Главная » Психологический словарь
12:26
Психологический словарь
СОВЕСТЬ

(CONSCIENCE)



См. Сверх-Я.

СОЗНАНИЕ

(CONSCIOUSNESS)



Сознательное

(Conscious)

Качество психической осведомленности о проявлениях внешнего мира и интрапсихических феноменов. Другие феномены, остающиеся незамеченными, могут оказывать свое динамическое влияние.

Применяя топографический подход к психическим явлениям, Фрейд (1915) выделил сознательное (Сз), предсознательное (Псз) и бессознательное (Бсз) и определил их как динамические системы с собственными функциями, процессами, энергией и идеационным содержанием. Сознательное рассматривалось им как периферическая часть, получающая информацию как от внешнего мира, так и от тела и психики. Его отграничение от предсознательного, однако, не отличается той степенью ясности и четкости, которая позволяла отделить сознательное от бессознательного. Иногда первые две структуры рассматривались Фрейдом как единая система сознательного и предсознательного (Сз-Псз), располагающая свободой и подвижной энергией (катектическое внимание), способная извлекать определенные виды психического содержания из предсознательного и переводить их в сознание. В отличие от первичных процессов, протекающих в бессознательном, система сознательного и предсознательного оперирует вторичным процессом, характеризующимся логическим мышлением и речью.

Сознание, представляющее собой более высокий уровень психической организации по сравнению с восприятием, включает осознание материала, получаемого при восприятии внутренних и внешних событий, интеграцию этого материала, а также готовность к ответу на влияния внешнего мира. Сознание отражает индивидуальный, субъективный опыт, оно непрерывно во времени (включая сон и состояния диссоциации), но изменчиво по содержанию. Оно является продуктом того, что в свое время обозначалось Фрейдом как система восприятия-сознания (В-Сз) и рассматривалось им в качестве ядра Я. Система В-Сз функционирует таким образом, что восприятие внешних стимулов органами чувств становится основой функции проверки реальности. Следовательно, она предназначена для оценки качеств (приятное/неприятное) внутренних ощущений, инстинктивных желаний, воспоминаний, фантазий и мыслительных процессов. Фрейд сравнивал эту систему с органом чувств для восприятия психических качеств. Она может включать также некоторые формы осознания места и времени (прошлое, настоящее и будущее).

Все, что относится к сознанию, мимолетно. Оно, как считал Фрейд, изменяется в соответствии с направленностью внимания. То, что скрыто в данный момент, может легко снова стать сознательным. Сознание зависит как от качеств настоящей ситуации, так и от прошлого опыта индивида, его мотиваций, аффектов, воспоминаний и знаний. Феномены сознания мгновенны и сугубо индивидуальны. Они могут включаться в конфликты и защиту. При этом, однако, само по себе сознание не указывает на существование конфликта, поскольку определенные аспекты Я и Сверх-Я могут быть бессознательными, а конфликтующие идеи и представления, отрицающие эти аспекты, осознаваться.

Измененные состояния сознания могут возникать под воздействием таких психологических и физиологических факторов, как сон, усталость, болезнь, гипноз и лекарственные средства. Обычно они проявляются в чрезмерной настороженности либо в снижении качества осознанности внешних стимулов, а также во временной приостановке функций Я (например, проверки реальности). Измененные состояния сознания включают в себя состояния сонливости, например во время уроков или монотонной езды, транс и близкие к нему состояния во время гипноза, анализа или отыгрывания, мистические переживания, а также состояния деперсонализации и дереализации (обычно регрессивные и защитные по своей природе).



См. бессознательное, деперсонализация, измененные состояния Я, предсознательное, топографический подход, Я.

[166, 249, 288, 480, 576]





СОЗРЕВАНИЕ

(MATURATION)



См. развитие.

СОКРУШЕННЫЕ УСПЕХОМ

(THOSE WRECKED

BY SUCCESS)



См. невроз успеха, характер.





СОМАТИЗАЦИЯ

(SOMATIZATION)



Тенденция реагировать на стимулы (включая влечения, защиты и конфликты между ними) физически, а не психически. Соматизация, обозначаемая (Фландерсом и Данбар) как соматическая короткая цепь, отражает сдвиг психической энергии по направлению к соматической симптоматике.

Соматизация включает как конверсионные реакции, так и (психофизиологические) органические нарушения, но не столько различия межу этими двумя типами нарушений, сколько их общие проявления.

По мнению Макса Шура, соматизация связывает процесс симптомообразования с регрессией, возникающей в ответ на острый или хронический конфликт. Соматические реакции ребенка на вредоносные стимулы по мере созревания организма все более заменяются действиями и/или процессами мышления (десоматизация). Однако у невротических лиц психический конфликт нередко оказывает провоцирующее влияние и способствует возникновению регрессивных феноменов, включающих характерные для более ранних фаз развития соматические проявления. Шур называет это ресоматизацией. Десоматизация предполагает существование скрытой способности Я использовать вторичный процесс для нейтрализации энергии; ресоматизация, наоборот, связана с преобладанием первичного процесса, сопровождающегося утратой способности к нейтрализации.



См. конверсия, невроз органов, первичный процесс, психосоматические состояния.

[171, 184, 698, 765]





СОМАТИЧЕСКАЯ ПОДАТЛИВОСТЬ

(SOMATIС COMPLIANCE)



Термин, отражающий готовность и способность отдельных частей тела или систем органов вовлекаться в невротические процессы, обеспечивая этим процессам регрессивные соматические пути для разрядки конфликта между влечениями и защитой. Основой соматической податливости пораженного органа является конституциональная или приобретенная недостаточность. Поэтому соматическая податливость рассматривается как феномен, оказывающий влияние на локус симптоматологии и проявления патологического процесса; она играет важную роль в “выборе невроза”.

Фрейд ввел это понятие в связи с истерией, в частности, при описании случая Доры, и оно встречается в ряде его ранних работ. Хотя оно применимо к широкому спектру так называемых неврозов органов (психофизиологических расстройств), термин соматическая податливость в современной психоаналитической литературе широкого применения не нашел.



[203, 253, 266, 271]





СОПЕРНИЧЕСТВО

(RIVALRY)



Действие или состояние, направленное на борьбу за право обладать объектом и тем самым на уравнивание или улучшение собственной позиции по отношению к сопернику. Элементы соперничества проявляются, как правило, в борьбе за любовь первичного объекта или за обладание вещами или качествами другого человека. Соперничество может быть как сознательным, так и бессознательным; связанные с ним аффекты обычно включают в себя чувство антагонизма по отношению к сопернику, привязанности либо тоски по оспариваемому объекту, а также тревогу по поводу возможного исхода борьбы. Иногда чувство привязанности выступает в виде реактивного образования.

Во взаимоотношениях в триаде соперничество представляет собой часть доэдиповых переживаний. В типичных случаях оно проявляется в форме соперничества с братьями и сестрами или теми, кто их заменяет, за любовь одного или обоих родителей. Оно проявляется также в связи с отношением матери к отцу. Трансформируясь посредством эдипова комплекса, соперничество может приобретать черты ревности. При эдиповом соперничестве ребенок оспаривает любовь одного из родителей. Соперничество продолжается на протяжении всего развития, вплоть до зрелого возраста, и проявляется как во внесемейных, так и внутрисемейных отношениях. В зрелом возрасте соперничество может усиливаться под влиянием сохранившейся детской ревности.



См. зависть, ревность.

[636]





СОПРОТИВЛЕНИЕ

(RESISTANCE)



Парадоксальный феномен, постоянно встречающийся при проведении ориентированной на инсайт терапии, в частности, при психоанализе. Пациент, ранее стремившийся найти профессиональную помощь и желавший разобраться в своих невротических проблемах, внезапно чинит всяческие препятствия терапевтическому процессу. Сопротивление может приобретать форму установок, вербализации и действий, препятствующих осознанию мыслей, представлений, воспоминаний и чувств или комплекса таких элементов, которые могут иметь отношение к бессознательным конфликтам. Хотя понятие сопротивления чаще связывают с уклонением от свободных ассоциаций, этот термин имеет более широкое применение и обозначает все защитные усилия индивида, направленные на избегание углубленного самопознания. Будучи на начальных этапах лечения бессознательным, сопротивление может сохранять свое влияние еще долгое время после того, как пациент поймет его сущность. Проявления сопротивления весьма многообразны — от комплексных и наиболее сложных до ограниченных форм, от “засыпания до изощренных аргументов” (Stone, 1973).

Сопротивление является необходимым моментом любого аналитического процесса и варьирует от пациента к пациенту, равно как и в течение различных фаз лечения у одного и того же больного, не только по форме, но и по интенсивности проявлений. Анализ угрожает вскрыть неприемлемые детские желания, фантазии и побуждения, способные вызвать болезненный аффект; Я защищается от этой возможности, противопоставляя себя анализу.

Сопротивление сыграло центральную роль в развитии психоаналитической техники и теории. Первоначально Фрейд рассматривал сопротивление либо как простое противостояние авторитету аналитика, либо как автоматически возникающую защиту против выявления забытых (вытесненных) следов памяти, связанных с провоцирующими симптоматику событиями. Однако когда Фрейд обнаружил, что сопротивление действует на бессознательном уровне, он убедился в важности не только способов проявления этого феномена для аналитической работы, но и его распознавания и интерпретации. С этого времени анализ сочетаний переноса и сопротивления стал главным в психоаналитической терапии. В дальнейшем признание бессознательной природы сопротивления (защиты) привело к отказу от топографической гипотезы и построению трехкомпонентной структурной модели. Фрейд полагал, что первоначально сопротивление исходит из защитных сил Я, с другой стороны, он признавал, что Оно обладает собственным сопротивлением (в частности, при вынужденном повторении). Свой вклад в сопротивление вносит также Сверх-Я, являющееся источником чувства вины и потребности в наказании. Этот элемент наказания не позволяет пациенту достичь успеха в выздоровлении и является основой потенциальной негативной терапевтической реакции.

Особенно важным в ходе любого анализа является сопротивление, возникающее в области переноса, то есть сопротивление переносу. Этот вид сопротивления может принимать форму защиты, например, против осознания собственных желаний, фантазий и мыслей, возникающих в процессе переноса. Или же при осознании перенос желаний и установок может стать настолько сильным, что будет мешать прогрессу анализа. В некоторых случаях в качестве сопротивления может выступать и сам процесс переноса, когда пациент пытается немедленно удовлетворить свои нарциссические, эротические или агрессивные желания, не задаваясь при этом целью вспомнить их истоки. Таковым, в частности, является отыгрывание.

В аналитической ситуации сопротивление исходит не только из личности пациента, оно может также отражать состояние аналитической диады в целом, то есть зависит от стиля работы, личности и проблем контрпереноса у аналитика. Интенсивность переноса, особенно при отыгрывании, может усиливать технические погрешности, допускаемые аналитиком (несвоевременная интерпретация переноса и т.д.).

Если бессознательные конфликты пациента остаются нераскрытыми, но в то же время удается достичь частичного осознания проблем, сопротивление может сопровождаться задержкой или даже искажениями на пути к достижению положительного результата. Такая ситуация отражает бессознательно обусловленное нежелание обнаруживать неприемлемые детские желания и их дезадаптивные проявления в форме симптомов, особенностей характера и поведения. Кроме того, индивиду трудно отказаться от невротических симптомов, когда удалось добиться их облегчения или равновесия. Эти многочисленные факторы, влияющие на сопротивление, делают процесс проработки важной частью аналитической процедуры.



См. конфликт, контрперенос, негативная терапевтическая реакция, проработка, структурная теория, топографический подход.

[164, 312, 542,704, 829]





СОПРОТИВЛЕНИЕ ОНО

(ID-RESISTANCE)



См. проработка, сопротивление.





СОСТАВЛЯЮЩИЕ

САМОСТИ

(CONSTITUENTS

OF THEORY SELF)



См. психология Самости.





СОСТОЯНИЯ САМОСТИ

(SELF STATES)



См. психология Самости.





СПАРИВАНИЕ

(PAIRING)



См. теория Биона.

СРЕДНЕОЖИДАЕМАЯ СРЕДА

(AVERAGE EXPECTABLE

ENVIRONMENT)



Понятие, введенное Гартманном (1939) для обозначение таких условий внешнего мира, которые допускают по крайней мере среднее физическое и психическое развитие индивида. Гартманн полагал, что, с учетом беспомощности маленького ребенка и его полной зависимости от объектов, развертывание психических структур требует определенного состояния среды, соответствующего потребностям индивида. Среднеожидаемая среда предполагает “согласие” между индивидом и окружением, в отличие от аномальных, нетипичных и не-обычайно стрессогенных отношений со средой и/или отношений мать-ребенок. Для ребенка среднеожидаемая среда — это прежде всего “достаточно хорошая мать” (Winnicott, 1965). При этом “среднее” и “ожидаемое” следует рассматривать как относительные понятия. Индивидуальные переменные и переменные среды бесконечны, но чем меньше соответствие между ними, тем более выражена патология.



См. адаптация, достаточно хорошая мать, развитие, термины теории Винникотта.

[408, 419, 888]





СТАДИИ ЖИЗНЕННОГО ЦИКЛА

(STAGES OF THE LIFE CYCLE)



См. развитие.





СТИМУЛЬНЫЙ БАРЬЕР

(STIMULUS BARRIER)



Введенное Фрейдом (1920) понятие, обозначающее “щит, укрывающий от стимулов” (Reizschutz) и оберегающий психический аппарат ребенка от особенно интенсивных внешних стимулов. Фрейд выдвинул постулат о том, что травматический невроз может быть обусловлен “пробоиной”, возникающей в предохранительном щите под воздействием достаточно сильного возбуждения. Позднее Фрейд предположил (1938), что этот щит представляет собой особое порождение Оно, действующее как посредник между Оно и внешним миром, то есть выступающее как предшественник Я.

Высказывания Фрейда по поводу предохранительного щита противоречивы. Судя по некоторым фрагментам, он выполняет экранирующую функцию, снижая исходную интенсивность стимулов, но не отражая их в целом. Неясно, рассматривал ли Фрейд щит как активное или пассивное образование.

Наблюдения над младенцами показывают, что нормальный новорожденный активно ищет стимулы и способен воспринимать и различать многочисленные внешние стимулы и реагировать на них селективно и адаптивно без травматических проявлений. В настоящее время считается, что новорожденный обладает не стимульным барьером, а “врожденным и продолжающим развиваться селективным экранирующим механизмом, при определенных условиях принимающим стимулы определенного типа и интенсивности и отвергающим остальные в зависимости от их качественных и количественных характеристик”. Мозг и психический аппарат можно рассматривать как “...системы переработки информации с врожденной тенденцией осуществлять поиск и реагировать на стимулы, активирующие и обеспечивающие возможность такого функционирования”, а также обеспечивающие объектную привязанность (Esman, 1983, с. 204).



См. психический аппарат, травма, травматический невроз.

[195, 300, 324, 338, 346]





СТРАХ НЕЗНАКОМЦА

(STRANGER ANXIETY)



Специфические аффективные и поведенческие проявления тревоги, указывающие, согласно Шпицу, на второй сдвиг в психической организации младенца. Подобные проявления называют также тревогой восьми месяцев. Шпиц заметил, что в возрасте шести—восьми месяцев ребенок начинает по-новому реагировать на незнакомых ему людей. Если прежде младенец отвечал улыбкой на приближение любого человека, то теперь он реагирует на постороннего человека дистрессом. Эта реакция варьирует от напряженности, настороженности, уклонения от контакта глаз и стремления спрятаться до пронзительного плача, крика и отказа от контакта.

Шпиц называл подобный ответ тревогой, однако в настоящее время установлено, что такая тревога представляет собой комплексное эмоциональное состояние, включающее в себя физиологические, аффективные и когнитивные компоненты, а потому переживаться в полной мере младенцем не может. Следовательно, реакция, которую наблюдал Шпиц, скорее представляет собой дистресс (Katan, 1972; Brenner, 1982).

Хотя Шпиц и его современники полагали, что эта реакция на незнакомца указывает на способность различать “своих” и “чужих” (в настоящее время показано, что это новоприобретение достигается уже на третьем-четвертом месяце), она имеет далеко идущие последствия для психоаналитической теории. Она служит индикатором установления истинных объектных отношений, того, что мать стала либидинозным объектом. Она остается самым важным объектом независимо от того, насколько она удовлетворяет желания и потребности ребенка. Кроме того, эта реакция является индикатором развития способностей ребенка к суждению (Spitz, 1957) и расширения спектра аффективных реакций (Emde, Gaensbauer & Harmon, 1976). Развитие когнитивных функций, а также понимание запретов и приказаний возвещают о появлении предшественника Сверх-Я. Социальное взаимодействие становится более сложным, и можно также наблюдать появление предшественников защитных механизмов. Иными словами, Я становится более сложной организацией с рядом взаимодействующих систем.



См. константность объекта, психический аппарат, реакция улыбки.

[131, 181, 484, 803, 804, 843]





СТРУКТУРА

(STRUCTURE)



Сочетание устойчивых проявлений (мотивационных, защитных, контролирующих) психики человека, абстрагируемых от особенностей поведения и анализа интрапсихического содержания. Структура основывается на влиянии конституциональных данностей и факторов внешней среды, проявляющихся в разных фазах развития индивида. Структурные свойства формируются посредством идентификации в ранних отношениях, процессов научения, разрешения адаптивных конфликтов и т.д.

В зависимости от степени комплексности детерминации поведения теоретики по-разному определяли структуру как способы психической организации (в противоположность функциям), как стабильные функции, как набор функций в едином целом, как упорядоченные паттерны стимулов, служащих адаптации, как организацию целей и мотивов, как соотношение элементов в противоположность элементам как таковым и как иерархию регуляторов поведения.

Предлагаемые определения структуры отличаются различными уровнями комплексности и зависят от теоретических взглядов авторов на проблему поведения человека. Так, например, в модели разрядки напряжения структура рассматривается в качестве системы каналов и ограничений; в модели влечения и защиты структура отождествляется с самой защитой; в трехкомпонентной модели в виде структуры выступают мотивации, в адаптивной модели — устойчивые функции; в рамках концепции объектных отношений структура представлена как продукт процессов идентификации; в теории научения — как паттерны поведения, приобретенного в процессе научения.

Структуру в широком понимании следует отличать от узкого определения структуры в рамках структурной теории, где предпринимается попытка описать состояния, возникающие после разрешения эдипова комплекса. Теоретики, занимающиеся вопросами развития, в качестве ранней точки отсчета, возвещающей о появлении устойчивого процесса интернализации, формирующего в течение всего жизненного цикла поведение индивида, ввели понятие сепарации-индивидуации.



См. структурная теория.

[421, 547, 630, 709]





СТРУКТУРНАЯ ТЕОРИЯ

(STRUCTURAL THEORY)



Попытка объяснить с помощью определенной модели устойчивость, организацию и взаимодействие отдельных, то есть относительно стабильных и функционирующих определенным образом, частей психического аппарата. Наиболее известной является трехкомпонентная модель, предложенная Фрейдом в 1923 году, хотя его более раннюю топографическую теорию, равно как и конструкции других аналитиков, также можно рассматривать как структурные.

Трехкомпонентная теория была разработана Фрейдом из-за несоответствия и ограниченности топографической модели при объяснении некоторых клинических данных. До 1923 года интрапсихический конфликт понимался как несогласованность между сознательной частью психики, включающей в себя силы вытеснения и моральные запреты, и бессознательным, куда помещаются отраженные инстинктивные влечения. Обнаружив, что психическая защита от влечений также действует бессознательно и что бессознательное чувство вины проявляется в различных клинических состояниях (негативная терапевтическая реакция, меланхолия, невроз навязчивых состояний и определенное преступное поведение), Фрейд представил новую теорию, призванную объяснить, каким образом психика функционирует в ситуации конфликта с инстинктивными влечениями. В соответствии с этой второй структурной теорией, рассматриваемой в настоящее время как наиболее эвристическая, психику (психический аппарат) можно подразделить на три составные части (системы или структуры) с относительно устойчивой и прочной мотивационной конфигурацией. Эти части были названы Я, Оно и Сверх-Я. Необходимо отметить, что структурная теория не является попыткой материализовать или персонифицировать эти структуры, не имеющие ни материальной формы, ни определенного месторасположения.

Оно состоит из психических репрезентантов обоих инстинктивных влечений, либидо и агрессию, и отображает направленные на поиск удовольствия мотивы психической жизни индивида. Структура Я, развивающаяся, как полагал Фрейд, из системы Оно, является более интегрированной и организованной. Я регулирует проявление влечений, противостоит им и является посредником между ними и требованиями внешнего мира. На основе Я развиваются компромиссные образования в виде симптомов, фантазий, сновидений, действий и черт характера. Функции Я могут использоваться для облегчения процессов удовлетворения желаний и нужд Оно. Если желания становятся неприемлемыми для Сверх-Я либо слишком опасным для Я, функции Я могут принимать форму механизмов защиты. Одной из таких функций, инициирующих формирование защиты, является сигнальная тревога (Freud, 1926).

Фрейд полагал, что с разрешением эдипова комплекса в качестве части Я формируется третья составная психического аппарата, которую он назвал Сверх-Я, представляющее собой интернализацию родительских установок и ценностей в виде совести, призванной контролировать сексуальные и агрессивные влечения эдиповой фазы. Хотя в системе Сверх-Я присутствуют элементы доэдиповой и послеэдиповой фаз, основной вклад в нее вносит эдипов период. Таким образом, структурная теория описывает состояния психики после разрешения эдипова комплекса.

Некоторые теоретики полагают, что структурную теорию следует приравнять к структурам трехкомпонентной модели. По их мнению, ранние особенности развития психики трансформируются под влиянием переживаний эдиповой фазы и поэтому в зрелом возрасте не проявляются. Исходя из этого, становится понятным, что анализ прежде всего должен касаться психопатологических нарушений, концентрирующихся вокруг эдиповой фазы. Однако существует и противоположная точка зрения, согласно которой главной задачей анализа является раскрытие механизмов, регулирующих взаимодействия и напряженность, возникающие при устойчивых предневротических симптоматических и поведенческих проявлениях ранних детских переживаний, а также задержек, искажений и примитивных остатков, пробивающихся сквозь сложные характерологические образования. Широкий круг психоаналитиков проявил большой клинический интерес к нарциссическим состояниям и феноменам, связанным с процессами сепарации-индивидуации, что привело к разработке иных моделей психики, учитывающих подобный аналитический опыт. Однако для большинства современных аналитиков трехкомпонентная модель остается наиболее приемлемой парадигмой для формулировки и применения психоаналитической теории, поскольку она хорошо объясняет интрапсихические конфликты и пригодна для расширения и ассимиляции новых наблюдений и перспектив.



См. инстинктивные влечения, конфликт, метапсихология, Оно, психический аппарат, Сверх-Я, топографический подход.

[38, 45, 73, 114, 303, 312, 347, 738, 763]





СТРУКТУРНОЕ ИЗМЕНЕНИЕ

(STRUCTURAL CHANGE)



Понятие, отражающее основную цель психоанализа. Главным достижением как для пациента, так и для его окружения, является изменение в симптоматике. Однако определенные изменения в симптоматике могут возникнуть и в результате сопротивления лечению (защитное бегство в здоровье, чтобы избежать исследования болезненных конфликтов), вследствие изменения жизненной ситуации (новый объект любви либо успехи, повышающие самооценку пациента), переноса (желания угодить терапевту). Подобные влияния и связанные с ними изменения отражают специфические аспекты состояния пациента — формирование компромиссного образования, смещение симптоматики и, возможно, временные структурные изменения.

Истинные структурные изменения представляют собой модификации внутри каждого из основных компонентов психического аппарата — модификации, редуцирующие конфликты между этими компонентами. Хотя основным фокусом анализа является Я, служащее посредником между силами всех систем психики, а также воздействий внешнего мира), ощутимые перемены можно обнаружить в сферах Оно и Сверх-Я. Что касается сферы Оно, то здесь основным предметом воздействия является ослабление фиксаций, устранение регрессий, уменьшение интенсивности навязчивого повторения. В сфере Сверх-Я необходимо прежде всего пытаться снизить “суровость”, жесткость и “карательные” качества этой части психического аппарата, а также привести идеалы в соответствие с реальностью и сгладить прочие несоответствия между личностью и внешним миром. В области Я целью анализа является достижение максимально возможной самостоятельности функций (восприятия, памяти и регуляции деятельности), поврежденных конфликтом. Кроме того, необходимо устранить мозаичность механизмов защиты и прочих защитных процессов, чтобы человек мог осознавать, контролировать и разряжать сексуальные и агрессивные влечения, не испытывая тревоги, чувства вины и неадекватного торможения. Достижение перечисленных целей в значительной мере облегчает синтез, или интеграцию, разнородных влечений, тенденций и функций.

В процессе анализа редуцируется интенсивность конфликта между различными функциями Оно, Я и Сверх-Я, вследствие чего взаимодействие этих систем становится более гармоничным. Следовательно, основная задача анализа состоит в том, чтобы сделать эти изменения стабильными и стойкими.

Эта цель аналитической процедуры соответствует конечным целям психоаналитического лечения. Последние включают в себя устранение симптомов и торможений, изменения в структуре характера, улучшение способности пациента устанавливать и поддерживать объектные отношения, продуктивно и творчески действовать. Важными задачами являются также повышение уровня самопознания и саморазвития, включая осознание того факта, что полное совершенство является иллюзорным и недостижимым.

Хотя некоторые другие формы терапии направлены на достижение тех же целей, от анализа они отличаются прежде всего своими промежуточными задачами: в отличие от психоанализа в других формах терапии меньший акцент делается на структурных изменениях и основное внимание уделяется непосредственному изменению симптомов и поведению. В психоанализе главной целью является структурное изменение, создающее предпосылку для достижения остальных результатов.



См. конфликт, психический аппарат, структурная теория, терапевтическая цель.

[81, 131, 861]





СТРУКТУРНЫЙ ПОДХОД

(STRUCTURAL VIEWPOINT)



См. метапсихология.

СУБЛИМАЦИЯ

(SUBLIMATION)



Психический процесс, определяемый Фрейдом двояким образом. Впервые обоснованная теоретически в 1905 году, сублимация рассматривалась как отвлечение инстинктивных влечений от своих первоначальных целей и объектов в сторону социально более значимых. Тем самым предполагалось наличие в структуре психики постоянно действующего вытеснения. Изначально Фрейд полагал, что все поведение проистекает из либидинозных влечений и усиливается ими, при этом цель либидинозного влечения нередко противоречит требованиям, предъявляемым индивиду культурой и социумом. Подобные гипотетические построения представляют собой попытку обосновать существование социально значимых, внешне несексуальных и неконфликтных видов деятельности — художественного творчества, труда, познания и т.п.

В основу первого определения сублимации положены следующие два момента: 1) аналогия с химическим процессом и 2) поэтическая метафора гордости, величия, возвышенности, противоположных низменному или ничтожному. Таким образом, социально ценное поведение отражает “очищенный” и более “сублимированный” вариант изначально “низменного” влечения. Фрейд изначально рассматривал сублимацию как превращение инстинктивного влечения, позднее — как функцию Я, как особую форму защиты.

В своей первой формулировке это понятие вызвало огромную критику (Bernfeld, 1931; Glover, 1931; Jones, 1941; Kubie, 1962). Определение основывалось на ценностном суждении о социальной желательности данного поведения, сомнительном подходе к дефиниции психического процесса. Даже если синтонность Я заменить социально ценными целями (как предлагал Бернфельд), исправленное определение по-прежнему не позволяет провести различие между сублимацией и функцией Я, которая стала “сексуализированной” и используется как защита характера. Такое определение не учитывает также степень вторичной автономии (термин Гартманна), которую приобретает поведение из своего первоначального, предположительно инстинктивного источника. Наконец, это определение оставляет в стороне сублимацию агрессивных влечений.

Второе определение Фрейда оказалось более абстрактным, включающим в себя теоретически подразумеваемую (но клинически не наблюдаемую) десексуализацию психической энергии. В этой формулировке сублимация становится путем формирования черт характера, а еще позже — необходимым концептуальным инструментом для осмысления того, что Фрейд считал крайне важными преобразованиями либидо в процессе развития. В этом смысле сублимация рассматривалась Фрейдом как центральный механизм десексуализации либидо или как энергетический базис идентификации. Таким образом, вторая попытка определения сублимации, столь явно отличающаяся от первой, отражает приверженность Фрейда идее о принципиальной важности понятия “психическая энергия” в теоретических представлениях, выраженных в его метапсихологии.

Гартманн также попытался переформулировать понятие сублимации в чисто энергетических терминах. С его точки зрения, сублимация “относится к психическим процессам, изменяющим способы проявления энергии — от инстинктивного по направлению к неинстинктивным” (Hartmann, 1955, с. 223). Таким образом, сублимация приравнивается либо к нейтрализации либидинозной или агрессивной энергии, либо к неинстинктивной, врожденной нейтральной энергии, которой располагает Я. Следует отметить, однако, что концепция трансформации психической энергии, подвергаемая особо активной критике, в значительной степени утрачивает свою доказательную силу в свете эмпирически подтвержденных данных о взаимодействии таких компонентов, как дериваты влечений, идеационное содержание, защиты, аспекты совести (Сверх-Я) и оценка реальности.

Постулируя врожденную первичную самостоятельность психического аппарата, Гартманн имплицитно признает, что нет надобности предполагать, что все поведение первоначально имело сексуальные или агрессивные цели. Следовательно, не обязательно привлекать идею о некой трансформации, такой, как сублимация, для объяснения всех проявлений несексуального и неагрессивного поведения. Так, например, нет надобности предполагать, что использование зрительного восприятия для получения полезной информации должно привести к сублимации вуайеризма или скопофилического инстинктивного влечения.

С клинической точки зрения, соответствующие феномены представляют собой формы поведения, которые имели когда-то сексуальные или агрессивные цели, но затем изменились, в результате чего их цели не являются ни эксплицитно сексуальными, ни эксплицитно агрессивными, но являются социально приемлемыми (если не полезными), удовлетворительными на сознательном уровне, а также скорее адаптивными и гибкими, нежели компульсивными. Термин сублимация вне связи с понятиями энергии и влечений может использоваться для описания подобных изменений в поведении, оставляя открытой возможность иного объяснения их механизмов, таких, как научение, созревание и взаимопроникновение мотивационных систем.



См. инстинктивные влечения, интернализация, метапсихология, психическая энергия, Сверх-Я, функциональное изменение, характер, Я.

[80, 118, 256, 257, 303, 307, 388, 418, 464, 532]





ТАНАТОС

(THANATOS)



См. инстинктивные влечения.





ТЕЛЕСНОЕ Я

(BODY EGO)



Образ тела

(Body Image)

Схема тела

(Body Schema)

Вначале построения своей теории Фрейд, рассматривая ранние стадии развития Я, относил его проявления во многом к телесной сфере. Такой взгляд удерживался вплоть до создания структурной теории (1923). В этот период термин Я употреблялся Фрейдом неоднозначно и соотносился то с понятием индивида, то с психической организацией или структурой, то с образованиями, обозначаемыми в настоящее время термином Самость (Hartmann, 1964). В современном понимании Я представляет собой одну из структур психического аппарата, характеризующуюся различными функциями и состоящую из важных подструктур, среди которых наиболее существенными являются репрезентации Самости и объектов. На ранних стадиях развития Я первые элементы репрезентации Самости откладываются в Я, а эти первые образы-впечатления о себе, как противоположные не-Я, обязательно основываются на телесных ощущениях. Именно эти первичные телесные представления, возникающие на ранних стадиях формирования образа Самости, и имел в виду Фрейд, когда говорил о телесном Я. Основное внимание ребенка сфокусировано на кормлении, поиске удовольствия и избегании неудовольствия (голода). Таким образом, рот (благодаря своей функции сосания) становится самым ранним ядром возникающей репрезентации Самости, к которому вскоре добавляются руки (прикосновение, хватание) и глаза (зрение) (Hoffer, 1949). Со временем, по мере развития ребенка и Я, формируется схема или паттерн образа тела. Пополняясь ощущениями, поступающими из области рта, рук, глаз, головы, а также под влиянием развивающегося либидо, образ тела становится все более четким. Локомоция и вертикальное положение тела добавляют новые структуры и функции, и постепенно рот и голова теряют свое физиологическое и психологическое значение. Наконец, в эдиповой фазе и позднее в пубертате наиболее катектированной становится область половых органов, которая теперь оказывает основное влияние на формирование образа тела. Таким образом, схема тела меняется соответственно процессам созревания и развития.

Термины телесное Я, образ Я и схема Я искусственно отделены от общей репрезентации Самости — в узком аспекте речь здесь идет о психической репрезентации тела и его функций. В аспекте развития тело является местом, где начинается репрезентация Самости. Но постепенно это развивается в репрезентацию всей психофизиологической Самости с прошлым, настоящим, влечениями, Я и его функциями и, наконец, силами Сверх-Я (Jacobson, 1964).



См. репрезентация, Самость, Я.

[420, 431, 451]
Теги: Психологический словарь
Просмотров: 41 | Добавил: creditor | Теги: психологический словарь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close