Главная » Философский словарь
19:12
Философский словарь
В эстетике наиболее важной для её последующего развития оказалась содержательная трактовка Г. прекрасного как "чувственного явления идеи", причём акцент в понимании эстетического был сделан Г. на том, что идея берётся здесь не в её "чистой", логической форме, но в её конкретном единстве с некоторым внешнем бытием. Это определило гегелевское учение об идеале и ступенях его развития ("формах искусства"). Последние дифференцируются в зависимости от соотношения между идеей и её внешним образом: в символической художественной форме внешний образ лишь намекает на идею (к этой стадии Г. относит восточное искусство), в классической - идея и её образ находятся в равновесии и полностью соответствуют друг другу (античное искусство), в романтической - над внешней формой преобладают духовный элемент, глубина души и бесконечность субъективности (выросшее на основе христианства средневековое и новое европейское искусство).

В лекциях по истории философии Г. впервые изобразил историко-философский процесс как поступательное движение к абсолютной истине, а каждую отдельную философскую систему - как определённую ступень в этом процессе.

Буржуазная философия послегегелевской поры не смогла усвоить действительные завоевания Г. в области логики. Гегельянство развивалось скорее по линии культивирования формальных и мистических тенденций гегелевской философии (см. Гегельянство, Неогегельянство). Формальный аппарат диалектики Г. оказал сильное влияние на экзистенциализм (Ж. Ипполит, Ж. П. Сартр, М. Хайдеггер).

Критически переработанная с материалистических позиций философия Г. является одним из теоретических источников марксистско-ленинской философии - диалектического материализма. В этом плане сочинения Г. до сих пор остаются лучшей школой диалектической мысли, на что не раз указывали К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин.

Гоббс

(Hobbes) Томас (5.4.1588, Малмсбери, - 4.12.1679, Хардуик), английский философ-материалист. Родился в семье приходского священника. Окончив Оксфордский университет (1608), поступил гувернёром в аристократическую семью У. Кавендиша (впоследствии герцога Девонширского), с которой был связан до конца жизни. На формирование воззрений Г. значительное влияние оказали Ф. Бэкон, а также Г. Галилей, П. Гассенди, Р. Декарт. Основные сочинения: философская трилогия "Основы философии" - "О теле" (1655), "О человеке" (1658), "О гражданине" (1642); "Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского" (1651, рус. пер. 1936).

Продолжая линию Бэкона, Г. "... уничтожил теистические предрассудки бэконовского материализма..." (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 2, с. 144). В полемике с Декартом он отверг существование особой мыслящей субстанции, доказывая, что мыслящая вещь есть нечто материальное. Г. создал первую законченную систему механистического материализма, соответствовавшего характеру и требованиям естествознания того времени. Геометрия и механика для Г. - идеальные образцы научного мышления вообще. Природа представляется Г. совокупностью протяжённых тел, различающихся между собой величиной, фигурой, положением и движением. Движение понимается как механистическое - как перемещение. Чувственные качества рассматриваются Г. не как свойства самих вещей, а как формы их восприятия. Г. разграничивал протяжённость, реально присущую телам, и пространство как образ, создаваемый разумом ("фантазма"); объективно-реальное движение тел и время как субъективный образ движения. Г. различал два метода познания: логическую дедукцию рационалистической "механики" и индукцию эмпирической "физики".

государство Г. рассматривает как результат договора между людьми, положившего конец естественному догосударственному состоянию "войны всех против всех". Он придерживался принципа изначального равенства людей. Отдельные граждане добровольно ограничили свои права и свободу в пользу государства, задача которого - обеспечение мира и безопасности. Г. превозносит роль государства, которое он признаёт абсолютным сувереном. В вопросе о формах государства симпатии Г. были на стороне монархии. Отстаивая необходимость подчинения церкви государству, он считал необходимым сохранение религии как идеологического орудия государственной власти для обуздания народа.

Этика Г. исходит из неизменной чувственной "природы человека". Основой нравственности Г. считал "естественный закон" - стремление к самосохранению и удовлетворению потребностей. Добродетели обусловлены разумным пониманием того, что способствует и что препятствует достижению блага. Моральный долг по своему содержанию совпадает с гражданскими обязанностями, вытекающими из общественного договора.

Учение Г. оказало большое влияние на последующее развитие философской и социальной мысли.

Детерминизм

(от лат. determino - определяю), философское учение об объективной закономерной взаимосвязи и взаимообусловленности явлений материального и духовного мира. Центральным ядром Д. служит положение о существовании причинности, т. е. такой связи явлений, в которой одно явление (причина) при вполне определённых условиях с необходимостью порождает, производит другое явление (следствие).

Современный Д. предполагает наличие разнообразных объективно существующих форм взаимосвязи явлений, многие из которых выражаются в виде соотношений, не имеющих непосредственно причинного характера, т. е. прямо не содержащих в себе моментов порождения, производства одного другим. Сюда входят пространственные и временные корреляции, те или иные ассоциации, функциональные зависимости, отношения симметрии и т.п. Особенно важными в современной науке оказываются вероятностные соотношения, формулируемые на языке статистических распределений и статистических законов (см. Вероятностей теория). Однако все формы реальных взаимосвязей явлений в конечном счёте складываются на основе всеобще действующей причинности, вне которой не существует ни одно явление действительности, в том числе и такие события (называемые случайными), в совокупности которых выявляются статистические законы. Применительно к различным областям знания общие принципы Д. специфицируются (нередко говорят о физическом Д., органическом Д., социальном Д. и т.п.).

Принципиальным недостатком прежнего, домарксистского, Д. было то, что он ограничивался одной непосредственно действующей причинностью, к тому же трактуемой чисто механистически; в нём отрицалась объективная природа случайности, вероятность выводилась за пределы Д., статистические связи принципиально противопоставлялись материальной детерминации явлений. Связанный с метафизическим материализмом прежний Д. не мог быть последовательно реализован в ряде важных отраслей науки о природе, в особенностибиологии, и оказывался бессильным в объяснении социальной жизни и явлений сознания. Эффективное проведение идей Д. здесь стало возможным только благодаря диалектическому и историческому материализму. Ядром марксистской концепции социального Д. является признание закономерного характера общественной жизни. Это, однако, не означает, что ход истории предопределён заранее и осуществляется с фатальной необходимостью. Законы общества, определяя основную линию исторического развития, вместе с тем не предопределяют многообразия деятельности каждого отдельного индивида. В общественной жизни постоянно складываются различные возможности, осуществление которых во многом зависит от сознательной деятельности людей. Д., т. о., не только не отрицает свободы, но, напротив, предполагает способность человека к выбору мотивов и целей деятельности.

Д. противостоит индетерминизм, отказывающийся от признания причинности вообще или по крайней мере её всеобщности. Другой формой отрицания Д. является идеалистическая телеология, провозглашающая, будто течение всех процессов предопределяется действием нематериального "целеполагающего начала". Стимулом для оживления индетерминистических воззрений в 1-й четверти 20 в. послужил факт возрастания в физике роли статистических закономерностей, наличие которых было объявлено опровергающим причинность. Однако диалектико-материалистическая трактовка соотношения случайности и необходимости, категорий причинности и закона, развитие квантовой механики, раскрывшей новые виды объективной причинной связи явлений в микромире, показали несостоятельность попыток использовать наличие вероятностных процессов в фундаменте микромира для отрицания Д.

Эволюционная теория Ч. Дарвина, давшая материалистическое объяснение относительной целесообразности в живой природе, развитие кибернетики, создавшей учение о саморегулирующихся и самоуправляющихся системах, нанесли сокрушительный удар по идеалистической телеологии, фатализму, учениям о предопределении и подтвердили правильность всех принципиальных посылок современного диалектико-материалистического Д.

Принцип Д. служит руководящим началом во всех областях научного знания, эффективным орудием постижения истины.

Лит. см. при ст. Причинность.



Диалектика

[греч. dialektiké (téchnе) - искусство вести беседу, спор, от dialégomai - веду беседу, спор], учение о наиболее общих закономерностях становления, развития, внутренний источник которых усматривается в единстве и борьбе противоположностей. В этом смысле Д., начиная с Гегеля, противопоставляется метафизике - такому способу мышления, который рассматривает вещи и явления как неизменные и независимые друг от друга. По характеристике В. И. Ленина, Д. - это учение о развитии в его наиболее полном, глубоком и свободном от односторонности виде, учение об относительности человеческого знания, дающего нам отражение вечно развивающейся материи. В истории Д. выделяются следующие основные этапы: стихийная, наивная Д. древних мыслителей; Д. философов эпохи Возрождения; идеалистическая Д. немецкой классической философии; Д. русских революционных демократов 19 в.; марксистско-ленинская материалистическая Д. как высшая форма современной Д. В философии марксизма получило научно обоснованное и последовательное выражение единство материализма и Д.

Диалектическое мышление имеет древнейшее происхождение. Древневосточная, а также античная философия создали непреходящие образцы диалектических воззрений. Античная Д., основанная на живом чувственном восприятии материального мира, уже начиная с первых представлений греческой философии, формулировала понимание действительности как изменчивой, становящейся, совмещающей в себе противоположности. Философы ранней греческой классики говорили о всеобщем и вечном движении, в то же время представляя себе космос в виде завершённого и прекрасного целого, в виде чего-то вечного и пребывающего в покое. Это была универсальная Д. движения и покоя. Далее, они понимали всеобщую изменчивость вещей как результат превращения какого-нибудь одного основного элемента (земля, вода, воздух, огонь и эфир) во всякий другой. Это была универсальная Д. тождества и различия. Гераклит и др. греческие натурфилософы дали формулы вечного становления, движения как единства противоположностей.

Аристотель считал первым диалектиком Зенона Элейского. Именно элеаты впервые резко противопоставили единство и множественность, или мысленный и чувственный мир. На основе философии Гераклита и элеатов в дальнейшем возникла чисто отрицательная Д. у софистов, которые в непрестанной смене противоречащих друг другу вещей, а также и понятий увидели относительность человеческого знания и доводили Д. до крайнего скептицизма, не исключая и морали. Роль софистов и Сократа в истории Д. велика. Именно они, отойдя от Д. бытия ранней классики, привели в бурное движение человеческую мысль с её вечными противоречиями, с её неустанным исканием истины в атмосфере ожесточённых споров и погоней за всё более тонкими и точными мыслительными понятиями, категориями. Этот дух эристики (споров) и вопросо-ответной, разговорной теории Д., внесённый софистами и Сократом, стал пронизывать всю античную философию и свойственную ей Д.

Продолжая мысль Сократа и трактуя мир понятий, или идей, как особую самостоятельную действительность, Платон под Д. понимал не только разделение понятий на чётко обособленные роды (как Сократ) и не только искание истины при помощи вопросов и ответов, но и знание относительно сущего и истинно сущего. Достигнуть этого он считал возможным только при помощи сведения противоречащих частностей в цельное и общее. Замечательные образцы этого рода античной идеалистической Д. содержатся в диалогах Платона. У Платона даётся Д. пяти основных категорий: движения, покоя, различия, тождества и бытия, в результате чего бытие трактуется здесь у Платона в качестве активно самопротиворечащей координированной раздельности. Всякая вещь оказывается тождественной сама с собой и со всем другим, а также покоящейся и подвижной в самой себе и относительно всего другого.

Аристотель, превративший платоновские идеи в формы вещей и, кроме того, присоединивший сюда учение о потенции и энергии (как и ряд др. аналогичных учений), развил Д. дальше. Аристотель в учении о четырёх причинах - материальной, формальной, движущей и целевой - утверждал, что все эти четыре причины существуют в каждой вещи совершенно неразличимо и тождественно с самой вещью. Учение Аристотеля о перводвигателе, который мыслит сам же себя, т. е. является сам для себя и субъектом и объектом, есть фрагмент всё той же Д. Называя "диалектикой" учение о вероятных суждениях и умозаключениях или о видимости, Аристотель даёт здесь Д. становления, поскольку сама возможность только и возможна в области становления. Ленин говорит: "Логика Аристотеля есть запрос, искание, подход к логике Гегеля - а из нее, из логики Аристотеля (который всюду, на каждом шагу, ставит вопрос именно о диалектике) сделали мертвую схоластику, выбросив все поиски, колебания, приемы постановки вопросов" (Полное собрание соч., 5 изд., т. 29, с. 326).

Стоики определяли Д. как "науку правильно беседовать относительно суждений в вопросах и ответах" и как "науку об истинном, ложном и нейтральном", о вечном становлении и о взаимном превращении элементов и т.п. Сильно выражена тенденция к материалистической Д. у атомистов (Левкипп, Демокрит, Эпикур, Лукреций Кар): появление каждой вещи из атомов есть диалектический скачок, поскольку каждая вещь несёт с собой новое качество в сравнении с теми атомами, из которых она возникает.

В неоплатонизме (Плотин, Прокл и др.) вполне диалектична основная иерархия бытия: единое, числовая раздельность этого единого; качественная наполненность этих первочисел, или мир идей; переход этих идей в становление и т.д. Важна, например, концепция раздвоения единого, взаимоотражения субъекта и объекта в познании, учение о вечной подвижности космоса, о становлении и др. Диалектические концепции неоплатонизма часто даются в форме мистических рассуждений и схоластической систематики.

Господство монотеистических религий в средние века перенесло Д. в область теологии; Аристотель и неоплатонизм использовались при этом для создания схоластически разработанных учений о личном абсолюте. У Николая Кузанского идеи Д. развиваются в учении о тождестве знания и незнания, о совпадении максимума и минимума, о вечном движении, о совпадении противоположностей, о любом в любом и т.д.

Дж. Бруно высказывал идею и о единстве противоположностей, и о тождестве минимума и максимума, и о бесконечности Вселенной (трактуя, что её центр находится повсюду, в любой её точке) и т.д.

В философии нового времени учения Р. Декарта о неоднородном пространстве, Б. Спинозы о мышлении и материи или о свободе и необходимости, Г. Лейбница о присутствии каждой монады во всякой др. монаде несомненно содержат в себе диалектические построения.

Классическую для нового времени форму Д. создал немецкий идеализм, начавший с её негативной и субъективистской трактовки у И. Канта и перешедший через И. Фихте и Ф. Шеллинга к объективному идеализму Г. Гегеля. У Канта Д. является разоблачением иллюзий человеческого разума, желающего достигнуть цельного и абсолютного знания. Т. к. научным знанием, по Канту, является только знание, которое опирается на чувственный опыт и обосновано деятельностью рассудка, а высшие понятия разума (бог, мир, душа, свобода) этими свойствами не обладают, то Д., по Канту, и обнаруживает те неминуемые противоречия, в которых запутывается разум, желающий достигнуть абсолютной цельности. Эта чисто негативная трактовка Д. у Канта имела огромное историческое значение, т.к. она обнаружила в человеческом разуме его необходимую противоречивость. А это в дальнейшем привело к поискам путей преодоления противоречий разума, что и легло в основу Д. в позитивном смысле.

У Гегеля Д. охватывает всю область действительности, начиная от чисто логических категорий, переходя далее к сферам природы и духа, и кончая категориальной диалектикой всего исторического процесса. Гегелевская Д. представляет собой систематически развитую науку, в которой дана содержательная картина общих форм движения (см. К. Маркс, Капитал, т. 1, 1955, с. 19). Гегель делит Д. на бытие, сущность и понятие. Бытие есть самое первое и самое абстрактное определение мысли. Оно конкретизируется в категориях качества, количества и меры. Исчерпав категорию бытия, Гегель рассматривает то же бытие, но уже с противопоставлением этого бытия ему же самому. Отсюда рождается категория сущности бытия; диалектический синтез исходной сущности и явления выражается в категории действительности. Этим исчерпывается у него сущность. Но сущность не может существовать в отрыве от бытия. Гегель исследует и ту ступень Д., где фигурируют категории, содержащие в себе одинаково и бытие, и сущность. Это - понятие. Гегель является абсолютным идеалистом, и поэтому он именно в понятии находит высший расцвет и бытия, и сущности. Гегель рассматривает своё понятие как субъект, как объект и как абсолютную идею.

Домарксистская Д. выступала, т. о., как общее становление материи, природы, общества, духа (греческая натурфилософия); как становление этих областей в виде логических категорий (платонизм, Гегель); как учение о правильных вопросах и ответах и о спорах (Сократ, стоики); как критика становления и замена его дискретной и непознаваемой множественностью (Зенон Элейский); как учение о закономерно возникающих вероятных понятиях, суждениях и умозаключениях (Аристотель); как систематическое разрушение всех иллюзий человеческого разума, незакономерно стремящегося к абсолютной цельности и потому распадающегося на противоречия (Кант); как субъективистическая (Фихте), объективистическая (Шеллинг) и абсолютная (Гегель) философия духа, выраженная в становлении категорий.

В 19 в. к материалистической Д. подошли русские революционные демократы - В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский. В отличие от Гегеля, из идей вечного движения и развития они делали революционные выводы: Д. была для них "алгеброй революции" (см. А. И. Герцен, Собрание соч., т. 9, 1956, с. 23). Буржуазная философия после Гегеля отказывается от тех достижений в области Д., которые имелись в прежней философии. Диалектика Гегеля отвергается рядом философов как "софистика", "логическая ошибка" и даже "болезненное извращение духа" (Р. Гайм, А. Тренделенбург, Э. Гартман). В неокантианстве марбургской школы (Коген, Наторп) Д. "абстрактных понятий" подменяется "логикой математического понятия о функции", что приводит к отрицанию понятия субстанции и "физическому идеализму". Неогегельянство приходит к так называемой "отрицательной диалектике", утверждая, что противоречия, обнаруживаемые в понятиях, свидетельствуют о нереальности, "кажимости" их объектов. Единство противоположностей заменяется единством сосуществующих дополнительных элементов ради достижения цельности знания (Ф. Брэдли). Д. выступает также как совмещение противоположностей при помощи чистой интуиции (Б. Кроче, Р. Кронер, И. А. Ильин). У А. Бергсона выдвигается требование иррационалистического и чисто инстинктивного совмещения противоположностей, трактуемого как "чудо". В экзистенциализме (К. Ясперс, Ж. П. Сартр) Д. релятивистски понимается как более или менее случайная структура сознания. Природа рассматривается как область "позитивистского разума", тогда как общество познаётся "диалектическим разумом", который черпает свои принципы из человеческого сознания и индивидуальной практики человека. Др. экзистенциалисты (Г. Марсель, М. Бубер) теологически трактуют Д. как систему вопросов и ответов между сознанием и бытием. Идеи "негативной" Д., понимаемой как тотальное отрицание действительности, не приводящее к новому синтезу, развивают Т. Адорно и Г. Маркузе.

Последовательно материалистическое истолкование Д. было дано К. Марксом и Ф. Энгельсом - основоположниками учения диалектического материализма. Критически переработав достижения предшествующей Д., К. Маркс и Ф. Энгельс применили созданное ими учение к переработке философии, политической экономии, истории, к обоснованию политики и тактики рабочего движения. Выдающийся вклад в развитие материалистической Д. принадлежит В. И. Ленину. Классики марксизма-ленинизма рассматривают материалистическую Д. как учение о всеобщих связях, о наиболее общих законах развития бытия и мышления.

Материалистическая Д. выражается в системе категорий и законов. Характеризуя диалектику, Ф. Энгельс писал: "Главные законы: превращение количества и качества - взаимное проникновение полярных противоположностей и превращение их друг в друга, когда они доведены до крайности, - развитие путем противоречия, или отрицание отрицания, - спиральная форма развития" ("Диалектика природы", 1969, с. 1). Среди всех законов Д. особое место занимает закон единства и борьбы противоположностей, который В. И. Ленин назвал ядром Д.

Принцип всеобщей связи явлений Ленин называл одним из основных принципов Д. Отсюда методологический вывод: чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все стороны, все связи и опосредования. Характеризуя Д. как учение о развитии, Ленин писал: "Развитие, как бы повторяющее пройденные уже ступени, но повторяющее их иначе, на более высокой базе ("отрицание отрицания"), развитие, так сказать, по спирали, а не по прямой линии; - развитие скачкообразное, катастрофическое, революционное; - "перерывы постепенности"; превращение количества в качество; - внутренние импульсы к развитию, даваемые противоречием, столкновением различных сил и тенденций, действующих на данное тело или в пределах данного явления или внутри данного общества; - взаимозависимость и теснейшая, неразрывная связь всех сторон каждого явления..., связь, дающая единый, закономерный мировой процесс движения, - таковы некоторые черты диалектики, как более содержательного (чем обычное) учения о развитии" (Полное собрание соч., 5 изд., т. 26, с. 55).

Диалектическая концепция развития, в противоположность метафизической, понимает его не как увеличение и повторение, а как единство противоположностей, раздвоение единого на взаимоисключающие противоположности и взаимоотношение между ними. Д. видит в противоречии источник самодвижения материального мира (см. там же, т. 29, с. 317). Подчёркивая единство субъективной и объективной Д., диалектический материализм отмечал, что Д. существует в объективной действительности, а субъективная Д. - отражение объективной Д. в человеческом сознании: Д. вещей создаёт Д. идей, а не наоборот. Д. - это учение об относительности бесконечно углубляющегося и расширяющегося человеческого знания. Материалистическая Д. - последовательное критическое и революционное учение, она не терпит застоя, не налагает никаких ограничений на познание и его возможности и показывает исторически преходящий характер всех форм общественной жизни. Неудовлетворённость достигнутым - её стихия, революционная активность - её суть. "Для диалектической философии нет ничего раз навсегда установленного, безусловного, святого. На всем и во всем видит она печать неизбежного падения, и ничто не может устоять перед ней, кроме непрерывного процесса возникновения и уничтожения, бесконечного восхождения от низшего к высшему. Она сама является лишь простым отражением этого процесса в мыслящем мозгу" (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 276).

Сознательное применение Д. даёт возможность правильно пользоваться понятиями, учитывать взаимосвязь явлений, их противоречивость, изменчивость, возможность перехода противоположностей друг в друга. Только диалектико-материалистический подход к анализу явлений природы, общественной жизни и сознания позволяет вскрыть их действительные закономерности и движущие силы развития, научно предвидеть грядущее и находить реальные способы его созидания. Д. не совместима с застойностью мысли и схематизмом. Научный диалектический метод познания является революционным, ибо признание того, что всё изменяется, развивается, ведёт к выводам о необходимости уничтожения всего отжившего, мешающего историческому прогрессу. Подробнее о законах и категориях материалистической Д. см. в ст. Диалектический материализм.

Дуализм

(от лат. dualis - двойственный), философское учение, исходящее из признания равноправными, не сводимыми друг к другу двух начал - духа и материи, идеального и материального. Д. противостоит монизму (материалистическому или идеалистическому), исходящему из признания в качестве первоосновного лишь одного начала, и может рассматриваться как разновидность плюрализма, утверждающего множественность начал бытия. Термин "Д." был введён немецким философом X. Вольфом и обозначал признание двух субстанций: материальной и духовной. Одним из наиболее крупных выразителей дуалистической позиции явился Р. Декарт, разделивший бытие на мыслящую субстанцию (дух) и протяжённую (материю); проблему взаимоотношения этих двух субстанций в человеке (психофизическую проблему) Декарт решал с позиций психофизического параллелизма, согласно которому психические и физиологические процессы не зависят друг от друга. Для философии нового времени характерны формы гносеологического Д., который, в отличие от онтологического, исходит не из противопоставления субстанций, а из противоположения познающего субъекта познаваемому объекту. Так, сознание у Дж. Локка и Д. Юма выступает как совокупность единичных восприятий, чувств, мыслей, не имеющих объединяющей субстанциальной основы. Ещё одну разновидность гносеологического Д. представил И. Кант, который рассматривал сознание как деятельность, упорядочивающую данные опыта по своим собственным, независимым от внешнего мира законам - в соответствии с априорными (см. Априори) формами чувственного созерцания и рассудка. Гносеологический Д. неизбежно связан с агностицизмом - убеждением в непознаваемости мира для сознания.

Понятие Д. прилагается также к концепциям и учениям, утверждающим равноправность любых противоположных начал или сфер: так, говорят о Д. добра и зла в манихействе; о Д. (характерном для кантианской традиции) мира природы, т. е. мира явлений, строящегося по принципам причинности (необходимости), и мира свободы, т. е. "вещей в себе". Диалектический материализм противостоит всем формам Д. - он утверждает материалистический монизм, исходящий из того, что все явления в мире представляют собой различные виды и проявления движущейся материи.



Иррационализм

(от лат. irrationalis - неразумный), обозначение идеалистических течений в философии, которые, в противоположность рационализму, ограничивают или отрицают возможности разума в процессе познания и делают основой миропонимания нечто иррациональное, т. е. недоступное разуму или иноприродное ему, утверждая алогичный и иррациональный характер самого бытия. Понятие "И." объединяет разнородные философские системы и направления, выдвигающие на первый план те или иные внерациональные аспекты духовной жизни человека: волю (в волюнтаризме), непосредственное созерцание, чувство, интуицию (в интуитивизме), мистическое "озарение", воображение, инстинкт, "бессознательное" и т. п. Иррационалистическими по своему исходному содержанию являются все религиозные и религиозно-философские учения, хотя в своём дальнейшем истолковании они и используют формы рационального мышления.

И. с его принижением или отрицанием рационального познания следует отличать от агностицизма, утверждающего принципиальную невозможность объективного познания мира вообще.

Если в самом общем смысле иррационалистические тенденции прослеживаются на протяжении всей истории философии (они характерны, например, для средневековой мистики, которая, в отличие от рационалистических претензий схоластики, видела путь постижения бога в сверхразумном созерцании и чувстве), то в более узком смысле термин "И." относят к тем течениям буржуазной философии, которые складывались в противопоставлении себя рационализму нового времени. Таковы, например, "философия чувства и веры" Г. Якоби, противостоящая просветительскому рационализму, "философия откровения" позднего Ф. В. Шеллинга, волюнтаристическая концепция А. Шопенгауэра (Германия) и учение С. Кьеркегора (Дания), представляющие собой своеобразную реакцию на идеалистический рационализм немецкой классической философии, в частности панлогизм философии Г. Гегеля. Крупнейшими представителями И. в середине 19 в. были Ф. Ницше, родоначальник философии жизни, и Э. Гартман (Германия) с его "философией бессознательного".

Иррационалистические умонастроения получают широкое распространение в связи с кризисом буржуазного общества и его культуры в конце 19-20 вв. И. особенно проявляется в таких течениях, как философия жизни (В. Дильтей, Германия, А. Бергсон, Франция, и др.) и экзистенциализм (М. Хайдеггер, Германия, и др.), но иррационалистические тенденции присущи и другим направлениям современной буржуазной философии (например, некоторым разновидностям неопозитивизма и др.). И. представляет собой прямую противоположность марксистско-ленинской философии, научному, материалистическому мировоззрению.

Истина,

верное отражение объективной действительности в сознании человека, воспроизведение её такой, какой она существует сама по себе, вне и независимо от человека и его сознания. Понимание И. как соответствия знания вещам восходит к мыслителям древности. Так, Аристотель писал: "...прав тот, кто считает разделенное (в действительности. - Ред.) - разделенным и соединенное - соединенным..." (Метафизика, IX, 10, 1051 b. 9; рус. пер., М.-Л., 1934). Эта традиция в понимании И. продолжена в философии нового времени (Ф. Бэкон, Б. Спиноза, К. Гельвеций, Д. Дидро, П. Гольбах, М. В. Ломоносов, А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский, Л. Фейербах и др.).

В идеалистических системах И. понимается или как вечно неизменное и абсолютное свойство идеальных объектов (Платон, Августин), или как согласие мышления с самим собой, с его априорными формами (И. Кант). Немецкий классический идеализм, начиная с И. Фихте, внёс в трактовку И. диалектический подход. По Г. Гегелю, И. есть процесс развития знания.

Представители экзистенциализма, вслед за датским мыслителем С. Кьеркегором, трактуют И. субъективно-идеалистически - как форму психологического состояния личности.

Точка зрения сторонников субъективно-идеалистического эмпиризма состоит в понимании истинности как соответствия мышления ощущениям субъекта (Д. Юм, Б. Рассел) или как соответствия идей стремлениям личности к достижению успеха (прагматизм), либо, наконец, как наиболее простой, "экономичной" взаимосогласованности ощущений (Э. Мах, Р. Авенариус). Неопозитивисты рассматривают истинность как согласованность предложений науки с чувственным опытом. Конвенциализм (А. Пуанкаре, Р. Карнап) исходит из того, что дефиниция И. и её содержание носят условно-договорный характер.

Согласно диалектическому материализму, истинным являются те представления, понятия, идеи, теории, которые адекватно, верно отражают то, что есть в объективной действительности. В. И. Ленин называет объективной И. такое содержание человеческих представлений, "...которое не зависит от субъекта, не зависит ни от человека, ни от человечества..." (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 18, с. 123).

Наука - не склад готовых и исчерпывающих истин, а процесс их достижения, движение от знания ограниченного, приблизительного ко всё более всеобщему, глубокому, точному. Этот процесс безграничен.

И. относительна, поскольку она отражает объект не полностью, а в известных пределах, условиях, отношениях, которые постоянно изменяются и развиваются. Каждая ступень познания ограничена историческими условиями жизни общества, уровнем практики. И в этом смысле И. - "дитя эпохи". Каждая последующая научная теория по сравнению с предшествующей является более полным и глубоким знанием. Прежняя теория истолковывается в составе новой теории как относительная И. и тем самым как частный случай более полной и точной теории (например, классическая механика И. Ньютона и теория относительности А. Эйнштейна). Такое соотношение между теориями в их историческом развитии получило в науке название принципа соответствия. Диалектический материализм "...признает относительность всех наших знаний не в смысле отрицания объективной истины, а в смысле исторической условности пределов приближения наших знаний к этой истине" (там же, с. 139). Абсолютизация относительной И., увековечение И. порождает заблуждение, догматизм мышления.

В каждой относительной И., поскольку она объективна, содержится "частичка" абсолютного знания. Абсолютная И. есть такое знание, которое полностью исчерпывает предмет и не может быть опровергнуто при дальнейшем развитии познания. Человечество движется по пути овладения абсолютной И., которая в этом смысле складывается из суммы относительных И."...Человеческое мышление, - писал В. И. Ленин, - по природе своей способно давать и дает нам абсолютную истину, которая складывается из суммы относительных истин. Каждая ступень в развитии науки прибавляет новые зерна в эту сумму абсолютной истины, но пределы истины каждого научного положения относительны, будучи то раздвигаемы, то суживаемы дальнейшим ростом знания" (там же, с. 137).

Одним из основных принципов диалектического подхода к познанию является признание конкретности И., что предполагает прежде всего точный учёт всех условий, в которых находится объект познания, выделение главных, существенных свойств, связей, тенденций его развития. Принцип конкретности И. требует подходить к фактам не с общими формулами и схемами, а с учётом реальных условий, конкретной обстановки. В. И. Ленин отмечал, что "...всякую истину, если ее сделать ,,чрезмерной"..., если ее преувеличить, если ее распространить за пределы ее действительной применимости, можно довести до абсурда, и она даже неизбежно, при указанных условиях, превращается в абсурд" (там же, т. 41, с. 46). Критерий И. находится не в мышлении самом по себе и не в действительности, взятой вне субъекта. К. Маркс писал, что "вопрос о том, обладает ли человеческое мышление предметной истинностью, - вовсе не вопрос теории, а практический вопрос. В практике должен доказать человек истинность, т. е. действительность и мощь, посюсторонность своего мышления. Спор о действительности или недействительности мышления, изолирующегося от практики, есть чисто схоластический вопрос" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 3, с. 1-2). В нашем сознании правильно, объективно то, что прямо или косвенно подтверждено на практике, или то, что может быть осуществлено на практике. Если человек сравнивает своё понятие о вещах с др. понятиями, практически уже удостоверенными, он тем самым опосредованно сравнивает своё понятие с самим предметом. Соответствие понятия предмету доказывается в полной мере лишь тогда, когда человеку удаётся найти, воспроизвести или создать предмет, соответствующий тому понятию, которое он образовал.

Проблемы, связанные с теоретическими и социальными условиями постижения И., разрабатываются в теории познания и социологии познания

Кант

(Kant) Иммануил (22.4.1724, Кенигсберг, ныне Калининград, - 12.2.1804, там же), немецкий философ и учёный, родоначальник нем. классической философии. Прожил всю жизнь в Кенигсберге, где окончил университет (1745) и был в 1755-70 доцентом, а в 1770-96 профессором университета. В философском развитии К. различают два периода - "докритический" (до 1770) и "критический". В так называемый "докритический" период К. признаёт возможность умозрительного познания вещей, как они существуют сами по себе ("метафизики", согласно принятой тогда терминологии); в т. н. "критический" период - отрицает способность такого познания на основании предварительного исследования форм познания, источников и границ наших познавательных способностей.

В "докритический" период ("Всеобщая естественная история и теория неба", 1755) К. разработал "небулярную" космогоническую гипотезу об образовании планетной системы из первоначальной "туманности", т. е. из огромного облака диффузного вещества (см. Канта гипотеза). Согласно оценке Ф. Энгельса, эта теория К. "... была величайшим завоеванием астрономии со времени Коперника. Впервые было поколеблено представление, будто природа не имеет никакой истории во времени" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 20, с. 56). В то же время К. высказал догадку о существовании Большой системы галактик вне нашей Галактики, доказал замедление - в результате приливного трения - суточного вращения Земли, а также развил учение об относительности движения и покоя. В биологии К. наметил идею генеалогической классификации животного мира, в исследованиях по антропологии выдвинул идею естественного развития человеческих рас. Параллельно с этими естественнонаучными работами К. написал в "докритический" период ряд философских работ. В них он наметил - под влиянием эмпиризма и скептицизма английского философа Д. Юма - различие между основанием реальным и логическим, осмеял увлечение некоторых своих современников так называемым "духовидением" и др.

Диссертация "О форме и принципах чувственно воспринимаемого и умопостигаемого мира" (1770) явилась началом перехода к воззрениям "критического" периода, главными произведениями которого стали "Критика чистого разума" (1781), "Критика практического разума" (1788) и "Критика способности суждения" (1790). Основу всех трёх "Критик" составляет учение К. о явлениях и о вещах, как они существуют сами по себе, - "вещах в себе". Познание наше начинается, по К., с того, что "вещи в себе" воздействуют на органы внешних чувств и вызывают в нас ощущения. В этой предпосылке своего учения К. - материалист. Но в учении о формах и границах познания К. - идеалист и агностик. Он утверждает, будто ни ощущения нашей чувственности, ни понятия и суждения нашего рассудка не могут дать никакого теоретического знания "о вещах в себе". Вещи эти непознаваемы. Правда, эмпирические знания о вещах могут неограниченно расширяться и углубляться, но это ни на йоту не приблизит нас к познанию "вещей в себе".

В логике К. проводил различие между обычной, или общей, логикой, которая исследует формы мысли, отвлекаясь от вопросов об их предметном содержании, и логикой трансцендентальной, которая исследует в формах мышления то, что сообщает знанию априорный, всеобщий и необходимый характер. Основной для него вопрос - об источниках и границах знания - К. формулирует как вопрос о возможности априорных синтетических (т. е. дающих новое знание) суждений в каждом из трёх главных видов знания - математике, теоретическом естествознании и метафизике (умозрительном познании истинно-сущего). Решение этих трёх вопросов "Критики чистого разума" К. приурочивает к исследованию трёх основных способностей познания - чувственности, рассудка и разума.

В основе математики лежат созерцания пространства и времени. Формы их перестают у К. быть формами существования самих вещей и становятся только априорными формами чувственности. В основе этих созерцаний лежат "чистые", т. е. не зависящие от опыта и предшествующие ему (априорные), формы пространства и времени, что и обусловливает всеобщность и необходимость математических истин.
Теги: Философский словарь
Просмотров: 15 | Добавил: creditor | Теги: Философский словарь | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
close