне старух в красавиц, калек и уродов в тройных и здоровых красавцев. Ему же приписывают поднятие гор, бросание скал и камней, хранение золота и оберегание кладов. Черти захватывают маленьких детей и уносят в дебри или подземные пещеры, взрослых девиц похищают себе в жены. В связи со старыми представлениями, что болезни и смерть причиняются злыми духами, не только смерть и болезни часто отождествляются с Ч., но каждая болезнь в отдельности называется синонимом Ч.: ср. стрел – Ч. и стрелы – ревматизм, чемор – Ч. и чемер – боль в пояснице, чемерь – головокружение, черная смерть – мор и черный – эпитель Ч. (черный шут). Холера, оспа, чума часто рисуются в образе женщин или животных. Оспа ходит с клювом и пятнает человека щедринками (Великороссия). К болезни обращаются: «прости меня, оспина, прости, Афанасьевна» (Вологод. губ.). Грыжа – от грызть (злой дух грызет больного – чисто анимистическое представление). К старым языческим представлениям о Ч. присоединились и христианские, иногда странно перемешанные. Так, в Михайлов день кузнецы, заканчивая работу, ударяют трижды по наковальне молотом. чтобы закрепить наложенные на дьявола оковы (Ч. – языческой кузнец. и Ч. – дьявол, связанный в преисподней). Христианские представления создали синонимы Ч. «нечистая сила» и придали ему характер искусителя, соблазнителя, совратителя душ, сеятеля зла, но пасующего перед священными обрядами и знаками. Вот нисколько пословиц, рисующих христианское влияние. «Много в Ч. силы. да воли ему нет», «Ч. и век не пьет, а людей искушает», «Не с ветру говорится, что Ч. ладону (или правды) боится», «Как Ч. за душой тянется», «Богатому Ч. деньги кует», «Ему Ч. лыки дерет, а он лапти плетет», «Кого Ч. рогами под бока не пырял» (соединение христ. с языч. элементом). Интересно и старинное насмешливое отношение к Ч., которого в сказках любой служивый умеет обходить и надувать. Ср. Roskoff, «Geschichte des Teufels» (Лпц., 1869) и Афанасьев, «Поэтические воззрения славян на природу» (М., 1866-69, особ. т. III, гл. XXII).
Л. Штернберг.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 5 | Добавил: creditor | Теги: словарь Брокгауза и Ефрона | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close