Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
14:14
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
0рганизация бирж.
Биржевые обороты, т. е. формы и условия заключения биржевых сделок подлежат повсюду на Западе известным нормам, который вырабатываются обычаями, формулируются биржевыми властями и санкционируются правительством. Биржевые сделки заключаются главным образом через посредников, маклеров и комиссионеров. Сами цены товаров и курс бумаг, как общий итог заключенных сделок, определяются биржевыми органами. Собрания на Б. происходят ежедневно, за исключением воскресных и праздничных дней, согласно с требованиями особых биржевых уставов. Последние заключают в себе постановления о лицах, имеющих свободный доступ на биржу, о времени (часе) и месте собраний и заключения сделок, и т. д. Доступ в биржевое собрание, так назыв. биржевая правоспособность предоставлена по общему правилу всем ничем незапятнанным дееспособным лицам; исключаются женщины и несостоятельные должники. Доступ на лонд. фондовую Б. открыт Только лицам, принятым комитетом (committee for General purposes) в число членов биржевого общества, которое состоит из маклеров (brokers) и торговцев (jobbers, dealers); членский взнос составляет 21 ф. ст. Везде почти за право посещения Б. взимается известный сбор и притом, сбор этот взимается или за известный период времени, как в Берлине, Франкфурте на Майне, Вене, или за посещение в течение известного промежутка времени, определение которого предоставлено самому посетителю, или же сбором облагается каждое отдельное помещение, как это имело место в Париже. Здесь сборов за вход (tourniquets) в 1861 г. ожидалось по смете 750000 фр., но в ноябре того же года сборы эти были отменены. Биржевым временем считаются за немногими исключениями первые послеобеденные часы. Начало и конец собрания возвещается звонком. В некоторых местах находятся так назыв. подпольные, т. е. неофициальные биржи, возникновение которых объясняется слишком стеснительными ограничениями, именно установлением известных пределов для биржевого времени. В некоторых местах старались уничтожить нелегальные биржи, именно – в Париже, но эти старания не всегда достигали цели. В 1869 г. образовалась и у нас. в Петербурге негласная Б., основавшаяся в отеле Демут и приобретшая впоследствии под именем Демутовской Б. весьма плачевную известность. Здесь по утрам шла отчаянная и безденежная (in blanco) игра бумагами. Одно время Демутовцы держали в своих руках судьбу не только частных предприятий, но участь государственных бумаг, и ими то в значительной степени вызван был знаменитый биржевой крах 1869 года. Воскресным и вечерним биржам, которые тоже очень легко возникают, в Вене сначала не мешали. Но 26 сентября 1872 года участие в таких собраниях было строго запрещено под страхом немедленного лишения биржевого билета, а законом и апр. 1875 г. Там собрания были совсем запрещены. В Берлине долгое время существовала воскресная Б. под названием: «der Privatverkher», но в последнее время она закрыта вмешательством полиции. В Праге существует для этой же цели так называемая «Kaufmannische Ressource». На языке парижской фондовой Б. паркетом (Parket, тоже corbeille, корзина; в Вене «Der Schranken») называется внутренняя часть Б., назначенная исключительно для вексельных агентов и маклеров, и где глашатай (crieur) громогласно объявляет предложенные к продаже бумаги. В переносном смысле паркетом называется корпорация биржевых агентов, тогда как неофициальные посредники носят кличку «кулис», а если они являются второстепенными посредниками, собирая заказы для паркета, то называются «ремизьерами». На русских Б. нет громогласности при совершении сделок. нет ни паркета, ни глашатая. Сделки совершаются на ухо и потому непривычному посетителю ориентироваться. в положении рынка чрезвычайно трудно. Что касается организации и устройства Б., то в этом отношении можно различать две главные категории. К одной категории относятся Б., посетители которых составляют признанное законом общество, имеющее право избирать из своей среды административных и исполнительных органов, таковы Б. в Лондоне, Берлине и проч. К другой категории относятся Б., управление которых вверяется особому бюро, избираемому маклерами и утверждаемому правительством; на таких биржах посетители составляют публику, не принимающую никакого участия в администрации биржевых дел. Такова парижская Б., управляемая синдикальной камерой, состоящей из синдика и его помощников. Организация Б. первой категории является более удовлетворительной, как по отношению к чисто торговым операциям, так и по отношению к возможности большего ограничения биржевых спекуляций и игры бумагами. Русские Б. не имеют единообразной организации, нет у нас и полного, общего для всех Б. законодательства, а каждая из них управляется на основании особого устава (уставы главнейших Б. приложены к Торговому Уставу, т. XI, ч. 2, Св. Зак.). По своей организации некоторые из наших Б. могут быть отнесены ко второй из указанных категорий, остальные – к первой. Именно, управление Спб. Б. (до 1876 г.) и устроенных по ее образцу Рыбинской, Нижегородской (ярмарочной), Иркутской вверяется биржевому комитету, состоящему из председателя и трех членов. избираемых биржевым купечеством 1-й гильдии; в состав комитета входит и гофмаклер; посещающие же Б. торговцы, имеющие право производить торговые дела (вход же на Б. никому не воспрещается) не составляют отдельного биржевого общества. В 1875 г. изданы временные правила, которыми устройство Спб. Б. подводится к системе биржевого общества. Именно, главное заведование делами Б. вверяется собрание гласных, представляющему собою все биржевое общество. Для избрания гласных, на первое время в числе 80 (может быть увеличено до 150), биржевое купечество разделяется на разряды, из коих каждый и избирает положенное число гласных. Собрание гласных дает общие указания относительно управления биржевыми дедами, а исполнительным и распорядительным органом служит биржевой комитет, состоящий из председателя, биржевых старшин и гоф-маклера. Но существа дела временные правила 1875 г. не изменили, так как в гласные могут быть избраны только купцы 1-й гильдии, да и характер прав и обязанностей биржевого комитета мало изменился. При всех остальных наших биржах торгующее при Б. купечество, как первой, так и второй гильдии, образует биржевое общество, которое избирает биржевой комитет, как постоянный свой орган, представляющий обществу отчет. Состав комитета и способы его избрания на различных Б. различны. Биржевые комитеты вообще состоят в ведении департамента торговли и мануфактур. Расходы на содержание Б. покрываются из сборов за вход и разных штрафных денег; если этих источников оказывается недостаточно, то дефицит покрывается сбором со всего местного купечества, иногда при субсидии от города или казны.
Б. менее значительных торговых пунктов в общем стоят в зависимости от крупных торговых центров и если они и проявляют признаки самостоятельности, то только относительно таких товаров и ценных бумаг, которые слабо или совсем не котируются на больших биржах. Иногда даже курсы главных Б. имеют для отдельных товаров и бумаг значение лишь местное; но вексельные курсы равно как курсы на золото и важнейшие государственные бумаги, установленные на одной бирже, действует и на другие. Особенно, благодаря телеграфу и арбитражу, возникли весьма тесные отношения между Б., так что курсы различных Б. Различествуют только в мелочах. Вследствие участия бирж в финансовых операциях государств, значение их очень возросло и «настроение» Б., «слабое» или «твердое», стало служить масштабом, хотя не всегда безукоризненным, для определения кредитоспособности государств и прочности политического положения.
Литература.
R. Ehrenberg, «Makler, Ноsteliers und Borse in Brugge von XIII – XVI Jahrh.» («Zeit» fiir das gesammte Handelsrecht", т. XV, 1885); Cohn, «Die Borse und die Spekulatlon» (Берлин, 1868); Kautsch, «Allgemeines Borsenbuch» (Штутгарт, 1874): E. Struck «Die Effektenborse. Eine Vergleichung deutscher und engl. Zustande» (Лейпциг, 1881); Thol, «DerVerkehr mit Staatspapieren» (Геттинген, 1835); «О. Swoboda, „Die kaufmannische Arbitrage“ (7 изд., Берлин, 1889 – сведения об обычаях фондовых бирж в различных странах); Sonndorfer, „Die Technik des Weitbandels“ (Вена, 1889 – между прочим сведения об обычаях товарных бирж, в особенности по отношетюк хлебу и муке, спирте, коже, сахаре и хлопке); R. Ehrenberg, „Die Fondsspekulation und die Gesetzgebung“ (Берлин, 1883); M. Wirth, „Geschichte der Handelskrisen“ (3 изд., Франкфурта наМ» 1883; русск, пер. E. Конради, Спб., 1877); Oechihauser, «Die wirthschaftliche Krisis» (Берлин, 1875); E. Struck, «Zur Geschichte der pariser Borsenkrisis von Januar 1882» («Jahrb. Fur Gesetzgeb. und Verwaltungsl»(Лeйпц., 18З);Gareis, «Die Klarbarkeit der Differenzgescbafte» (Берлин. 1882); «Zeitschrift fur das gesammte Handelsrecht» (Штутгарт, издается Гольдшмитом с 1858 г.; здесь богатое собрание биржевых уставов, обычаев и законодательных определений по биржевым вопросам в Германии и др. странах); Proudhon, «Manuel qu speculateuralabourse»(3 изд., Париж, 1857; нем. перевод, Ганновер, 1857); Guillard, «Les operations de bourse» (2 изд., Париж, 1877); Courtois fils, «Des operations de bourse» (10 изд.. Париж, 1888); "О. Haupt, «Arbitrages et parites» (Париж, 1887); Courtois fils, «Defense de l'agiotage» (4 изд.,. Париж, 1882); Aycard, «Histoire du Credit mobilier 1852 – 67» (Париж, 1867); К. E. Melsheimer and W. Laurence, «The law and customs of the London Stock Exchange» (Лондон, 1879); В. Безобразов. «Биржевые операции» (М., 1856; из № 17 и 18 «Русского Вестника»); А. Дмитриев, «Биржа, биржевые операции и биржевые посредники» (Спб., 1863); К. Малышев, «О биржевых фондовых сделках на срок» («Журн. гражд. и торг. права», 1871 г., кн. 3); К. Гаттенбергер, «Законодательство и биржевая спекуляция» (Харьков, 1872); А. Тигранов, «Биржа, биржевая спекуляция и положительные законодательства» (Спб., 1879); А. Ниселович, «О биржах, биржевых установлениях и мерах ограничения биржевой игры» (Спб., 1879); К. Новицкий, «Сборник биржевых узаконений и уставов бирж Российской империи, с пояснительными приложениями и статьями о наказаниях» (С. Петерб., 1877); «Московская биржа 1839 – 1889» (Москва, 1889); Г. Немиров, «Очерк истории С. петербургской биржи в связи с историей Спб., как торгового порта» (вып. 1 – 11, Спб., 1888 – 89).
Бирон
Бирон – Эрнест Иоганн Б. – второй сын Карла Б., род. в 1690 г., в отцовском имении, Каленцеем; для получения образования, единственный из всех братьев, Б. послан в лучший тогдашний университет в Кенигсберге, но, не кончив там курса, вернулся в Курляндию. Что делал он до 1718г., когда получил, благодаря стараниям одного влиятельного курляндского дворянина Кейзерлинга, какую-то должность при дворе Анны Иоанновны, с точностью не установлено. Есть известия, что он являлся в Россию с не осуществившимся желанием поступить в камер-юнкеры при дворе супруги царевича Алексея Петровича, что – занимался в Митаве педагогией, в Риге служил по распивочной части и т. д. Состоя, вероятно, секретарем при дворе Анны Иоанновны, Б. захотел пользоваться тем же значением у герцогини, каким пользовался один из видных представителей ее штата, Петр Михайлович БестужевРюмин, с сыновьями Михаилом и Алексеем, и прибег для этой цели к обычному при всех дворах тогдашнего времени средству – к «подкопам», клевете; но результатом его происков было удаление от двора, попасть к которому вторично ему удалось только в 1724 г., благодаря покровительству того же Кейзерлинга, и с этого года Б. неотлучно оставался при особе Анны Иоанновны до самой ее смерти. С того же года он становится все более и более необходимым человеком и в придворном управлении, и в семейном быту герцогини, так что она решилась отступить в Митаве же от исполнения тайных кондиций – не брать с собой Б. С переездом в Россию начинается для Б. счастливая эпоха, доставившая богатство и славу, как ему, так и всему его роду. В 1730 году 24 апреля он получает должность обер-камергера, которая, хотя назначалась нередко не за заслуги и не сопровождалась особенным повышением в служебной иерархии, тем не менее, отнесенная ко второму классу гражданской службы, сразу доставила Б. звание, поставившее его выше сенаторов. В том же году он был награжден Александровской и Андреевской лентами и возведен императором Карлом VI в графское достоинство римской империи (12 августа). Новою наградою, выпавшею на долю Б. и его рода от милостивой императрицы, было возведение его в звание владетельного курляндского герцога. В 1737 г. умер Фердинанд, последний представитель дома Кетлеров, бездетным. Польша, основываясь на условиях гродненского сейма 1589 г., требовала присоединения Курляндии к своим владениям. Между тем еще Петр Великий, видя довольно независимое от Польши положение Курляндии, захотел распространить на нее сферу своего влияния. Выдавая замуж свою племянницу Анну Иоанновну за курляндского герцога Фридриха Вильгельма, он заключил с герцогом договор, по которому тот обязался, что герцогиня, в случае ее вдовства, будет получать ежегодно содержания по 40000 руб. Но плохие финансы Курляндии не позволяли преемнику Фридриха Вильгельма, умершего на другой же год после женитьбы (1711), выполнять это условие. Тогда Петр устроил новую сделку: потребовал 28 коронных имений в обеспечение правильного платежа указанной суммы, поручив управлять этими имениями Петру Бестужеву. Отдаваемые в аренду имения приносили значительный доход России, а пребывание там управляющего давало возможность следить за положением дел в Курляндии и оказывать свое влияние. В правление Екатерины и оно было уже на столько велико, что А. Д. Меньшиков пытался стать герцогом курляндским. Но тогда было сильно и западное влияние, клонившееся к признанию зависимости Курляндии от Польши. Вероятно, воспоминания о прежней зависимости, религиозные опасения и слабое вмешательство западных государств (австрийского и прусского), были причиною того, что объявление в Курляндии герцогом Б. (правда, в то время, когда там стояла наготове русская армия), не возбудило открытого протеста, и таким образом состоялся задуманный Петром план полного вмешательства в дела Курляндии. По случаю заключения Белградского мира, герцог Б. получает последнюю награду от императрицы 500000 р. (14 февраля 1740), вложенные в золотой бокал, осыпанный бриллиантами. Вскоре после празднования этого мира, императрица захворала и весьма опасно. Б. уже на столько привык к власти, что стал мечтать об удержании ее и после смерти Анны Иоанновны. Обстоятельства того времени не были неблагоприятны для осуществления намерения Б. Анна Иоанновна объявила наследником престола после себя Иоанна Антоновича, только что родившегося от брака Анны Леопольдовны с Антоном Брауншвейгским. Ближайшими опекунами новорожденного императора должны были быть его родители. Но неумный Антон и бездеятельная и беспечная Анна Леопольдовна представляли очень плохой залог благоденствия России под их управлением. Императрица хорошо сознавала это и потому медлила назначением регента. Б., которому приходилось опасаться отстранения от управления по смерти государыни, и решил воспользоваться этими обстоятельствами; когда окончательно убедился, что болезнь Анны Иоанновны должна иметь смертельный исход. При помощи придворной партии и ее главных представителей: Миниха, А. П. Бестужева-Рюмина, Черкасского, Головина, Остермана и др. ему удалось склонить императрицу за день до смерти подписать указ, которым он назначался регентом до совершеннолетия принца Иоанна Антоновича. Но недолго пришлось Б. держать в своих руках верховную власть. В ночь с 8 на 9 ноября Миних, с согласия принцессы Анны Леопольдовны, арестовал Б., ближайших его родственников и приверженцев. На другой день Б. с семейством отвезен в Шлиссельбург, там низвергнутый регент Б. предан суду и 18 апреля 1741 г. обнародован манифест «о винах бывшего герцога курляндскаго», из которых наибольшими были признаны: отсутствие в Б. религиозности, насильственный захват обманом регентства, намерение удалить из России императорскую фамилию с целью утвердить престол за собой и своим потомством, небрежение о здоровье государыни, «малослыханные жестокости», водворение немцев, усиление шпионства и друг.
Столь тяжелые «вины» дали возможность комиссии по делу Б., окончившей занятия через пять месяцев, присудить его к четвертованию. Но Анна Леопольдовна смягчила этот приговор, повелев лишить его чинов, знаков отличия, всего имущества и с семейством сослать в городок Пелым, близ слиянии двух рек Пелыми и Тавды (ныне слобода Тобольской губ., туринского у.), на расстоянии около 3000 верст от Петербурга. 13 июня 1741 г. офицеры измайловского полка Викентьев и Дурново повезли Б. и его семейство, под конвоем, из Шлиссельбурга. Они ехали тихо, с частыми и продолжительными роздыхами и прибыли в Пелым лишь с начале ноября.
Здесь для Б. был построен, по плану Миниха, особый дом, который, впрочем, скоро сгорел и Б. был помещен в доме воеводы. На содержание ссыльных назначалось более 5000 р. в год, для услуг их были приставлены два лакея и две женщины. Такой быстрый и внезапный переход от могущества и неограниченного самоуправства к ничтожеству и забвению тяжело отозвался на характере Б. и его физическом здоровье: он сделался мрачным и задумчивым, впал в тяжкое уныние и, страдая физически, стал готовиться к смерти. Начало следующего года (1742) доставило Б. некоторое утешение в его душевных страданиях и породило надежду на облегчение их, так как тогда вступила на престол Елисавета Петровна, которой он оказал, во времена своего могущества, несколько услуг. Императрица, действительно, вспомнила об опальном герцоге и перевела его в Ярославль. Хотя прежние тяжелые условия его жизни здесь и были несколько облегчены, но тем не менее и новая обстановка не повлияла его угнетенного морального состояния, еще осложненного постоянным нездоровьем, сюда присоединились еще вечные ссоры с приставленным к нему офицером Дурново, перешедшие потом в явную вражду, и бегство и переход в православие его дочери. Такая жизнь продолжалась для Б. вплоть до вступления на престол Петра III. Великодушный император, явивший свою милость едва ли не ко всем лицам, пострадавшим в предыдущие два царствования, даровал свободу и Б., призвал его в С.-Петербург, возвратил ордена и знаки отличия, но не исполнил его просьбы вернуть Курляндское герцогство, так как имел в виду возвести в звание курляндского герцога своего дядю, голштинского принца Георга. Но ни этому намерению, ни другим его начинаниям в немецком духе осуществиться не пришлось. Императрица Екатерина II отдала Б. герцогство (22 авг. 1762) и отпустила его в Курляндию (23 авг.). 7 лет правил Б. Курляндией и в исходе 1769 года передал управление своему сыну Петру. В 1772 году 17 декабря Б. умер в Митаве, имея 82 года от роду.
Время правления Бирона заклеймено в истории именем «Бироновщины». Почти все современники Бирона и большинство позднейших историков считали и считают время правления Анны Иоанновны, вследствие господства Бирона, самым бедственным временем для Русского государства. Несомненно, конечно, что личность Б., при его жестоком и надменном характере, разнузданном монаршим благоволением, не могла не возбудить к себе ненависти придворных, которым приходилось преклоняться и трепетать перед всесильным фаворитом. Тяжело, конечно, было русским боярам, роды которых терялись в глубокой древности, сносить надменную волю «выскочки иностранца» (как тогда называли Б.), нередко оскорблявшего даже в лучшем их чувстве – любви ко всему родному. Тяжела была для них и борьба с его все более и более возраставшим влиянием у императрицы, а после казни Артемия Волынского и невозможна. Но тем сильнее росла ненависть к Б., перешедшая затем в отвращение, которое, однако, нужно было тщательно скрывать: всякое неосторожное проявление даже малейшего недовольства возбуждало со стороны Б. жестокое преследование, начинавшееся нередко по одному подозрению или наговору. Простой народ, еще не успевший оправиться от Петровских войн, должен был напрягать последние силы для новых войн и походов, повод и цель которых для него были совершенно непонятны; с трудом выплачивая прямые подати и налоги, он теперь был привлечен еще к уплате недоимок, взыскание которых, производившееся с обычною в тогдашнее время жестокостью, привели к раззорении целые уезды, ложась своею непомерною тяжестью и на владельцев крестьян, и на областное начальство. Присоединившиеся сюда голод и мор и ужасное «слово и дело» еще более увеличивали народные бедствия. Все это, конечно, не могло способствовать установлению добрых отношений между правительством и народом. Последний очень скоро стал ненавидеть в лице его главного представителя Б., виновника всех бедствий, ниспосланных на Русское государство за измену православию. Редкое царствование и до этого времени, и после не сопровождалось более или менее сильными народными бедствиями, но настоящие бедствия, как исходящие от «еретиков», делались еще тяжелее, еще несноснее. Едва узнал этот народ об аресте Б., как стал предаваться самой восторженной радости, точно он вступал в новую, светлую и счастливую жизнь. Всего этого современникам, конечно, было достаточно, чтобы составить себе самое мрачное представление о царствовании Анны Иоанновны, но потомкам едва ли следует забывать, что правительство Б. предприняло немало мер и забот, весьма благодетельных для России, по отношению к военному сословию, к дворянству, образованию недорослей, городскому благоустройству, судопроизводству и т. д. Нельзя не признать и того, что и. войны: с Польшей и Турцией и союз с Австрией находят себе историческое объяснение, более правдоподобное, чем то, которое основывается исключительно на личных видах Б., и что жестокость, царившая при Анне Иоанновне, не была так беспримерна, как ее изображают.
Бируни
Бируни Аль (Birouni Al) Абу Раихан Мохаммед бен Ахмед – знаменитый магометанский космограф, родился в 962 году, ум. в 1048 году. Кроме астрономии, физики и математики, Альбируни занимался также хронологией восточных народов, а в особенности индийских. Исторические рассказы, легенды, описания нравов и обычаев, имеющиеся у него, при этом, составляют неисчерпаемый источник материалов для истории Востока. Большинство произведений Бируни написаны на арабском яз., но есть также и персидские, a « Kittab attafhim» Бируни написан на обоих языках. Европейские библиотеки имеют некоторые из главнейших произведений этого автора. Э. Захау (Sachan) издал Б. «Chronologie orientalischer Volker» (Лейпц., 1878) и «Albirouni's India» (Лонд., 1887).
Бирюза
Бирюза или Каллаит – голубой или реже ярко-медянково-зеленый минерал, являющийся в виде плотных, аморфных, почковидных или сталактитовых. натечных масс, в жилах, в крапинах и гальках. Аморфный на вид минерал. по исследованиям Бюккинга, состоит из мельчайших двупреломляющих пластинок. Не прозрачен, обладает раковистым и неровным изломом, твердостью – 6, уд. в. в 2,62 до 2,81 Химический состав сложный: Аl2(Р04)2+Al2(НО)6 +2Н2O с примесью фосфорнокислых солей меди и железа; состав соответствует прибл. 47% глинозема, 32% фосфорной кислоты и 21% воды, представляя иногда довольно значительные колебания, особенно в зеленых разностях. При прокаливании чернеет, с бурой или фосфорной солью дает реакции на медь и железо, пламя окрашивает в зеленый цвет, перед паяльной трубкой не плавится, в кислотах растворяется. Хорошие разности Б., употребляемые на украшения в качестве драгоценного камня, обыкновенно называют восточной Б. Главным месторождением следует считать Мааданское около города Нишапура к северо-западу от Герата в Персии; Б. образует здесь тонкую жилу в трахитовой брекчии. Проф. Романовским открыто еще другое среднеазиатское месторождение Кураминское ок. Ходжента, а Обручевым описано третье, Ибрагиматинское, в 50 в. от Самарканда по большой караванной дороге, идущей в Карнии, открытое одним сартом. Кроме того Б. известна в долине Мегара на Синае (в порфире и в сопровождении бурого железняка), в Египте, а малочисленные разности – также в Новой Мексике (в трахите гор Цериллос), в Неваде, Аризоне («Turquois Mountains»), в Силезии (иордансмюль), в Саксонии (Ольсниц). Благодаря своему красивому цвету, Б., не смотря на незначительную твердость, считается драгоценным камнем; называется она на иностр. языках – Turkis, Turquoise. Б. получается также искусственно через уплотнение осажденной фосфорно-глиноземной соли содержащей медь (фосфорнокислой соли меди Б. и обязана своим красивым цветом); под названием Б. продают также ископаемые кости и зубы, фосфорнокислыми солями меди и железа окрашенные в синий цвет; это так назыв. «костяная бирюза», или «одонтолит». В Оренбургской губ. на Урале, в Киргизских степях, во Франции, Германии, Швейцарии нередко встречается такая костяная Б., отличающаяся от каменной остатками структуры костей, меньшей твердостью, более легким весом, растворимостью в едком калии пригорелым запахом, издаваемом ею при нагревании.
Бисквит
Бисквит (французское biscuit, от итальянского biscotto, т. е. печенный дважды) – означает легкое печение, которого тесто составляется главным образом из муки, яиц и сахара. Вкуснее всех – так называемые английские бисквиты (называемые иногда морскими сухарями), или кекс (cakes), первоначально производившиеся в Англии, а теперь фабрикуемые во всех странах. Они изящны по виду, питательны, легко перевариваемы, очень вкусны, хорошо сохраняются, почему особенно удобны во время путешествий. Кроме того, они делаются разного состава для разных целей, как напр. для детей, для больных, для шоколада, кофе, мороженного, для морских путешествий.
Битумы
Битумы или битюминозные вещества – сборное название для встречающихся в ископаемом состоянии, жидких и твердых углеводородов, иногда в смеси с смолистыми или углистыми веществами. Сюда относятся: асфальт, отокерит, нефть и т. п. Бичер-Стоу (Гарриэт Beecher-Stowe), дочь Лимана Бичера – американская писательница, род. 14 июня 1812 г. в Лихтфильде (Коннектикут), долгое время была учительницей в основанной ее сестрой школе для девочек и в 1836 вышла замуж за Стоу, профес. богословия в Андовере (Массачусетс). В своих литературных произведениях она выступила горячей защитницей женского образования и уничтожения рабовладельчества. Ее роман «Хижина дяди Тома» (1852) явился как бы новым откровением. Не смотря на слабость в его художественном отношении, он в первом же году разошелся в Америке в 350000, а в общем в 600000 экземпл., выдержал 35 изданий в Англии и был переведен на 20 иностранных языков. Не мало читателей он нашел себе также у нас в России, где появление его совпало с кануном великой эпохи освобождения крестьян. В ответ на проклятия и обвинения, посыпавшиеся на Бичер Стоу за эту горячую проповедь освобождения негров со стороны рабовладельцев и их друзей, она выпустила в свет «Ключ»(«Key to Uncle Tom's Cabin»), в котором ясно доказала, что сюжет для романа прямо взят ею из жизни, часто даже до мельчайших подробностей. Другие ее произведения далеко уступают этому роману даже с художественной стороны. К ним принадлежат: «The mayflower» (1843, 21 вып., Бостон 1882); «Sunny memories of foreign lands» (Бостон, 1854, 2 т. ); «Dred» (Вост., 1856); «The mini sters wooing» (Вост., 1859); «Sam-Lawson's fireside stories» (там же, 1871); «My wife and I» (там же, 1872); «Old town folks» (7 вып., там же, 1871); «Palmetto leaves» (там же, 1873); «Footsteps of the master» (там же, 1876); «A dog's mission» (там же, 1881). Стихотворения Б. написаны преимущественно на религиозные темы. В 1869 она напечатала в одном американском журнале статью "The true story of lady Byron's Life (истинная история жизни жены Байрона), в котором возвела на великого поэта обвинение в прелюбодейном сожительстве со сводной сестрой. Статья вызвала всеобщее негодование в Америке и Европе, и хотя Б. попыталась оправдаться и подтвердить обвинение новыми фактами в книге «Lady Byron vindicated» (Бостон, 1869), но ей никто не поверил и вся эта история может быть объяснена только пуританской нетерпимостью среды, в которой Б. жила со времени своего замужества.
Блаватская
Блаватская (Елена Петровна, ур. Ган) – писательница и спиритка, род. в 1831 г. в Екатеринославле. После неудачного замужества с 60 летним бароном Б., 17 летняя Б., покинув мужа, предприняла ряд полных приключений путешествий по Зап. Европе, Сирии и Египту, Сев. Америке, Индии и Центральной Азии. Свои путевые впечатления и наблюдения она описывала во многих журнальных статьях, отличающихся необыкновенным богатством фантазии и необычайностью приключений (в «Русском Вестнике» под псевдонимом Рад да-Бай). Обладая эксцентричным характером, Б. увлеклась мистическими учениями Востока и в 1875 вместе с англ. полковником Олькотом основала «теософическое общество», которое имеет целью: 1) образовать ядро всечеловеческого братства без различия пола, национальностей и религии; 2) изучать все философ, и религиозн. учения, особенно Востока и древности, чтобы доказать, что во всех их скрыта одна и таже истина; 3) изучать необъяснимое в природе и развивать сверхчувственные силы человека. Для распространения своих идей Б. издавала с 1887 журналы в Лондоне: «Lucifer, the Lightbringer» при содействии Анны Безант и в Париже «La revue theosophique» и «Lotus bleu». Отдельно издала еще «lsis unveiled», «The secret doctrine, the synthesis of Science, Religion and Philosophy» и «The key to theosophy». До своей смерти (26 апр. 1891) Б. оставалась президентом теософич. общества и среди своих немногочисленных почитателей и почитательниц пользовалась авторитетом высшего избранного для необычайных откровений существа. В сочин., как и в жизни Б., трудно провести границу, где кончается сознательный или бессознательный обман и самообман и начинаются искреннее увлечете мистикой или простое шарлатанство.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 11 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close