Главная » Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
12:31
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Аквитания
Аквитания – часть старой Галлии, ограниченная Гаронной и Пиренеями и заселенная иберийскими племенами. Когда Август разделил Галлию на 4 части, к А. была присоединена также область, лежащая между Гаронной и Луарой. В 412 г. А. покорена вестготами, у которых отнята Хлодвигом, королем франков, после битвы при Пуатье, в 507 г.; при позднейших потомках меровингов, герцогам А. удалось добиться независимости, но не надолго: Пипин, в качестве мажордома короля Хильдерика III, подчинил себе герцога Гунольда, а позднее, будучи королем, также и его сына Вайфара, возмутившегося против него. После того А. еще раз перешла к Гунольду и была вновь завоевана Карлом Великим (в 769 г.), который образовал из нее королевство для своего сына, Людовика Благочестивого; последний передал ее в свою очередь своему сыну Пипину (817). По договору 843 г. она, вместе с остальной Францией, досталась Карлу Лысому. Во время царствования слабой каролингской династии герцоги А. достигли почти полной независимости, которую сохранили и при Капетингах. В 1137 году Людовик VII, женившись на Элеоноре, наследнице А., присоединил последнюю к своей короне; когда же он разошелся с женой. А., вместе с рукой Элеоноры, досталась Генриху II английскому (1153). После многочисленных и продолжительных войн, возникших между французским и английским королями из-за обладания А., Карлу VII удалось наконец присоединить ее окончательно к Франции. В это время она уже называлась Пенью. Южная часть А., составлявшая отдельное герцогство, еще ранее получила название Васконии, из которого образовалось впоследствии Гасконь. Ср. Мабиль «Le royaume d'Aquitaine et ses marches sous les Carlovingiens» (Тулуза, 1870).
Аккад
Аккад – местность, упоминаемая единственный раз в Библии (Бытия Х, 10), как одно из первоначальных владений основателя вавилонского царства, Нимрода. Комментаторы Библии приняли А. за имя города и затруднялись точным определением его местоположения. LXX читали Arcad; Ефрем сирийский читал Акар; Абулфарадж, Иероним и халдейские переводчики понимают под А. город Низибис в южн. Мессопотамии. Clericus отождествляет А. с городом Saccada, упоминаемым у Птоломея (6, I) и находившимся значительно севернее, за верхнею Цабою, на Тигре. Талмуд (Иома 10 а) объясняет А. другим не совсем ясным именем Башкар или Кашкар (упоминаемым также в тр. Шаб. 139а). Новейшие раскопки в развалинах древней Ассирии внесли больше света в это темное слово. Из летописей трех ассирийских царей Тиглат Фаласара I, Салманасара III и Санхерива видно, что именем А. обозначалась целая страна в южн. Мессопотамии, населенная особым культурным народом, говорившим на особом аккадском языке. Это именно та страна, где лежал город Вавилон. См. об аккадском народе и языке: Вармундта, "Babyionierthum etc. ";Гоммеля, «Assyrische Alterthumer»; Фр. Ленорман, «Manuel d'histoire de l'orient etc.».
Акклиматизация
Акклиматизация. Распределение живых существ на поверхности земли зависит, кроме других причин, главным образом от климата. Каждой климатической полосе соответствуют особые типы людей и формы животного и растительного царства, Определением и ограничением животных и растительных климатических групп, которые можно рассматривать как одно целое, занимается география растительного и животного царства; но границы этих полос не обозначены резко и они не одни и те же для всех животных и растений, принадлежащих известной местности. У каждого вида (species) – свой отдельный закон распространения. Между тем, как одни из них встречаются только в очень узких границах и никогда не переходят их, – другие распространяются на очень значительные пространства. С самых древних времен человек чувствовал потребность завоевывать для себя новые места жительства в других климатах и поселять там животных и растения, которые могли ему быть в чем-нибудь полезными, и которые первоначально этому климату не принадлежали. Это приспособление к другому климату и называют акклиматизациею, которая может иметь место только после известной борьбы, и при которой обнаруживается различие между отдельными расами и видами касательно легкости, с какою происходит приноровление к новому климату. Чем обширнее первоначальный круг распространения данного вида, тем легче эта борьба, тем незначительнее вызываемые ею акклиматизационные болезни, от которых всегда гибнет известный процент пришельцев. Чем менее резки переходы при переселении, тем незаметнее проходить акклиматизационный период. Далее не подлежит сомнению, что измененные условий жизни производят некоторые изменения в самых акклиматизованных видах. Так замечено, что переселившиеся в северную Америку европейцы в следующих поколениях приобретают жесткие волосы, тонкую, длинную шею, худощавое телосложение и делаются настоящими янки; что домашние животные претерпевают изменения, особенно относительно постановки ушей, качества и цвета волос – это особенно заметно на шерсти овец; что голос изменяется, как это показывает лай собак, пение птиц и т.п. Часто переселение оказывает также влияние и на размеры тела, как и вообще замечено, что виды на границе их круга распространения меньше и мельче, чем в его центре.
В противоположность к принятому прежде предположению, что человек обладает наибольшею способностью к акклиматизации, новейшие статистические исследования (в особенности Будена) доказали, что и отдельные человеческие расы тоже ограничены известным климатом, и что они в других гибнут неизбежно по прошествии известного ряда поколений. Так, принадлежащие к белой расе европейцы не переносят, как земледельцы или скотоводы, даже североафриканского климата. Можно принять за правило, что человек переносить легче акклиматизацию из более теплого климата в более холодный, чем наоборот, но что и эта акклиматизация имеет известные границы, – напр. негры вымирают на севере так же неизбежно, как европейцы на юге. Только евреи составляют особенное племя, которое везде акклиматизуется. Напротив, люди, происходящие от помеси пришельцев с местным населением, по крайней мере в некоторых странах (Мексика, Бразилия) сохраняются весьма хорошо; конечно, это обусловливается существованием в данной стране готовой, прирожденной человеческой расы.
Не подлежит сомнению, что для домашних животных имеет силу тот же закон более легкого приспособления к более холодному климату, что и для отдельных человеческих рас. Однако же животные, переселенные из более теплого в более холодный климат, могут, правда, там существовать, но сохраняются только при помощи человека. Только местности, климат которых сходен с первоначальным, способствуют сохранению переселенных туда домашних животных без помощи человека, как это напр. имеет место в южноамериканских пампасах с лошадями и рогатым скотом. Как в наружности, так и в обычаях акклиматизованных животных А. ведет за собою перемены, которые часто происходят только постепенно. Нубийский гусь на своей родине высиживает яйца около нового года; будучи же переселен в Европу, он в первом году выбирает тоже время, но затем, применяясь ко времени года, все опаздывает, пока наконец не начнет высиживать их, как наши гуси, в апреле. Точно также австралийский черный лебедь проходит постепенно все шесть месяцев, чтобы перенести время, когда он кладет яйца, из весны антиподов в весну нашей половины земного шара. Вместе с человеком и домашними животными переселяется и акклиматизуется множество животных, существующих главным образом на счет человеческого обзаведения, как то: мыши, крысы и всевозможные паразиты. Но вообще завоевания, сделанные человеком над животным царством, оказываются сравнительно еще весьма незначительными, так как во всей Европе существует не более пятидесяти видов домашних животных, из которых только четыре (в том числе индейский петух) происходят из других частей света, между тем, как все остальные принадлежат к полосе, лежащей вокруг Средиземного моря и к среднеазиатским плоскогорьям.
Относительно полудиких и диких зверей, которых переселяют с тем, чтобы они сохранились собственными усилиями, без непосредственной помощи человека, следует руководиться теми же законами; вообще акклиматизации этого рода бывали удачны только из Европы в другие части света, но не в обратном направлении, напр. воробьев в северную Америку, лососей в Австралию. Но и о них можно сказать, как о домашних животных, что в большинстве случаев Европа имеет то преимущество, что принадлежащие ей виды побеждают в борьбе за существование внеевропейские на их собственной почве; тоже следует сказать вообще и о диких растениях: число растений, переселенных из Европы в Америку и Австралию и распространившихся там, гораздо больше числа растении, перенесенных в Европу из новых частей света.
Результаты растений гораздо значительнее результатов животных; стоит только вспомнить о картофеле, табаке, коже и хлопчатой бумаге. Кроме того, количество видов полезных растении значительно больше количества видов полезных животных, которых большинство враждебно и вредно человеческому хозяйству.
В новейшее время основаны во многих странах общества для а., которые стараются разъяснить дело научно и подвинуть его вперед посредством практических опытов, в особенности посредством так называемых акклиматизационных садов. Однако, не смотря на систематические попытки, не следует слишком рассчитывать на введение новых видов полезных животных, частью потому, что число животных, которыми в других странах пользуются как домашними, также весьма ограничено, частью потому, что наши домашние животные имеют перед большинством иностранных видов те же преимущества, которые имеют наши культурные растения перед такими же растениями тех стран. Кроме того, в эти стремления закрались некоторые преувеличения. Если напр. нам предлагают ввести в Европу страуса, казуара, верблюда и ламу и заботиться об их сохранении и разведении, то можно спросить, какая же положительная польза должна возникнуть в конце концов из удавшегося введения этих животных? Однако можно надеяться, что распространенные уже в настоящее время по всей Европе и даже по северной Америке акклиматизационные общества своими многократными и во всех местностях производимыми опытами со временем достигнут утешительных результатов и добудут для ощущающей потребности в пропитании Европы, некоторые новые виды полезных растении и животных. Но во всяком случае А. будет только медленно вырабатываемым продуктом времени. Немаловажную пользу принесут в по большей части отрицательные результаты этих опытов, так как они выяснят до сих пор весьма мало исследованные законы распространения и а. животных и растений, и доставят таким образом возможность избежать впоследствии дорогих опытов и отыскать настоящую дорогу для действительно полезных нововведений.
Аккомодация
Аккомодация. Так называется вообще приспособление, приурочение себя к таким мнениям и желаниям других, с которыми сами не находим возможности быть согласными. В богословском смысле, под словом этим понимают в особенности приспособление Божественного откровения к человеческой слабости. Так как в священном писании, в особенности ветхом завете, находили много такого, в чем можно было видеть лишь нравственное представление истины, причем принимали божественное откровение за непосредственное божественно-сверхъестественное наставление, то и считали возможным согласовать это с предположением, что в качестве мудрого воспитателя, Библия приурочила свое учение к нравственной восприимчивости людей, которые поэтому лишь шаг за шагом приводятся от чувственных представлений к нравственным и приноравливаются не только к форме уделенного им учения, но и смотря по существующей в данное время силе человеческой восприимчивости, к содержанию его.
Аккомпанемент
Аккомпанемент (accompagnamento) accompagnement) – музыкальный термин, обозначающий сопровождение мелодий, имеющее целью преимущественно ее гармоническое украшение, а также поддержку вокальных партий инструментами.
Аккомпанемент бывает гармонический, состоящий из аккордов, и контрапунктический, в котором несколько парий сохраняют полную самостоятельность, наравне с сопровождаемой мелодией.
В современном музыкальном искусстве принято выписывать весь аккомпанемент. В прежние же времена, в музыкальных сочинениях задача сопровождения представляла большее затруднение для аккомпаниатора. Так как большая часть сопровождающих голосов не выписывалась, а обозначалась приблизительно только цифрами под басом, то аккомпаниатору представлялась большая свобода в воспроизведении намеченного композитором сопровождения.
Подобного рода сопровождение давало большую свободу изобретательности аккомпаниатора, и имело существенное значение в музыке XVII и XVIlI столетий, как аккомпанемент для клавесина и органа.
Бас с цифрами, обозначавший аккомпанемент, назывался цифрованным басом или генерал-басом. По своей обработке, в особенности, замечателен аккомпанемент Генделя. Вышеупомянутый генерал-бас первоначально обозначал также учение о гармонии, находившейся в тесной связи с аккомпанементом.
Самые лучшие учебники генерал-баса, в смысле искусства аккомпанемента, составлены Гаспарини, Маттесоном, Гейнихеном и Ф.Е. Бахом.
В настоящее время, при самостоятельном развитой науки о гармонии, генерал-бас потерял свое прежнее значение; им пользуются только для музыкальной скорописи. Генерал-бас играет роль музыкальной, стенографии.
Для инструментальной или вокальной мелодий аккомпанементы пишутся: органные, фортепианные, квартетные, оркестровые; для вокальной мелодии бывают и хоровые аккомпанементы.
Аккорд
Аккорд (музыкальный; итал. accordo) или гармония есть соединение нескольких различных звуков, не менее трех.
Гармоническое соединение основывается на естественных акустических законах, которые прежде всего были открыты слухом, а впоследствии установлены наблюдениями над колебаниями струн и воздушного столба в духовых инструментах.
Это акустическое, гармоническое чередование звуков (октава, чистая квинта, чистая кварта, большая терция, малая терция) называется натуральною гаммою.
Аккорды (мажорные консонирующие трезвучия и доминантаккорд), данные натуральной гаммой, легли в основание науки об аккордах или гармонии.
Аккорды состоят из 3, 4, 5, 6 и 7 различных тонов, отстоящих друг от друга на терции. Интервал, состоящий из двух звуков, не составляет аккорда, а только намекает на него. Подобного рода намеки на гармонию встречаются в двухголосном сочетании. Аккорды разделяются на консонирующие и диссонирующие, коренные (данные натуральной гаммой) и производные аккорды (добытые искусственным путем). Все аккорды составляются из терций (больших и малых)и образуют трех, четырех и пятизвучия. В начале развития гармонии, многие прекрасные сочинения, преимущественно духовные, состояли из одних трезвучий.
Во всяком трезвучии две верхние ноты отстоят от нижней, или так называемого основного тона, на терцию и квинту.
Аккорд с большой терцией () называется мажорным, а с малой () минорным.
С малой терцией () и уменьшенной квинтой – уменьшенным; с большой терцией () и увеличенной квинтой – увеличенным или чрезмерным.
Через прибавление терции к мажорному доминантовому трезвучию, построенному на пятой ступени (домананте) мажорной и минорной гамме (напр., в гамме до на соль – соль, си, ре, фа), образуется четырехголосный септаккорд, называемый доминантсептаккордом.
Это название дается по малой септиме, образующейся между крайними нотами аккорда.
Доминантаккорд заключает в себе большую терцию, чистую квинту и малую септиму.
Септаккорды, образовавшиеся через прибавление терции к другим трезвучиям сверху, называются просто септаккордами или септаккордами в пределах лада.
Эти аккорды строятся на всех ступенях мажорной и минорной гамм, и заключают в себе большую септиму (), малую ( ) и уменьшенную ( – в минорной гамме).
Как доминантсептаккорд, так и все септаккорды требуют разрешения, т. е. плавного перехода одного аккорда в другой, сродный ему аккорд, отстоящий на квинту вниз от данного, "напр., соль, си, ре, фа в до, ми, соль; до, ми, соль, си в фа, ля, до, и т. д.
Интересный отдел в науке о гармонии составляют уменьшенные септаккорды, из которых каждый, вследствие энгармонического изменения, может иметь четыре разрешения, напр., си, ре, фа, ля-бемоль разрешается в до, ми-бемоль, соль; до бемоль, ре, фа, ля бемоль разрешается в ми бемоль, соль бемоль, си бемоль; си, ре, ми диэз, содь диэз в фадиэз, ля, до диэз; си, ре, фа, соль диэз в ля, до, ми.
Не менее интересен отдел о септаккордах вообще, в которых повышаются и понижаются разные ступени, вследствие чего эти аккорды получают другое разрешение, напр., септаккорд ре, фа, ля, до, с повышенными ре и фа, разрешается не в соль, си, ре, а в до, ми, соль. Через присоединение 4-й терции сверху из четырехзвучия образуется пятизвучиe; оно, по интервалу ноты, на которой отстоят крайние ноты, называется нонаккордом. Через прибавление пятой терции получается шестиголосный ундецимаккорд; шестой терции – семиголосный терпдецимаккорд.
За исключением нонаккорда, все эти аккорды, вследствие сильно диссонирующего характера, никогда не применяются полностью.
Каждый из вышеприведенных аккордов (трезвучия, септаккорды, нонаккорд) может быть обращен через перенесение нижнего тона на октаву вверх.
Трезвучие в первом обращении называется секстаккордом, имея с основании терции (до, ми, соль – первое обращение, ми, соль, до); квартсекстаккордом, имея в основании квинту (соль, до, ми); септаккорд в первом обращении называется квинтсекстаккордом с терцией в основании (соль, си, ре, фа в первом обращении си, ре, фа, соль); во втором обращении терцквартаккордом с квинтою в основании (ре, фа, соль, си); в третьем обращении секундаккордом с септимою в основании (фа, соль, си, ре).
Консонирующим трезвучием называется такой аккорд, с котором верхние тоны отстоят от баса на консонирующие интервалы.
Если в аккорде одна из верхних нот отстоит баса на диссонанс, то такой аккорд называется диссонирующим, и требует разрешения, как напр. доминантаккорд, уменьшенное трезвучие, все септаккорды и нонаккорды.
Первую систему обращения аккордов составил Рамо в 1722 г. Во всех учебниках гармонии, генерал-баса и композиции, которые появились со времени Рамо, изложено учение об обращениях аккордов, для обозначения которых применяются цифры под басом, называемым цифрованным басом или генерал-басом.
Аккордеон
Аккордеон или гармоника – музыкальный инструмент, изобретенный в 1829 г. Дамианом в Вене; произошел из губной гармоники, известной нам как детская игрушка, и состоящий из ряда тонких, стальных язычков, устроенных таким образом, что они при вдувании издают один звук, а при втягивании воздуха другой, и образуют два аккорда, построенные на тонике и доминанте; при вдувании получается аккорд тоники, при выдувании – аккорд доминанты. Аккордеон тот же инструмент, в большем против гармоники масштабе, для которого дыхание уже недостаточно, чтобы вызвать в нем звуки. Он устраивается в виде четырехугольного ящика, боковые стенки которого состоят из сложенной в складки кожи, и образуют мехи, которые надуваются посредством поднимания и опускания дна играющим на аккордеоне. На верхней доске находятся клавиши. Каждая клавиша дает два звука: один при вытягивании, другой при сжимании инструмента. На дне инструмента один или два клапана, служащие для произведения аккордов доминанты и тоники. Бывают простые и двойные аккордеоны: простые имеют один, двойные – два ряда клавишей. Для изучения игры на аккордеоне существуют следующие сочинения на немецком языке: «A. Unterricht dasselbe spielen zu lernen» (Лейпц., 1834), и Циммермана, «Tabelle fur A., mit 58 Tonen». В большом количестве аккордеоны изготовляются в Клингентале, в Саксонии.
Аккредитовать
Аккредитовать – обозначает прежде всего поручение, данное другому кредитовать третьему лицу, т.е. заключить с последним кредитную сделку, затем поручение заплатить третьему лицу; в первом случае третье лицо становится ссудополучателем, должником уполномоченного, в последнем же таковым не делается. Обыкновенно выражение это понимается в последнем смысле. Поручение заплатить выражается обыкновенно в письменном акте, называемом аккредитивом или кредитным письмом, которое вручается поручающим тому, кто должен получить платеж. Кредитив большей частью бывает лимитирован, ограничен, т.е. в нем обозначается сумма, являющаяся максимумом того, что поверенный уполномочен уплатить; он может быть дан и на несколько фирм, таким образом, что все вместе не обязаны платить сверх определенной в нем суммы, предъявитель же кредитного. письма может, смотря по надобности, получать от каждой отдельной фирмы или на сто или всю сумму. Юридически кредитное письмо входит под определение перевода. Наконец, аккредитовать значит ввести кого-либо перед другим и принять на себя поручительство в его действиях, входящих в круг его полномочия. Так, государство или его правитель аккредитуют посредством акта, называемого аккредитивом, кредитивом или верительной грамотой, посланника, уполномоченного министра или поверенного в делах, на обязанности которых лежит лично вручить в первую торжественную аудиенцию свои аккредитивы представителю верховной власти иностранной державы.
Аккумуляторы
Аккумуляторы. Так называются в машиностроительном деле приборы для накопления механической энергии. Изобретены они Армстронгом и основаны на постепенном поднятии на высоту большого груза или на сильном сжатии воздуха. Применяются они в тех случаях, где требуется периодически, после долгих промежутков бездействия, такая кратковременная, но требующая значительного механического усилия работа, как например открытие шлюзов, вращение конвертера при бессемировании стали, поднятие больших тяжестей и т.д. Небольшой двигатель (паровая машина), сам по себе слишком слабый для таких работ, но находящийся в постоянном ходу, накапливает за время этих длинных перерывов главной работы в А. значительный запас механической энергии, быстро, разом расходуемый в минуту действия и вполне уже достаточный для сказанных целей. А. имеют поэтому некоторое сродство с пружинами и маховиками, способны однако запасать гораздо больше механической энергии, чем первые и сохранять этот запас гораздо дольше, чем последние. Передача работы двигателей А. совершается чаще всего гидравлическим путем (вода, глицерин), при посредстве насоса; с машиной, которую нужно привести в действие, А. соединяется также соответственной системой труб, наполненных водой или глицерином.
Одна из употребительнейших форм А. в сущности не что иное, как обыкновенный гидравлический пресс, поршень которого нагружен какой-нибудь очень значительной тяжестью (камнями, кусками металлов, водой). Как все гидравлические прессы, он состоит из толстостенного цилиндра, поршня и боковой трубки, по которой насосом вгоняется в него вода. Особая боковая трубка соединяет цилиндр этого прибора с цилиндром такого же точно другого прибора, но без нагрузки, приводящего в действие рабочие машины. Маленький двигатель накачивает насосом постоянно воду в цилиндр первого прибора, и поршень этого прибора медленно подымается к верху, пока вода не наполнить наконец цилиндра, тогда закрываюсь кран трубки, соединяющей прибор с насосом, и открывают закрытый до сего кран боковой трубки. Вода, под громадным давлением нагрузки поршня, устремляется по трубке во второй прибор и с силою подымает его поршнем до тех пор, пока давление воды не станет в обоих цилиндрах одинаковым. А. таким образом суммируют в себе продолжительную, незначительную сравнительно работу (насоса), чтобы обратить ее в гораздо более кратковременную, но в столько же раз более интенсивную работу, потребную для приведения в действие тех или других машин.
Кроме механических аккумуляторов есть еще электрические, называемые также поляризационными или вторичными элементами. Это – копилки электрической энергии приобретающие в настоящее время с каждым днем все большее значение и представляющие злобу дня современного электротехника. Аккумулятор не что иное, как гальванический элемент, только отличающийся от обыкновенного элемента, как его до сих пор употребляли, особенностью, которую французы назвали «обратимостью». Обратимость аккумулятора состоит в том, что после каждого разряжения не нужно возобновлять его химических материалов, как это приходится делать в обыкновенном элементе, но можно зарядить его, пропуская через него ток от другого источника электричества. Ток, проходя чрез аккумулятор, разлагает вещества, образовавшиеся во время химической реакции, обусловливавшей разряжение, и когда они совсем разложены, аккумулятор получается в том же виде, в каком он был до разряжая: тогда говорят, что аккумулятор заряжен. Обратимость аккумулятора обусловливает его значение. Он может служить для той же цели, как и механически, т.е. с его помощью можно копить энергию хотя бы от небольшого источника электричества, и накопленный запас энергии, количество которого зависит: 1) от силы источника, 2) длительности копления или заряжения и 3) емкости самой копилки – аккумулятора (одного или целой батареи), можно затем расходовать сразу.
(Электричество в аккумуляторе накапливается, как можно заключить из вышесказанного, не прямо, как напр. в Лейденской банке, но через посредство химических реакций, производимых током; при соединении проводником полюсов заряженного аккумулятора, который с этого момента действует как простой гальванический элемент, разложенные вещества вступают в реакцию между собою, и энергия последней проявляется в виде электричества). Планте, изобретатель аккумулятора, делал крайне интересные опыты в этом отношении: с помощью двух элементов Бунзена он заряжал долгое время батарею из 800 аккумуляторов, соединенных при заряжении параллельно, и накапливал таким образом огромный запас энергии; количество электричества этой батареи, расходуемое в несколько часов действия ее, можно было бы получить только от громадной динамомашины. Аккумулятор может служить вообще как трансформатор, и обратно, если имеется большой источник электричества и требуется распределить его энергию, т.е. пользоваться ею по частям или в разных местах, как это часто приходится на практике. Для этого можно зарядить батарею аккумуляторов и затем распределять их как угодно, по одному, по два и т. д., переносить и перевозить их, пользуясь их портативностью. В Париже и в других городах существует абонемент аккумуляторов. С завода, где заряжаются аккумуляторы динамомашинами, они развозятся по городу для разных домашних потребностей, как напр. для электрического освещения, для приведения в действие двигателей к швейным и др. машинам и т. п.
Особенное значение аккумулятор имеет как копилка даровой силы, которой столько пропадает в природе (как напр. течения рек, падения водопадов, сила ветра и т. д.). В настоящее время подобного рода попытки утилизировать эти силы увенчались полным успехом и нужно думать, что в будущем, когда запас топлива станет иссякать, аккумуляторы окажут громадную услугу человечеству: турбины и ветряные мельницы будут приводить в движение динамомашины, электричество можно будет запасать в аккумуляторы и, когда потребуется, посылать по проволокам или развозить куда угодно, тем более, что уже ныне существуют электрические железные дороги, на которых поезда приводятся в движение аккумуляторами. В настоящее время употребляются аккумуляторы преимущественно свинцовые. В 1859 году Гастон Планте устроил первый свинцовый аккумулятор. Его прибор состоял из двух свинцовых листов, отделенных изолирующим веществом (резиной), свернутых в трубку и погруженных в 10% раствор серной кислоты. При пропускании тока от другой гальванической батареи, один лист покрывался черной перекисью свинца (PbO2), другой же восстановлялся водородом и становился серым и губчатым. При замыкании проводником, после заряжения обоих листов, играющих роль электродов элемента, появлялся ток, но очень кратковременный, так как листы только с поверхности неглубоко изменялись при заряжении. Планте стал заряжать и разряжать многократно свой аккумулятор, меняя при этом направление тока, электроды разрыхлились, стали губчатыми, емкость аккумулятора с каждым новым заряжением стала увеличиваться и он стал давать довольно долговременный ток. Этот процесс Планте назвал формированием аккумулятора. Его прибор получил название «поверхностного аккумулятора». Чтобы сократить процесс формирования, Фор, вскоре после открытия Планте, предложил покрывать электроды слоем сурика (Pb3O4). При заряжении сурик на одном электроде окисляется, как и в приборе Планте, в перекись свинца (PbO2), на другом же восстановляется в губчатый свинец. Прибор Фора назван был массовым аккумулятором. Превосходя поверхностный отсутствием долгого формирования, он уступает ему в прочности, так как окислы свинца легко отваливаются и портят аккумулятор.
После разряжения, как в первом, так и во втором аккумулятор, окончательным продуктом реакции является на обоих электродах свинцовый купорось (PbSO4). (Реакция имеет две фазы: сперва образуется, вероятно, окись свинца (PbO), а затем уже купорос).
Обратимость аккумулятора, высокая электровозбудительная сила (2 вольта в рабочем токе), ничтожно малое сопротивление, качества, обусловливающие достоинство гальванического элемента, – обратили на себя сразу внимание техников, которые принялись за усовершенствование и применение этого прибора. В настоящее время существует множество видоизменений приборов этого рода. Каждая почти американская и английская эксплуатационная электрическая компания имеет свой тип аккумулятора. Существуют не только свинцовые аккумуляторы, но и другие: теперь принято, что каждый гальв. элемент, в котором при разряжении сумма веществ остается та же, т. е. не происходить выделения газов, может быть приспособлен в виде аккумулятора. Так медно-цинковый аккумулятор Коммелена – не что иное, как удачно приспособленный элемент Лаланда и Шаперона.
В отношении истории усовершенствования этого прибора нужно упомянуть об аккумуляторе Селон-Фолькмара, в котором окислы свинца вмазываются в ячейки свинцовых электродов. Емкость этого прибора очень значительна. В России выработан тип аккумулятора, известного под именем аккумул. Минных классов (в Кронштадте). В этом специальном учебном заведении для морских офицеров усердно разрабатывается этот вопрос, вследствие крайней важности аккумуляторов в морском деле. Можно назвать еще аккумулятор русского ученого Бернадоса, употребляемый в изобретенном им электрическом сваривании металла.
К недостаткам аккумуляторов нужно отнести потерю энергии, так как он не возвращает при разряжении, всего затраченного на него электричества. Если сравнивать аккумулятор с копилкой или банком электричества, то приходится сказать, что этот банк берет процент за свое посредничество. Процент этот был очень велик в первых аккумуляторах, но в нынешних усовершенствованных, он не более 15% затраченной энергии. Второй недостаток – сравнительно большой вес аккумуляторов. От устройства аккумулятора, который при возможно малом весе вмещал бы большой запас энергии, всецело зависит вопрос воздухоплавания.
Акоста
Акоста, Уриель (прежде: Габриель Да-Коста), известен своею трагическою судьбою, которая послужила предметом для драматической поэзии. Род Да-Коста был древний еврейский род в Португалии, давший многих знаменитостей и ученых. Когда в начале XVI с. инквизиция стала свирепствовать в Португалии, многие из членов этого семейства выселились в Голландию, где продолжали пользоваться всеобщим уважением и занимали почетное место в обществе. В половине XVI с. мы встречаем Иосифа ДаКоста главою евр. общины в Амстердаме; другой Да-Коста, Duarta Nunes, был агентом самого португальского короля в Гамбурге. Оставшиеся в Португалии члены этого семейства были вынуждены принять католичество. Из них одни сделались искренними христианами и занимали высокие должности, светские и духовные; мы даже встречаем одного Да-Коста, по имени Валтасар, приором иезуитского ордена на Малабаре. Другие же сделались христианами только для виду, оставаясь евреями по убеждению и исполняя втайне еврейские обряды. Они принадлежали к так называемым марранам, за которыми инквизиция зорко следила и из среды которых она исторгала многочисленные жертвы. Один из предков нашего А., Эммануил Да-Коста, был сожжен на костре.
Габриель Да-Коста родился в Опорто в 1594 г., был воспитан в католической вере, изучал юриспруденцию и, в 1615 г., занял полудуховную должность казначея при капитуле одной соборной церкви. Но сухая догматика католицизма и интриги иезуитов не удовлетворяли пытливый ум и честную душу 22-х летнего юноши. Он знал о своем происхождении и углубляясь в чтение книг Ветхого Завета и пророков, лелеял в душе другой идеал о религии – идеал библейского еврейства, и думал найти его среди евреев свободной Голландии После смерти отца своего, он оставил службу при капитуле и вместе с матерью и с братьями, которые разделяли его образ мыслей, переселился в 1618 г. в Амстердам, вступил в. союз евр. веры, причем переменил свое имя Габриель в Уриель, а в сочинениях своих вместо португальской формы фамилии своей Da-Costa он стал употреблять латинскую форму – Acosta.
Но и амстердамское еврейство не удовлетворяло А. и не соответствовало его идеалу. Мертвящая обрядность талмудистов была противна ему не менее католической догматики, а произвольное толкование ими текстов св. писания возмущало его так же, как криводушие иезуитов. Он стал пренебрегать талмудическими предписаниями, публично нарушал их и называл раввинов фарисеями. Стало также известным, что А. готовит книгу в опровержение талмудического учения. Эта книга и появилась впоследствии (в 1624 г.), под заглавием: «Ехаmеn traditionum Pharisaeicarum collatarum cum lege scripta, etc.» (Исследование традиций фарисеев в сопоставлении с писанным законом). Естественно, что амстердамские раввины не могли оставаться равнодушными ко всему этому. Они решили отлучить А. от синагоги, а когда появилась его книга, в которой он между прочим отрицает бессмертие души, на том основании, что об этом не говорится прямо в св. писании – то они обжаловали ее перед магистратом как книгу еретическую и вредную. Магистратский суд действительно осудил ее, приговорил автора к штрафу в 300 гульденов, а книгу – к сожжению на костре. Произнесенное над А. отлучение поставило его в изолированное положение, даже близкие его родственники, которые были все ревностными приверженцами синагоги, стали избегать его. Он однако ж не падал духом и не поддавался; он даже названную книгу напечатал будучи уже под анафемой. Лишь по истечении 15 лет он видел себя вынужденным искать примирения с раввинами. Его к тому побудило, по одним – угрожавшая ему опасность лишиться всего своего состояния, находившегося в обороте у одного родственника, также поклонника раввинизма и не одобрявшего его борьбы с синагогою; по другим – желание устроить наконец свой домашний очаг и жениться, что было немыслимо, пока он находился под анафемой. По требованию раввинов, А. подписал формальное отречение от прежних своих воззрений, был помилован и снова принять в лоно синагоги. Но вскоре оказалось, что раскаяние его было не искреннее: он и после того продолжал пренебрегать талмудическ. предписаниями, и хотя из осторожности уже не выказывал этого публично, как делал раньше, но один из его родственников, фанатик, подстерег его и донес на него раввинскому трибуналу. Его вызвали для объяснений и предложили ему, как рецидивисту, подвергнуться публичному и позорному синагогальному покаянию. Он отверг это предложение и был вторично отлучен от синагоги. Этим счастье его окончательно разбилось. Женитьба его не могла состояться; родня отвернулась от него; его все избегали, уличные мальчишки преследовали и оплевывали его. Он не мог себе найти защиты в светском суде, так как действия главных его преследователей были тайные, неуловимые, и не наказуемые судом по бездоказательности. Он все-таки крепился и выдержал и второе отлучение в течении семи лет; наконец невзгоды и лета сломили его стойкость и он явился к раввинам с повинною, соглашаясь подвергнуться требуемой ими процедуре публичного покаяния. Он должен был явиться в синагогу, битком набитую народом, взойти на эстраду и громогласно прочесть исповедь во всех сотворенных им прегрешениях; затем, тут же, пред всем народом, раздели его, обнажили до пояса и подвергли установленным 39 ударам ремнем по спине (малкус). Еще не удовлетворенные этим, его положили на порог в преддверии синагоги так, что все при выходе должны были перешагнуть через него. Это неслыханное публичное унижение до того огорчило его, что он решился покончить с собою. Он составил свою автобиографию под заглавием «Exemplar humanae vitae» (образец человеческой жизни), в которой он сильно нападает на раввинское еврейство; затем, зарядив два пистолета, он подстерег на улице злейшего врага своего – фанатического родственника, виновника всех его невзгод, чтобы отомстить ему, и выстрелил в него, но промахнулся и не попал, и вторым зарядом застрелил себя. По сообщению его биографов, А. ум. в апреле 1647 г. 53 лет от роду.
Горестная судьба несчастного А. послужила, как известно, сюжетом Карлу Гуцкову для трагедии «Уриель Акоста», хорошо известной; и русской публике; но уже раньше А. явился героем беллетристического рассказа «Der Sadducaer v. Amsterdam» (1834). Его автобиография, автограф которой был найден в квартире А. после его смерти Филиппом Лимборхом и принадлежавший сначала епископу Симону, была издана этим же Лимборхом в латинском подлиннике (Гуда, 1687), а затем вторично с немецким переводом Вильгельмом Еллинеком (Лейпциг, 1847), который написал также «A.'s Leben u. Lehre» (Цербст, 1847). Раньше об А. писали Pierre Baile в его «Dictionnaire» (Ил. 69 ид.), Шудт, «Jud. Denkwurdigkeiten»(l, 286 ид.). – Гретц («Geschichte d. Juden» X, прим. I) оспаривает годы рождения и смерти А., выставленные его биографами и приходит к заключению что А. род. ок. 1590 и ум. 1640 г.
Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Просмотров: 8 | Добавил: creditor | Теги: Энциклопедический словарь Брокгауза | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close